Реклама на сайте (разместить):



Реклама и пожертвования позволяют нам быть независимыми!

История биологии

Материал из Викизнание
Перейти к: навигация, поиск

Содержание

Исторический очерк из БСЭ 1951-1952 гг[править]

Предисловие[править]

Познание живой природы всегда было связано с материальными условиями жизни общества и определялось состоянием производительных сил и хпроизводственных, отношений.

Маркс указывал, что всякое знание становится наукой лишь тогда, когда переходит от изучения поверхности явлений к вскрытию их внутренних связей и законов движения. Поэтому хотя зарождение современного естествознания датируют с 15-16 вв., тем не менее, по словам Энгельса, Б. до 19 в. была «еще в пеленках» (Э н г с л ь с Ф., Анти-Дюринг,

1950, стр. 357). В. И. Ленин не и И. В. Сталин также указывали, что на вполне научную почву Б. была поставлена только в 19 в. работами Ламарка и Дарвина.

Античность[править]

Некоторые из изучаемых Б. вопросов интересовали человеческую мысль давно, но разрешение их, вследствие низкого уровня развития общественного производства и практики, а следовательно, и науки, оставалось далёким от истины.

Древняя Греция[править]

Уже философы-естествоиспытатели Древней Греции, в связи с запросами сельского хозяйства и медицины, накопили некоторый эмпирический материал в области Б. и пытались разрешить отдельные вопросы, касающиеся происхождения живых существ. Попытки эти делались чаще всего с позиций наивного, стихийного материализма, с элементами стихийной диалектики.

По Эмпедоклу (483-423 до п. э.), вначале на земле зародились отдельные органы и члены животных. Влекомые силой «любви», они сходились, срастаясь «что с чем попало». В результате возникали нежизнеспособные формы, которые в силу «вражды» распадались и гибли. Выжили только формы, случайно оказавшиеся гармонично устроенными. Эмпедоклу чужда была идея истории, развития. Гармонично организованные формы животных у Эмпедокла не развивались одна из другой, а возникли случайно. Аналогичные взгляды о естественном происхождении живых тел развивали также Анаксимандр (610- 547/546 до и. э.), Анаксагор (500-428 до и. э.) и др. Крупнейший философ-материалист древности Демокрит (приблизительно 480/460-380/300 до л. э.) учил, что все тела, в том числе и живые, образовались путём сочетания мельчайших элементов материи - атомов. Сводя все явления природы к механике атомов, Демокрит пытался все свойства и отправления живых существ, вплоть до высших психических функций, объяснить, исходя также из движений и комбинаций атомов. Демокрит искал причинную закономерность в явлениях природы, возражал против телеологии, считал, что живые существа, в т. ч. и человек, произошли естественным путём, а не сотворены богом.


В противоположность античному материализму философ-идеалист Платон (427-347 до н. э.), бывший идеологом аристократических кругов, учил, что реальный мир вещей является отображением вечного и неизменного мира идей, положив том самым начало идеалистической, телеологической концепции в биологии.

Значительный эмпирический материал по вопросам Б. был накоплен великим врачом древности Гиппократом (400-377 до н. э.) и его последователями.

Крупным шагом вперёд явились труды Аристотеля (384-322 до н. э.). Охватив все области современной ему единой, нерасчлененной философии, Аристотель разрабатывал также различные разделы Б. В своих трактатах «О частях животных», «О зарождении животных», «История животных» и других Аристотель сделал первую попытку классификации животных. Кму было известно около 500 видов животных, часть которых он впервые описал. Аристотель распределил животных по степени усложнения жизненных свойств в виде «лестницы существ». Эта лестница, однако, не отражала истории развития живых организмов. Путём сравнения Аристотель пытался установить сходство в строении организмов, общие черты в их отправлениях. Он проводил систематические наблюдения над развитием куриного зародыша, а также высказывался за самопроизвольное зарождение некоторых организмов, рассматривая самозарождение как особую форму размножения. Однако при объяснении сущности жизни и основных свойств живых существ Аристотель придерживался идеалистических, телеологических взглядов. В этом отношении наиболее характерно было его учение об энтелехии (см.) как о некоем внутреннем начале, «несущем цель в самом себе» и сообщающем инертной материи форму, движение и конечную цель бытия. В.И.Ленин указывал на колебания Аристотеля между материализмом и идеализмом, подчёркивая, что многие его натурфилософские взгляды были материалистичны. Работы Аристотеля продолжил Теофраст (371-280 до н. э,), которому Б. обязана разработкой вопросов ботаники.

Древний Рим[править]

В Древнем Риме развились в небольшой степени сельскохозяйственные и медицинские знания.

Лукреций Кар

Выдающийся философ-материалист Лукреций Кар (1 в. до н. э.) в своей поэме «О природе вещей» подверг острой критике с позиций атомистического материализма Демокрита и Эпикура (342/341-270/269 до н. э.) религиозные представления о сотворении мира богами. Он высказал гениальные догадки о происхождении и сущности жизни, зарождении и развитии живых существ, их изменяемости и превращении под влиянием среды и «состязания» друг с другом.

Талон

Идеалистическое телеология, учение о сущности жизни выдвигал римский врач и анатом Талон (131-201 или 210), хотя в ряде конкретных вопросов анатомии и физиологии животных он выполнил немало ценных исследований, ставя иногда опыты над животными. Труды его оказали многовековое влияние на развитие медицины и Б.

Плиний Старший

Описание известных в то время видов животных и растений, дополненное фантастическими вымыслами о мифических существах, дал в 37 книгах «Естественной истории» римский учёный Плиний Старший (23-79 н. э.).

Средневековье[править]

Наука в средневековой Европе[править]

В эпоху феодализма, когда утвердилось господство церкви с её мистикой и реакционной идеологией, положительные знания о живой природе почти не развивались. Католическая церковь объявила библию книгой «божественного откровения» по всем вопросам толкования природы и преследовала |прогрессивных мыслителей. Средневековые богословы занимались философским обоснованием догматов религии о сотворении живой природы, используя в этих целях идеалистическое учение Платона и реакционные элементы философии Аристотеля. Наиболее распространённая тогда книга по зоологии (так называемый "Физиолог") содержала описание животных, упоминаемых в библии, с добавлением драконов, василисков и прочих мифических существ.

Ученые-биологи Средней Азии и Ближнего Востока[править]

В эту эпоху значительную роль в развитии Б. сыграли таджикский философ и врач Ибн-Сина (или Авиценна, 980-1037), узбекский учёный энциклопедист аль-Бируни (973-1048), арабский астроном, врач и философ Ибн-Рогпд (или Аверроэс, 1120- 1198) и другие, придерживавшиеся материалистических взглядов на природу и человека и развивавшие материалистические элементы учения Аристотеля.

Эпоха Возрождения[править]

Резкий перелом в познании природы произошёл по второй половине 15 в. Новый капиталистический способ производства, связанный с образованием мануфактур, с применением новой техники, с новыми формами разделения труда, явился основой для возникновения нового мировоззрения и науки. Эта наука создавалась не в университетах, ставших оплотом феодальной реакции и хранителями закостенелых традиций, а в стенах мануфактур, арсеналов, мастерских, в учёных обществах - «академиях». Рождение современного естествознания происходило в обстановке острых социальных конфликтов и классовой борьбы. Энгельс писал: «исследование природы совершалось тогда в обстановке всеобщей революции, будучи само насквозь революционно: ведь оно должно было еще завоевать себе право на существование» (Энгельс Ф., Диалектика природы(, 1949, стр. 4).

Повышенный интерес к законам природы

Передовые учёные и философы этой эпохи призывали к опытному изучению природы. Растущее производство требовало более конкретного познания HЖ.природы, что вызвало дифференциацию отдельных областей знания, оо

Отделение их от философии шнури выделение в самостоятельные науки (сначала математика, механика, астрономия, затем физика, химия, позднее- ки геология и Б.). Из биологических областей знания в 15-18 вв. особенно интенсивно развивались ботаника, зоология, анатомия, физиология. Повышенный интерес к анатомии был вызван запросами хирургии и отчасти живописи. Леонардо да Винчи (1452-1519) изучал анатомию животных и человека, считая это необходимым для овладения искусством рисования. Начало описательной и топографической анатомии человека положил А. Везалин (1514-04) своим трудом «Семь книг о строении человеческого тела» (1543), основанном на непосредственном изучении человеческих трупов.

Университет в Падуе

Центром анатомической мысли был университет в Падуе с лучшим в то время анатомическим театром. Воспитанники этого университета - Фабрицин (1537-1619), Фаллопий (1523-02), Евстахий (1510-74), Гарвей (1578- 1657) и другие своими исследованиями внесли много данных в науку о строении человеческого тела. Так, Сервет (1509-53) описал малый, а Гарвей открыл большой круг кровообращения, разработал общее учение о кровообращении и обосновал новые методы физиологичемким то исследований.

Исследования с помощью микроскопа, 17-18 вв.

Благодаря изобретению микроскопа в 17 и 18 вв. появились подробные описания анатомического строения животных и растений. Важные исследования в этой области были проведены М.Малышги (1028-94), Р.Гуном (1035-1703), П.Грю (1641 - 1712), А.Левенгуком (1032-1723) и др. В связи с развитием шелководства, пчеловодствано опубликовано много работ по описанию анатомического строения насекомых и их развития.

Изучение зародышевого развития и размножения

Изучение размножения и зародышевого развития живых существ вызвало борьбу по теоротическим вопросам эмбриологии между сторонниками преформизма и эпигенез, между овистами и анималькулистами (см.). Борьба эта, продолжавшаяся на протяжении двух веков, принимала обострённые формы, так как затрагивала коренные вопросы мировоззрения. Сторонники идеалистической теории преформизма: Я. Сваммсрдам (1037-80), Ш.Бонне (1720-93), А. Галлер (1708-77) и другие утверждали, что каждый организм, якобы, предобразован в виде мельчайшего зачатка, находящегося либо в яйце (овисты), либо в сперматозоиде (анималькулисты). Представители эпигенеза, начиная с Гарпся, наоборот, доказывали, что организм формируется заново в процессе зародышевого развития. Сокрушительный удар по преформизму нанесли работы члена Петербургской Академии наук К. Ф. Вольфа (1733-04), который «произвел в 1759 г. первое нападение на теорию постоянства видов, провозгласив учение об эволюции» (Энгельс Ф., Диалектика природы, 1949, стр. 11). С помощью микроскопии, исследований Вольф показал, что органы и части растений и животных но предобрчзтаны, а развиваются из некой гомогенной субстанции, как новообразование. Однако сторонники УНШ слезЛ не могли в то

25 п. С. э. т. 5.

время дать матерпалистического объяснения развития, и многие из них, допуская наличие особых, стоящих над материей, жизненных «формообразовательных сил», становились том самым на позиция витализма, (см.).

Новое время 17-й, 18-й века[править]

Развитие новых методов. Обособление физиологии от анатомии[править]

Начиная с 17 в. произошло обособление физиологии от анатомии, что было связано с появлением новых методов исследования, а также с постановкой самостоятельных физиологических проблем, продиктованных потребностями медицины и сельскохозяйственной практики. Развитию новых методов в физиологии способствовало также изобретение таких приборов, как барометр, гигрометр, весы, термометр и т. п.

Использование принципов механики в биологии[править]

Вместе с тем, благодаря успехам механики, бывшей в то время ведущей наукой, некоторые врачи, физиологи н философы того времени, т. н. ятромеханик ятромеханики, Декарт, Д. Борелли ((1708-1779), С.Гельс (1677-1701) и другие объясняли отправления организма чисто механически, а сам организм метафизически уподобляли агрегату отдельных органов-механизмов. В изображении Декарта организм рассматривался как система рычагов и блоков (костно-мышечный аппарат) и гидравлическая машина (сосудистая система). Особенно наглядно выявляло слабость позиции ятромехаников объяснение ими нервно-психических функций организма. Этим по замедлили воспользоваться идеалисты, всегда спекулировавшие на трудных, не решённых ещё вопросах науки о жизни. Виталисты 18 в.- А. Галлер, Р. Бартез (1734-1800), Т. Бордо (1722-70) и другие пытались доказать, что только существование особой «жизненной силы» позволяет объяснить такие свойства живого, как раздражимость, чувствительность и психика.

Химия и ятрохимия в биологии[править]

Наряду с ятромеханикой в физиологии было представлено другое направление - ятрохимии химии. Ятрохимики - Т. Парацельс (1493-1541), Я. Ван-Гельмонт (1577-1044), Сильвий до ла Боэ (1014-72), Ф. Шталь (1000-1734) и другие рассматривали жизненные функции организма как процесс химического превращения веществ, протекающий в форме особого рода «брожений», «ферментации». Так как химия в то время была развита слабо, то воззрения ятрохимиков дополнялись всякого рода идеалистическими домыслами об особых виталистических началах, вроде «археев», целесообразно регулирующих все отправления организма.

Отпор идеалистам 18-го века со стороны материалистов[править]

Сокрушительный отпор идеализму в Б. дали французские материалисты Ламетри, Дидро, резко критиковавшие Шталя, Галлера и других виталистов. Выдающееся значение в борьбе против витализм» имели работы М. В. Ломоносова (1711-05). Он подчёркивал большую роль химии при объяснении жизненных явлений, отличия живых тел от неживых, сложность и целостность организма. «Все тела,- писал он, - делятся на органические (организованные) и неорганические. В органических части тел оказываются так составленными и связанными между собою, что все взаимно соединенные части имеют одно причинное происхождение как единого целого. В неорганических телах частички, кроме взаимного сцепления и расположения, не имеют причинной связи» (Ломоносов М. В., Избранные философские сочинения, 1940, стр. 97).

Развитие зоологии и ботинки в 18 в.[править]

Наряду с анатомией и физиологией животных и человека, развивались зоология и ботаника. Основная задача этих наук в течение 16-19 вк. состояла в том, чтобы дать описание различных видов растений и животных. В это время началось серьёзное изучение фауны п флоры различных областей. В связи с развитием торговли и мореплавания в период великих географических открытий учёные

стали знакомиться и с тропической фауной и флорой. Число описанных видов животных и растений значительно возросло. Изучение новых растений стимулировалось чисто практическими интересами - получением новых лекарственных средств и растительного сырья. Развивалось торговое цветоводство, принимавшее широкие размеры. В ряде городов были открыты ботанические и зоологические сады, созданы естественно-исторические музеи.

Развитие биологии в России в17[править]

В допетровской Руси в 17 в. были организованы «аптекарские сады» и «аптекарские огороды». В Москве для разведения лекарственных растений в 1661 был создан «новый аптекарский двор». Пётр I учредил знаменитую кунсткамеру в Петербурге (1725).

Первоначальное описание растений и животных производилось в форме энциклопедич. сводок, составленных по алфавиту. Такие сводки опубликовывали, начиная с 16 в., зоологи: К. Геснор (1516-05), У. Альдрованди (1522-1605) и др.; ботаники: И. Бок (1498-1554), К. Баугин (1560-1624) и др. Ряд «Травников» в 16 и 17 вв., заключавших описание различных растений, был распространен и на Руси. Накопление огромного материала выдвинуло перед описательной ботаникой и зоологией проблему классификации и систематики. Начало этой работе положил А. Цезалышн (1519-1603), а в 17-18 вв. сё продолжили Д. Рей (1628-1705), П. Турнефор (1656^ 1708) и др. Важные предпосылки для углублённой систематизации растений создали морфологические работы И. Юнга (1587-1657). Систематики стремились отыскать устойчивые, неизменные признаки организма и брали их за основу классификации. Эту огромную работу, продолжавшуюся в течение трёх веков, завершил шведский биолог Карл Линией (1707-78), создатель искусственной системы. Он распределил все растения на двадцать четыре класса, положив в основу классификации формальные признаки: число и строение тычинок, а также некоторые особенности пестиков. Линней упрочил бинарную номенклатуру в обозначении растений и животных, дал сжатые характеристики видов и других систематических категорий. Животных Линией также искусственно разделил на шесть классов. В «Системе природы» и других трудах Линнея отразились его метафизические и религиозные взгляды на природу. «Видов существует столько, сколько их создало бесконечное существо»,- писал Линней. Говоря об этом периоде развития пауки, Энгельс указывал: «...что особенно характеризует рассматриваемый период, так это - выработка своеобразного общего мировоззрения, центром которого является представление об абсолютной неизменяемости природы. Согласно этому взгляду, природа, каким бы путем она сама ни возникла, раз она уже имеется налицо, оставалась всегда неизменной, пока она существует». И далее: «Виды растений и животных были установлены раз па всегда при своем возникновении, равное порождало всегда равное, и Линией делал уже большую уступку, когда допускал, что местами благодаря скрещиванию, пожалуй, могли возникать новые виды» (Энгельс Ф., Диалектика природы, 1949, стр. 6). Ярким выражением метафизики в Б. была и господствовавшая в эту эпоху телеологическая концепция - представление о предустановленной творцом извечной гармонии в живой природе.

Острые противоречия в воззрениях на природу нашли своё отражение и в решении основного вопроса Б.- о происхождении жизни. В 17-18 вв. были распространены взгляды о самопроизвольном зарождении организмов, при котором многие даже

высоко организованные существа (напр, насекомые, лягушки и др.) могли якобы возникать из ила, гниющих веществ и т. д. Позднее, когда фактические данные стали противоречить этим взглядам, развернулась ожесточённая полемика. В 17 в. Ф. Реди (1626-97) доказал, что насекомые не могут самопроизвольно зарождаться. В 18 в. спор возобновился в связи с вопросом о происхождении простейших организмов. Д. Нидхем (1713-81) и другие утверждали, что, напр., инфузории могут зарождаться из органических веществ; Л. Спалланцани (1729- 1799) доказывал, что если жидкость, содержащую органические вещества, хорошо прокипятить в закрытом сосуде, то живые существа в ней не появляются. Многочисленные опыты по вопросам самопроизвольного зарождения живых существ выполнил русский учёный Мартын Тереховский (1740-96).

Новейшее время 19-й век[править]

Как указывает Ф. Энгельс, в 19 в. открывается новый этап в развитии естествознания,связанный с крушением метафизических взглядов на мироздание. В это же время формируется и Б. как наука о законах жизни и развития живых тел, основанная на применении эволюционного (исторического) метода.

Историю развития Б. как науки в 19-20 вв. можно разделить на 3 основных периода:

1. период создания эволюционного учения, Добрый 2. период кризиса в Б. (с конца 19 в.)

3. Период Мичуринской биологии в СССР.

Период создания эволюционного учения в 19-м в.[править]

19 век был веком технической реконструкции кани-талистич. производства, внедрения машин и использования новых видов энергии (пар, электричество). Потребности растущей капиталистич. промышленности в сельскохозяйственном сырье стимулировали развитие агрономии и, в особенности, селекции. Развитие интенсивных форм земледелия и животноводства поставило перед наукой ряд неотложных биологич. вопросов, важных для практики сельского хозяйства. Захват и разграбление буржуазными государствами обширных колоний в разных частях земного шара сопровождались снаряжением многочисленных экспедиций для изучения естественных богатств, флоры и фауны колониальных стран. Было-открыто много новых животных и растительных форм. В процессе развития горного дела было найдено много ископаемых организмов.

Всё это способствовало развитию новых областей Б. (сравнительная анатомия, палеонтология, биогеография) и по-новому поставило проблемы классификации и систематики животных и растений. Прежде всего Б. должна была разрешить дне основные проблемы: 1) единства происхождения организмов и 2) изменяемости и эволюции видов. Начало разрушения догм о неизменности видов и о возникновении их в результате творческого акта божества было положено созданием т. н. естественной системы классификации взамен искусственной системы Линнея. Еще в 18 в., несмотря па господство метафизической концепции, в Б. появляются отдельные правильные, подчас стихийно-диалектические взгляды па животный и растительный мир. Вырабатываются принципы естественной систематики организмов (Ж. Ламарк, М. Адаисон, А. Жюссьё и др.), описывается много новых растительных и животных видов, выясняются их взаимоотношения и связи с окружающей средой.

На органический мир начинают смотреть как на нечто изменчивое. Основоположник русской науки М. В. Ломоносов один из первых решительно выступил против мотафизич. учения о неизменности природы. Еще в 1742 он писал: «... твердо помнить должно, что видимые телесные на земли вещи и весь мпр

не в таком состоянии были с начала от создания, как иные находим, но великие происходили в нем перемены...» (Ломоносов М. В.,Избр. философские сочинения, 1940, стр. 214). Член Петербургской Академии наук II. С. Паллас (1741-1811), высказываясь в пользу изменяемости видов, пытался построить подобие эволюционного дерева, изображающего развитие жизненных форм на земле. Афанасий Каверзнев в работе «Философические рассуждения о перерождении животных» (1775), опровергая догму о постоянство и неизменности видов, доказывал их изменяемость под влиянием среды (пищи и кли-матич. факторов). Большую роль в изучении организмов и их связей со средой сыграли работы русских ученых С. П. Крашенинникова (1713-55), И. И. Лепёхина (1740-1802), Н. Я. Озорецкомского (1750-1827), В. Ф. Зуева (1754-94), Г. Ф. Соболевского (1741 - 1817), Т. А. Смеловского (1769-1815) и других, осуществивших обширные исследования мало изученной тогда фауны и флоры огромных территорий Восточной Европы и Сибири.

Выдающийся естествоиспытатель и агроном А. Т. Болотов (1738-1833) допускал возможность изменения наследственности организма путём воспитания и получения новых видов из старых посредством гибридизации. Замечательные исследования И. Кельрёйтера (1733-1806), работавшего в России, доказали возможность экспериментального получения растительных гибридов и способствовали дальнейшей разработке проблемы пола у растений. В известных пределах изменчивость видов допускал также акад. Озерецковский. Подобные трансформистскне идеи высказывали также нек-рыо философы и натуралисты других стран: Ламетрн, Дидро, Ж. Бюффоп (1707-88), Э. Дарвин (1731 - 1802). Тенденции к установлению единства и связей в жииой природе в 18 в. выявились также в попытках построения т. н. лестницы существ на основе «закона непрерывности». Так, Ш. Бонне и Б. Робине (1735-1820), исходя из принципа «природа не делает скачков», полагали, что все тела природы, начиная с минералов и кончая высшими существами, можно расположить в непрерывный восходящий ряд или «лестницу». Правда, авторы этой идеи были далеки от мысли, что эта «лестница» должна отображать историю развития природы. Напр., Бонне высказал вздорный взгляд, что лестница воспроизводит порядок, к-рому следовал бог при творении вещей. В противоположность Бонне русский философ-материалист А. Радищев (1749-1802) решительно утверждал, что «лестница вещостн» («от камени и до человека явственная постепенность благоговейного удивления достойная») отражает естественную историю природы. Другой русский учёный М. Таушср (р. 1780) пытался создать естественную систему классификации живой природы на основе историч. метода. «Историзм моего взгляда,- писал Таушер,-заключается в том, что он дает наглядную картину непрерывного движения, существующего в природе и направленного к тому, чтобы из одних тел развить другие в их постепенно повышающемся совершенстве» (цит. по кн.: Р а и к о в Б. К., Очерки по истории эволюционной идеи в России до Дарвина, т. 1, 1947, стр. 140).

Выдающимся событием в истории Б. было появление в начале 19 в. трудов Ж. Ламарка (1744- 1829) и особенно его книги «Философия зоологии» (1809), в которой впервые систематически и последовательно излагалось учение о развитии живой природы. В то время в Б. еще господствовало учение о неизменности видов, и выступление Ламарка было подлинно новаторским. Он доказывал, что жи 25*

вые существа изменяются во времени под воздействием внешней среды, что эти изменения адэкваткн изменению условий существования. Причём растения и низшие животные изменяются под непосредственным воздействием внешней среды, а высшие животные - путём изменения своих привычек и навыков в результате упражнения или неупражнения органов. Самым важным материалистич. вкладом Ламарка в науку явилось его положение о роли внешней среды как причины изменений животных и растительных видов, а также закон наследования приобретённых признаков. Историч. заслугой Ламарка была также его борьба против идеалистич. теории катастроф,выдвинутой Ж.Кювье (1769-1823) в связи с защитой его метафизич. взглядов о неизменности видов. Прогрессивное, материалистическое в своей основе учение Ламарка было враждебно встречено реакционными учёными, в особенности Кювье, боровшимся против Ламарка. Учение Ламарка появилось в дни политич. реакции во Франции, в ряде разделов оно было еще слабо подкреплено фактами; поэтому противникам Ламарка удалось на некоторое время дискредитировать это передовое учение. Но, как указывал И. В. Сталин в классическом сочинении «Анархизм или социализм?», именно эволюционный метод Ламарка и Дарвина «поставил на ноги биологическую науку» (Соч., т. 1, стр. 303). В конце 18 и начале 19 вв. учение о единстве происхождения живых существ получило дальнейшее углубление в конкретных исследованиях по морфологии, сравнительной анатомии, эмбриологии н палеонтологии. В ботанике это учение развивал В. Гёте (метаморфоз растительных органов), затем А. Дскандоль (1806-93) (учение о симметрии растительных органов), ас середины 19 в.- В. Гофмейстер (1827-74) (единство в строении и размножении споровых и цветковых растений). Ещё многочисленней были работы по сравнительной анатомии животных Жоффруа Сент-Илера (1772-1844), Ж. Кювье, Р. Оуэна (1804-92) и др. В результате был установлен ряд общих принципов строения организмов: аналогии и гомологии органов, корреляции органов и т. д. По мере развития этого направления в Б. резко обострилась борьба между материализмом и идеализмом, между трансформистами (сторонниками изменяемости видов) и метафизиками. Накопившиеся опытные данные неизбежно приводили к выводу, что сходство в организации и строении различных организмов отражает единство их происхождения. Но многие исследователи этого времени противились подобному заключению. Кювье резко выступил против единства плана строения всего животного мира и пытался доказать существование четырёх обособленных друг от друга и неизменных типов строения организмов. Против Кювье выступил Жоффруа Сент-Илер, защищавший идею единого плана строения животного мира. Однако в трактовке единства строения Жоффруа Сецт-Илср сам допустил грубую ошибку, предположив, что оно является отражением некоего «идеального тина». Другие учёные также пытались объяснить сходство в строении различных видов, исходя из априорной идеи некоей предустановленной «первичной формы», «архетипа», к-рые якобы последовательно реализуются в строении всех современных живых существ. Эта ошибочная ндеалистпч. концепция направляла обобщения по ложному пути. Типичный пример в этом отношении представляли работы Р. Оуэна и немецких натурфилософов-идеалистов (Л. Окена и др.). В противоположность подобным идеалистпч, концепциям зап. биологов многие русские естество испытатели (К. Ф. Рулье, 1814-58; Л. С. Цснковский, 1822-87; А. Н. Бекетов, 1825-1902, и др.) под илпянием передовой, м^териалистич. философии русских революционных демократов заняли по этим вопросам матсриалистич. позиции. А. И. Герцен (1812- ?87-0) особенно высоко оцепил значение работ Рулье и обосновании идеи единства живой природы. В своих произведениях Рульо решительно выступил против метафизических и тслеологич. взглядов Кювье. Он твёрдо придерживался мнения, что объяснение единства организмов следует искать в единстве их происхождения. В природе, утверждал Рульс, нет застывших форм. В ней «всо образуется путем мод-ле:шых непрестанных изменений') («Публичные лекции о. профессоров: Геймапа, Рулье, Соловьева, Грановского и Шевырспа», М., 1852, стр. 101). Виды могут изменяться под воздействием внешних условий, и эти изменения передаются по наследству. «Влияние внешнего мира на животное царство,- писал Рульо,- чрезвычайно глубоко, так что на известное время, по крайней мере, упрочивается в его потомстве, делается наследственным1). Но удовлетворяясь описательной анатомией и морфологией, Рулье проводил исследования животных в связи с условиями их жизни, что позволяет считать его одним из основоположников экологии. Идею единства строения и изменяемости живой природы высказывали также другие русские учёные. А. Д. Галахов (1807-92) в работе «Философия анатомии» (1843) указывал, что зоологи до сих пор лишь расчленяли живую природу, не обнаруживая её связей; между тем задача учёного состоит в том, чтобы раскрыть единство природы в её многообразии, установить законы развития организмов. Те же мысли развивал в своих работах А. Н. Бекетов. Таким образом, еще до Дарвина многие русские учёные выступали убеждёнными эволюционистами. В этом отношении большое влияние на них оказали классики русской матсриалистич. философии: А. И. Герцен, В". Г. Белинский (1811-48), а позднее Н. Г. Чернышевский (1828-89) и Н. А. Добролюбов (1836- 18(Н), давшие в своих трудах глубокое философское обоснование идеи материального единства и развитии природы.

Огромное значение для обоснования единства Живой природы имела клеточная теория. Учение о клеточном строении организмов стало развиваться в первой половине 19 в. после изобретения ахроматического микроскопа и разработки гиетоло-гич. методов. Многие учёные (Ф. Мейен, 1775-1840; П. Тюрпен, 1804-40; Гуго Моль, 1805-72, и др.) видели и описывали клетки, но они были далеки от Мысли, что все организмы имеют клеточное строение. Впервые такое обобщение сделали в 1834 русский ботаник П. Ф. Горянинов (1796-1865) и в 18.57 чешский биолог Я. Пуркинье (1787-1862), один из основоположников современной гистологии. Окончательное обоснование клеточной теории было дано в 1838-39 Т. Шванном (1810-82) и М. Шлей-деном (1804-81). Ф. Энгельс отнёс создание клеточной теории к числу трёх великих открытий естествознания 19 в. Глубоко оценивая значение этой теории для матсриалистич. обоснования идеи единства Строения организмов, Энгельс писал: «Только со времени этого открытия стало на твердую почву исследование органических, живых продуктов природы - как сравнительная анатомия н физиология, так и эмбриология. Покров тайны, окутывавший пропеес возникновения и роста и структуру организмов, был сорван. Непостижимое до того времени **удо предстало в виде процесса, цроисходяшего

согласно тождественному по существу для всех многоклеточных организмов закону» (Энгельс Ф., Диалектика природы, 1949, стр. 155). Энгельс подверг критике реакционные взгляды Р. Вирхопа на организм как «федерацию клеточных государств», а также его представления о происхождении клеток.

Обоснование клеточной теории значительно способствовало развитию эмбриологии. Ведущая роль в этой области принадлежит русским учёным. После К. Ф. Вольфа эмбриологич. работы в Петербургской Академии наук продолжил X. Пан-дер (1794-1865). Но основоположником научной эмбриологии по праву считается русский академик К. М. Бэр (179.'-1876). открывший яйцо млекопитающих и выполнивший огромное число исследований по сравнительному изучению зародышевого развития животных. Бэр установил, что зародыши различных позвоночных имеют сходство на ранних стадиях развития, что подтверждало единство их происхождения. Однако в своих теоретич. взглядах на историю развития животного мира Бэр метафизически полагал, что изменяются якобы только низшие систематические единицы (вид, род) и совершенно не изменяются высшие (класс, тип), разделяя тем самым точку зрения Кювье о неизменности типов. Бэр неправильно трактовал и явления повторяемости в индивидуальном развитии организмов.

Большое значение для подготовки эволюционной теории имела также, палеонтология, накопившая значительный фактический материал. Исходя из принципа корреляции органов, Кювье реконструировал много важных вымерших форм млекопитающих, рептилий и др. Ему удалось наметить картину постепенного усложнения форм животного мира в ходе геологам, истории земли. Однако эту картину Кювье истолковал как метафизик-идеалист. Он предположил, что при наступавших время от времени грандиозных катастрофах вся фауна погибала, а на смену ей откуда-то появлялась новая. Последователи Кювье считали, что после катастрофы каждая новая фауна создавалась заповобогом.Теория катастроф «была революционна на словах и реакционна на деле» (Энгельс Ф., см. М арке К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., т. 14, стр. 481).

Идея историзма в геологии, выдвинутая Ломоносовым, Ламарком, Ч. Лайелем (1797-1875), нанесла сокрушительный удар теории катастроф и расчистила дорогу для эволюционной теории также и в области Б. Концепция Лайсля, несмотря на ряд недостатков, имела больвюе значение: «Теория Ляйе-лп была еще более несовместима с допущением постоянства органических видов, чем все предшествовавшие ей теории. Мысль о постепенном преобразовании земной поверхности и всех условий жизни на ней приводила непосредственно к учению о постепенном преобразовании организмов и их приспособлении к изменяющейся среде, приводила к учению об изменчивости видов» (Энгельс Ф., Диалектика природы, 1949, стр. 9).

В области физиологии растений и животных за это время также накопились данные о материальном единстве природы. Более глубокое изучение вопросов питания н развития растений повело к замене отшбочных водной н гумусовой теорий новой минеральной теорией. Приоритет в обосновании этой теории принадлежит русскому агроному и биологу А. Т. Болотову, к-рый выступил еще во второй половине 18 п., одновременно подвергнув критике господствовавшую тогда водную теорию питания. Позднее в трудах Ж. Сснсбыз (1742-1809), Т. Сое сюра (1767-1845), Ж, Бус.сенго (1802-87), Ю. Ли-биха (1803-73) и других также было доказано, что растение черпает нее питательные вещества из почвы, воды и воздуха и что процессы жизнедеятельности организма тем самым подчиняются основному закону сохранения материи и движения, открытому М. В. Ломоносовым. Большое значение для правильного понимания жизнедеятельности растений имел вопрос о поле и оплодотворении растений. В 18 п. и вплоть до 30-х гг. 19 и. он оставался спорным; многие учёные признавали наличие у растений пола чисто формально, пек-рые считали растения бесполыми.Русские учёные (А. Т. Болотов, И. И. Комов, Н. М. Ам'бодик-Максимович и др.) развивали и отстаивали правильные научные взгляды па пол и оплодотворение. Так, Амбодик-Максимовпч защищал эппгспетич. взгляды на оплодотворение и развитие растении, и при атом отвергал «жизненную силу» виталистов. Болотов описал явление дпхо! амин, и еше до К. Шпренгеля (1700-1833) правильно оцепил его как предпосылку для перекрёстного опыления, а также подметил усиление жизненности растений после перекрёстного опыления и показал, пак можно использовать это явление в сельском хозяйстве.

На Западе углубление исследований в этой области было связано, прежде всего, с работами Д. Амичн, Р. Броуна, А. Броньяра, В. Гофмейстера и других, исследовавших под микроскопом процесс оплодотворения растений.

В физиологии животных, в связи с применением новых физико-химич. экспериментальных методов, интенсивно изучались процессы обмена веществ, в особенности дыхание, а также электрические явления в организме. Принципиальное значение имел произведённый Ф. Вёлером (1800-82) синтез мочевины из неорганических веществ (1828). Ч. Белл (1774-1842) и Ф. Мажанди (1785-1855) сделали капитальное открытие в неврологии (чувствительность задних и моторность передних корешков спинного мозга). Эти данные во многом способствовали опровержению учения виталистов об особой «жизненной силе».

Появление в 50-х гг. 1Э п. марксизма явилось революцией, качественным скачком в истории развития человеческого познания. Научный подвиг Маркса и Энгельса заключался в том, что они создали диалектический метод и материалистич. теорию познания и революционного действия, науку об общих законах развития природы, общества и человеческой мысли. Маркс и Энгельс применили этот метод как к познанию законов общественной жизни, так и к познанию законов природы. Им принадлежит глубокий анализ основных проблем Б., ряд основополагающих тсоретич. обобщений и гениальных предвидений. Энгельс теоретически разработал многие проблемы Б., в том число и основную проблему происхождения и сущности жизни. Обобщив достижения ряда наук 19 в.- физиологии, биохимии и других, Энгельс дал классическое определение сущности жизни, вскрывшее основное качественное своеобразие и сущность живой материи как формы существования белковых тел. Энгельс подверг глубокой научной критике распространённые в 19 в. идеалистнч. теории происхождения жизни (теорию «вечности жизни», гипотезу «космозосн» Томсона - Рихтера - Гельмгольца) и обосновал материалнстич. теорию происхождения жизни. Согласно этой теории жизнь возникла из неорганической материи в виде самых простейших форм, а затем последовательно усложнялась и развивалась в ходе взаимодействия с изменяющимися внешними условиями. Теория

Биологияэнгельса о , происхождении жизни БИОЛОГИЯЭнгельса о , происхождении жизни .блестяще. ,,подг твердилась рядом последующих исследований сове/г'г скпх учёных.

Основоположники марксизма подвергли упичтот жающей критике тайке теории виталистов (Лпбих и др.) о «жизненных силах», агностиков, отрицавцшх; в духе Д. Юма и И. Канта познаваемость жизни. Ценнейшие мысли и положения были высказанй Энгельсом немногим вопросам эволюционного учения, клеточной теории, физиологии, систематики и т, д, Энгельс - автор гениальной теории о роли труди в происхождении человека. Работы основоположников марксизма подняли все вопросы Б. на уровень диалектпко-материалнстического понимания.

Крупнейшим событием в Б. 19 в. было создание эволюционной теории Ламарком и Дарвипом. После выхода в начале 19 в. трудов Ламарка, эволюционные идеи высказывались отдельными натуралистами. Однако глубочайшее обоснованно идеи эволюции бы; ло дано Дарвином (1809-82) в его книге «Происхождение видов» (1859) и в других трудах. Осповоиоложг пики марксизма-ленинизма характеризовали открытие Дарвина как крупнейшую победу материализма и естествознании, изгнавшее идеализм и метафизику из учения о живой природе. Обобщив многовековую с.-х. практику и всё прогрессивное, что дала биоло; гия ранее, Дарннн на огромном фактическом материале строго научно обосновал идею развития органической природы и учением об отборе объяснил про? похождение и изменяемость видов. «Ведущей идеей дарвиновской теории является учение об естественном и искусственном отборе. Путём отбора полезных для организма изменений создавалась и создаётся та целесообразность, которую мы наблюдаем в жирной природе: в строении организмов и в их пригшшг ности к условиям жизни» (Л ы с е н к о Т. Д., О положении в биологической науке, в его. кн.; Агробиология, [5 изд.], 1949, стр. 009-010). Оце> цпвая теорию Дарвина, Маркс и Энгельс указы; вали, что она изгоняет телеологию из природь; и подтверждает наличие объективной диалектики в прп[оде. В. И. Ленин в своей выдающейся рабртф «Что такое „друзья парода" н как они воюют против социал-демократов?» писал, что Дарвин положил кг,; нец воззрению на виды животных и растений, .к; к. на неизменяемые и поставил впервые Б. на ,впрл1.6 научную почву. . , , '.

И. В. Сталин охарактеризовал Дарвина как велит кого новатора науки. Однако марксизм, как указьь вал И. В. Сталин в классическом труде «Анархизм или социализм?», всегда относился к дарвинизму криг тн чески. Основоположники марксизма-ленинизма вскрыли в учении Дарвина серьёзные недостатки, связанные с тем, что оно возникло в условиях буржуазного общества. Резкой критике были подвер!7 нуты мальтузианский черты учения о борьбе за сугц^г cmsoeanue (см.), ошибочное использование Дарг вином ложного «закона перенаселения» Т. К. Мальтуса (1700-1834), и до сих пор служащего буржуазным идеологам для маскировки эксплуататорской сущности капитализма и оправдания человеконенавистнической политики империалистов. Ограниченность дарвинизма проявилась н в трактовке им явлений наследственности и сё изменчивости и в недооценке непосредственного влияния внешней среды и роли человека в преобразовании природы. И. В. Сталин указывал, что «дарвинизм отвергает не только катаклизмы Кювье, но также и диалектически понятое развитие, включающее революцию...» (Соч., т. 1., стр. 309). Придерживаясь ошибочной формулы «природа не делает скачков», Дарвин тракчо вал развитие в духе плоского эволюционизма. Несмотря на это, дарвинизм сыграл огромную роль в последующем развитии всех биологических наук и по существу обусловил принципиальную перестройку всей Б. На Западе учение Дарвина встретило двойственное отношение. Дарвинизм был поддержан А. Уоллесом (1823-1913), Э. Геккелем (1834-1919),Т. Гексли (1825-95) и другими учёными и в то же время резко атакован биологами-рсакцпо-иерами, идеалистами и церковниками западных стран. Одни из них пытались опровергнуть идеи Дарвина, другие всячески извращали дарвинизм, подменяя его различными идеалистич. концепциями.

В России учение Дарвина было принято восторженно всеми передовыми учёными, так как идея развития разрабатывалась классиками русской философии и русскими биологами-эволюционистами. В борьбе против реакции и мрака царско-крепостни-чоского режима революционные демократы отводили большое место и пропаганде материалистического естествознания. Под влиянием страстной агитации А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, Д. И. Писарева (1840-68), М. А. Антоновича (1835-1918) и других видных революционных демократов разночинные круги русской интеллигенции, в особенности молодёжь, начинают увлекаться изучением естественных наук. Из среды этой талантливой молодёжи и вышли корифеи русской науки 19 в.: А. М. Бутлеров (1828-86), Д. И. Менделеев (1834-1907), В. В. Докучаев (18'i6- 1903), К. А. Тимирязев (1843-1920), И. М. Сеченов (1829-1905), А. Г. Столетов (1839-96), И. И. Мечников (1845-1916), С. П. Боткин (1832-89), Ковалевские А. О. (1840-1901) и В. О. (1842-83), И. П. Павлов (1849-1936), И. В. Мичурин (1855- 1935) и другие учёные, сделавшие выдающиеся открытия во всех областях знания и создавшие славу русской науке. Не случайно, что именно русским учёным принадлежит первое место в дальнейшем творческом развитии дарвинизма. В то же время они воспринимали учение Дарвина критически. Мечников и Чернышевский подвергли критике мальтузианские ошибки Дарвина; Мечников указал, что фактор перенаселённости не может быть причиной интенсивного отбора,ведущего к биологич. совершенству и прогрессу вида; Тимирязев считал ошибочным дарвиновское представление о наследственности и его «временную гипотезу пангенезиса». Значительную роль сыграли русские учёные и в развитии других разделов Б. этого периода. Характерная особенность передовых русских уч'шых состояла в том, что они были врагами идеализма и мракобесия в пауке, пламенными патриотами Родины, неустанно боролись за демократизацию науки, стремились поставить её на службу народу, тесно связывали теорию с практикой. Они выступали как новаторы и создатели новых направлений в науке и общественной жизни.

А. О. Ковалевский и И. И. Мечников являются основополо книками эволюционной эмбриологии. Применив исторический метод к изучению зародышевого развития различных животных (губки, кишечнополостные, ресничные и кольчатые черви, моллюски, насекомые, асцидии и др.), они установили генеалогич. связи между различными группами животных и выяснили систематическое положение ряда животных (ланцетник, асцидии и др.). Работу А. О. Ковалевского по изучению развития асциднй Дарвин оцепил как «открытие величайшей важности», к-роо даёт «ключ к источнику, откуда произошли позвоночные». Ковалевский и Мечников убедительно показали значение эмбриологич. исследова ний для раскрытия закономерностей онто- и филогенеза; они показали сходство ранних стадий зародышевого развития не только позвоночных, но и беспозвоночных, подрывая тем самым метафизич. взгляды Кювье об абсолютных границах, существующих якобы между «неизменными» типами. Работы Мечникова по эмбриологии насекомых опровергли антидар-випистические взгляды А. Всйсмана, утверждавшего, что в развитии позвоночных и насекомых якобы нет параллелизма. В. О. Ковалевский положил начало эволюционной палеонтологии. До него палеонтология была по преимуществу описательной, «музейной» наукой. В. О. Ковалевский преобразовал её в науку, изучающую условия и закономерности развития жизни на земле па ранних этапах сё истории. Творчески применив материалистич. идеи Дарвина, Ковалевский изучил и объяснил пути эволюции копытных. В своих исследованиях он стремился показать, что изменения структуры организмов зависят от условий их существования. Тем самым Ковалевский ввёл в палеонтологию экологический принцип, в свете к-рого ископаемые виды животных стали рассматривать как формы последовательных приспособлений в процессе естественного отбора. Ковалевский опроверг взгляды палеонтологов - сторонников идеалистич. и телеологич. учения Кювье о коночных целях (причинах), якобы определяющих структуры и функции организмов.

Огромную задачу в развитии Б. в России выполнил К. А. Тимирязев - великий учёный, борец и патриот Родины. 50 лет отдал Тимирязев неустанной борьбе за учение Дарвина и его дальнейшее развитие. Он значительно углубил учение о творческой роли естественного отбора, о природе наследственности и ее изменчивости, дал классификацию различных форм наследственности при половом и бесполом размножении. Стремясь превратить дарвинизм в действенную науку, овладевшую законами развития организмов, Тимирязев предлагал создать особую науку - экспериментальную морфологию для разрешения практич. запросов земледелия и важнейших теоретич. проблем физиологии растений. Открытые им энерготич. закономерности фотосинтеза были крупнейшим вкладом в обоснование учения о единстве и связи живой и неживой материи в процессе круговорота веществ и энергии в природе. Тимирязев подошёл к изучению этих процессов с широких биологич. позиций. Он открыл значение хлорофилла для поглощения зелёными растениями солнечной энергии. Большое внимание Тимирязев уделил теоретич. разработке историч. метода в Б. и во всём объёме показал значение этого метода для познания основных закономерностей видообразования. Поднявшись стихийно до диалектико-маториа-листичсской трактовки ряда вопросов, он сформулировал глубокие тооретич. положения о противоречиях в развитии организмов, о единстве организма и среды и др. Однако Тимирязев не преодолел некоторых ошибочных положений Дарвина, напр., в трактовке борьбы за существование.

Всестороннее развитие Б. в направлении создания нового учения о преобразовании природы принадлежит И. В. Мичурину, к-рый начал свою творческую деятельность в 80-х гг. 19 в. Наиболее глубоко своё учение Мичурин развил в условиях социалистического общества, положив начало новому, высшему этапу Б. Но уже тогда Мичурин выдвигал и глубоко разрабатывал такую большую проблему В., как акклиматизация растений. Задавшись высокопатриотической целью улучшения садово-ягодного хозяйства в Средней России путём акклиматизации лучших сортов,

Мичурин в результате упорных творческих исканий заложил научные оснолы великого учения о преобразовании природы. Убеждённый нраг идеализма и метафизики, Мичурин отбрасывает догмы о неизменности видов и воспринимает учение Дарвина, не удовлетворяясь созерцательной стороной дарвинизма. В своих опытах, относящихся к раннему периоду, Мичурин изучал роль и значения различных факторов и условий в жизни и развитии растений, а также их влияния на потомство. Эти исследования уже тогда дали возможность Мичурину сделать ценные матсриалистич. обобщения о единстве организма и условий его существования и о наследовании приобретённых признаков. В этот же период Мичурин творчески разрабатывает пек-рыо из своих методов для создания поиых сортов растений путём активной переделки их природы, отбрасывая ошибочные концепции Гре.чя и других садоводов.

К числу новаторов русской пауки, творчески развивших дарвинизм, относится основоположник эволюционного почвоведения как науки В. В. Докучаев. Он применил идею развития к изучению процессов почвообразования и открыл ряд закономерностей, определяя почву как «особое естественно-историческое тело», а почвообразование - как сложный процесс, происходящий под совокупным влиянием различных природных факторов (а также и труда человека). Разработанная Докучаевым генетическая классификация почв до сих пор сохраняет руководящее значение. Особенно плодотворна была неустанная деятельность Докучаева по разработке научных принципов борьбы с засухой путём создания полезащитных лесонасаждений. Для проверки своих принципов он произвёл искусственное облесение Каменной степи (нынешняя Воронежская область) и показал всё могущество этого мероприятия в борьбе с суховеями. Однако в условиях царской России гениальные идеи Докучаева не могли получить практич. распространения. Лишь при Советской нласти его идеи в комплексе с идеями В. Р. Вильямса (1803- 1939), И. В. Мичурина и П. А. Костычева (1845-95) составили естественнонаучную основу грандиозного сталинского плана преобразования природы, с успехом осуществляемого в настоящее время.

И. М. Сеченов, И. П. Павлов, Н. Е. Введенский (1852-1922), И. И. Мечников-развивали идеи дарвинизма в области физиологии в связи с практич. медициной. С середины 19 в. физиология изучала но преимуществу функции нервной системы, органов чувств и обмен веществ в организме. Интерес к ним обусловливался запросами клинической медицины, гл. обр. терапии и неврологии. Физиологию нервной системы и органов чувств изучали многие учёные Запада: Э. Дюбуа-Реймон (1818-96), Э. Геринг, братья Э. и В. Вебер, Г. Гельмгольц (1821-94), В. Вундт (1832- 1920) и др. Особенность их работ заключалась в том, что они изучали отдельные функции узко аналитически, вне их связи с организмом, как целым, а также в отрыве организма от среды. Немногие попытки обобщений делались с позиций агностицизма и кантианского идеализма. В этом отношении характерны работы Г. Гельмгольца. Он выполнил ряд ценных исследований по физиологии органов чувств (зрения, слуха), по изучению скорости передачи нервного возбуждения и др. Но в теоретич. обобщениях Гельмгольц прояшгл себя как автор «теории иероглифов», идеалистическую и агностическую суть к-рой до конца разоблачил В. И. Ленин в классическом труде «Материализм и эмпириокритицизм». Дюбуа-Рсймон также проявил себя убеждённым идеалистом и агностиком, отрицая в пресло вутых речах «О границах познания» (1872) и «Семь мировых загадок» (1880) познаваемость происхождения жизни, эволюции организмов, сущности сознания и других важнейших проблем Б. Правоперными последователями каптовского идеализма объявили себя в вопросах физиологии Вундт и Геринг.

В противоположность «физиологическому идеализму» большинства западных учёных русские классики физиологии подходили к разработке её проблем с матсриалистич. позиций и в широком биологическом плане. Великий русский физиолог И. М. Сеченов творчески применил теорию Дарвина к изучению сложнейших вопросов физиологии нервной системы и психологии. Характерны в этом отношении труды Сеченова по психо-физиологии, в к-рых он выступает как основоположник эволюционной матсриалистич. психологии. Классический труд Сеченова «Рефлексы головного мозга» (1863) был огромным вкладом в матсриалистич. разработку проблем психики. Беря за основу рефлекс, как элементарную форму нервной деятельности, Сеченов гениально наметил пути матсриалистич. познания работы головного мозга на основе рефлекторной теории, впервые доказав единство телесных и психических процессов. Большая заслуга Сеченова заключалась таЕОке в открытии им в нервной системе центрального торможения, подавляющего периферические рефлексы. Теоретич. значение трудов Сеченова в разработке общебиологичсских проблем заключается в том, что он изучал организм в единстве с условиями его жизни и признавал наследование приобретённых признаков. Сеченов убедительно показал, что только на основе этих материалистич. положений можно вскрыть закономерности поведения животных, а также объяснить основные свойства психики человека. Сеченов считал, что физиология должна разрабатывать свои проблемы в единстве с клинической медициной. Эту идею осуществил великий русский клиницист С. П. Боткин (1832-89), организовавший при клинике специальную экспериментальную физиологическую лабораторию, в к-рой начал свою деятельность корифей русской физиологии И. П. Павлов.

Борьба с массовыми эпидемиями и эпизоотиями, а также запросы ряда отраслей производства (бродильное, пивоваренное и др.) обусловили большое развитие в 19 в. микробиологии. Один из основателей этой науки Л. Пастер (1822-95) большинство своих замечательных исследований выполнил по прямому заказу промышленности. Изучая причины массовой гибели шелковичного червя, наносившей большой ущерб французскому шелководству, Пастер открыл возбудителя, поражавшего шелковичного червя - пебрину. По заказу виноделов он выяснил причину частой порчи вина и низкого выхода укс}гса при брожении. Мировую славу создали Пастеру его открытия предохранительных прививок от бешенства и сибирской язвы. Большой вклад в развитие микробиологии внесли русские учёные..Еще в 18 в. широкую известность приобрели и труды русского эпидемиолога Данилы Самойловича Сущинского (1724- 1810). В 19 в. выдающимися представителями этой науки в России были И. И. Мечников, Д. К. Забо-лотиый (1806-1929), С. Н. Випоградский (р. 1856), В. Л. Омеляпский (1867-1928), Н. Ф. Гамалея (1859-1949) и др. Труды русских микробиологов по изучению различных микробов (возбудителей туберкулёза, холеры, чумы, брюшного тифа, дифтерии и др.) выходили за рамки обычных микробиоло-гич. работ. Они приводили к установлению общих закономерностей Б. В этом отношении весьма харак терны работы Випоградского по исследованию нитрифицирующих бактерий почвы, образующих из аммиака селитру, и по физиологии серобактерий, железобактерий и др., а также исследования Омс-лянского по изучению процессов разложения целлюлозы. В работах Виноградского л Омеляпского установлены закономерности кругооборота в нри-родо таких важнейших элементов, как азот и углерод. (; широких биологических позиций подходил к проблемам микробиологии и Мечников. В противоположность видным западным микробиологам Ф. Кону (1828-98) и Р. Коху (1843 - 1910), разделявшим метафизич. взгляды о неизменности микробов и тем самым отрицавшим эволюционный метод в микробиологии, Мечников плодотворно применил эволюционное учение к разработке проблем микробиологии и патологии. Изучая внутриклеточное переваривание, он установил, что у высших животных оно осуществляется только специализированными клетками - «фагоцитами» и является приспособлением, выработанным в ходе эволюции для борьбы с микроорганизмами. На основе сравнительного изучения фагоцитарной функции Мечников объяснил воспаление, как своего рода защитную реакцию организма, чем и положил начало эволюционной (сравнительной) патологии. Мечников применил эволюционную теорию и при трактовке явлений иммунитета (учение о невосприимчивости болезней), явлений старания организма и др. Ему принадлежит идея антибиотиков и мысль о применении биологнч. методов в борьбе с вредителями с. х-ва. В этом же плане следует рассматривать открытие В. Л. Манасеи-ным (1841 - 1900) и А. Г. Полотсбповым (1838- 1907) антнбиотич. свойств грибка зелёной плесени.

Изучение патогенных возбудителей (возбудителей холеры, чумы, сифилиса, брюшного тифа и др.), а также организация многочисленных экспедиций по изучению эпидемий в очагах их распространения - заслуга Д. К. Заболотного. Ряд опасных опытов с заражением различными микробами Заболотный произвёл на себе. Н. Ф. Гамалея под руководством Мечникова в 1886 организовал первую в России бактериологическую станцию в Одессе. Ему принадлежит открытие бактериофага (1886) и так называемых химических вакцин, а также организация борьбы с рядом эпидемий. В 1892 Д. И. Ивановский (1864-1920) открыл вирус мозаичной болезни табака и тем самым положил начало современному учению о фильтрующихся вирусах. Открытие Ивановского, помимо огромного практич. значения при изучении этиологии (причин) кори, оспы, гриппа, трахомы и вирусных болезней, имело не меньшее теоретическое значение для познания простейших форм живого.

Учение Дарвина корепным образом изменило направление исследований в ботанике и зоологии. В центре внимания этих наук оказались вопросы филогении и создания новой эволюционной системы органического мира. Вопросы филогении успешно разрабатывал на базе дарвинизма Э. Геккель, пытавшийся изобразить эволюцию организмов и их филогенетич. связи в виде эволюционного дерева. Ф. Мюллер (1821-97) и Геккель посвятили свои труды разработке так называемого бногенетич. закона. Г. и Ф. Мюллеры, Ф. Гильдебранд (1835- 1915) и другие разрабатывали с позиций дарвинизма важнейшие вопросы Б. растений, поставленные в ботанических трудах Дарвина. Большой вклад в разработку эволюционных проблем внесли русские зоологи: Н. А. Северцов (1827-85), А. П. Богданов (1834-93), Я. А. Борзенков(1825-83), М. А. Менз бир (1855--19-35); давшие ряд замечательных исследований в области экологии (Н. А. Сеперцов), зоогеографии (Северной, Мензбир), сравнительной анатомии (Иорзенков, Мензбир). Важные работы в области систематики и экологии растений, а также флористики принадлежат В. Л. Комарову (1869-1945). Выдающиеся открытия в области оплодотворения растений произвёл И. Н. Горожанкин (1848-1904), а вобласти изучения размножения клеток - ботаники И. Д. Чистяков (1843-77), открывший кариокинез (1874), и В. И. Беляев (1855-1911), открывший редукционное деление. Большое значение имело открытие двойного оплодотворения у растений С. Г. На-вашнным (1857-1930). Таким образом, в 19 в. в Б., благодаря применению исторического (эволюционного) метода, был открыт ряд закономерностей развития живых существ (естественный отбор, наследование приобретённых признаков, биогенетический закон и др.) и исследована взаимосвязь живой и неживой природы (фотосинтез, хемосинтез). Открытый Ла-марком и Дарвшюм и творчески развитый русскими биологами (К. А. Тимирязевым, И. В. Мичуриным и др.) исторический метод в Б. был значительным шагом на пути диалсктико-материалистического познания живой природы. В этот период в Б. происходила острая борьба против идеалистов и метафизиков за утверждение материалистического мировоззрения. Борьба эта ещё больше обострилась в последующий период кризиса Б., наступившего в эпоху империализма.

Период кризиса в биологии 19-й - 20-й века[править]

Период кризиса Б. начинается с конца 19 в. н связан с эпохой империализма. В этот период капитализм вступил в полосу всеобщего кризиса, на фоне к-poro развился кризис естествознания, в том числе и Б. Обострение классовой борьбы в эпоху империализма и пролетарских революций находит отраженно в идеологии. Обречённая на гибель буржуазия пытается удержать своё господство, прибегая не только к политич. террору, но и к идсо-логнч. реакции, опираясь на религию в борьбе с революционной идеологией рабочего класса.

Многочисленные идеалистич. школы и направления, вроде махизма, неокантианства, прагматизма, интуитивизма и других «измов», возникшие в эпоху империализма, имеют своей целью духовное порабощение трудящихся. В. И.Ленин в гениальном труде «Материализм и эмпириокритицизм» ярко показал, что эта философия мракобесия, спекулируя на т. н. кризисе естествознания, оказывает тлетворное влияние на многих естествоиспытателей и сбивает их на позиции идеализма. Таковы социальные корпи кризиса естествознания. Но В. И. Ленин указывал, что кризис естествознания имеет и гноссологич. (теоретико-познавательные) корни, связанные с неспособностью буржуазных учёных правильно оценить новейшие научные открытия и сделать из них правильные философские выводы. Анализируя кризис в физике, Ленин писал: «Суть кризиса современной физики состоит в ломке старых законов и основных принципов, в отбрасывании объективной реальности вне сознания, т. о. в замене материализма идеализмом и агностицизмом» (Соч., 4 изд., т. 14, стр. 245). «Новая физика свихнулась в идеализм, главным образом, именно потому, что физики не знали диалектики» (т а м ж е, стр. 248-249). Ленин показал, что новейшие открытия физики в области изучения строения атома (материи) вскрывали объективную диалектику природы и требовали от физики решительного отказа от метафизики в вопросах познания в пользу диалектики. «Современная физика,- писал Ленин,- лежит в родах. Она рожает диалекти чсский материализм» (там ж о, стр. 299). Те же причины вызвали и кризис в Б.

Конкретные исследования и достижения многих буржуазных биологов получали ошибочное идеалистическое истолкование. Важно отметить, что именно в этот период выдающиеся деятели русской пауки сделали ряд крупных открытии. Это не было случайным, т. к. истоки расциета русского естествознания восходят к передопым традициям русской классической философии 19 в. В копне 19 и начале 20 вв. в В., главным образом трудами русских учёных, совершается ряд крупных открытии, раскрывающих диалектический характер законов живой природы. Важнейшим из них было открытие 11. П. Нашитым закономерностей сердечно-сосудистой, пищеварительной и нервной систем, завершившееся созданием учения о высшей нервной деятельности и теории условных рефлексов. Выдающийся физиолог II. К. Введенский на основе блестящих экспериментов с применением «тслефоппчсского метода» научения возбуждения и торможения в нерпе создал учение о парабиозе (см.), вскрывшее закономерности единства процессов торможения и возбуждения в живых тканях. Эти закономерности были затем установлены Павловым н для центральной периной системы. Видные русские учёные 10. II. Чаговсц (1873-1939) и П. 11. Лазарев (187S-1943) создали ионную теорию возбуждения, согласно которой возбуждение в живых тканях наступает при определённом изменении концентрации свободных ионов. Тем самым был установлен общий закон, характеризующий физнко-хпмпч. сторону возбуждения живых тканей. Больших успехов достигла и биохимия в изучении свойств различных ферментом, строения белка и т. д., что создало базу для более глубокого понимания обмена всщссти.

Великий преобразователь природы Мичурин в это время разрабатывает тсоретпч. основы новою учения о переделке природы растений, новые методы управления их развитием, новую дпалектпко-материали-стич. теорию наследственности. Выдающийся советский агробиолог В. Р. Внльямс создал агропомпч. учение, теорию создания и восстановления почвой-, ного плодородия.

Крупный русский дарвинист А. Н. Северцов '(I860-1930) создал морфобиологическую теорию, вскрывающую закономерности изменения структуры организма в процессе эволюции, выявил основные пути морфологич. эволюции, углубил трактовку биогенетического закона. Передовые русские биологи последовательно отстаивали позиции материализма в В., тогда как на Западе в ряде стран (Германия, Англия, США) Б. стала переживать глубокий кризис. Этот кризис выявился в открытом переходе части зарубежных биологов в лагерь идеализма и мистики, в стремлениях использовать Б. в реакцнонпо-полп-тич. интересах буржуазии.

Кризис в Б. был выражением и следствием влияния буржуазной идсологич. реакции в пауке и наиболее ярко сказался в теоретпч. разработке таких основных проблем Б., как проблемы единства и целостности организма, наследственности и её изменчивости, проблемы физиологии органов чувств и периной системы. После обоснования клеточной теории строения организмов были изучены многие детали строения и жизнедеятельности клетки. Некоторые биологи стали рассматривать клетку как своего рода самодовлеющий организм со всеми свойствами, присущими многоклеточным организмам. В результате в Б. появились направлении, рассматривавшие все жизненные функции сложного,многоклеточного орга 26 в. С. Э. т. 5.

нпзма как сумму функций отдельных клеток (пелдю-ляриая патология I1. Внрхона, цсллюлярпая физиологии М. Фсрворпа и др.). «Цсллюлярппы» пошли по пути отрицания единства и целостности организма, рассматривая его как '«федерацию клеточных государств». На основе «нсллюляризма» Фсрворп пришёл к чисто махнстскнм, идеалнстнч. выводам, заявляя, что мир - это только представление психеи (души). Реакционные биологи-идеалисты (Г. Дрнш, И. Репине, Я. Пкскюль, 1 . 1 ольф и д >.) выступили с обоснованием системы «неовитализма». Они пытались извращённо объяснить единство и целостность организма с помощью аристотелевской «энтелехии» и утверждали, что такие явления, кап эмбриогенез, формообразование и регенерация невозможно объяснить без признания впсматсриаль-noi'o фактора целостности организма. Для этих целей были использованы эксперименты т. п. механики развития, представляющей формалистическое, ошибочное направленно в изучении процессии индивидуального развития организма, созданное буржуазными биологами (Дрнш, В. Ру, Шпсмап и др.). Попытки пск-рых. зарубежных биологов (С. Ледк,к, Ж. Лёб) объяснить единство организма с чисто механнстпч. (фпзнко-хнмпчсскпх) позиций также оказались несостоятельными, ибо они были основаны на методологически порочном сведении бпологпч. свойств н физическим п химическим свойствам неживой материи. Ещё более реакционную роль в период кризиса в Б. играла лженаучная теория А. Всйсмана, взявшего на себя задачу опровергнуть матсрпалистич. основы дарвинизма и создавшего формалистическое идеалистич. учение о наследственности. В основу «теории зародышевой плазмы» Вейсмаиа легло положение о том, что-носителем всех наследственных свойств организма является якобы некое бессмертное, неизменяющееся под влиянием условий существования «вещество' наследственности». Всйсман совершенно безосновательно назвал своё направление «неодарвинизмом», против чего решительно выступил К. А. Тимирязев, показавший, что учение Всйсмапа всецело обращено' против дарвинизма. Несовместимость идеалистич. учения Всйсмапа с дарвинизмом выразилась в отрицании им влияния внешней среды на изменение наследственной природы организма и отрицании матс-рналистич. закона наследовании приобретённых признаков. Всйсман воскресил идеалистич. теорию преформизма, считая, что всякий организм уже ирод-образован во всех своих свойствах и признаках в т. н. детерминантах «наследственного вещества». По представлениям Вейсмана, организм якобы по формируется заново в процессо индивидуального' развития, а лишь реализуется на основе лежлщего в гаметах набора зачатковых детерминант. Мистический характер этой теории выражался и том, что> Вейсман объявил «зародышевую плазму» бессмертной и существующей независимо от смертного тела, являющегося, по его представлениям, лишь оболочкой. Антидарвинизм Всйсмапа ярко выразился и в отрицании им творческой роли естественного отбора при создании новых форм и в уподоблении отбора мехаппч. действию «сита». Всйсман отрицал также влияние среды па развитие организма. Реакционную и метафизпч. суть вейсманизма еще в 1900 глубоко вскрыл И. В. ("талин в работе «Анархизм или социализм?». И. В. Сталин указывал, что антинаучной теория неодарвинизма (вейсманизма) вытесняется более прогрессивной leopiifii нголамярки.чмл. Неолг-ыаркисты (0. Гскксль и др.) считали, что на развитие организма оказывают влияние внешние условия среды и экспериментально изучали действие

различных факторов среды на организм и на изменение его наследственной природы, развивая тем самым учение Ламарка и Дарвина.

Вслед за Вейсманом в начале 20 в. против дарвинизма выступили Г. Де Фриз, К. Корренс и А. Чер-мак, воскресившие реакционную теорию наследственности австрийского монаха Г. Менделя. Целая группа реакционных учёных (У. Бетсон, Л. Донкастер и др.), к-рых Тимирязев презрительно назвал «мендсльянщши», пыталась выдать менделизм за открытие, после к-рого теорию Дарвина остаётся лишь сдать в архив, как «праздный продукт викторианской телеологии» (Бетсон). С особой яростью Бетсон отвергал важнейшее положение дарвинизма - учение о естественном отборе. Сокрушительный отпор как вейсманистам, так и мендельянцам -(Вейсману, Бетсону и др.) тогда же дали передовые русские биологи Тимирязев, Мичурин и др. Тимирязев расценил попытки мсндельянцев опровергнуть учение Дарвина как вторжение «клерикального и националистического элемента в самую светлую область человеческой деятельности». Тимирязев доказал, что менделизм направляет изучение наследственности по ложному пути чисто формалистического и абстрактно-математич. анализа. Тимирязев писал, что законы Менделя не биологические, а чисто статистические и никоим образом не вскрывают биоло-гич. существа наследственности. Исходные положения менделизма в учении о наследственности покоились на тех же ложных предпосылках, что и вейсманизм, а именно - на признании существования вымышленной наследственной субстанции, якобы содержащейся в половых клетках, дающих при слиянии различные комбинации наследственных зачатков, что выражается постоянными числовыми отношениями. Ложность построений менделистов и вейсманистов проявилась в том, что они изучали природу наследственности на изолированно взятых признаках, вне связи с условиями жизни и развития организма. Сам организм они рассматривали как мозаику признаков. В 1915 в результате блестящих опытов по гибридизации Мичурин показал, что пресловутые «гороховые» законы Г. Менделя научно несостоятельны и не отражают действительных законов наследственности. Мичурин доказал возможность направленного изменения природы растительного организма и возможность управления явлениями доминирования того или иного признака или свойства растения путём отдалённой гибридизации и соответствующего воспитания гибридного потомства. Разработав новые методы по переделке природы растений, Мичурин создал св. 300 сортов новых плодово-ягодных растений.

Наряду с вейсманизмом-менделизмом, в 20 в. появились также и другие идсалистич. и метафизич. теории, направленные против дарвинизма. К ним относились: «теория мутаций» голландского ботаника Де Фриза, представлявшего изменчивость (мутации) как беспричинное явление, якобы периодически охватывающее растительный мир (т. н. мутационные периоды); автогснетичсская теория Я. Лотси, считавшего, что эволюция якобы возможна и при постоянстве видоз, благодаря их гибридизациопной комбинаторике; алтогенстич. теории (Э. Коп, Г. Осборн и др.);теории психоламаркизма откровенно виталистического толка (Э. Коп, Р. Франсе, А. Пау-ли) и др. В настоящее время С, Райт подменяет ма-териалистич. учение об эволюции математич.абстракциями в махистском духе; Д. Симпсон проповедует т, н. гснетико-автоматическое возникновение не только видов, но и высших систематических кате горий, вне зависимости от факторов среды, отбора и т. п. Роль среды и отбора отвергает также идеалистич. теория Л. Кэно - т. н. теория преадаптацни, согласно которой приспособления организмов возникают якобы автоматически, а организму остаётся лишь «подобрать» себе подходящую среду. Антидар-випистические представления усиленно пропагандируются сейчас реакционными биологами США.

Особенно широкое распространение в буржуазных странах получила реакционная генетика, основанная Морганом и используемая в классовых целях импсриалистич. политиками. Эта теория, положившая в основу учения о наследственности идеалистич. представления Вейсмана-Менделя-Моргана, явилась теоретич. основой лженаучных гнусных и человеконенавистнических измышлений, именуемых «расовой теорией», евгеникой и т. п. Евгеника, культивируемая в США, стремится внести в воспроизводство человеческого рода методы зоотехнического разведения домашних животных. Некоторое число сторонников менделевско-моргановской генетики -было и в СССР (Н. К. Кольцов, Ю. А. Филиппченко,

A. С. Серебровский и др.). В капиталистич. странах усиленно извращается учение Дарвина с реакционной целью распространить его на общественные явления. Это реакционное извращение дарвинизма, получившее название «социал-дарвинизма», было распространено в ряде стран (Англия, Германия, США); многие буржуазные учёные (Л. Вольтман, Ф. Ланге, Вейсман и др.) пытались использовать мальтузианские элементы дарвинизма для оправдания буржуазных порядков и социального зла, для маскировки эксплуататорской сущности капитализма, для оправдания человеконенавистнической политики империалистов. Особенно широко эти «теории» пропагандируются D настоящее время в США. Ярким примером служат человеконенавистнические взгляды

B. Фогта, расценивающего войны как благодетельный фактор, уничтожающий избыток населения, и осуждающего медицину за то, что она занимается лечением больных людей, якобы отягощающих общество.

Современный идеализм пытается также использовать в своих целях данные физиологии. Воскрешая давно опровергнутый В. И. Лениным «физиологический идеализм», ряд современных буржуазных учёных (Ч. Шсррингтон, К. Лешли и др.) выступил против материалистич. теории Павлова о высшей нервной деятельности. Таким образом, на Западе в период кризиса Б. шла (и идёт) преимущественно по ложным, псевдонаучным путям идеализма, мистики и реакции, тогда как передовые русские учёные (Тимирязев, Мечников, Павлов, Мичурин и др.) активно защищали позиции материализма в Б. В своё время Тимирязев дал резкий отпор вейсманистам, ыендельянцам и виталистам (Дришу, Бетсону, Н. Н. Страхову, Данилевскому, С. И. Коржин-скому и др.), а также откровенным мистикам вроде О. Лоджа. Мечников разоблачал реакционных философов-мракобесов (А. Бергсона, Ф. Ницше, А. Шопенгауэра), пытавшихся оказать своё тлетворное влияние на науку. Павлов решительно боролся против идеалистов в психологии и физиологии (Шер-рингтон, Лешли, В. Кёлер и др.). Отстаивая материалистич. закон наследования приобретённых признаков, Павлов на основании своих опытов доказывал наследственную передачу приобретённых условных рефлексов. Он считал, что между врождёнными рефлексами и условными пет непроходимой грани. Значение павловского учения в развитии Б. состоит в том, что оно глубоко вскрывает роль нервной системы в эволюции органического мира. Изучая

жизнедеятельность организма в тесной связи с внешними условиями, Павлов показывал, что воздействие среды на организм регулируется нервной системой. «Если бы животное,- писал И. 11. Павлов.- не было, употребляя биологический термин, точно приспособлено к внешнему миру, то оно скоро или медленно переставало бы существовать... Оно так должно реагировать на внешний мир, чтобы всей ответной деятельностью его было обеспечено его существование* (Полное собр. трудов, т. 4, 1947, стр. 22-23). Павлов показал, что сложное взаимодействие организма с внешней средой осуществляется высшим отделом центральной нервной системы - корой головного мозга, являющейся органом образования условных рефлексов. Сложнейшая система рефлексов и составляет, по Павлову, физиологич. основу высших психических процессов. Этот вывод Павлова представляет величайшую победу материализма в Б. Сокрушительный отпор идеализму в учении о наследственности и развитии растений нанёс Мичурин. Таким образом, русская наука в лице своих основных представителей высоко держала знамя научного прогресса, отстаивая великие принципы материализма.

Мичуринская биология в СССР 1920-е - 1950-е гг[править]

Два выдающихся учения в Б., созданные в СССР,- учение и учение - подняли изучение живой природы на уровень диалектико-материалисти-ческого познания, достигнутого под руководящим и направляющим влиянием гениальных идей Ленина и Сталина. Этот новый, высший этап развития материалистической Б. представляет мичуринская Б., расцвет к-рой произошёл в СССР - стране победившего социализма.

Достижения советской биологии[править]

Победоносное строительство социализма в Советском Союзе обусловило небывалый расцвет советской науки, в том числе и Б. Оплодотворяемая социалистической практикой и вооружённая марксистско-ленинским методом познания и революционного действия, советская Б. поднялась на новую, высшую ступень диалектико-материалистического познания законов развития живой природы и поставила во всём объёме задачу преобразования её в интересах социалистического общества. Этот качественный скачок в развитии Б. от созерцательного, пассивного объяснения живой природы к сознательному, направленному её преобразованию был осуществлён в трудах гениального преобразователя природы И. В. Мичурина, воодушевлённого в своей творческой деятельности заботами великих вождей Ленина и Сталина.

«Человек может и должен делать лучше природы»,- говорил Мичурин (Соч., 2 изд., т. 4, 1948, стр. 245).- «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее - наша задача» (там я; о, т. 1, стр. 605).

Призыв Мичурина к полному освобождению человека от власти стихийных сил, к проникновению в великую тайну жизни опирался на выдающиеся достижения русской биологической науки. В. В. Докучаев и В. Р. Вильямс создали учение о безграничном повышении плодородия почвы и приступили к осуществлению своего учения на практике, опровергнув схоластические измышления зарубежной лженауки об убывающем плодородии земли. Сеченови Павлов, раскрыв законы деятельности головного мозга, перешагнули через порог, перед к-рым беспомощно топтались все физиологи мира, и открыли новую эру в физиологии. Но только в условиях нового общественного строя, уничтожившего 26*

вековечную зависимость науки от идеологии эксплуатирующих классов, были созданы предпосылки для развития материалистической науки, ставящей своей задачей управлять закономерностями природы.

Всеми успехами и достижениями советская Б. обязана советскому народу, выдвинувшему из своей среды армию деятелей науки нового типа, большевистской партии, руководящей развитием науки, и лично И. В. Сталину - учителю и другу советских учёных. Когда под тлетворным зарубежным влиянием часть биологов в разработке основных проблем Б. отходила от правильных материалистических позиций, партия мобилизовывала советских учёных на борьбу против этих извращений и помогала стать на верный путь. Под руководством партии происходили главные этапы борьбы в советской В.: борьба с механицизмом (суррогатом подлинного материализма) на рубеже 20-х и 30-х гг. 20 в.; разоблачение меньшевиствующего идеализма в науке о развитии наследственности в начале 30-х гг.; наконец, вскрытие реакционной, идеалистич. сущности вейсманизма - менделизма - морганизма.

Одобренный Центральным Комитетом ВКП(б) доклад академика Лысенко на сессии Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина в июле - августе 1948 глубоко и ярко осветил современный этап идеологической борьбы на биологическом фронте, к-рая велась уже много лет и приобрела особую остроту. Т. Д. Лысенко показал, что в современной Б. противостоят друг другу два противоположных направления: прогрессивное - материалистическое учение Мичурина, и реакционное - идеалистическое учение последователей Вейсмана, Менделя, Моргана.

Основатель так называемого неодарвинизмаВейсман еще в конце 19 в. выступил с утверждением, что основу любого организма составляет особое зародышевое вещество «идиоплазма». Все остальные ткани организма (сома) представляют лишь вместилище, питательную среду для зародышевого вещества, к-рое лишь одно является носителем наследственности и других свойств живого.

Сома может изменяться под влиянием внешних условий. Но это ни в какой мере не отражается на идиоплазме, к-рая не подвержена воздействию условий жизни и развития организма. Сома рождается, изменяется и умирает. Зародышевое вещество бессмертно, оно никогда не зарождается вновь и сохраняется неизменным в течение всего развития жизни на земле.

Эта концепция о неизменяемости идиоплазмы была позднее подхвачена менделистами-морганистами в их учении о гене, по к-рому материальной носительницей жизни является единичная молекула наследственного вещества, входящая в состав ядерных хромосом. В молекулярной структуре и скрыты все тайны жизни, в частности, способность организма к самовоспроизведению. По воззрениям менделистов-морганистов носителями основных свойств жизни являются мифические «генные молекулы», к-рые совершенно не участвуют в обмене веществ живой клетки, но вместе с тем управляют её развитием.

Ясно, что как вейсманизм, так и менделизм-морганизм, облекаясь в материалистические одежды, трактуя о «веществе», «плазме», «генных молекулах» и т. д., по существу приходят к враждебному науке дуализму, к противопоставлению «смертного» материального тела «бессмертному и вечному» началу жизни - зародышевойплазме.

Вместе с тем эти реакционные учения весьма вредны для практики, так как принципиально отрицают

Биология

возможность направленного изменопия наследственной природы организмов. По мнению морганистов, даже и тех случаях, когда застывшая синап структура может испытывать некоторые изменения в расположении атомов (например под влиянием рентгеновских лучей и других воздействий), эти «биологические квантовые скачки» - «мутации»- совершенно случайны, не адэкватны внешним воздействиям и, следовательно, ими невозможно управлять. Таким образом, человеку действительно остаётся только «ждать милостей от природы», более или менее удачно ловить «счастливые случайности».

Мичуринское учение[править]

Совершенно иные перспективы открывает перед нами мичуринское учение. Согласно ему, в основе всего живого лежит непрерывный обмен веществ, непрерывная ассимиляция и диссимиляция. Организм всегда формируется в процессе своего индивидуального развития на основе обмена веществ с внешней средой. Поэтому и присущая всем организмам способность к самовоспроизведению не является следствием какого-то изолированного, неизменного фактора (структуры хромосомы или гена), а отражает всю подвижную организацию данной протоплазмы в целом и, следовательно, несомненно подвержена закономерному, направленному изменению. Это глубоко правильное диалсктико-материалистическое учение о единстве организма и среды даёт в руки человека мощное оружие для переделки живой природы.

И.В.Мичурин впервые в истории Б. доказал как теоретически, так и на практике, что человек может управлять наследственностью и её изменчивостью и планомерно создавать нужные ему формы. На большом числе работ великий биолог Советского Союза и его многочисленные ученики и последователи во главе с Т. Д. Лысенко показали, что, умело подбирая внешние условия, можно направлять индивидуальное развитие организмов в нужную сторону и одновременно изменять наследственные свойства организма.

Природа организмов консервативна, но этот консерватизм можно преодолеть. Так, растение, попадая в условия развития, не соответствующие его потребностям, приходит в состояние «расшатанной» наследственности, становится пластичным, податливым к внешним воздействиям. Сознательно изменяя условия внешней среды, можно создать нужные человеку сорта из организмов с расшатанной наследственностью. На этом принципе базируются такие широко вошедшие в практику приёмы изменения живой природы, как вегетативная гибридизация, скрещивание форм, резко различающихся по своему положению в систематике и месту своего обитания и т. д.

Новой ступенью в развитии мичуринского учения явилась теория стадийного развития организма, выдвинутая Т. Д. Лысенко. Согласно этой теории, развитие растения складывается из ряда этапов, стадий, связанных с коренными качественными сдвигами в обмене веществ. Для осуществления каждой из этих стадий требуются определённые внешние условия. Познав ход индивидуального развития организмов на каждой стадии, можно менять наследственность организмов в нужную сторону. Идя этим путём, Т. Д. Лысенко и его сотрудники осуществили направленное изменение озимых форм злаков в яровые и обратно, получили высокоморозоустопчивые озимые формы пшеницы при посеве по стерне яровых в Сибири, преодолели вырождение картофеля на юге, применяя летние посадки, блестящими опытами по вегетативной гибридизации опровергли лженаучную хромосомную теорию наследственности и т. д.

При всём многообразии этих результатов в их основе лежит один общий принцип мичуринской биологии, который сформулирован Т. Д. Лысенко следующим образом: «Изменения условий жизни вынуждают изменяться сам тип раз в и т и я растительных о р г а н и з м о в. В и д о и з м е н ё н н ы й т и п р а з в и т и я я в л я е т с я, таким о б р а з о м, п е р в о п р н ч и н о й и з м е н е н и я

н а с л е д с т в е н н о с т и» (Л ы с с н к о Т. Д., Агробиология, [5 изд.], 1949, cтp. 133). В изменении типа развития организма, в умении направлять развитие в соответствующую сторону, изменять тип обмена веществ - лежит ключ к овладению процессом направленной изменчивости.

Таким образом: «...наследование свойств, приобретаемых растениями и животными в процессе их развития, возможно и необходимо» (Л ы с е н -к о Т. Д., там же, стр. 617). Этот вывод является важнейшим завоеванием советской Б., он правильно ориентирует философскую мысль в понимании сущности жизни и вместе с тем указывает на широкие возможности переделки живой природы. В этом направлении работают многочисленные последователи мичуринского учения, добившиеся выдающихся успехов в области растениеводства и животноводства.

Выдающийся вклад внесла мичуринская Б. в разработку проблем эволюционного учения, в познание закономерностей эволюции живой природы, в развитие материалистических основ дарвинизма.

Опираясь на диалектико-материалистическое учение о развитии природы и общества, созданное гениальными трудами основоположников марксизма-ленинизма, советские биологи углубили и развили все прогрессивные положения дарвинизма, освободили его от ошибок, а также от позднейших идеалистических извращений и на основе новых экспериментальных данных и обобщения практики социалистического сельского хозяйства обогатили дарвинизм, подняв его на новую ступень. По-новому поставлены и разрабатываются проблемы о наследственности и её изменчивости, о роли условий жизни в изменении наследственной природы организмов, о единстве онто- и филогенеза, о формах видот образования, о возможности управления эволюционным процессом и многие другие. Фундаментальное значение в постановке и разрешении указанных проблем имеют труды Т. Д. Лысенко и его сотрудников. В докладе на сессии Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук им. В. И. Ленина академик Лысенко широко развил прогрессивные стороны учения Дарвина.

Главное в дарвинизме - учение об отборе, объяснившее целесообразность, наблюдаемую в живой природе,- соответствие организмов условиям их жизни. Это учение обобщает многовековую практику растениеводства и животноводства и даёт ей рациональное объяснение. Порочным в дарвинизме является применение реакционной теории Мальтуса для объяснения действия отбора и обоснования совершенно ошибочного положения о наличии в природе внутривидовой борьбы.

Положительным в учении Дарпина было то, что он допускал возможность наследования приобретённых свойств, а, следовательно, и признавал прямое влияние условий жизни на эволюцию организмов. Недостатком было отсутствие последовательности в защите этого положения, признание «неопределённости» изменений, причины к-рых для Дарвина были неизвестны.

Реакционный менделизм-морганизм постарался всемерно использовать эти ошибки и подорвать материалистические оспоиы дарвинизма. Советский творческий дарвинизм, отвергая ошибки Дарвина, развивает прогрессивную сторону этого учения. В трудах Т. Д. Лысенко учение об отборе было очищено от вейсманистских извращений, низведших отбор до уровня сита, отсеивающего случайно возникшие изменения. Отбор играет не только сохраняющую, но и творческую роль, способствуя изменению и преобразованию организмов. Вся практика селекции, как было отмочено еще Дарвином, утверждает творческую роль отбора. Однако отбор - не единственная движущая сила эволюции. Изменённые условия развития обусловливают соответствующие преобразования организмов, передающиеся потомству. В свете мичуринского учения становится совершенно очевидной ошибка Дарвина, отрицавшего скачкообразный характер эволюции. «Human природа,- говорит Т, Д. Лысенко,- это биологическая цепь, как бы разорванная па отдельные звенья - виды. Поэтому неправильно говорить, что виды пи на какой период не сохраняют постоянства своей качественно-видовой определенности. Говорить так - это значит признавать развитие живой природы, как плоскую эволюцию без скачков» (Л ы с е ц к о Т. Д., там же, стр. 043).

Преобразование твёрдой яровой пшеницы п мягкую озимую, произведённое путём осенних посевов, привело к превращению вида «дурум>> в вид «нуль-rape», со всеми характерными признаками, пклю-чап хромосомный набор, без каких-либо переходных форм. Этот факт - первое экспериментальное доказательство скачкообразного характера видообразования. Качественному изменению предшествует накопление количественных изменений в обмене веществ, вызванное новыми условиями развития. Исследования показали, что эти количественные процессы отчётливо отражаются на изменении ферментативной активности переделываемых растений.

Мичуринское учение убедительно демонстрирует черты советской В., поднимающие её па недосягаемую для зарубежной пауки высоту. Эти черты - вооружённость передовой теорией Маркса -Энгельса- Ленина - Сталина и беспрерывная проверка теоретических заключений практикой социалистического хозяйства - придают советской биологической теории её преобразующий, творческий характер.

Другой яркий пример, демонстрирующий руководящее значение марксистско-ленинской теории для успешного развития советской Б.,- разработка проблемы происхождения жизни. Перед этой проблемой крупнейшие учёные Европы и Америки оказались Сос-помощными. Возглавляемые менделистами и морганистами, зарубежные биологи изображали возникновение жизни на земле, как внезапное образование мельчайших единиц жизни - «генных молекул», к-рыо возникли чисто случайно, благодаря «счастливому» сочетанию разнообразных атомных группировок, ц уже с момента своего возникновения были наделены всеми атрибутами жизни. Таким образом, менделизм-морганизм отрицает закономерность процесса возникновения жизни, объявляет его чисто случайным (и, может быть, никогда более неповторимым) явлением. Но так как никакой случайностью нельзя объяснить внутреннюю целесообразность организации п приспособленность к условиям внешней среды, свойственные даже простейшим живым существам, то менделисты-морганисты в во просе о происхождении жизни неизбежно скатываются к признанию «разумной творческой воли», «всемогущей силы, формирующей жизнь» и тому подобным откровенно идеалистическим представлениям.

Только теория диалектического материализма позволила правильно подойти к проблеме происхождения жизни. Важнейшее звено в разработке этой проблемы составляет изучение истории развития материи. Исследование и сопоставление данных астрономии, геологии, химии и Б. убеждает пас в том, чю в известный период существования Земли на её поверхности образовались многочисленные органические соединения. Вследствие разнообразных реакций - полимеризации н конденсации - стали возникать всё более высокомолекулярные соединения; некоторые из них по строению молекул приближались к веществам, входящим в состав современных организмов. В частности, таким путём возникли и первичные белковоподобныс соединения. Молекулы последних, находясь в водном растворе, должны были объединяться в молекулярные рои и кучи. Когда величина такой кучи достигала определённых размеров, она выделялась из окружающего раствора п форме видимой под микроскопом коацерватнон капли - простейшей индивидуальной коллоидной системы. Изучение свойств коацерватных капель, полученных искусственным путём, показало, что п них уже могут совершаться как процессы синтеза, идущие за счёт веществ окружающей среды, так и процессы распада. Скорость этих двух взаимно противоположных процессов зависит от внутреннего строения, индивидуальной организации каждой коацерватной капли. Поэтому возникавшие в первичных водах Земли ко-ацерватпые капли подвергались своеобразному «естественному отбору». При данных условиях внешней среды одни из них (вследствие преобладания процессов синтеза) увеличивались в объёме и весе, другие (в к-рых быстрее происходили процессы разложения) распадались и исчезали. На фоне этого «отбора», иод его «строгим контролем» должна была протекать дальнейшая эволюция первичных коацерва-тов, приведшая к возникновению систем, уже наделённых характерной для всего живого приспособленностью внутреннего строения к условиям внешней среды. Так возникли первичные простейшие организмы. Их появление было отнюдь не случайным. Новая форма существования материи могла сложиться только па ослопе новых закономерностей, возни-кашних в самом процессе становления жизни.

Одной из характерных особенностей живой материи является то, что она представлена бесчисленным множеством отдельных индивидуальных существ. Всем им присущи общие черты строения, по наряду с ними каждому организму свойственны и особенности, отличающие его от всех других живых существ и характеризующие ту степень развития, па к-рую он поднялся в процессе филогении. Поэтому и В. необходимо как углублённое изучение общих всему живому явлений, так н познание жизни во всём её многообразии. Особенно большое значение в познании жизни мичуринское учение придаёт исследованию обмена веществ. Советским биологам удалось достигнуть в этой области существенных успехов. Еще в конце 19 п., в противоположность господствовавшим тогда механистическим взглядам, основоположник советской биохимии А. II. Бах (1857-,9,1>) выдвинул положение, согласно к рому своеобразие жилого мира в химическом отношении заключается не столько в особенности его состава, сколько в тех бесконечно разнообразных химических превраще ниях, к-рые беспрерывно совершаются в живых организмах. В течение всей своей многолетней деятельности Бах и его ученики рассматривали изучение процессов, лежащих в основе обмена веществ, как основную задачу биохимии.

С чисто химической точки зрения, обмен веществ представляется совокупностью громадного числа отдельных, индивидуальных, сравнительно простых реакций окисления, восстановления, гидролиза и т. д., но специфическим для живой материи является то, что в живом веществе эти реакции закономерно сочетаются во времени, образуют единый порядок, направленный на самообновление и самосохранение живой системы в целом. Последовательность биохимических реакций определяется соотношением их скоростей, зависящих, в свою очередь, от наличия в живой протоплазме специфических катализаторов - ферментов. Такие сложные жизненные явления, как, например, дыхание или брожение, были расшифрованы А. Н. Бахом, А. В. Палладиным, М. В. Костычевым, А. Н. Лебедевым и другими исследователями, как длинные цепи согласованных между собой ферментативных реакций. При изучении ферментов советским биохимикам удалось достигнуть существенных результатов как в разработке методики определения каталитической активности ферментов, так и в познании самой природы этих веществ. В этой последней области работа советских энзимологов тесно переплетается с работой химиков, изучающих строение и свойства белков. Для советских исследователей белки представляют исключительный интерес не только как химические соединения, но и как тот материальный субстрат, в к-ром развёртываются жизненные явления. Белки стоят в центре обмена веществ; в течение всей жизни протоплазмы они сами подвергаются разнообразным химическим превращениям и вовлекают в круговорот веществ другие составные части живой материи. Вся совокупность современных знаний о белках блестяще подтверждает знаменитую формулу Энгельса: «Ж и з н ь есть способ существования белковых т е л, и этот способ существования состоит по своему существу в постоянном самообновлении химических составных частей этих тел» (Энгельс Ф., Анти-Дюринг, 1950, стр. 77). Советским химикам и биологам удалось не только достигнуть больших успехов в изучении строения аминокислотного каркаса, лежащего в основе белковой молекулы, но и подойти к выяснению причин биологической активности белков. На ряде примеров советские биохимики доказали, что белки являются ферментами протоплазмы, и установили связь между специфическим строением белковой молекулы и её мощным каталитическим действием.

Высокий теоретический уровень советской энзи-мологии позволил советским учёным оказать существенную помощь при реорганизации ряда процессов переработки сырья биологического происхождения. Советские биохимики установили, что в основе многих таких производств лежат ферментативные процессы. При помоле зерна, томлении и сушке табака, выдавливании виноградного сока, скручивании чайного листа на роллерах и т. д. живые клетки растений механически разрушаются, но заключённые в них ферменты сохраняют свою активность. Только благодаря действию этих ферментов с надлежащей скоростью протекают те химические изменения, из-за к-рых сырьё (тесто, ферментирующийся чай или табак, пивное сусло, созревающее ви ноградное вино и т. д.) превращается в готовый продукт, приобретает необходимую усвояемость, устойчивость при хранении, вкус, аромат и т. п. Раньше все указанные производственные процессы базировались лишь на многолетнем опыте мастера, что могло удовлетворять только кустарное производство. Крупное механизированное социалистическое производство потребовало точного знания тех явлений, к-рые лежат в основе технологич. процесса. Углублённые знания ферментативных процессов позволили советским энзимологам расшифровать производственную роль каждого из ферментов, действующих в перерабатываемом сырье. На этой основе были получены практические методы, позволяющие контролировать производственные ферментативные процессы и планомерно выпускать стандартную высококачественную продукцию. Такие отрасли промышленности, как хлебопекарная, табачная, чайная, винодельческая, сахарная и т. д., были в значительной степени рационализированы или даже полностью реконструированы на основе достижений советских биохимиков.

Большую помощь оказали советские биологи и отечественной витаминной промышленности, целиком созданной за годы Советской власти. Характерным для Советского Союза является то, что производство витаминов было организовано в системе пищевой, а не фармацевтической промышленности, как это имеет место за рубежом. Основной путь решения проблемы витаминов, как и питания в целом, лежит в достижении изобилия продуктов питания, в повышении их витаминной ценности, во всемерном использовании естественных источников витаминов. Советские витамипологи оказали существенную помощь при организации необходимой для витаминной промышленности сырьевой базы (растительной, рыбной и т. д.), рационализации способов храпения и переработки сырья, а также при разработке рациональной методики использования витаминов в нормальном и лечебном питании. Немало сделано советскими витаминологами и для поднятия животноводства.

В производственных условиях управление действием ферментов осуществляется после разрушения живой клетки в относительно простой обстановке. Советские биохимики поставили несравненно более сложную задачу - управлять действием ферментов в живом организме так, чтобы влиять на весь жизненный процесс, изменяя характер обмена веществ. Такая постановка вопроса являлась совершенно новой для мировой энзимологии, так как ферменты ранее изучались только изолированно от живых клеток - в виде растворов или препаратов.

Научные работники Института биохимии им. Баха Академии наук СССР применили метод, позволивший изучать ферментативные реакции в неповреждённых, живых органах и тканях растения. Было установлено, что не только скорость, но и направление этих реакций в сторону синтеза или распада определяется как наследственными особенностями данного растения, так и стадией его развития. При определённых внешних воздействиях направленность ферментативных реакций может изменяться, и тем изменяется характер обмена веществ. Однако смещение ферментативных реакций при такого рода воздействиях на взрослый, уже сформировавшийся орган носит временный характер и исчезает с восстановлением прежних условий. Иначе дело обстоит при воздействии на эмбриональные, меристематические ткани. В этом случае качественные сдвиги в обмене веществ

закрепляются при последующем развитии растения и даже могут сохраняться в потомстве. Советским биохимикам совместно с генетиками-мичуринцами удалось установить ряд примеров таких наследственно закрепляемых сдвигов обмена веществ (работы по яровизации и вегетативной гибридизации растений).

Стремление изменять, направлять в нужную сторону обмен веществ у растений хараЕ<теризуст также советскую физиологию растений и микробиологию. Отец русской физиологии растений К. А. Тимирязев исключительное значение придавал изучению фотосинтеза -«космического процесса», почти единственного источника образования органических веществ на современном этапе существования Земли. Познание природы фотосинтеза помогло бы не только управлять многообразной синтетической деятельностью растений, но и научиться превращать солнечную энергию в химическую помимо живых организмов.

В 20-х и 30-х гг. 20 в. внимание советских учёных было сосредоточено па приспособительном значении фотосинтеза в жизни растений. Большинство работ этого периода посвящалось зависимости фотосинтеза от условий жизни растительного организма, а изучение физических основ н химизма фотосинтеза несколько отошло на задний план. Однако сейчас советские биологи вернулись к основному, тимирязевскому пути и уже достигли выдающихся успехов, расшифровав как световую, фотохимическую стадию этого процесса, так и ту цепь ферментативных окислительно-восстановительных превращений, которая составляет последующую, так называемую «темповую» стадию фотосинтеза (стадию ассимиляции углекислоты и образования зелеными растениями свободного атмосферного кислорода).

Ван;гюе значение для социалистического сельского хозяйства, в особенности для полипного земледелия в среднеазиатских союзных республиках, имеют работы советских фитофпзиологов но изучению засухоустойчивости растений и их отношения к высоким и низким температурам и к сильно засоленным почвам.

Выдающиеся результаты получены школой советских физиологов растений, возглавлявшейся академиком Д. Ы. Прянишниковым, при изучении солевого питания растений. Эти результаты легли в основу производства искусственных удобрений и проведения других грандиозных агрохимических мероприятий, осуществляемых в СССР.

Микробиологические исследования ряда советских ученых также находились на высоком научном уровне. В области изучения болезнетворных микробов это с очевидностью доказывают выдающиеся успехи сойотской медицины в борьбе с инфекционными заболеваниями, при организации профилактики и т. д. В области общей микробиологии внимание советских исследователей в основном сосредоточено на изучении распространения микробов в природе и их взаимодействия с окружающей средой. Микробы являются исключительно активными агентами в тех многочисленных реакциях, к-рыо связаны с необходимым для жизни круговоротом веществ,- круговоротом углерода, азота, серы, фосфора и т. д. Советские микробиологи еще до Великой Отечественной войны выделили из природных сред разнообразные микробы-антагонисты, к-рыо были использованы для борьбы с вредоносными микроорганизмами как в медицине, так и н сельском хозяйство. В частности, при изучении обитающих в ночпе лучистых грибков (актиномицотов) было установлено, что среди них много антагонистов, образующих различные антибио тические вещества. Незадолго до Великой Отечественной войны советские учёные получили из культуры актиномицетов антибиотическое вещество (названное впоследствии «мицетином»), к-рое нашло применение при лечении гнойных ран. Уже во время войны из бактерий был получен новый важный для медицины антибиотик - советский грамицидин, т. н. грамицидин С.

Советские учёные помогли организовать в весьма короткий срок такое сложное производство, как производство пенициллина, и создать условия для получения других новых антибиотиков. Большое значение приобретают опубликованные за последнее время исследования природы вирусов и микробов. Этими исследованиями была показана высокая степень изменчивости микроорганизмов, цикличность (стадийность) их превращений из одной формы в другую, а также существование нсклеточных форм жизни.

Серьёзные достижения имеет советская микробиология в области бродильных производств, многие из к-рых существенно реконструированы, а нек-рые (например ацетобутиловое производство) даже созданы заново за годы Советской власти.

Участие микроорганизмов в образовании почв стало очевидным благодаря исследованиям русских почвоведов и биологов. Дальнейшая разработка этой, проблемы позволила советским учёным выяснить роль микробов на отдельных этапах почвообразовательного процесса и, в частности, выяснить значение деятельности микробов в создании структуры почвы.

Основы научного почвоведения заложены выдающимися русскими учёными - В. В. Докучаевым, II. М. Сибирцевым, П. А. Костычовым. Развитие советской пауки о почве связано с именем В. Р. Вильямса, который создал агрономическую теорию о ночво и о биологических основах плодородия почвы.

Почвообразование, по Вильямсу, представляет собой исторический процесс, ведущую роль в котором играют биологические факторы. Почва - эта продукт развития организмов на рухляке породы - таков основной вывод Вильямса о взаимосвязи почвы с растением. Не менее важный вывод сделал Вильяме о влиянии исторических процессов смены растительных формации на изменение климата.

Учение Вильямса определило новый этап в почвоведении: возникновение теории окультнвирования почвы - научно обоснованного создания культурных почв. Система земледелия, известная иод названием комплекса Докучаева - Вильямса, включает метод обработки почвы, уход за растениями, систему удобрений, севообороты, полезащитное лесоразведение, соорз'жешго водоёмов, развитие продуктивного животноводства - целый комплекс мер, ведущих к непрерывному повышению плодородия ночи.

В настоящее время учение Докучаева - Вильямса воплощается в жизнь в невиданном масштабе. Историческое постановление Совета Министров Союза ССР и ЦК ВКП(б) от 20 октября 1918 направлено па преобразование природы степей, изменение климата, обеспечение высоких и устойчивых урожаев.

Большой труд вложен советскими биологами в изучение растительного мира в интересах социалистического народного хозяйства. Значительная роль в этом отношении принадлежит коллективам Ботанического института Академии наук СССР и Всесоюзного института растениеводства.

До Великой Октябрьской социалистической революции не делалось попыток полной ипвентарпзтцип растительных богатств России. В 1931 по ннпциа-тине ашдлмпю И. JI. Комарова впервые было предпринято 2/i томное издание «Флора СССР»- подробное описание строения, слоист» и распространения нсех цветковых растопчи, произрастающих на территории Советского Союза. 13 настоящее премя ны'.пло I) свет 14 томои этого издания. Описано 98 семейств, 880 уодон, снмпп 9000 дикор (стущих видов растений, не считая многочисленных культурных нпдов - пищевых, технических, декоративных п др.

Ряд капитальных изданий посвящён систематическому описанию растений отдельных частей Сопетско-го Союз1». Закапчивается печатание 11-томного труда «Флора Западной Сибири». В 1926-34 было осуществлено издание «Флоры Кавказа». В 1927 - 30 вышла и спет 3-томная «Флора полуострова Камчатки». К атому же периоду относится издание 3-томной «Флоры Центрального Казахстана», 2-томной «Флоры Сенерного края» л др. Продолжается работа по описанию растений Украины, Казахстана, Туркмении, Забайкалья, Крыма и других республик, краёв н областей. Выросшая за годы Советской власти многочисленная армия ботаников-систематиков коллективно осуществляет задачи, которые были непосильны учёным-одиночкам в условиях царской России.

Современный растительный мир предстаёт перед советскими учёными как звено исторического процесса развития живых организмов на Земле. Огромный интерес к филогенезу растений, к их историческому прошлому и родственным связям выразился в ряде трудоп но систематике. Но растительные богатства СССР выявляются не только систематическим описанием отдельных растений. Огромный размах получили исследования советских биологов п в области геоботаники - пауки о комплексном распределении растений по земной поверхности.

Организованный в 1944 Институт леса Академии наук СССР уже успел сосредоточить оЗширнешипо сведения о лесах Советского Союза. Широко развёрнутые им работы создают научную основу для правильной организации лесного хозяйства и для создания новых, более цепных лесных массивов, в особенности полезащитных лесных полос. В интересах социалистического животноводства изучено распространение кормовых угодий. Освоение пустынь потребовало основательного изучения их растительности. Никогда и нигде в мире геоботаиичсскне исследования не имели такого размаха, как в СССР. Итоги этих работ подводятся в капитальном издании «Растительность СССР». Исследование свойств дикорастущих растений для использования их п хозяйственных целях после Великой Октябрьской социалистической революции получило направленный характер. Возникла новая научная дисциплина - природнохозлиственная ботаника, обосновывающая и разрабатывающая методы практического освоения дикорастущих растений.

Буржуазные биологи защищают порочный взгляд, будто только тропический климат создаёт благоприятные условия для развития сырьевой базы ряда отраслей промышленности. Работы советских исследователей полностью опровергают эту лженаучную концепцию, выявляя и используя в качестве источников сырья растения, выращиваемые в условиях умеренного климата.

Огромной важности достижением, осуществлённым по инициативе правительства и лично И. В. Сталина,

явилось создание в СССР прочной сырьевой базы натурального каучука и гуттаперчи. В составе флоры СССР открыты каучуконос - кок-сагыз и гут-таперчепос - бересклет. Большое значение в освоении культуры кок-сагыза имели работы Т. Д. Лысенко, способствовавшие увеличению урожайности каучуконосных растений.

Для дубилыю-экстрактпой промышленности, возникшей лишь в годы Советской власти, советскими учёными в содружестве с производственниками создана мощная сырьевая база. Значительно увеличен ассортимент смолоносов, что дало возможность развить новые отрасли промышленности. Создана сырье-пап база для отечественной парфюмерной промышленности. Удалось использовать отечественное камедепоспое сырьё для текстильной, фармацевтической н других отраслей промышленности. Изучены разнообразные волокнистые, красильные, жиро-масличные и другие цепные технические растения. Итог этим работам подпедёп в многочисленных монографиях, посвящённых растительным ресурсам СССР.

Фауна Советского Союза, насчитывающая около 200 тыс. видов, изучается огромным коллективом советских зоологов, в к-ром наиболее крупным объединением является Зоологический институт Академии наук СССР. Его коллекции животных Арктики, Центральной Азии и Средней Азии стоят на первом место в мире.

Знание систематики животных, условий их жизни и географического распространения имеет огромное значение как для теории развития органического мира, так и для хозяйственного использования одних видов и борьбы с другими - переносчиками болезней и вредителями сельскохозяйственных растений. В первую очередь исследуются группы животных, имеющие народнохозяйственное зпа-ченно. В 1936 выходит капитальное издание «Фауна СССР», по имеющее себе равных в мире. 40 вышедших томов посвящены описанию мышевидных грызунов, тушканчиков, трсскообразных рыб, комаров, москитов, слепней, мошек, насекомых - вредителей сельского хозяйства и др. Четвёртым изданием выходит 3-томный труд «Рыбы пресных под СССР». Многочисленные «Определители животных», подготовленные советскими зоологами, служат справочниками для научных и практических работников.

Много сделано для исследования животных различных краёв, областей и республик. Большое внимание уделяется исследованию подпой фауны СССР. Изучая распределение водных организмов, гидробиологи раскрывают закономерности современной жизни водоёмов и находят пути к управлению биологической продуктивностью рек и морей СССР. Министерству рыбной промышленности СССР даны многочисленные рекомендации, рационализирующие практику рыбного промысла. Выдающимся достижением советской гидробиологической науки являются исследования фауны Северного Ледовитого океана. Открытие течения тёплых атлантических иод, проходящего через полюс, изменяет наши представления об условиях жизни водных организмов в северных шпротах земного шара.

На долю советских зоологов выпала почётная задача - создать научные основы реконструкции фауны СССР в соответствии с общими задачами развития народного хозяйства страны и в особенности в связи со сталинским планом преобразования природы степной и лесостепной зон.

Ни в одной стране нет такого, кии в СССР, количества заповедников, сохраняющих в девственном

состоянии природу различных районов. Несколько миллионов гектаров земли (площадь, превышающая территорию таких стран, как Бельгия или Голландия) отдано под заповедники, в к-рых сохраняются аборигенные животные и ведутся систематические наблюдения за их жизнью. В то же время в Советском Союзе, как нигде в мире, планомерно решаются вопросы изменения и обогащения фауны в интересах рыбной промышленности, охотничье-пупшого промысла п использования в хозяйстве новых видов животных.

В связи со строительством гидросооружений, закрывающих пути нереста промысловых рыб, советские зоологи предложили методы искусственного рыборазведения, к-рыо с успехом применяются в рыбной промышленности. Искусственное выведение мальков из икры в настоящее время позволило восстановить запасы ценной байкальской рыбы - омуля. Обследованы многочисленные водохранилища, возникшие в результате строительства каналов, и интенсивно ведётся работа по обогащению их фаун промысловыми рыбами. Разработан проект акклиматизации на Дальнем Востоке проходных сельдей Каспия. Эти рыбы найдут на новом место обитания богатую кормовую базу, не используемую другими видами. В озёрах Армении, Грузни, Урала акклиматизированы чудские и ладожские сиги, в водоёмах Западной Сибири - балхашский сазан. Фауна Каспийского моря обогащена рядом новых видов рыб, в частности черноморской кефалью.

Зоологами научно обоснованы приёмы акклиматизации в СССР нек-рых ценных промысловых зверей. На Кавказе и в Закавказье успешно акклиматизированы южноамериканская нутрия (болотный бобр), американский енот, енотовидная собака и другие путные звери. Усиленное размножение этих животных позволяет в настоящее время добывать их в большом количестве. В Ленинградской и смежных областях акклиматизирована уссурийская енотовидная собака. Одним из основных промысловых пушных зверей во многих областях Советского Союза стала ондатра.

В работе по преобразованию фауны советскими зоологами было обращено внимание не только па промысловых животных, но и па животных - врагов человека, в первую очередь на животных-паразитов. Борьба с эпидемиями и паразитарными болезнями стала государственным делом с первых лет Советской власти. Исследование животных-паразитов и переносчиков болезней за три десятилетия приняло в СССР огромный размах. Свыше 300 специальных экспедиций охватили огромные территории Среднеазиатских и Кавказских республик, Дальнего Востока и других краен СССР. Больших научных и практических достижений добились экспедиции по клещевому энцефалиту, клещевому возвратному тифу и др. Богатые материалы, собранные этими экспедициями, позволили разработать учение о природной очаговости трансмиссивных болезней, согласно к-рому очаги болезней поддерживаются в природе животными, па к-рых паразитируют насекомые.....- переносчики микробов. Человек может подвергнуться заболеванию, пинав на территорию такого природного очага. Учение о природной очаговости дало научное обоснование мерам борьбы с, трансмиссивными болезнями ца вновь осваиваемых территориях, а также при степном лесоразведении, размещении вооружённых сил и т. д.

Не меньший размах приобрели в ("светском Союзе работы но изучению паразитических червей. Советская гельминтология но уровню теоретических иссле 27 Б. С. Э. т. 5.

довании и по широте практических мероприятии занимает первое место в мире. В СССР имеются целые области, где глистные инвазии, ранее являвшиеся тяжким бичом для населения, полностью ликвидированы; примером может служить «ришта» в Узбекистане. Только при Советской власти была научно обоснована и получила перспективы практического осуществления идея о полной ликвидации глистных болезней человека и животных.

Советские биологи любое биологическое явление рассматривают как звено в бесконечной цепи превращений живой материн. Советская палеонтология, развивая наследие основателя эволюционной палеонтологии В. О. Ковалевского, достигла больших успехов. Изучена эволюция многочисленных групп позвоночных и беспозвоночных животных. Особенно большой фактический материал получен Монгольской палеонтологической экспедицией (194(1-49).

Закономерности эволюционных преобразований микроструктур клеток и тканей животных организмов были вскрыты выдающимся советским гистологом А. А. Заварзииым. Гистологи буржуазных стран неоднократно признавали своё неумение объяснить причины сходства тканей у самых разнообразных животных, в связи с чем за рубежом получила широкое распространение порочная мысль, что ткани не подвергаются изменениям LI процессе энолю-ции животного мира. Работами Заварзнпа и других советских гистологов было доказано, что ткани подвержены эволюционным преобразованиям, и выяснены пути и закономерности этих преобразований. Советская эволюционная гистология вплотную подошла к важнейшим проблемам патологии- воспалению, регенерации и злокачественному росту. Важное значение в преодолении ошибочных положений Вирхопа и других реакционных биологов в учении о клетке и её происхождении приобрели советские исследования, доказавшие возможность образования клеток из неклеточиого живого вещества (работы О. Б. Лепсшинской и др.)-Этим была опровергнута внрховианская догма, согласно которой клетка может происходить только от клетки.

Советскими физиологами накоплен обширный материал в области сравнительной физиологии и биохимии, к-рый позволил сформироваться новому, советскому направлению в физиологии - эволюционной физиологии. Эта научная дисциплина изучает последовательное развитие ряда физиологических функций в процессе эволюции животного мира.

Работы И.И. Павлова по физиологии высшец нервной деятельности[править]

Вершину советской Б. составляет физиология высшей нервной деятельности, разработанная трудами великого русского учёного И. И. Павлова.

Вооружённый многолетним опытом борьбы за раскрытие, тайн природы, Павлов в начале 20 в. приступил к решению самой сложной, самой трудной задачи - к изучению психической деятельности животных и человека. В основе учения Павлова лежит простой факт - ответ слюнной железы на «воспоминание» и «напоминание» о пище. Используя, казалось бы, простейшую методику, Павлов совершил полный перепорот в наших представлениях о работе головного мозга. Если вспышка енота, звонок или почёсывание кожи несколько раз совпадают повремени с простой рефлекторной деятельностью слюнных желез при еде,- то эти несущественные для пищевой деятельности раздражители приобретают для организма новое биологическое значение-становятся сигналом к работе слюнных желез и всей пищевой деятельности. Это - тоже рефлекс, по уже но врождён ный простой рефлекс, а рефлекс выработанный и более сложный, высшего типа и нового качества - продукт особого рода синтеза простых рефлексов. В отличие от врождённых рефлексов он имеет временный характер и весьма чувствителен к изменениям в окружающей среде. Павлов дал этим реакциям организма название условных рефлексов, подчеркнув зависимость их возникновения от окружающих (условий. Павлов показал, что любое изменение по 'внешнем мире и в самом организме может стать условным раздражителем или сигналом для деятельности пищеварительных органов и других систем организма. Наиболее тонкое, точное и совершенное приспособление организм:а к окружающей среде достигается с помощью образования условных рефлексов •и торможения этих рефлексов после потери их сигнального значения для тех или других функций организма.

Указывая на разницу между безусловными и условными рефлексами и на биологическое преимущество последних, Павлов как подлинный эволюционист, тем не менее, постоянно подчёркивал относительность этих различий. Условные рефлексы возникают на основе безусловных, но, говорит Павлов, «можно принимать, что некоторые из условных вновь образованных рефлексов позднее наследственностью превращаются в безусловные» (Полное собрание трудов, т. 3, 1949, стр. 217). Таким образом, Павлов стоял на позициях материалистической Б., защищающей идею наследования свойств, приобретаемых организмами иод влиянием изменяющихся условий жизни.

Деятельность Павлова в советских условиях продолжалась около двух десятилетий. Эти годы посвящены исследованию природы человеческого сознания. .С 1918начинается накопление наблюдений над душев-:нобольными-блестящий анализ «поломок» в том «механизме», который является предметом исследований Павлова. Подвигом мысли и блестящим мастерством эксперимента было воспроизводство неврозов у собак - первая попытка получить модель нервных и психических заболеваний человека на животных. Достижения в этой области бесконечно .обогащают неврологию и психиатрию. 1'сшив задачу сна на основе разработанных им представлений о внутреннем торможении, Павлов выдвигает предложение лечить нервные и душевные заболевания спом. Могущественная функция мозга - торможение - используется Павловым для терапии заболеваний головного мозга - неврозов и психозов. Лечение сном входит в практику советских психиатрических клиник.

Но до разрешения вопроса о качественных особенностях работы человеческого головного мозга в 20-х годах было еще далеко. Пока Павлов видел только сходство процессов, лежащих в основе мозговой деятельности человека и животных. Но он упорно искал различий. В построенном для изучения условных рефлексов научном городке - Колту-шах (ныне село Павлове)-Павлов решил исследовать высшую нервную деятельность на всех этапах эволюции позвоночных животных. Его ученики изучали условные рефлексы у рыб, черепах, птиц. Обезьяны Рафаэль и Роза стали объектами исследования самого Павлова. Только тогда созрело решение вопроса о качественных особенностях человеческого сознания. В трудах последних лет (1934-35) Павлов развивал представление о второй сигнальной системе у человека. Он пришёл к выводу, что в процессе, эволюции у животных (включая и обезьяну) происходит лишь количественное изменение высшей

нервной деятельности, качественный скачок происходит только у человека, только с развитием речи -• второй системы сигналов о действительности. «Сигнал сигналов» - так называл Павлов речь - новое выражение отношений организмов к окружающей среде и друг к другу.

Наследие, к-рое оставил Павлов советской науке, громадно. Трудно найти область, где его учение не было бы с успехом использовано, начиная с общебиологических дисциплин и кончая гуманитарными науками. Прошедшая в 1950 совместная сессия Академии наук ССОР и Академии медицинских наук СССР,посвящённая проблемам учения Павлова,имеет огромное значение для дальнейшего развития павловских гадей. Сессия по вопросам физиологии с новой силой показала плодотворность метода свободных дискуссий в науке, к широкому применению которого призвал всех советских учёных И. В. Сталин в своей классической работе «Относительно марксизма в языкознании».

Великая сила развития советской биологии[править]

Советская Б. развивалась и развивается под могучим влиянием учения Маркса - Энгельса - Ленина - Сталина. Всеми своими успехами она обязана неустанным заботам большевистской партии и её великого вождя И. В. Сталина, направившего науку на служение народу.

Литература[править]

Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Избранные письма, М., 1948 (см. Предметный указатель); Энгельс Ф.. Философские работы 1877-1888, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 14, М.-Л., 1931; его же, Диалектика природы, М., 1949; его же, Анти-Дюринг, |Л.|, 1950; Лени л В. И., Соч., 4 изд., т. 14 («Материализм и эмпириокритицизм»); Сталин II. В., Соч., т. 1 («Анархизм или социализм?»); его же, О диалектическом и историческом материализме, [M.I, 19DO; Д а р-в и п Ч., Происхождение видов путем естественного отбора, Соч., т. а, М. - Л., 1939; Т и м и р п з е в К. А., Сочинения, т. 1 - 10, [М.|, 1937-40; М и ч у р и н И. В., Сочинении, т. 1 - 4, 2 изд., М., 1948; Л ы с е н к о Т. Д., Агробиология. Работы по вопросам генетики, селекции и семеноводству, 5 изд., М., 1949; Павлов И. П., Полное собрание трудов, т. 1 - 5, М. - Л., 1940 - 49; Докучаев В. В., Избранные труды, М., 1949; Вильяме В. Т., Собрание сочинении, т. 1-4, [М.], 1948-4Э (изд. продолн;.); Л а м а р к Ж. Б., Философия зоологии, пер. с франц., т. 1-2, М.-Л., 1935-1937; Опарин А. И., Происхождение жизни, [М.], 1948; Иосифу Виссарионовичу Сталину Академия наук СССР. В ознаменование семидесятилетня И. В. Сталина, М., 1949; О положении в биологической науке. Стеногр. отчет сессии Всес. Акад. с.-х. паук им. В. И. Ленина 31 июля - 7 августа, М., 1948; Против реакционного менделизма-морганизма. Сб. статей, М.-Л., 1950 (/Укад. наук СССР); Хрестоматия по генетике, под ред. Н. В. Турбина, М., 1949; Л е п е га и н-с к а я О. Б., Происхождение клеток из живого вещества и роль живого вещества в организме, М., 1950; Р у б а-ш е в с к и и А. А., Философское значение теоретического наследства И. В. Мичурина, М., 1949; М а к с п м о в А. А., Очерки по истории борьбы за материализм в русском естествознании, [М.], 1947; Райков Б. Е., Очерки по истории эволюционной идеи в России до Дарвина, т. 1, М.-Л., 1947; Давиташвили Л. Ш., История эволюционной палеонтологии от Дарвина до наших дней, М., 1948; Коштоянц X. С., Очерки по истории физиологии в России, М.-Л., 1946; Очерки но истории русской ботаники, М., 1947 (Московское об-во испытателей природы); С о б о л ь Л. С., История микроскопа н микроскопических исследований в России в XVIII веке, М.-Л., 1949; Л у н к е в и ч В. В., От Гераклита до Дарвина. Очерки но истории биологии, т. 1-3, М.-Л., 1936-43; Люди русской науки, с предисл. и встун. ст. акад. С. И. Вавилова, т. 1 - 2, М. - Л., 1948; «Проблемы биохимии в мичуринской биологии», 1949, сб. 1; «Яровизация», М.- Одесса, 1935 - 41; «Агробиология», М., 1946 -.

Статью можно улучшить?
✍ Редактировать 💸 Спонсировать 🔔 Подписаться 📩 Переслать 💬 Обсудить
Позвать друзей
Вам также может быть интересно: