Реклама на сайте (разместить):



Реклама и пожертвования позволяют нам быть независимыми!

Политическая система Австралии

Материал из Викизнание
Перейти к: навигация, поиск

Политическая система Австралии (англ. Politics of Australia)

Партийная система[править]

Хотя граждане Австралии получили право голоса еще в 1850-х годах, прошло 40 лет, прежде чем в стране сложились современные политические партии. Рождение и почти мгновенный успех Австралийской лейбористской партии (АЛП) в 1890-х создал основу для консолидации консервативной идеологии. К моменту возникновения в 1901 Австралийского Союза АЛП уже имела оппозицию в лице двух сплоченных групп - фритредеров и протекционистов, которые в 1910 объединились в либеральную партию. После этого в крупнейшей партии правого толка произошли изменения, как в структуре, так и в наименовании, и в 1945, вобрав в себя ряд отколовшихся от АЛП фракций, она превратилась в современную Либеральную партию. Как правило, либералы действуют в коалиции с Аграрной национальной партией. После Второй мировой войны никакой другой партии не удалось получить места в палате представителей, хотя туда проходили отдельные независимые кандидаты: так, среди 148 членов нижней палаты образца 1998 имеется 1 независимый депутат. Сенатские выборы по многомандатным округам дают возможность представительства мелким партиям. При обязательном избирательном праве выборные кампании в Австралии проходят иначе, чем в других западных демократиях. Партии не озабочены проблемой "явки на выборы", и самое главное в их стратегии - оказать влияние на избирателей. Все большее значение для исхода избирательных кампаний имеет создаваемый в СМИ имидж партий и особенно партийных лидеров. Львиная доля избирательных бюджетов крупных партий расходуется на рекламную кампанию в прессе, особенно на телевидении, причем партии начали осваивать изощренные маркетинговые технологии воздействия на конкретные аудитории посредством "прямой почтовой рассылки" и "адресной рекламы". Предвыборные кампании кандидатов в местных округах играют куда менее существенную роль, чем общенациональные кампании партий или выносимая избирателями оценка роли партий в работе федерального правительства и в экономическом развитии штата. Отдельные политики, обладающие определенной харизмой, способны получить дополнительные голоса избирателей. Так, некоторым членам парламента, вступившим в конфликт со своими фракциями, удавалось победить кандидатов от своих бывших партий. Тем не менее смена электоральных настроений населения обусловлена, как правило, факторами политической жизни страны или штата, нежели местных общин. Большинство мест в палате представителей фактически закреплено за кандидатами от крупнейших партий, и лишь 25% мест перераспределяются в зависимости от итогов очередных выборов, и даже агрессивная предвыборная кампания той или иной партии, с использованием известнейших политиков в роли агитаторов или массированной политической рекламы в прессе, реально влияет на судьбу этих второстепенных мандатов.

Избиратели[править]

На всем протяжении 20 в. двухпартийная система, когда основная борьба на выборах разворачивается между кандидатами Лейбористской партии и либерально-национальной коалиции, стабильно отражала баланс электоральных предпочтений в обществе. Большинство избирателей постоянно голосует за одну и ту же партию, хотя в периоды между выборами появляется и некоторое число "перебежчиков". Это обстоятельство придает двухпартийной системе состязательный характер, хотя в общенациональном масштабе колебания в числе голосов, поданных за ту или иную партию на выборах, редко составляют больше 8%. Исследования политологов показали, что около 85% взрослых австралийцев идентифицируют себя с какой-либо политической партией и что такая идентификация является достаточно точным, хотя и не идеальным, способом прогнозирования результатов будущих выборов. Лучшим индикатором партийной идентификации избирателей в прошлом была принадлежность к той или иной прослойке трудоспособного населения, когда "голубые воротнички" в своей массе поддерживали лейбористов, а "белые воротнички" - либералов. Однако эта закономерность размывается в современном мультикультурном обществе, отличающемся высоким уровнем социальной мобильности и благосостояния. К примеру, лейбористская партия расширила свою социальную базу за счет квалифицированных специалистов из среднего класса, в частности занятых в государственном секторе.

Либеральная партия[править]


Австралийская лейбористская партия (АЛП)[править]


Национальная партия[править]

Национальная партия выражает интересы аграрного сектора. Она возникла на гребне движения фермеров и скотоводов в период 1914-1922 и вплоть до 1980-х годов называлась аграрной партией. Несмотря на то, что на выборах Национальная партия постоянно получала не более 10% голосов избирателей, начиная с 1919 она вышла на общенациональную политическую арену и упрочила свое положение в парламенте страны благодаря влиянию на региональный электорат. В 1922 партия согласилась войти в коалицию с крупной либеральной партией - противницей лейбористов. Этот союз до сих сохраняет свою прочность, и либерально-национальная коалиция продолжает оставаться эффективной альтернативой лейбористскому движению как на общефедеральном уровне, так и во многих штатах. Особенно сильны позиции Национальной партии в Квинсленде, где она является основной политической организацией нелейбористской направленности, а также - в меньшей степени - в Новом Южном Уэльсе и в Западной Австралии. В Южной Австралии и на Тасмании ее позиции традиционно были весьма непрочными. Национальная партия насчитывает 120 тыс. членов и является крупнейшей по численности политической партией в стране, что обеспечивает ей широкую избирательную базу, солидный бюджет (за счет членских взносов), и меньшую зависимость, по сравнению с другими партиями, от спонсорской помощи. Большинство членов партии и представляющие ее парламентарии являются выходцами из провинции. Партия поддерживает тесную связь с национальными фермерскими и скотоводческими организациями. Местные отделения партии обладают значительной автономией - даже в вопросах поддержки партийных кандидатов на выборах. Местные отделения направляют своих делегатов на предвыборные советы, председатели этих советов формируют ядро исполнительной власти штата. Как и в Либеральной партии, члены парламента от национальной партии могут самостоятельно разрабатывать свою политическую линию и предвыборную стратегию. Будучи проводником интересов сельской глубинки, национальная партия поддерживает идею активного участия государства в развитии комплекса социальных услуг в сельских районах и в организации системы реализации сельскохозяйственной продукции для поддержания прибыльности аграрного производства. Такая ориентация нередко вступала в противоречие с идеологией ограничения государственного вмешательства в экономику, характерной для Либеральной партии - партнера по коалиции. Впрочем, в целях сохранения жизнеспособности коалиции Национальной партии всегда удавалось добиваться от Либеральной партии некоторых политических уступок, хотя сельские избиратели неизменно подвергали партию критике за уступки в пользу либералов. В период нахождения у власти правительства Говарда серьезным политическим испытанием для Национальной партии стало, во-первых, ее решение поддержать общенациональную программу ужесточения контроля за оборотом огнестрельного оружия, что вызвало недовольство сельского оружейного лобби и ряда заднескамеечников, и, во-вторых, попытка найти выход из конфликта между сторонниками прав аборигенов на "исконные земли" и владельцами пастбищ. В вопросах экономической, социальной и внешней политики Национальная партия склонна занимать консервативные позиции. Региональная концентрация электората позволяет Национальной партии при сравнительно скромной избирательной базе иметь мощную парламентскую фракцию.

Австралийские демократы[править]


Единая нация[править]

Партия "Единая нация" в последние годы выдвинулась на авансцену австралийской политической жизни. На выборах 1996 ее лидер Полина Хансон была избрана в палату представителей от Квинсленда, хотя незадолго до этого была изгнана из Либеральной партии за ее позицию в вопросе о положении австралийских аборигенов. Став членом парламента, она привлекла внимание прессы и затем обрела немалую популярность в обществе благодаря критическим выступлениям против земельных прав аборигенов, мультикультурной социальной политики правительства, высокого уровня "нетрадиционной" иммиграции (т.е. из азиатско-тихоокеанского региона) и снижения торговых тарифов. Возглавляемое ею движение самоидентифицировалось как партия "Единой нации Полины Хансон" и на выборах в Квинсленде в июне 1998 неожиданно добилось широкой поддержки (23% голосов на выборах и 11 мест в парламенте). Тем не менее ее амбиции стать политической фигурой общенационального масштаба потерпели крах на федеральных выборах в октябре 1998: партия не получила ни одного места в палате представителей (сама Хансон не была переизбрана) и лишь одно место в сенате. Тем не менее за партию проголосовало 8% австралийцев, что стало подтверждением привлекательности для избирателей ее популистской программы и темпераментной критики политического истеблишмента.

В статье использованы материалы из Энциклопедии Кольера.

Статью можно улучшить?
✍ Редактировать 💸 Спонсировать 🔔 Подписаться 📩 Переслать 💬 Обсудить
Позвать друзей
Вам также может быть интересно: