Реклама на сайте (разместить):



Реклама и пожертвования позволяют нам быть независимыми!

Оборона Динабурга

Материал из Викизнание
Перейти к: навигация, поиск
Строгая дисциплина, бесстрашие, постоянство
и твёрдость этих солдат
дают русской армии такую стойкость,
какой не имеет ни одна армия европейская.
Наполеон Бонапарт

Наполеон был вынужден задержаться в Вильно на 18 дней. Необходимый для быстрого успеха темп изначально оказался утрачен «Великой армией». Как позднее характеризовал чувства Наполеона генерал Коленкур, «потерять надежду на большое сражение перед Вильно было для него всё равно, что нож в сердце».

Между тем, русские отступали. Первым крупным сражением для армии Барклая–де–Толли стал бой под Вилькомиром (Укмерге) 16 (28) июня, когда арьергарду 1–го пехотного корпуса генерал–лейтенанта П.Х.Витгенштейна пришлось скрестить оружие с частями маршала Удино. Командовал русским арьергардом генерал–майор Я.П.Кульнев, которого Наполеон считал «лучшим кавалерийским генералом русской армии». Нанеся противнику существенный урон и на длительное время задержав его продвижение, отряд Кульнева благополучно присоединился к своим.

2–й корпус маршала Удино, в который кроме французских частей входили португальцы, хорваты и швейцарцы, действовал несколько восточнее корпуса Макдональда на левом фланге «Великой армии» в направлении крепости Динабург (Даугавпилс).

План крепости Динабург, начало XIX века

Расположенные в Динабурге русские войска входили в состав корпуса Витгенштейна. Они состояли из 12 батальонов 32–й пехотной дивизии и 6 батальонов 33–й пехотной дивизии. Кроме того, здесь располагались артиллерийские части и роты пионеров. Эти подразделения находились в тылу главных сил и считались резервом. Сама крепость, хотя и титуловалась крепостью 1–го класса, была ещё не достроена и потому не могла считаться серьёзным препятствием для войск Наполеона. Комендантом Динабургской крепости являлся генерал–майор Г.П.Уланов.

В течение июня для усиления действующей армии из Динабурга были выведены значительные силы. Оставался лишь небольшой гарнизон крепости, который в то время насчитывал около 2 500 человек и имел на вооружении не более 80 пушек и мортир.

Ввиду изменившейся обстановки, на корпус Витгенштейна была возложена обязанность следить за левым берегом Западной Двины, что-бы, по возможности, контролировать передвижения французов. Затем, вследствие своей оторванности от основных войск, корпус стал играть самостоятельную роль и получил назначение защищать Санкт–Петербург по линии Западной Двины. Если же река французов не остановит, Витгенштейн должен был, прикрывая Санкт–Петербург, отступать к Пскову. В этих обстоятельствах Динабург становился важным оборонительным объектом, поскольку эта крепость являлась одним из ключевых пунктов на пути французских войск к российской столице.

Русская армия. Рядовой Елизаветградского гусарского полка, худ. О.Пархаев

Для усиления динабургского гарнизона выделялось дополнительно четыре батальона. 23 июня в город прибывает составленный из запасных эскадронов Изюмского и Елизаветградского полков 9–й кавалерийской дивизии Сводный гусарский полк, который насчитывал 2 штаб–офицера, 14 обер–офицеров, 37 унтерофицеров, 12 музыкантов и 428 рядовых. Командовал им майор Бедряга. Эту лёгкую кавалерию предполагалось использовать «для содержания извещательных постов», то есть для наблюдения и оповещения о приближении противника.

На военном совете командование крепости принимает решение при появлении противника мостовое укрепление не оборонять, взорвав его, а орудия и снаряды утопить в реке. Вместе с тем, укрепления, подготовленные на правом берегу реки, было решено без боя не сдавать.

Русская армия. Унтер–офицер Изюмского гусарского полка, худ. О.Пархаев

В Динабург прибывает начальник артиллерии 1–го корпуса Яшвиль, который хорошо знал крепость ещё в дни её строительства. Он должен был возглавить оборону недостроенных оборонительных сооружений. Подготовкой предмостного укрепления к бою и размещением возле него двух артиллерийских батарей занимался инженер–поручик В.В.Ольдерогге.

После прибытия подкреплений гарнизон насчитывал 3300–3700 человек, что было явно недостаточно для полноценной обороны. Вечером 29 июня генерал–майор Уланов получил донесение о том, что французы заняли местечко Эзерос на подступах к Динабургу.

По приказанию коменданта крепости майор Бедряга вышел со своим Сводным гусарским полком навстречу противнику, остановив передовые части французского авангарда за три версты от Динабурга, вступил с ними в бой и принудил отступить. Потерь не было, лишь ранена одна гусарская лошадь. Вахмистр Изюмского гусарского полка, посланный с 6 гусарами для наблюдения, напал на французский пехотный патруль из 30 человек и заставил его отступить (2 француза были убиты, 9 взяты в плен). Унтерофицер Треухов с 8 гусарами напал в кустарниках на патруль из 15 неприятельских пехотинцев. Трое взяты в плен, остальные спаслись бегством в болото. В результате опроса пленных (пятеро оказались итальянцами) удалось выяснить расположение французских частей, стоявших на подступах к городу. Значительные силы неприятеля находились на марше и должны были подойти к Динабургу в ближайшее время.

Утром 1 июля жители левобережья, спасавшиеся от неприятеля в городе, сообщили о приближении многочисленных французских войск, сосредотачивавшихся в районе слободы Иерусалим и на Калкунских высотах. Всего к Динабургу маршал Удино привёл 3 пехотные (32 000 солдат) и 1 кавалерийскую (2 400 солдат) дивизии.

В четыре часа пополудни французы «жестоким образом» начали штурмовать предмостное укрепление. Поручик Ольдерогге, оставив за себя на батарее левого фланга надёжного фельдфебеля–бомбардира, устремился на правый, который посчитал более опасным. Бой продолжался более четырёх часов, русские солдаты сумели не только отбить вражескую атаку, но даже оттеснить противника. Динабургское мостовое укрепление было не окончено — фланги не замкнуты — и, вследствие недоделки и крайнего недостатка артиллерийской прислуги, на всём укреплении стояли только 16 орудий. Недостаток артиллеристов был до того ощутим, что 2–го пионерного полка пионерная рота подполковника Латынина «с 1–го по 4–го июля 1812 года, при подступлении к крепости Динабургу французских войск, была употреблена к действию из артиллерийских орудий».

Русские артиллеристы, худ. В.Шевченко

Командовавший авангардным кавалерийским отрядом барон Марбо предпринял новую атаку. Сам он писал в своих мемуарах: «Но едва полк выдвинулся вперёд под градом пуль русских пехотинцев, как артиллерия, существование которой маршал отрицал, начала яростно стрелять с укреплений, от которых мы находились так близко, что гранаты пролетали у нас над головами, не успевая разорваться. Одно из редких ядер пробило дом рыбака и попало в ногу одного из моих самых смелых трубачей, трубившего в этот момент около меня сигнал атаки. Я потерял здесь многих моих людей».

Под натиском французской конницы русские стали отходить. Попасть внутрь предмостного укрепления они не могли, поскольку из опасения, что за отступавшими могут ворваться враги, ворота были закрыты. Тогда, обтекая укрепления левого берега, русский отряд направился к наплавному мосту, чтобы переправиться на другой берег. Марбо решил не преследовать противника, отходившего по шаткой наплавной переправе. Но в это время в боевые порядки прибыл сам маршал Удино, который воскликнул: «Вперёд, через мост, взорвите ворота и овладейте городом!» Его пытались отговорить от этой авантюры, поскольку кавалеристам пришлось бы атаковать, двигаясь по зыбкому понтонному мосту, находясь под перекрёстным неприятельским огнём (с валов правого берега и с предмостного укрепления). Но Удино остался непреклонен в своём безрассудстве.

Португальские солдаты добывают себе пропитание, с рис. Х.Фабер дю Фора

Смирившись с неизбежным, Марбо встал во главе своего полка. Чтобы избежать давки, он приказал всадникам ступать на мост так, чтобы между рядами оставался промежуток на длину корпуса лошади. Атаку кавалерии поддерживал португальский пехотный батальон, солдаты которого, по словам Марбо, «повели себя очень трусливо, и мы всё время оставались под огнём». Как и следовало ожидать, на мосту французы оказались под убийственным обстрелом, и ворваться в крепость им, разумеется, не удалось. Лишь после этого был дан сигнал к отступлению. Благодаря тому, что между рядами всадников имелся промежуток, им удалось развернуться на мосту, но усилившийся огонь русских увеличивал потери. Всего Марбо потерял в тот день 30 человек убитыми и множество ранеными.

Позднее подошли свежие полки, и Удино снова предпринял попытку атаковать предмостное укрепление. В очередной раз встреченные убийственным огнём, французы откатились назад. Атака опять была отбита.

В течение этого долгого дня французские части ещё несколько раз атаковали, но все попытки овладеть крепостью были напрасны. Русские с честью выдержали вражеский натиск, длившийся в общей сложности около 12 часов. Ружейная перестрелка с обеих сторон продолжалась затем всю ночь, до рассвета.

Утром следующего дня защитники предмостного укрепления опять подверглись сильному обстрелу. Французские войска вновь и вновь бросались в атаку, но безуспешно: они не сумели овладеть ни мостовым укреплением, ни мостом. Русские солдаты, прежде всего, артиллеристы, действовали смело и самоотверженно.

Взятые пленные показали, что Удино не смирился с неудачей и направил своего адъютанта для того, чтобы на следующий день в бой включилась и третья дивизия из состава корпуса.

3 июля, в девять часов пополуночи, очевидно, по чьей–то неосторожности, в крепости прогремел взрыв 370 боевых артиллерийских зарядов, сложенных вблизи готовых к бою батарей. При этом были убиты: лабораторной полуроты № 3 подпоручик Чистяков и 5 лаборатористов; понтонной № 15 роты 1 фейерверкер, 4 рядовых; 1–го пионерного полка 5 рядовых; 5 крестьян–рабочих. Ранены: понтонной № 15 роты 3 фейерверкера, 1 рядовой; 1–го пионерного полка 2 рядовых; 5 крестьян–рабочих.

В тот день французские войска опять атаковали предмостные укрепления. И снова были отбиты. Безуспешно сражаясь под валами Динабурга, маршал Удино упустил инициативу, позволив корпусу Витгенштейна оторваться от него и, получив передышку, укрепиться на новых рубежах.

Тем временем, лихой генерал Кульнев 3 (15) июля, находясь в разведке на левом берегу Двины, в районе деревни Чернево, и столкнувшись там с частями кавалерийской дивизии генерала Себастиани, не только нанёс им немалый урон, но и заставил Наполеона задержать на некоторое время продвижение левого фланга французской армии, поскольку отряд Кульнева был принят им за весь авангард 1–й армии Барклая–де–Толли.

13 (25) июля Кульнев снова, переправившись через Двину непосредственно у Друи, атаковал кавалерийскую бригаду из корпуса Удино численностью 1,5 тыс. человек, разбил её наголову, пленив генерал–майора Сен–Жени с несколькими офицерами и более ста рядовых.

Этого могло не случиться, если бы маршал Удино со своим корпусом не стоял под Динабургом, а занимал позиции на левом фланге соответственно остальных подразделений «Великой армии». Наполеон был крайне недоволен действиями своего маршала, и потому, в ночь на 4 (16) июля, получив приказ отступить от Динабурга, Удино спешно покинул крепость, двинувшись по левому берегу вверх по течению Двины, направляясь к Полоцку, который он занял 14 (26) июля.

На рассвете разъезды Сводного гусарского полка и команды Донского казачьего полковника Родионова 2–го полка имели перестрелку с отступающим французским арьергардом. Захватив 80 человек в плен, кавалерийский отряд занял деревню Калкуны, где ещё недавно стоял неприятель.

В течение 1 (13) — 4 (16) июля, во время боевых действий при крепости Динабург, особо отличились следующие офицеры:

Полковник С.–Петербургского артиллерийского арсенала Тишин «благоразумным распоряжением во всех местах отражал неприятеля и при двух вылазках не допустил оного овладеть укреплением; будучи послан ген. Барклаем–де–Толли в начале войны в крепость Динабург для отправления туда снарядов и орудий, исполнил это поручение со всевозможной скоростью и точностью, оставался там для защиты крепости в таковое время при нападении маршала Удино на мостовое укрепление 1, 2 и 3 июля командовал он артиллерией и войсками, гарнизон в Динабурге составлявшими, отразил неприятеля и три раза сгонял его с гласиса штыками, а 4 июля совершенно остановил намерение неприятеля к овладению укреплением и многочисленные его войска обратил в бегство».

Сводного гусарского полка 9–й кавалерийской дивизии поручик Цигульский, корнет Васич «1, 2 и 4 июля под крепостью Динабургом бывши в охотниках, храбро и неустрашимо перепаливались с неприятелем».

Отставной полковник 3–го пионерного батальона (1–го пионерного полка) Вырубов «командуя всей артиллерией в мостовом укреплении при главной крепости, благоразумным распоряжением и храбростью споспешествовал отражению неприятеля».

Поручик 2–го пионерного полка Ольдерогге «2 и 3 июля командовал храбро и с большим успехом батареей на правом фланге укрепления».

Рапорт об успешной обороне Динабурга был доставлен в Петербург и чрезвычайно обрадовал Александра I. Войска Наполеона не смогли сломить сопротивление русских солдат и принуждены были отступить, так ничего и не добившись. «Храбрый гарнизон», — оценил действия динабургских героев Барклай–де–Толли в своём рапорте императору. «Я никогда не полагал», — писал он уже в другом послании, — «что Динабургское мостовое укрепление можно было защищать против превосходных сил неприятельских долгое время».

Наиболее отличившиеся получили награды. Всему гарнизону было объявлено от имени императора «Высочайшее благоволение».

Несмотря на успешно выдержанную осаду, командование армии принимает решение оставить Динабург, поскольку он уже выполнил своё предназначение, и оборонять его в дальнейшем не было ни сил, ни возможностей. Комендант Уланов должен был провести эвакуацию крепости. Вскоре был назначен новый командующий гарнизоном генерал–майор А.Ю.Гамен. Некоторое время они с Улановым осуществляли совместное руководство.

Атака русской кавалерии, худ. Н.Самокиш

Через несколько дней, после ухода главных сил корпуса Удино, в окрестностях Динабурга русской кавалерией был совершён очередной геройский подвиг. Узнав, что в 25 верстах от крепости, около местечка Эзерос, находятся французские части, комендант в ночь с 9 на 10 июля выслал на левый берег р.Западной Двины под начальством корнета запасного эскадрона Елизаветградского гусарского полка Васича, отряд в составе 7 унтер–офицеров, 2 трубачей, 28 гусар и Донского казачьего полковника Родионова 2–го полка, хорунжего Богачёва с 14 казаками «дабы узнать о положении неприятельских войск, и, если можно, то и снять означенный пост».

Посланные вперёд разведчики Васича обнаружили на заре, в полутора верстах от м.Эзерос, неприятельский сторожевой ведет (конный караул), который, заметив русский разъезд, спешно отступил к своему отряду, состоявшему под командой подполковника, из 6 офицеров, 111 улан, 50 конных егерей и 50 пехотинцев. Противник атаковал разъезд, преследовал его до главных сил Васича, который «взял неприятеля в тыл», бросился на него и разбил совершенно «по довольном сражении». В бою было уничтожено 2 офицера и 50 рядовых, взято в плен 60 нижних чинов. Прочие спаслись бегством в лесу. Вследствие крайней усталости лошадей корнет Васич не мог преследовать неприятеля и возвратился с пленными в крепость Динабург. В добычу гусарам досталось 37 лошадей «со всеми приборами и экипажем». Потери: убит один, ранено три гусара.

Статью можно улучшить?
✍ Редактировать 💸 Спонсировать 🔔 Подписаться 📩 Переслать 💬 Обсудить
Позвать друзей
Вам также может быть интересно: