Шёлк

👉
Материал из Викизнание
(перенаправлено с «Шелк»)
Перейти к: навигация, поиск
Реклама на Викизнании (разместить):


Шелк - ткань из нитей естественного происхождения.

Шелковая нить представляет собой затвердевшее выделение особых желез гусениц большого числа пород ночных бабочек, выпускаемое ими во время превращения их в куколку и образующее вокруг последних оболочку, называемую коконом. Указанной особенностью обладает большое число пород, но преимущественным распространением пользуется Ш. настоящий или беспородный, производимый гусеницей тутового шелкопряда (см.). См. Шелководство. Кокон имеет чаще всего овальную форму, иногда с перехватом посередине, и только у низших сортов с заостренными концами. Длина кокона колеблется от 25 до 35 мм, диаметр от 12 мм до 20 мм. Вес сырого кокона от 1 г до 3 г; будучи высушены, теряют до 50-60% своего веса, потеря ложится главным образом на куколку и влагу. На 100 частей по весу сырой кокон заключает 0,7% сдора (рыхлого наружного слоя), 14,3% шелка, остальные 85% представляет куколка и влажность. Унция (25 г) грены дает около 18000-19000 штук коконов. Длина содержащейся в коконах Ш. нити доходит до 3700 метров, но размотать можно из нее лишь 400-600, редко 900 метров. Из 1 кг сушеных коконов получается в среднем от 0,25 до 0,35 кг грежи и от 0,04 до 0,10 сдора. Шелковая коконная нить по наружному виду представляется тонким и гладким цилиндром сильно сплющенного сечения, белого, желтоватого или красноватого (оранжевого) цвета. Под микроскопом поперечное сечение нити представляется состоящим из двух центральных стержней почти круглого (вернее, треугольного) сечения, состоящих из собственно шелка (фиброина), окруженных и разъединенных слоем клейкого вещества (серицина). Строение собственно шелковых нитей представляется вполне аморфным, только под действием хромовой кислоты на поверхности нитей показываются легкие продольные штрихи. Наружная поверхность коконной нити оказывается покрытой тонкими поперечными рубчиками, представляющими трещины в слое серицина. О химическом составе Ш. см. ниже. Удельный вес шелковой нити колеблется между 1,32-1,42. Удельный вес фиброина 1,300. В 100 частях шелковой нити содержится около 70 частей фиброина, остальное составляет серицин и другие примеси. Поперечные размеры коконной нити, в среднем, составляют 0,013 и 0,026 мм. Они, впрочем, колеблются не только для различных пород, но даже в одном и том же коконе: средняя, разматываемая часть нити несколько утоняется по направлению внутрь. Наружные слои нити (фризон, сдор) в свою очередь тоньше среднего слоя. Точно так же и удельный вес нити убывает к середине, так что титр (вес единицы длины) убывает по мере свивания довольно сильно, с чем приходится считаться при размотке. В среднем на 1 грамм идет от 2570 до 3650 метров нити. Крепость коконной нити на разрыв доходит до 50 кг на кв. миллиметр. Растяжимость при разрыве до 20% первоначальной длины. Сырцовые нити на ощупь кажутся несколько жестковатыми от присутствия серицина, но после отварки Ш. обладает в высшей степени мягкостью и нежностью. Характерной особенностью при осязании шелковой нити является так называемый скрип при сжимании пучка вареных нитей, особенно заметный в Ш., обработанном подкисленной водой. Ослепительный блеск вареного Ш. происходит от самого строения коконных нитей, представляющих после освобождения от серицина гладкий цилиндр, сильно отражающий свет. Все остальные сорта пряжи, представляя цилиндры с неправильно шероховатой поверхностью, не могут сравняться с Ш. Шелк обладает значительной гигроскопичностью, так что во влажной среде он может воспринять до 30% своего веса, не делаясь влажным на ощупь. Это свойство имеет большое практическое значение при торговле Ш. (см. Кондиционирование). По отношению к электричеству Ш. является плохим проводником. Из европейских пород шелковичного червя наибольшее значение имеют французские и итальянские, с коконами средней величины, белыми и желтыми, дающими Ш. очень хорошего качества, что при правильной культуре и размотке дает этим шелкам славу перворазрядного продукта. Из азиатских пород китайские, белая и желтая, дают мелкие коконы с нежным Ш. Туземная размотка не вполне удовлетворительна. Черви слишком нежны и плохо поддаются акклиматизации. Японские породы (белые, желтые и зеленые) лучше приспособляются к новым условиям. Коконы довольно мелкие, Ш. хороший. Из средне- и малоазиатских багдадская порода много разводится на Кавказе, благодаря выносливости и большим коконам, но Ш. груб и малоценен. Кроме настоящего Ш., в промышленности довольно значительное применение находят так называемые дикие шелка, главным представителем которых является тусса (см.). Они обладают нитью низшего, сравнительно с настоящим Ш., качества, но во многих случаях с выгодой применяются. Некоторые из пород диких шелкопрядов завивают коконы, не поддающиеся размотке, например открытые, в виде воронки. Такие коконы идут на изготовление пряжи шапп (см. ниже).

Техническая обработка Ш. идет двумя путями: 1) непосредственной размоткой коконов получают коконные нити, соединяемые по нескольку в так называемую сырцовую нить или грежу, 2) при невозможности размотать кокон его расщипывают на части, и полученные отдельные шелковые волокна прядут способами, аналогичными другим волокнистым материалам. Полученная пряжа, в зависимости от способа изготовления, носит названия: а) шаппа или хлопчатого Ш. (chappe; Floretseide, floret silk), b) бур-де-суа или буррет (bourre de soie; Stumba, bourrette; waste silk) и с) шелкового шодди (Seiden shoddy).

Получение сырцовой нити или грежи состоит в размотке коконов, причем нити с нескольких коконов соединяются вместе. Для получения же более ровной и прочной шелковой нити, например для ткачества, несколько сырцовых нитей снова соединяются и скручиваются вместе. Таким образом получение шелковой нити распадается на 1) размотку и 2) шелкокручение. К этим операциям присоединяются выварка и окраска Ш. Размотка Ш производится в заведениях, называемых шелкомотальнями или филандами (Filanda). Но раньше отправки в эти заведения, иногда далеко отстоящие от места добычи коконов, последние подвергаются замариванию и сортировке. Замаривание имеет целью умертвить находящуюся в коконе куколку; иначе, через 2-3 недели она превращается в бабочку, которая, выходя на свободу, проделает в коконе отверстие и тем сделает его негодным для размотки. Для замаривания коконы подвергаются действию высокой температуры. В жарком климате иногда бывает достаточно продержать коконы некоторое время на солнце. В более холодном климате коконы замариваются помещением их на 2-3 часа в натопленную печь или специальную камеру с температурой 60- 75° Ц. В больших заведениях применяется паровое замаривание, причем коконы помещаются в корзинах в особые камеры, минут на 15 наполняемые паром. Замаривание должно производиться лишь до тех пор, пока не будут умерщвлены куколки, что узнается взрезанием взятого на пробу кокона. Чрезмерно долгое замаривание вредит качеству Ш.: сухой жар делает шелковые нити хрупкими, а влажность, оставаясь в коконах, причиняет гниение куколок, отчего Ш. желтеет и получает дурной запах.

Сортировка имеет целью разделить коконы сообразно качеству на сорта и удалить все недоброкачественные экземпляры. К недоброкачественным коконам относятся: 1) двойные (doupions), образованные сразу двумя червями. Такие коконы почти невозможно размотать, так как витки обеих нитей перепутаны между собой. Они узнаются по крупным размерам, неправильной, близкой к шару, форме, по особой плотности и по наружной поверхности, имеющей вид войлока. Иногда, впрочем, попадаются двойники настолько мало отличающиеся от нормальных коконов, что их может распознать только опытный глаз. Попадаются и тройные и даже четверные коконы. 2) Пятнистые коконы, стенки которых испачканы черными, темно-бурыми и коричневыми пятнами. Пятна эти появляются или изнутри (два первых рода), как следствие разложения червей, умерших до превращения в куколку, и тогда кокон оказывается совершенно непригодным для размотки, или же снаружи (коричневые), как следы жидкости, выпускаемой соседними червями перед завиванием кокона. Если эти пятна проникают не глубоко, то такой кокон еще может идти на размотку. 3) Дырявые коконы, с отверстиями либо оставленными самим червем при завивании (от слабости или преждевременной смерти), либо проделанными бабочкой, если она плохо заморена, а также разными животными (мышами, муравьями, жучками и т. п.). 4) Атласистые коконы, с рыхлыми стенками и блестящей, без всякой зернистости поверхностью. Они образуются вследствие недостаточного склеивания витков нити между собой, почему и при разматывании нити начинают отделяться целыми пучками и петлями, портя грежу. Хорошие коконы должны обладать следующими качествами: а) заключать возможно больше Ш., признаками чего являются: вес, размеры кокона, правильность его формы и плотность, т. е. сопротивление, оказываемое им при попытке раздавить пальцами; б) обладать зернистой поверхностью, что является признаком правильной намотки. Смотря по породе, зернистость может быть крупнее и мельче, но должна быть одинакова на всей поверхности кокона. При сортировке, по удалении всех попорченных и порочных коконов, остальные распределяются по вышеприведенным признакам на 2 или более сортов. При сортировке обращается внимание и на качество самой нити, ее тонину и на легкость, с которой она сходит с кокона. Рассортированные коконы сберегаются в прохладных, сухих и проветриваемых помещениях, где их раскладывают на сетчатых рамах или решетках, защищенных от солнечного света.


Приступая к размотке, необходимо предварительно размягчить клейкое вещество, связывающее между собой петли коконных нитей, чтобы последние легко отделялись друг от друга. Эта цель достигается запаркой коконов. Для этого коконы кладутся в котелок с горячей (87-94° Ц.) и даже кипящей водой, нагреваемой паром или особой топкой, и по ним работница ударяет большой ложкой или мешалкой, погружая их в воду и перемешивая между собой. Это продолжается от 10 до 15 минут. В это время с коконов сходит наружный рыхлый слой шелковых нитей (сдор или фризон). Запаривание доводится до того, чтобы фризон легко отделялся, но чтобы вместе с ним не сходило много хорошего шелка. После запарки в бассейн прибавляют холодной воды и производят отыскивание концов. Руками отделяют от каждого кокона фризон, соединенный с остальным коконом прядями нитей до тех пор, пока не станет тянуться лишь одна нить. Такие коконы отделяются в особый тазик, снабженный на краю колышком, к которому и привязываются концы найденных нитей. Для облегчения отделения концов по коконам ударяют метелочкой из вереска или др. неломких прутьев. Шелкомотальный станок показан на фиг. 1.



b77_423-0.jpg



Фиг. 1.


В бассейне a производятся запаривание и отыскивание концов, а в бассейне c, в теплой (50-60° Ц.) воде плавают разматываемые коконы. Отделяющиеся от них нити проводятся через фарфоровые или стеклянные глазки d и d1, где соединяются все в одну нить, которая, поднимаясь вертикально, огибает блочок d2, опускается вниз, огибая блочок d3, затем подходит к 1-му обороту той же нити и несколько раз вокруг него обвивается, а затем через блочок d4 идет на мотовило. Эта обвивка нити вокруг самой себя называется скрещиванием. Она имеет целью теснее соединить между собой все коконные нити, сближенные глазком, выжать из них лишнюю влагу и придать сложной нити гладкость и округленность. Описанный способ скрещивания называется итальянским. Есть еще французский способ (à la Chambon), при котором скрещиваются между собой нити, идущие с двух соседних глазков и образующие различные мотки. Первый способ считается более удобным. После скрещивания нить идет к мотовилу e, на которое направляется водком d5, движущимся так, что последовательные витки попадают не на одно и то ж e место мотовила, и нити принимают положения, пересекающиеся друг с другом под острым углом. Это имеет целью предотвратить склеивание нитей между собой при новом затвердевании клея, размягченного при запаривании коконов. Мотовило приводится во вращение или с помощью подножки самой работницей, или от привода. Скорость намотки выбирается насколько возможно большей, только бы работница успевала следить за размоткой и присоединять (подбрасывать) новые нити. Последний прием необходим в случае обрыва одной из нитей, что узнается по тому, что один из коконов перестает вращаться. Тогда работница берет один из запасных коконов и, держа конец сматывающейся с него нити, быстрым приемом присоединяет этот конец к пучку нитей перед их проходом через глазок. Эта операция требует ловкости и навыка, чтобы не произвести на нити узелка в месте присоединения. Помимо обрыва нитей, подбрасывание новых концов необходимо еще от времени до времени, чтобы поддержать титр нити (см. ниже). Так как при начале навивки кокона червь выпускает более плотную нить, чем к концу ее, то, чтобы получить одинаковый вес сырцовой нити, приходится прибавлять новую к тому времени, когда ранее взятые нити сделаются легче. Операция размотки играет огромную роль в деле получения доброкачественной и ценной нити. Почти единственно из-за небрежности размотки азиатские сорта грежи стоят чуть не втрое дешевле, чем грежа, полученная европейским способом, т. е. с соблюдением правил для получения равномерной и доброкачественной нити. Пороки, понижающие достоинство сырцовой нити, суть а) неровности: шишки, пух и т. д., и б) неравномерная толщина нити в разных местах по длине. Неровности происходят от разных причин: от неловкого прикидывания новых концов, когда подкинутый конец остается торчать, или когда он задерживается в глазках от сбегания коконных нитей целыми пучками и узелками, что бывает при слабых или слишком сильно распаренных коконах. Большое влияние на качество грежи оказывает вода, в которой размачиваются коконы. Она должна быть вполне мягкой. В жесткой воде как распускание клея идет медленно, так и сам шелк получается жестким и мало блестящим. Тонина шелковой нити определяется ее титром. В противоположность номеру (см. Пряжа), титр дает прямо вес определенной длины. Существует несколько систем титра. По французской системе за единицу длины принимается моток в 9600 парижских аршин (aûnes), что составляет около 11400 метров. За единицу веса 1 денье (denier), содержащее 24 грана и равное приблизительно 1,275 грамма. Для пробы отмеривается 1/34 часть мотка, т. е. 400 парижских локтей (около 475 метров) и вес этой длины, выраженный в гранах, дает титр. Простая коконная нить весит 2-3 1/2 денье, сырец - от 7 до 52 денье, смотря по числу нитей (3-17). В настоящее время старый титр заменяется метрическим, в котором длина мотка принята в 500 м, а вес выражается в двадцатых долях грамма. Сырцовая нить считается достаточно равномерной, если ее титр колеблется в пределах 1-2 денье. Поэтому обыкновенно и обозначают титр двумя числами, например 13/15, 9/10, 20/22. Как бы хорошо ни была размотана грежа, нити ее все-таки недостаточно ровны и слишком тонки, чтобы идти непосредственно на ткачество и другие применения. Кроме того, отдельные нити связаны в греже только клеем (серицином), отчасти распустившимся в теплой воде, но затем снова затвердевшим при высушивании. Так как он вполне будет удален последующей варкой, но необходимо иным способом возбудить связь между нитями, которые иначе будут расползаться и путаться. Эта связь достигается кручением.


Шелкокручение распадается на следующие операции: 1) перегонку на шпули (bobinage; Spulen; winding), 2) предварительную крутку (premier apprêt, première ouvraison; Drehen, spinning) простой нити, 3) сдваивание (douplage; Doublieren; doubling), 4) сучение сдвоенных нитей (dernier apprêt; Zwirnen; throwing) и 5) смотку (devidage; Haspeln; reeling). Дополнительными операциями являются титрование и кондиционирование.

1) Перегонка или перемотка на шпули имеет целью придать материалу более удобный вид для последующих операций кручения. Попутно с этим производится контроль нити грежи по отношению к крепости и ровности. Для этого нить заставляют наматываться на шпулю с некоторым натяжением, которого не выдерживают слабые ее места. Кроме того, ее пропускают через очень узкую щель в металлической пластинке, так что всякое утолщение, шишка, узелок на нити, задерживается и нить обрывается. Операция перегонки производится иногда ручным способом, но чаще посредством специальных машин очень простой конструкции.


2) За перегонкой следует (впрочем, не всегда) кручение одиночных нитей, предварительное к последующему главному сучению и производящееся в противоположном последнему направлении. Этой операцией достигается большая круглота будущей крученой нити и уничтожается стремление последней раскручиваться (см. Нитки). Кручение производится на шелкокрутильном станке, называемом также карасем, схематически изображенном на фиг. 2.



b77_424-1.jpg



Фиг. 2.

На веретенах (3), приводимых во вращение трущимся о них ремнём (2), насаживаются и вращаются вместе с ним шпули (4), полученные вышеописанным способом. Направляясь петельками на рогульке (5), нить переходит на катушки (8), приводимые во вращение трением о валик (7), и на этом пути скручивается.


3) Скрученные или только перегнанные на шпульку нити подвергаются сдваиванию, т. е. перематываются в требуемом числе на одну общую шпулю. Это производится на так называемой тростильной машине. На эту машину ставятся шпули, полученные от предыдущей операции, и нити с них перематываются на общую катушку, приводимую во вращение так, что каждую из них можно остановить независимо от других. Это производится автоматически при обрыве одной из наматываемых нитей. 4) Катушки со строщенными нитями переносятся опять на шелкокрутильный станок, веретена которого вращаются в противоположном, чем у первого, направлении. В остальном конструкции обеих сходны. Таким образом, соединенные вместе нити окончательно скручиваются и являются в виде готового продукта, получающего, в зависимости от способа крутки, различные имена (см. ниже). Полученная на шпулях нить перематывается на мотки для более удобной отправки на места применения. Иногда сам шелкокрутильный станок, вместо вышеописанного шпульного приспособления, снабжается прямо мотовилом (7) (фиг. 3), на котором прямо получаются мотки.



b77_424-2.jpg



Фиг. 3.


посПосле крутки полученный продукт проверяется на тонину (титруется) и на содержание влажности (кондиционируется); о ледней операции - см. Кондиционирование.


Сорта крученого шелка: a) органсин, идущий на основу шелковых тканей. На него идет грежа от лучших коконов. Простые нити, составленные из 3-8 коконных нитей, предварительно скручиваются вправо (60-80 оборотов на см), потом соединяются по 2 или по 3 и скручиваются вместе влево, почему и различается органсин в 2 или в 3 конца. б) Трам, идущий на уток и на некоторые басонные работы, также бывает одиночный, двойной и тройной, смотря по числу взятых простых нитей, состоящих каждая из 3-12 коконных. Нити эти предварительно не скручиваются, а по соединении крутятся влево, но не так сильно, как органсин. в) Промежуточное место между описанными двумя видами крученого Ш. занимает сорт, называемый "tors sans filé", применяемый также в качестве основы и образованный двумя простыми, не кручеными предварительно нитями, сильно скрученными влево подобно органсину. г) Марабу, применяемый иногда в ткачестве, скручивается из 2-3 нитей снежно-белой грежи, без предварительного скручивания отдельных нитей; затем, не подвергаясь выварке, подвергается крашению, после которого подвергается вновь очень сильной крутке. Слой клея, оставшийся на нитях, в соединении с сильной круткой придает нитям марабу вид жестких шнурков. Кручение производится не сразу, чтобы дать нити возможность хорошо прокраситься. д) Иногда скручивают между собой толстую и тонкую сырцовые нити, из которых толстая предварительно довольно сильно скручивается в противоположном окончательной крутке направлении. При окончательной крутке толстая нитка удлиняется и обвивает тонкую спиральными витками. Такая нитка иногда употребляется при изготовлении газовых тканей. е) Швейный Ш. изготовляется из грежи от 3 до 24 коконов. Две такие нити, предварительно скрученные, скручиваются вместе или же 2-3 нити скручиваются вместе без предварительной крутки, а затем две такие скрученные нити вновь скручиваются вместе в обратном направлении. ж) Вязальный Ш. изготовляется подобно швейному (по 2-му способу), но из более толстых нитей и с меньшей круткой. з) Кордонне. От 4 до 8 тонких сырцовых нитей, предварительно скрученных каждая вправо, скручиваются вместе влево. Затем 3 такие сложные нити скручиваются вправо. Этот сорт отличается от швейного и вязального более красивым видом, так как на его приготовление идет лучший сырец, а также тем, что окончательная крутка идет вправо, между тем как у предыдущих сортов она имеет направление налево. и) Вышивальный Ш. представляет несколько (2-10) сырцовых нитей, не крученных предварительно и очень слабо скрученных все вместе. После выварки и окраски нить этого сорта представляется рыхлым пучком тонких коконных нитей. й) Пело (см.) представляет одну толстую (8-10 и более коконных нитей) сырцовую нить низкого сорта материала, подвергнутого крутке. Употребляется на изготовление канители.

Прядение хлопчатого Ш. Прядению подвергаются те коконы и их отбросы, которые не могут быть размотаны непосредственно. Сюда принадлежат: а) коконы двойные, неправильные, атласистые, прокусанные и продырявленные. Если они не имеют пятен, то из них получается лучший сорт хлопчатого Ш. б) Сдор или фризон - рыхлый слой шелковой нити, окружающий кокон, а равно снимаемый с него при отыскивании конца нити. в) Струза (strusi) - внутренние пергаментообразные оболочки коконов, остающиеся не размотанными. г) Отбросы нити при шелкокручении и д) коконы диких шелков, например тусса (см.) и др., трудно поддающиеся размотке. Обработка заключается в освобождении материала от клея и всех посторонних веществ, разрезании массы нитей на волокна определенной длины, расчесывании их и прядении. Для отделения клея материал подвергается бродильному процессу в резервуарах, наполненных теплой (60-70° Ц.) водой, закрытых крышкой. Процесс продолжается от 2 до 7 дней, во время чего вода продолжает подогреваться паром. От времени до времени берутся пробы. Когда процесс закончен, вода спускается и резервуар наполняется теплой водой с мылом и содой. После вынимания из резервуара материал подвергается промывке сначала в теплой мыльной, а потом в чистой холодной воде и затем просушивается. Во время брожения, от гниения органических веществ, например остатков куколок, распространяется очень тяжелый запах, что делает этот процесс очень неприятным для соседства. Несмотря на многие попытки, до сих пор не удалось без ущерба для качеств продукта заменить брожение другим каким-либо химическим процессом. Высушенный материал обрызгивается раствором мыла (4%) и деревянного масла (2%) в воде для облегчения последующей обработки и на несколько дней остается в покое для лучшего пропитывания смазкой. Затем следует разрыхление и расщипывание материала. Разрыхленный материал переходит на так называемую филлинг-машину, снабженную барабаном (фиг. 4) с 12, 16 или 20 рядами зубьев, лежащих в уступах боковой поверхности барабана, по направлению его вращения.



b77_425-1.jpg



Фиг. 4.


Эти зубья наматывают вокруг барабана длинные пряди шелковых нитей. После определенного числа оборотов машина останавливается и нити в промежутках между рядами зубьев перерезываются ножницами на отдельные волокна. Слои волокон, захваченные каждым рядом зубьев, снимаются особыми тисками, состоящими из двух дощечек, соединенных петлями наподобие книжного переплета, почему они и называются также книжками (фиг. 5).



b77_425-2.jpg



Фиг. 5.


В этих книжках пучки волокон подвергаются прочесыванию на так называемой дрессинг-машине (фиг. 6).



b77_425-3.jpg



Фиг. 6.


Эта машина состоит из выдвижного стола, на котором устанавливается вертикально целый ряд (около 30-40) книжек, представляя горизонтальную плоскость с торчащими вверх пучками волокон (фиг. 7, справа). Эти пучки подвергаются прочесу действием ряда планок с кардными иглами, проходящими на очень близком расстоянии от стола, чем удаляются из них все нечистоты, шишки, узелки и более короткие волокна. Прочесанные пучки зажимаются затем другими книжками, как это показано на фиг. 7 (слева внизу), и подобным же образом подвергаются прочесу другие концы, бывшие раньше зажатыми. После второго прочеса оставшиеся волокна длиной около 150 миллиметров представляют лучший сорт чесаного Ш. Волокна, захваченные кардными иглами, снова закладываются в книжки (см. фиг. 7, слева сверху) и подвергаются вторичному прочесу, доставляя несколько более короткий (около 100 мм) сорт. Такая операция повторяется несколько раз и оставшийся после последнего прочеса очесок представляет собой так называемое бур-де-суа, подвергаемое специальной обработке.



b77_426-0.jpg



Фиг. 7.


Прочесанные описанным способом волокна соединяются затем на раскладочной или соединительной машине в непрерывную ленту, которая подвергается несколько раз вытягиванию и сдваиванию (см.), предпрядению (см.) и прядению (см.). Вытягивающие аппараты для Ш. снабжены направляющими плоскими гребнями, входящими в вытягиваемую ленту одновременно снизу и сверху (intersecting). Прядение производится на машинах ватер: рогульчатом, но чаще кольцовом. Выпрядаются №№ 80-400 (по метрической системе, см. Пряжа). Полученная пряжа подвергается часто сучению, опаливанию для придания ей гладкости, очистке и наконец перемотке в мотки или на катушки. Под именем шаппа (chappe) она идет в ткачество гладких и плюшевых тканей, а в сученом и крашеном виде на шитье и вышивание. Бур-де-суа подвергается протрепыванию, кардочесанию, гребнечесанию (обыкновенно на машинах Гейльмана) и прядется подобно гребенной шерсти (см.). Получается пряжа до 120, подвергаемая очистке и опалке, и идет в продажу под именем буррет или бур-де-суа [В русской промышленности именем бур-де-суа иногда обозначается и шапп.]. Применение ее одинаково с шаппом. Очески от бур-де-суа опять могут быть спрядены способом, сходным с прядением кардной шерсти, и дают мохнатую и шишковатую пряжу, находящую себе применение в ткачестве. Добывание шелкового волокна (шодди) из шелковых лоскутьев, наподобие приготовления искусственной шерсти (см.), очень редко производится вследствие малого количества шелковых тканей и трудности расщипывания. Под именем же искусственного Ш. разумеется нить, получаемая пропусканием через узкие отверстия химически приготовленного раствора, застывающего на воздухе (см. Ш. искусственный).


За 1900 год на всем земном шаре было добыто Ш.-сырца более 17 миллионов килограммов, из которых 11 млн. падает на долю Дальнего Востока: Китай (6 1/2 млн.) и Японию (4 млн.). Европа произвела около 41/2 млн. (Италия 3 1/4 млн.), остальное количество приходится на Малую и Среднюю Азию, Кавказ и Балканский полуостров. Россия потребляет за последние годы до 82000 пудов Ш., из которых около 70000 ввозит из-за границы, преимущественно в виде грежи. Цены на Ш. на мировом рынке постепенно понижаются. Так, итальянская грежа 10/12 денье стоила в Лионе в 1868 г. - 118 франков за килограмм, в 1873 г. - 95 франков, в 1876 г. - 89 франков, в 1880 г. - 67 франков, в 1885 г. - 53 франка, в 1890 г. - 57 франков, в 1895 г. - 46 франков, в 1900 г. - 51 франк. В России цена на грежу европейской размотки стоит в последние годы между 240-350 рублями за пуд, азиатской размотки (неправильной) между 100-180 руб.; пуд сухих коконов - 35-45 рублей.

Литература. На русском языке, кроме общих курсов (литографированных) проф. Ильина, Зубова, Дмитрова: С. А. Федоров, "Механическая технология волокнистых веществ" (ч. I, Москва, 1901); "Труды Кавказской шелководственной станции" (Тифлис), издается периодически; Н. Шавров, "Описание кавказского шелководства" (Тифлис, 1891); его же, "Основные правила выкормки шелковичных червей" (ib., 1900); В. Иванов, "Наставление к разм6тке коконов" (ib., 1893); В. Литвинов-Фалинский, "Шелковая промышленность в России" (изд. министерства финансов, СПб., 1902). На немецком лучшим руководством в настоящее время может служить: Henri Silbermann, "Die Seide" (Дрезден, 1897). Полная и в высшей степени подробная монография Ш. с многочисленными указаниями на источники по французской, итальянской, немецкой и английской литературе о Ш., богатыми статистическими данными и сводом патентов разных стран по обработке Ш.

С. Ганешин. Шелк Вандура, Ш. Вивье, Ш. Кросса и Бивана, Ш. Ленера, Ш. Паули, Ш. Шардонне - см. Шелк искусственный.


Шелк (хим.) резко отличается от всех других волокнистых веществ тем, что он не имеет организованной структуры, что в сущности находится в соответствии с тем, что Ш. в сущности представляет затвердевшую жидкость, вытекающую из двух желез, расположенных в передней части головы гусеницы. Ш.-сырец имеет вид совершенно однородной нити желтого или бледно-желтого цвета. Длина ее достигает до 380 саженей, а диаметр колеблется в пределах от 0,01 до 0,0 2 мм. В сечении нить Ш.-сырца представляется под микроскопом двумя соединенными между собой по длине нитями. Это легко обнаруживается при отварке сырца с мыльным раствором, когда он распадается на два отдельных волокна, из которых каждое представляет лишенную структуры прозрачную цилиндрическую нить. Из физических свойств Ш., с которыми всего больше приходится считаться в практике, наибольшее значение имеют: блеск, крепость, эластичность и гигроскопичность, или способность поглощать большие количества воды, не изменяя внешнего вида. В отношении блеска Ш. не имеет соперников среди естественных волокнистых веществ; искусственный Ш., впрочем, нередко значительно превышает его в этом отношении. Что касается до крепости и эластичности, то Ш.-сырец обладает большими крепостью и эластичностью, чем Ш. вареный. При отварке или выхаживании Ш. (см.) крепость его понижается почти на 30%, а эластичность даже на 45%. По данным Виньона, удельный вес Ш.-сырца равен 1,33, а удельный вес вареного Ш. - 1,34, теплота сгорания Ш. равна 4979,6 калорий. Ш. способен вытягиваться до одной пятой или одной седьмой своей длины, не обрываясь. Весьма важное значение в торговле Ш. имеет гигроскопичность его, т. е. способность поглощать из воздуха большие количества влаги, не изменяя или только в незначительной степени изменяя свой внешний вид. Поэтому, при продаже и покупке Ш. всегда производится проверка содержания в нем воды, или так называемое "кондиционирование" (см.). Что касается до химического состава Ш., то Ш. не представляет однородного вещества, а состоит из двух концентрических слоев, из которых внутренний представляет шелковое вещество собственно, так называемый "фиброин", а наружный слой - шелковый клей или "сероцин". По химическому составу фиброин отвечает формуле C15H23N5O6, а сероцин C15H25N5O8. Как видно, элементарный состав этих двух веществ весьма между собой близок и их взаимное отношение может быть выражено следующим уравнением: C15H25N5O8=C15H25N5O6+H2O+O. Таким образом, можно думать, что шелковичный червь выпускает только одно вещество - фиброин, но этот последний под влиянием влаги и кислорода воздуха изменяется затем таким образом, что превращается в сероцин. Хотя ближайшее химическое строение Ш. и неизвестно, тем не менее все же он, подобно шерсти, отвечает по своим реакциям амидокислоте. Что касается до сероцина, то последний представляет типичное клеевое вещество. 1% раствор его уже желатинизируется при охлаждении. Из водного раствора он осаждается винным спиртом, таннином и многими солями. Легко растворим в горячей воде и мыльных растворах. Красящее вещество естественного Ш. скопляется в наружном слое сероцине. По данным Дюбуа, красящее вещество Ш. представляет смесь нескольких красящих веществ, в числе которых находится и каротин. По другим данным, главную массу красящего вещества Ш. представляет хлорофилл; из зеленоватых коконов хлорофилл легко извлекается экстракцией. Очень редко попадаются сорта Ш. с красноватым оттенком. Под микроскопом отдельные нити Ш. представляются прозрачными цилиндрами без всякой структуры. При нагревании Ш. начинает буреть уже при температуре немного выше 150° Ц., а при 235° Ц. начинается уже обугливание. По отношению к воде фиброин Ш. при обыкновенной температуре оказывается весьма стойким; при нагревании же в запаянной трубке до 170° Ц. он растворяется, образуя прозрачную густую жидкость. По отношению к различными реагентам Ш. относится как и большинство белковых веществ. Крепкая соляная и серная кислоты при более продолжительном воздействий растворяют Ш.; под влиянием крепкой азотной кислоты он сперва окрашивается в красивый желтый цвет, а при дальнейшем воздействии тоже получается желтый раствор. Эта реакция применяется в красильной технике для окрашивания в желтый цвет преимущественно фуляров и носит название "мандаринажа" (см.). По всей видимости, эта общая всем белковым веществам реакция представляет в сущности нитрацию их, причем свободное сродство белковых веществ насыщается группами нитро и нитрозо. В этом, по крайней мере, с несомненностью убеждает, как это имел случай проверить автор для шерсти, весьма значительное уменьшение йодного числа шерсти после обработки ее азотной и азотистой кислотой на холоде. Слабые растворы кислот действуют на Ш. очень благоприятно. Таким путем повышается их способность к окрашиванию и вместе с тем Ш. приобретает совершенно своеобразное шуршание ("craquant"), которое весьма ценится потребителями. Это шуршание достигается пропусканием шелковой ткани через слабые растворы серной, уксусной или виннокаменной кислот и затем непосредственным просушиванием ее без промывки. Ш. сравнительно легко при нагревании растворяется также в кристаллической уксусной, щавелевой и лимонной кислотах; такого рода растворы прежде употреблялись для так называемой "анимализации" растительных волокон, с целью повысить их способность к окрашиванию. Сернистая кислота легко разрушает пигмент Ш. и потому в значительных количествах употребляется для беления Ш. Едкие щелочи средней крепости быстро разрушают Ш., причем в растворе получается целый ряд продуктов распадения его. С другой стороны, представляется весьма интересным, что как очень слабые, так и очень крепкие растворы не оказывают заметного действия на Ш., в особенности при температурах близких к 0°; этим фактом в последнее время пользуются при мерсеризации смешанных хлопчатобумажных и шелковых тканей. Мыло само по себе не оказывает вредного влияния на Ш., но только в том случае, если оно не содержит свободной едкой щелочи. Отварка с мылом и применяется в технике для отделения шелкового клея или сероцина (см. Выхаживание). Аммиак и углекислые щелочи даже в крепких растворах на холоде не имеют заметного действия на Ш. Из окислителей хлор и хлорноватистые соли оказывают своеобразное воздействие на Ш. на холоде в очень разбавленных растворах. Таким путем, именно, в очень значительной степени повышается способность Ш. поглощать различные пигменты; крепкие же растворы, в особенности при повышенной температуре, быстро разрушают Ш. Хромовые соли кислые в крепких растворах и свободная хромовая кислота окисляют и ослабляют шелковое волокно. В крепких растворах подобное же вредное влияние оказывает и марганцово-калиевая соль, но в слабых растворах она иногда применяется для беления Ш., наряду с сернистой кислотой и перекисью водорода. К солям Ш. относится аналогично шерсти и легко разлагает растворы некоторых средних солей, фиксируя на себе гидраты или основные соли. Способность эта в нем даже еще более резко выражена, чем в шерсти, так как такое разлагающее действие Ш. оказывает уже на холоде, тогда как при обработке шерсти необходимо некоторое нагревание. Ш. также легко и быстро поглощает значительные количества таннина, почти до 15% своего веса, причем поглощение в горячих растворах идет совершеннее, чем в холодных. Однако обработанный таннином Ш. не только не легче соединяется с пигментами, но в полную противоположность хлопку даже значительно хуже, как бы теряет свое сродство с ним. Этим иногда пользуются при окрашивании смешанных тканей. Так, если смешанную шелковую и хлопчатобумажную ткань окрашивать без всякой подготовки раствором какого-нибудь анилинового пигмента, то, конечно, окрасятся только шелковые волокна, а хлопок после промывки слиняет и волокна останутся белыми. Затем ткань помещается в раствор таннина, причем уже хлопок приобретает способность фиксировать анилиновые пигменты, а Ш., наоборот, в очень значительной степени теряет ее. Если после этой подготовки окрашивать ткань в растворе какого-нибудь другого анилинового пигмента другого цвета, то хлопчатобумажные волокна окрасятся при этом, а шелковые останутся неизменно окрашенными в первоначально нанесенный на них цвет. Ш. растворяется как в глицериновом, так и в аммиачном растворе окиси меди, а также и в аммиачном растворе окиси никеля. Его легко растворяют также концентрированный раствор хлористого цинка и водный раствор смесей медного купороса, глицерина и едкого натра. Из крепкого раствора хлористого цинка Ш. не выпадает даже при разбавлении этого раствора слабой соляной кислотой. Подвергая получающуюся при этом жидкость диализу, хлористый цинк и соляная кислота легко могут быть отделены; при этом остается водный раствор Ш., который по испарении дает ломкую смолообразную массу, которая вновь уже в воде не растворяется. Так как ни хлопок, ни шерсть не растворяются в смеси водных растворов медного купороса, глицерина и едкого натра, то этот раствор употребляется для отделения и отличия Ш. от указанных выше волокон. Наиболее подходящий для этой цели раствор приготовляется, растворяя 16 грамм медного купороса в 150 куб. см воды, прибавляя к этому раствору 8-10 грамм глицерина и затем едкого натра до тех пор, пока не получится вполне прозрачный раствор. Ш. обладает резко выраженным сродством к пигментам; большая часть пигментов окрашивает его в прочный цвет, без содействия каких бы то ни было протрав. По сравнению с шерстью его способность к окрашиванию значительно сильнее, в особенности на холоде. Существует целый ряд красок, которые окрашивают шерсть в прочный цвет только при нагревании и которые в тех же самых условиях концентрации дают полные и сытые оттенки цвета при выкрашивании Ш. уже на холоде. Микроскопическое исследование окрашенных шелковых тканей указывает, что пигмент пропитывает саму толщу ткани, т. е. фиброин как бы растворяет пигмент или вступает с ним в тесное химическое соединение.


Наряду с Ш. культивируемых шелковичных червей, в довольно значительных количествах употребляется также и Ш. диких червей, который по своему строению и химическим свойствам довольно значительно отличается от культурного Ш. Наиболее распространенные сорта дикого Ш.: тусса, муга и эриа. Тусса представляет один из наиболее распространенных сортов и уже целые тысячелетия употребляется в Индии. Волокна тусса отличаются значительно больше толщиной и крепостью по сравнению с культурным Ш. Вместе с тем в отличие от него каждая двойная нить сырца при отварке с мылом распадается не на два волоконца, как это имеет место при отварке культурного Ш.-сырца, а на шесть или на восемь. Под микроскопом тусса представляет некоторую аналогию с хлопком, так как подобно последнему имеет вид плоской и скрученной трубочки. Другое тоже весьма существенное отличие сортов дикого Ш. состоит в том, что волокна содержат очень значительное количество золы, доходящее в туссе до 5%. Вместе с тем этот сорт Ш. значительно более стоек как по отношению к кислотам, так и по отношению к щелочам. Так, 10% раствор едкого натра, который легко растворяет обыкновенный Ш., почти не оказывает на холоде никакого заметного влияния на тусс. Точно так же Ш. этот значительно труднее растворяется в растворе хлористого цинка. Ш. муга получается из Ассама. Червь питается листьями мангрового дерева и дает коконы, окрашенные в интенсивный золотисто-желтый цвет. Ш. ямамаи более приближается к обыкновенному Ш., чем другие сорта дикого Ш. Этот сорт находится в Японии. Прежде Ш. ямамаи поступал в исключительную собственность японского микадо и вывоз яичек этого червя был строго воспрещен. В настоящее время этот сорт Ш. разводится также и в Европе, а именно во Франции. Биссус или морской Ш. выделяется некоторыми моллюсками; преимущественно Pinna nobilis и Pinna radis, водящимися в Средиземном море, но в наибольших количествах сосредоточивающихся на Корсике и Сардинии. Выделяемыми нитями животные прикрепляют себя к скалам. Эти нити окрашены в желто-бурый цвет, очень эластичны и прочны. Диаметр волокон не превышает 0,013-0,055 мм. От обыкновенного Ш. волокна отличаются большей устойчивостью по отношению в щелочам, кислотам и раствору окиси меди в аммиаке, в котором они не растворяются, а только набухают. Точно так же от настоящего Ш. биссус отличается своей выдающейся прочностью по отношению к кислотам и щелочам. По составу биссус несомненно относится к протеиновым веществам и содержит до 12-13% азота.

А. Лидов. Шелк (статист.). - Развитие шелковой промышленности в различных странах мира лучше всего может быть характеризовано количеством добываемого шелка-сырца (грежи), служащего основным материалом для обработки. По сведениям Лионского шелкового синдиката, добыто нижеследующее количество пряжи (в тысячах килограммов):


 

1880 г. 1890 г. 1893 г. 1896 г. 1899 г. 1900 г.
Италия

Франция


Испания


Австро-Венгрия


Турция (Анатолия, Брусса, Сирия, Кипр, Салоники)


Болгария, Румыния, Сербия, Греция и Крит


Кавказ, Персия и Туркестан (вывоз)


Китай (вывоз Шанхая и Кантона)


Япония (вывоз Иокогамы)


Индия (вывоз Калькутты)
2800

527


70


137


385


16


330


4611


1145


486
3443

650


83


271


751


30


200


4919


2018


224
3984

852


77


243


1098


45


200


5501


2685


287
3083

784


102


294


1005


85


250


5576


2999


270
3363

560


78


276


1152


76


310


7705


3542


350
3275

736


84


313


980


126


350


6632


4125


280
ВСЕГО 10507 12589 14972 14496 17658 17211

Из этой таблицы видно, что для мирового потребления Ш. наибольшее количество его доставляется Дальним Востоком (Китай, Япония); количество добываемого Ш. возрастает для Японии, а также для стран ближнего Востока (Турция с центром торговли в Бруссе); из европейских стран наибольшее количество грежи получается в Италии (миланский рынок) и Франции (центр - Лион). Развитие шелковой промышленности в России (Кавказ, Туркестан) на собственном материале незначительно; она развивается за счет привозного европейского материала. По характеру своему шелководство, т. е. выкормка шелковичных червей, с целью получения коконов, - достояние мелкого, домашнего занятия, могущего дать подсобный заработок сельскому населению. В крупных размерах культура шелковичных червей не практикуется по невыгодности. Насаждение и развитие шелководства являлось предметом постоянного правительственного воздействия в России. Еще Петр I в 1700 г. запретил под страхом смертной казни порубку шелковичных деревьев в Астраханской губернии. Екатерина II и Павел I путем различных льгот и дарованием земель насаждали устройство червоводен (казенные устроены были близ Царицына и близ Харькова). При Александре I установлены денежные награды за разведение определенного количества шелковичных деревьев и добычу известного количества Ш. В 1803 г. шелководство сделалось обязательным по закону для иностранных колонистов. Тогда же учреждена была особая правительственная инспекция по шелководству. Рядом этих мер искусственного поощрения, при высоких ввозных пошлинах на Ш.-сырец, к началу XIX в. количество добываемого Ш. на юге России было доведено до 364 пудов (1802 г.). В 1858 г. одна колония Гольбштат (Таврической губернии) добывала свыше 200 пудов. Во второй половине XIX в. шелководство, привившееся в губерниях Бессарабской, Таврической, Херсонской, Киевской, Полтавской, Подольской, Харьковской и Черниговской, начинает быстро падать, и теперь вся эта область доставляет московским фабрикам не более 150-180 пудов Ш. в год. Упадок этой промышленности обуславливается падением мировой цены Ш. и успехами техники в этой области. За последнее 30-летие цены Ш. на мировом рынке упали весьма сильно: по данным итальянского рынка, цена 1 кг Ш.-сырца оценивалась: в 1868 г. - в 118 франков, в 1870 г. - в 103 франка, в 1875 г. - в 65 франков, в 1885 г. - в 52 франка, в 1888 г. - в 50 франков.


С 1890 до 1900 г. цена грежи за килограмм колеблется от 40 до 43 франков. На падение мировой цены оказали несомненное влияние Япония и Китай, сильно развившие доставку этого продукта, производство которого в этих странах по климатическим и иным причинам находится в особо выгодных условиях. С другой стороны успехи механической размотки коконов, крутки (трощения) сырца и механического тканья сделали безвыгодным кустарные, ручные приемы, издавна господствовавшие в производстве. С приобретением Закавказского края и Среднеазиатских владений в состав России вошли страны, где издавна шелководство составляло серьезное занятие населения. В Средней Азии и Туркестанском крае шелководство представляет побочный промысел преимущественно женской части населения; разводятся черви местных и багдадской (белой) пород, а в последнее время и европейских (желтые). Болезни червя (пебрина) в 70-х гг. сильно подорвали этот промысел, хотя и теперь в Ферганской области добывается около 50-60 тыс. пудов сухих коконов, в Самаркандской - от 25 до 30 тыс., в Сыр-Дарьинской - около 10 тыс. Если принять во внимание и Закаспийскую область, то в общем Средняя Азия добывает в год около 120-130 тыс. пудов сухих коконов. Из этого количества около 2 тыс. пудов (1899 г. - 2039 пудов) вывозится через Батум в Марсель и Милан; около 5 тыс. отправляется для размотки в Москву, остальное количество разматывается вручную и потребляется на месте, для производства местных тканей. Размотка Ш. ручным способом дает неудовлетворительный материал, неровный, с узелками (в торговле - так называемая азиатская размотка), ценящийся на рынке почти вдвое дешевле итальянского. Ручное тканье, со своеобразной окраской, также нельзя назвать удовлетворительным; сбыт тканей преимущественно местный, вывоз незначителен. Другим значительным центром шелководства служит Закавказский край, особенно Елизаветпольская и Кутаисская губернии. Здесь шелководство с незапамятных времен служит в некоторых местностях главным занятием населения. Нуха и Шуша - главные пункты спутки коконов и размотки их; в Кутаисской губернии шелкомотален нет, и коконы в сухом виде вывозятся для размотки за границу. Всего добывается сухих коконов примерно около 150 тыс. пудов, из которых около 70 тыс. разматывается на месте, на фабриках и вручную, а около половины вывозится из страны. Всего на месте после размотки получается около 15 тыс. пудов грежи, примерно на 3 млн. рублей; из этого количества в Москву отправляется ежегодно 10-12 тыс. пудов. Примерно в 1900 г. насчитывалось около 60 паровых шелкомотален, а именно: в Hyxе и ее уезде 30, в Шуше и ее уезде 10, остальные в других местах. Ручное шелкомотание по невыгодности совершенно падает. Размотка Ш. производится хорошо лишь на нескольких фабриках, устроенных по европейскому образцу; значительное количество Ш. выходит у плохих шелкомотален не деньевым; наилучше оборудованные дают Ш. 13-10 денье тонины, прочие приготовляют грубый Ш. в 36-40 денье. Вследствие несовершенства размотки, неровности Ш. и грубости, особенно ручной (азиатской) размотки, значительного количества узлов, шишек и других пороков, русский Ш.-сырец ценится значительно дешевле европейского. Так, по московской расценке цена пуда: основы миланской 325-400 руб., основы китайской 255-290 руб., нухинский уток деньевый 225-250 руб., маргеланская основа 170-175 руб. Дальнейшая стадия обработки Ш. - кручение (трощение) - может считаться совершенно упрочившейся в России. Кроме закавказских крутилен, обыкновенно существующих при мотальнях, механическое кручение Ш. существует в губерниях Московской, Владимирской и в Привислянских губерниях. В 1901 г. насчитывалось фабрик, занятых круткой Ш.:


 

Число фабрик Число веретен в них
В Закавказье (Нуха) 27 9135
В Привислянских губерниях 5 27200
В Москве и ее губернии 15 164500

В Закавказье, кроме того, очень развита ручная крутка шерсти. Вообще азиатская крутка поставлена неудовлетворительно; перерабатывая грубый и неровный сырец на устарелых машинах (итальянские караси), она дает продукт невысокого качества. Иначе поставлено дело в Московской губернии; здесь фабрики оборудованы лучшими, наиболее производительными американскими машинами новейшей системы (до 10 тыс. оборотов) и перерабатывают лишь отчасти грубый азиатский Ш. (около 15-20 тыс. пудов), главным же образом крутят привозную европейскую грежу (до 70 тыс. пудов). Получаемый продукт, поэтому, отличается высокими качествами, нисколько не уступая лучшим сортам итальянской и французской филатуры. Кроме того, на двух фабриках в России (в Москве и Варшаве) перерабатывается шелковая пряжа из отбросов и рвани, из так называемого фризона бассине (коконы, не поддающиеся правильной размотке); пряжа эта (шапп, бур-де-суа и т. п.) идет на приготовление швейной нитки, на вышивание, кружево, применяется при выработке мебельных материй, бархата и плюша. Производство это потребляет главным образом привозной заграничный материал (до 25 тыс. пудов) в виде чесаной шелковой ленты, подготовленной для прядения. В общем, вследствие льготного обложения шелковой чесанки и сырца при ввозе, Россия привозит и перерабатывает главным образом заграничный полуфабрикат (свыше 100 тыс. пудов) - грежу и ленту, и в то же время отпускает несколько десятков тысяч пудов коконов из Кавказа за границу, не разматывая собственный сырой материал. Производство шелковых тканей, имевшее раньше ручной, кустарный характер, с раздачей готовых основ и материалов для домашнего производства ныне быстро меняет свой характер. Только на Кавказе (центр - Шемаха) оно сохраняет свой старый тип; в Москве же и Польше кустарный шелкоткацкий промысел сильно падает, уступая место фабрикам с механическими ткацкими станкам. За исключением бархата, смежно-узорчатых тканей, парчи и т. п., большинство гладких, полосатых и мелких фасонных тканей вырабатывается на механических станках, что значительно удешевило в последнее время всякого рода шелковые товары. Выделанные в России ткани, как фай, сатин, атлас, канаус, бархат, плюш и т. д., не уступают по достоинству лучшим заграничным изделиям. В 1900 г. на 182 ткацких шелковых фабриках насчитывалось 3209 механических станков и 10060 ручных; кроме того, на стороне работало на раздаточные конторы 981 ручной станок. Лучшими, вне конкуренции, считаются русские ткани с золотой и серебряной канителью, т. е. парча разного рода. Для правильного понимания условий ввоза в Россию Ш. и шелковых изделий необходимо сделать краткую характеристику таможенного тарифа по отношению шелковых товаров. В общих чертах обложение ввозными пошлинами за последние 50 лет (с 1851 г. по 1900 г.) по русскому тарифу составляло: 1) для Ш.-сырца, в разное время и сообразно сортам товаров, колебания пошлин было от 45 коп. до 1 руб. 50 коп. с пуда. 2) Для Ш. крученого, пряденного, крашенного и не крашенного - от 4 до 84 руб. с пуда, причем ставки постепенно возрастали: с 1851 до 1877 г. около 4-5 руб., с 1877 до 1885 г. от 7 руб. до 25 руб., с 1885 до 1891 г. от 25 руб. до 50 руб.; с 1891 до 1900 г. ставки возросли с 50 до 60 и даже для некоторых товаров до 84 руб. с пуда. 3) Для шелковых изделий за 50-летие ставки возросли с 5 до 11 руб. с фунта, а именно: с 1851 до 1877 г. по сортам товаров колебания были в пределах от 3 до 7 руб., с 1877 до 1891 г. - от 4 руб. 45 коп. до 10 руб., а с 1891 г. - от 7 руб. 48 коп. до 11 руб. 25 коп. с фунта товаров, сообразно различным их сортам. Итак, пошлина на Ш.-сырец в течение 50 лет увеличилась весьма незначительно, составляя от 0,5 до 1,5% с цены товаров; пошлина на Ш. крученый постепенно возрастала с 2% до 30% от цены товаров; что касается пошлины на шелковые ткани, то она, возрастая только вдвое, все время была очень высока и за полстолетия дошла до 11 руб. с фунта, т. е. почти до размеров запретительных пошлин. Сообразно указанной тенденции охранительной политики ввоз Ш.-сырца постоянно возрастал, ввоз крученого Ш., сначала поднявшись, затем постоянно падал, ввоз шелковых тканей мало колебался, возрастая в годы уменьшенных и падая в годы увеличенных пошлин.


Ввоз в тысячах пудов в периоды:


 

Шелка-сырца Шелка крученого Шелковых тканей
1851-1868 гг. 1,5 6,2 8,1
1869-1877 гг. 3,0 16,3 11,1
1878-1891 гг. 6,7 24,6 4.8
1892 г. 28 19 2,4
1893 г. 34 23 2,7
1894 г. 45 20 4,1
1895 г. 50 14 4,1
1896 г. 60 11 4,6
1897 г. 82 6 4,7
1898 г. 90 8 -
1899 г. 87 4,5 -
1900 г. 80 2,1 -

Шелкомотание в России не развилось вовсе; кручение Ш. пышно расцвело; сделало также большие успехи изготовление шелковых тканей. Старая Русь пользовалась исключительно тканями восточного происхождения. Попытки к водворению производства шелковых изделий, столь ценимых знатными людьми, начались еще при Феодоре Иоанновиче, когда вызванный им из Италии Марко Чипони учил ткать бархат и парчу, в особо отведенном ему доме в Москве. При Борисе Годунове иностранцы уже удивлялись московским шелковым тканям. Первая фабрика для производства шелковых тканей возникла при Петре Великом в 1714 г.; к ней было приписано 18 человек; предметами производства были парча, бархат, штоф, атласы и разные легкие материи, также ленты. Вскоре возникло еще несколько фабрик в Москве, во Владимирской и Ярославской губерниях, в Вологде и Астрахани. В 1725 г. в Москве было 3 шелково-парчевых фабрик, 5 ленточных, 2 шелковых платков и 1 для производства шелковых чулок. Дальнейшее развитие шелковой промышленности характеризуется следующими сведениями о состоянии обрабатывающих Ш. фабрик за XIX столетие:


 

Годы Число фабрик Число рабочих на них Производительность их, в тыс. руб.
1809 194 9571 -
1820 159 9839 -
1830 213 13452 -
1840 166 - 6,0
1850 169 - 6,5
1879 118 - 13,9
1887 801 20669 14,4
1890 304 20496 14,9
1893 325 22475 15,6
1896 391 28318 25,2
1897 394 37561 28,0
1900 309 31976 28,8

Цифры 1897 г. охватывают всю Империю, а цифры 1900 г. - только Европейскую Россию и Кавказ. Вообще подсчет производительности, числа фабрик и рабочих сильно затрудняется тем, что обработка Ш. идет не только на крупных фабриках, но и в мелких кустарных заведениях, число которых весьма значительно: так, в 1879 г. их насчитывалось до 321, с производством на 8,2 млн. руб. (6,5 млн. в Московской и 2,5 млн. во Владимирской губернии); в 1889 г. производство таких мелких заведений определялось приблизительно в 5-7 млн. руб. Кроме того, производство парчи, позумента и канительных товаров в иные годы включалось в подсчет, в другие - нет; производство их редко падало ниже 2 млн. руб. в год. Разница числа фабрик и рабочих в 1897 и 1900 гг. главным образом объясняется тем, что в первом случае вошли в регистрацию мелкие заведения, а во втором они исключены. Особое оживление шелковой промышленности замечается после расширения наших владений на Востоке, особенно с присоединением Кавказа. В 1823 г. впервые появились в России жакардовы станки; в 1875 г. в Москве введены были на одной из фабрик механические ткацкие станки. Рост и развитие шелкоткацкого производства характеризуется следующими сведениями о числе действовавших ткацких станков:


В 1809 г. их насчитывалось 4996


В 1879 г. их насчитывалось 6789


В 1892 г. их насчитывалось 10342


В 1900 г. их насчитывалось 14250


Собственно механических из этого числа было в 1879 г. - 500, в 1900 г. - 3209 станков, не включая в этот итог станков ленточных. Наиболее полными новыми и достоверными сведениями можно располагать по отношению к 1900 г. В этом году на 309 более крупных фабриках изготовлено разных шелковых товаров на 28862 тыс. руб. и, кроме того, выручено за переработку (по заказу) чужих материалов 2142 тыс. руб. Рабочих было: 11165 мужчин и 11848 женщин взрослых и 1172 мальчика и 589 девочек малолетних, а всего рабочих 23579, кроме 7202 работавших на стороне, вне фабрик. В заведениях по обработке Ш. действовало 188 паровых котла и 123 паровых двигателя, 21 керосиновый, 3 газовых и 10 водяных двигателей, с общим количеством паровых лошадиных сил - 5380. Оборудование фабрик оценивалось в сумму около 10 млн. руб. Всего затрачено около 19,5 млн. руб. на сырые материалы, 814 тыс. на топливо и 4968 тыс. руб. на заработную плату. Переработано фабриками сырых материалов: сухих коконов - 25,7 тыс. пудов, Ш.-сырца - 31,4 тыс. пудов, шелковой рвани, отбросов и чёсанки (ленты) - 27,2 тыс. пудов, затем Ш. крученого: основы - 18,2 тыс. пудов, утка - 18,3 тыс. пудов, Ш.-сырца для тканей - 9,0 тыс. пудов, пряжи шелковой (шапп, бур-де-суа) - 15,2 тыс. пудов, бумажной - 101,2 тыс. пудов. В том же году изготовлено: Ш.-сырца - 7,6 тыс. пудов, основы (органсин) - 17,8 тыс. пудов, утка (трам) - 13,7 тыс. пудов, пряжи из оческов и туссовой - 25,2 тыс. пудов, бархату и полубархату - 2,8 тыс. пудов, плюша - 5,6 тыс. пудов, прочих сортов тканей (фуляр, атлас, фай и т. д.) - 53,1 тыс. пудов, парчи и глазета - 9,3 тыс. пудов, мебельных материй - 0,8 тыс. пудов и лент шелковых и полушелковых - 49,3 млн. аршин. Географическое, в 1900 г., распределение шелковой промышленности в Империи (кроме азиатских владений), с указанием родов фабрик по производству, представлено в следующей таблице:


 

Губернии и роды фабрик Число фабрик Число рабочих на них Производительность, в тыс. руб.
Эриванская (шелкоразмотные и крутильные) 7 228 52
Елизаветпольская (то же) 58 2469 1384
Тифлисская (то же) 1 46 23
Закатальский округ (то же) 2 130 96
Московская (все виды переработки) 151 19986 22019
Владимирская (ткацкие) 57 3488 1968
Калужская (ленточные) 2 30 8
С.-Петербургская (ткацкие и ленточные) 4 231 263
Лифляндская (ленточные) 1 12 48
Гродненская и Минская (размотка и полная переработка) 7 653 528
Варшавская (прядение оческов и ленточные) 4 996 1522
Петровская (ткацкие и ленточные) 14 786 1260

Кроме официальных источников и изданий министерства финансов, см. "Шелковая промышленность в России" Литвинова-Фалинского.

Статью можно улучшить?
✍ Редактировать 💸 Спонсировать улучшение 🔔 Подписаться на обновления

Только ваши пожертвования и спонсорская поддержка позволяют Викизнанию жить и развиваться!