Реклама на сайте (разместить):



Реклама и пожертвования позволяют нам быть независимыми!

Аристотель

Материал из Викизнание
Перейти к: навигация, поиск

Аристотель (384 до Р. Х. - 322 до Р. Х.) - один из величайших философов Греции, творец самой законченной и всеобъемлющей системы греческой науки, основатель истинного естествознания и глава перипатетической школы; род. 384 до Р. Х. в Стагире, греческой колонии во Фракии, недалеко от Афона. Отсюда имя Стагирита, которое часто давалось А. Отец его Никомах и мать Фестида были благородного происхождения. Никомах, придворный врач македонского царя Аминты III, прочил своего сына на ту же должность и, вероятно, сам первоначально обучал мальчика врачебному искусству и философии, которая в то время была нераздельна с медициной. Рано потеряв родителей, он отправился сначала в Атарней, в Малой Азии, а затем, на 18 году - в Афины, где прожил целые 20 лет.

Там, под влиянием Платона, лекции которого А. так же усердно слушал, как изучал его сочинения, дух ученика развился так быстро и мощно, что он скоро занял самостоятельное положение относительно своего учителя. Если же позднейшие писатели говорят об открытом раздоре между ними и охотно распространяются о неблагодарности ученика к учителю, то против этого решительно говорит всегда почтительный тон, в котором А. ведет свою полемику против Платонова учения об идеях. Уважение А. к учителю засвидетельствовано, между прочим, отрывком элегии на смерть Эвдема, где А. говорит о Платоне, что "дурной человек не имеет даже права хвалить его". Весьма естественно, что различие взглядов вело к спорам между двумя мыслителями, но А. постоянно отзывается о Платоне с уважением, а иногда с большою важностью. "Если подобные отношения, - справедливо замечает один историк философии, - можно назвать неблагодарностью, то такую неблагодарность питают все ученики, которые не были рабскими последователями своих учителей". Невероятно также, чтобы еще при жизни Платона А. основал свою собственную философскую школу, враждебную академии Платона. Против этого говорит тот именно факт, что немедленно после смерти Платона (347 до Р. Х.) А. вместе с любимым учеником последнего Ксенофонтом переехал к атарнейскому тирану Гермию. Когда же Гермий изменой попал в руки Артаксеркса и был им убит, А. женился на его племяннице Пифиаде и поселился с нею в Митилене. Отсюда македонский царь Филипп призвал его к своему двору (343) и вверил ему воспитание своего сына, 13-летнего Александра. С каким уменьем А. выполнил свою задачу - об этом свидетельствует благородный дух его воспитанника, величие его политических замыслов и подвигов, щедрость, с которою он покровительствовал наукам и искусствам и, наконец, его стремления связать победу греческой культуры с успехами своего оружия. И если мы примем во внимание, что прямое влияние А. на Александра могло продолжаться не более трех или четырех лет, что до того и после того молодой наследник был окружен двором, где грубость нравов, придворные интриги, доходившие до заговоров и убийств, и весь строй жизни, чуждый всякой человечности, служили непроницаемым оплотом против всякой живой мысли и свободного проявления человеческих чувств, то мы поймем, до чего животворно и благодетельно было влияние великого философа. Отец и сын достойно наградили заслуги А. Филипп восстановил разрушенную Стагиру, жители которой в знак благодарности ежегодно праздновали память А. (праздник был известен под именем Аристотелии), и много помогал А. в его естественно-научных исследованиях. С той же целью Александр подарил ему сумму в 800000 талантов (около 2 мил. руб.) и, по рассказу Плиния, отдал в его полное распоряжение несколько тысяч человек для приискания образцов животных, послуживших материалом для его знаменитой "Истории животных". Дружественные отношения А. к его знаменитому ученику расстроились, по-видимому, после казни Каллисфена, племянника философа, навлекшего на себя гнев царя жестоким порицанием его недостойного поведения и павшего жертвою несправедливо взведенного на него обвинения в покушении на жизнь Александра, в которое недруги А. постарались замешать и его имя. Еще раньше этого, в 334 г., А. снова переехал в Афины и основал там свою школу в лицее, единственной гимназии, которая оставалась для него свободна, потому что академия была занята Ксенократом, а Киносарг - циниками. Школа его получила название перипатетической, оттого ли, что А. имел привычку во время преподавания ходить взад и вперед (греч. περιπατεϊν), или от тенистых аллей, окружавших место, где он учил. Его чтения были двоякого рода: утро он посвящал строго-научным занятиям в тесном кружке ближайших учеников (эзотерические или акроаматические лекции), а после обеда читал общедоступные лекции для всех, кто желал его слушать (экзотерические лекции). Но с этой тихой и мирной жизнью, отданной науке, он принужден был расстаться благодаря политическим страстям афинян, для которых А. стал подозрителен по своим прежним отношениям к Александру и вообще по своим македонским симпатиям. Партия греческой независимости не могла не воспользоваться смертью Александра, чтобы еще раз поднять знамя восстания против своих повелителей, и она весьма естественно видела опасность для свободы в том уважении, которым А. пользовался среди окружавшей его молодежи. Обвинение в безбожии, вечно повторяемое против людей мысли их противниками, потому что оно доступно невежественной массе и всегда находит себе в нем сочувствие, было предъявлено и против А. Понимая, что дело идет не о правом суде, а о партийной ненависти, и что судьба его решена уже заранее, 62-летний А. покинул Афины, чтобы, как он говорил, явно намекая на смерть Сократа, избавить афинян от нового преступления против философии. Он переселился в Халкис на Эвбее, куда за ним последовала толпа учеников и где через несколько месяцев он + от болезни желудка (322 до Р. Х.), завещав Феофрасту Эрезийскому руководство школою и свою богатую библиотеку.

При жизни А. не был любим. Наружность его не отличалась привлекательностью. Он был малого роста, сухощав, близорук и картав; на губах его играла язвительная улыбка; он был холоден и насмешлив. Противники страшились его речи, всегда ловкой и логичной, всегда остроумной, подчас саркастической, что, конечно, доставило ему немало врагов. Нерасположение греков к А. преследовало его память и после его смерти, и его характер подвергся злостным нападкам и извращениям, главным поводом к которым послужили его отношения к Платону и его царственному питомцу, а также женитьба на племяннице Гермии. Но если от скудных и не всегда беспристрастных биографических сведений мы обратимся к сочинениям А., то увидим человека с глубокой, искренней любовью к правде, ясным пониманием действительности со всеми ее реальными отношениями, неутомимым рвением к собиранию фактических знаний и вместе с тем с изумительным даром систематизации и плодотворного распределения материала. По всему складу своего ума и способностей он является трезвым, спокойным мыслителем, чуждым фантастических увлечений Платона. В нем греческая философия совершила свой переход от идеальной восторженности юношеской эпохи к трезвой рассудительности зрелого возраста. Сведения о жизни А., переданные нам древними, принадлежат, главным образом, Диогену Лаэрцию, жившему около 6 веков после А., и нескольким псевдонимам и анонимам.

Ср. Буле, "Vita Aristotelis per annos digesta" в 1 томе издания сочинений А. (Цвейбр., 1791); Штар, "Aristotelia" (1 т., "Das Leben des A. von Stagira", Галле, 1830); Энгельбрехт, "Ueber die wichtigsten Lebensumst ände des A. und sein Verhä ltniss zu Alexander" (Эйсл., 1845).


Сочинения Аристотеля[править]

Многочисленные сочинения Аристотеля обнимают почти всю область доступного тогда знания, которое в его трудах получило более глубокое философское обоснование, приведено было в строгий, систематический порядок и значительно расширилось с эмпирической стороны. Некоторые из этих сочинений не были выпущены им вторично при жизни, а многие другие подложно ему приписаны впоследствии. Но даже те сочинения, которые бесспорно принадлежат ему, отнюдь не во всех своих частях свободны от сомнений, и уже древние старались объяснить себе эту неполноту и отрывочность превратностями судьбы рукописей А. Именно, по преданию, сохранившемуся у Страбона и Плутарха, от Феофраста, которому А. завещал свои сочинения, они перешли к Нелию из Скепсиса, наследники которого спрятали драгоценные рукописи от жадности пергамских царей в погреб, где они сильно пострадали от сырости и плесени. В I веке до Р. Х. они проданы были за высокую цену богачу и любителю книг Апелликону в самом жалком состоянии, и он постарался восстановить пострадавшие места рукописей своими собственными прибавками, но не всегда удачно. Впоследствии, при Сулле, они попали в числе прочей добычи в Рим, где Тиранниан и Андроник издали их в том виде, в каком мы имеем их теперь. Этот рассказ если и верен, то разве только относительно весьма немногих и второстепенных сочинений А. Первое полное издание на латинском языке с комментариями арабск. философа Аверроэса появилось 1489 в Венеции, а первое греческое издание сделано Альдом Мануцием (5 т., Венеция, 1495-98). За этим последовало новое издание, пересмотренное Эразмом (Базель, 1531), потом другое, пересмотренное Сильбургом (Франкф., 1584) и многие другие. В конце XVIII стол. Буле сделал новое греческое и латинское издание (5 т., Цвейбрюк. и Страсб., 1791-1800). В XIX ст. иждивениями Берлинской академии приготовлено пятитомное полное издание сочинений, комментариев, схолий и фрагментов (Берл., 1831-71), которое послужило пособием и для французского издания Дидо в Париже (5 т., 1848-74). Род дополнения к этому изданию представляет "Aristotelis pseudoepigraphus" (Лейпц., 1863) Розе. Из не дошедших до нас сочинений А. (ср. Брандис, "De perditis Aristotelis de ideis libris", Бонн, 1823; Эм. Гейц, "Die verlorenen Shriften des A.", Лейпц., 1865) особенно чувствительна утрата тех, которые, по образцу платоновских сочинений, имели в виду обыкновенную публику, а между учеными сочинениями, вообще сохранившимися в необработанном виде, потеря книги о "Государствах", в которой было собрано больше 158 древних государственных уложений, законов, постановлений и т. д. и служившей фактическим дополнением к его уцелевшей "Политике". Ср. Штар, "Die Schicksale der Aristotelischen Schriften" (Лейпц., 1832); Розе, "De Aristotelio librorum ordine et autoritate" (Лейпц., 1854); Бониц, "Aristotelische Studien" (4 т., Вена, 1862-66).


Дошедшие до нас сочинения А., между которыми, к сожалению, недостает написанных в общедоступной форме, напр. "Диалогов" (хотя принятое древними различие между экзотерическими и эзотерическими сочинениями вовсе не было им так строго проведено и во всяком случае не означало различия по содержанию), носят на себе далеко не одинаковый литературный характер. Даже в одном и том же сочинении одни отделы производят впечатление основательной обработки, приготовленной для обнародования, тогда как другие части представляют только более или менее подробные наброски. Наконец, есть и такие, которые заставляют предполагать, что они были только легкими заметками учителя для предстоявших лекций, а некоторые места, как, напр., его эвдемическая этика, очевидно обязаны своим происхождением запискам слушателей или по крайней мере переработаны по этим запискам.


Все его сочинения, согласно принятой в системе А. классификации, подразделяются на 4 класса, из которых первый содержит сочинения по логике и пропедевтике, второй по метафизике и естествознанию, третий по этике, а четвертый содержит поэтику и риторику. Книги первого класса собраны учениками А. под названием "Органон"; сюда вошли следующие сочинения: "Категории", заключающие классификацию всего представляемого, "Первая аналитика", обнимающая теорию заключений, "Вторая аналитика", содержащая теорию научного доказательства, "О доказательствах софистов", тесно связанная с предыдущей, и "Топика", рассматривающая вероятнейшие заключения в ненаучной области мнения. Подлинность первой из этих книг сомнительна. Весь "Органон" издан Вайцем (2 т., Ганнов., 1844-46), переведен Целлем (7 т., Штутг., 1836-41); "Категории" изданы Ценкером (Лейпциг, 1846) и Беккером (Берл., 1843), "Категории" и "Аналитики" переведены Кирхманном (Лейпциг, 1876-79). Из сочинений по теоретической философии - "Метафизику или первую философию" издали Швеглер (4 т., Тюбинг., 1847-48), Бониц (2 т., Бонн, 1848-49); "Физику" - Беккер (Берл., 1843) и Прантль (Лейпциг, 1879), в немец. перев. Вейзе (Лейпц., 1829); "Историю животных" с переводом - Ауберт и Виммер (Лейпц., 1860); "Метеорологию" - Иделер (2 т., Берл., 1834); "Три книги о душе" - Тренделенбург (2 изд., Берл., 1877) и Торстрик (Берл., 1862), в перев. Кирхман (Лейпц., 1872). Из сочинений по практической философии - "Никомахову этику" издали Целль (2 т., Гейдельб., 1820), Мишеле (Берл., 1829-35), Беккер (3 изд., Берл., 1861), Рамзауер (Лейпц., 1878); "Политику" Гёттлинг (Йена, 1824), Беккер (Берл., 185б) и Зуземиль (Лейпц., 1872), на немец. яз. Гарве (2 части, Бресл., 1794-1802), Линдау (Ельс, 1843) и Бернейс (Берл., 1872); "Поэтику" издали: Г. Германн (Лейпц., 1802), Вален (Берл., 1874), Христ (Лейпц., 1878); "Риторику" Шпенгель (Лейпц., 1844), оба сочинения вместе - Беккер (Берл., 1859); в нем. пер. первое из них - Зуземиль (2 изд., Лейпц., 1874) и М. Шмидт (Иена, 1865), второе Штар (Штутг., 1862), оба вместе - Кнебель (Штутг., 1840). - На русском языке превосходное изложение философии А., в особенности его научных трудов, дает книга П. Л. Лаврова "Очерк истории физико-математических наук". "Этика и политика А." у Неволина, в его "Энциклопедии законоведения", т. I. Ср. также Редкин, "Из лекций по истории философии" (С.-Петербург, 1880); Д. Г. Льюис, "История философии в жизнеописаниях" (перевод с последнего английского изд., 2 т., СПб., 1885); Э. Целлера, "Очерк истории греческой философии" (перев. М. Некрасова, СПб., 1886); Ланге, "История Материализма. Древняя философия" (т. I, СПб.); "Поэтика Аристотеля" (пер. В. И. Захарова, Варшава, 1885); Д. Ст. Блеки, "Четыре фазиса нравственности: Сократ, Аристотель, Христианство и утилитаризм" (перев. на русск. яз., Москва, 1878, in 8°); д-ра Альб. Швеглера, "История философии" (перев. с 5-го немец. изд. под ред. П. Д. Юркевича. Вып. I. "Древн. философия", II "Нов. философия" (Москва, 1864); И. Скворцова, "Политика Аристотеля" (перев. с греч. с примечаниями, критическим исследованием и с двумя экскурсами, содержащая в себе учение о праве и воспитании, Москва, 1865); Д. Г. Льюиса, "История философии от начала ее в Греции до наших времен. Древняя философия" (пер. под ред. Спасовича и Неведомского, СПб., 1866).Шаблон:БЭСБЕАристотель (384-322 до н. э.) - великий древнегреческий философ, идеолог античного рабовладельческого общества. По характеристике Энгельса, А. - «самая всеобъемлющая голова» среди древнегреческих философов. А. жил в эпоху огромных политич. потрясений, связанных с обострением классовой борьбы между рабами и рабовладельцами, с жестокими войнами, закончившимися завоеванием, и объединением Македонией под своей властью всех государств античного мира, потерявших свою независимость. Начавшийся кризис

рабовладельческого строп ещё более обострил классовую борьбу между рабами и рабовладельцами. А. родился в греческой колонии Стагира во Фракии (отсюда его наименование «Стагирит»). Отец его был придворным прачом македонского царя. В 367 А. поселился в Афинах - центре тогдашней культуры, где получил философское образование в Академии Платона, в которой пробыл 20 лет, вплоть до смерти Платона. В 343, по приглашению македонского царя, А. занял место воспитателя царского сына Александра, будущего знаменитого полководца. В 335 А. вернулся в Афины, где основал свою философскую школу (Ликой), просуществовавшую несколько столетий (эта школа известна также под названием перипатетической). После смерти Александра Македонского А., в связи с ростом в Афинах освободительного дпижения против македонского господства, вынужден был покинуть Афины. Год спустя он умер.

Сочинения А. охватывают все области знания того времени: логику, психологию, естествознание, историю, политику, этику, эстетику. Его философия еще не была отделена от других отраслей знания и представляла собой единую, нерасчленённую науку, стремившуюся обобщить все теоретич. достижения дровнегреч. мысли.

Мировоззрение А. нроникнуто стремлением сохранить и упрочить рабовладельческое общество и государство. Учение А. о государстве представляет собой безуспешную попытку оправдать рабовладельческий строй, изобразить его как вечное и естественное состояние общества и укрепить рабовладельческое государство. Согласно А., человек является прирождённым политич. существом (человек есть «политическое животное») и инстинктивно стремится к «совместному сожительству». Учение А. о государстве затушёвывает классовый, эксплуататорский характер государства рабовладельцев, а корыстные, эгоистические интересы господствующего класса выдаёт за «всеобщее» благо. Сущностью государства А. признавал политич. общение людей, «соединившихся для достижения общего блага». Государство создаётся, согласно А., не для организации классового господства, а для того, «чтобы жить счастливо». Это отчётливо выраженное у А. стремление скрыть классовый характер рабовладельческого государства, выполняющего функцию подавления трудящихся классов, яшшется основной чертой и всех позднейших теорий права и государства, разрабатывавшихся идеологами эксплуататорских классов.

Сочинения А. содержат развёрнутую и тщательно разработанную теорию защиты рабства, в к-рой ярко выразились его классовые, партийные позиции. Превознося эксплуататоров, А. принижал трудящихся. У раба, по А., на первом месте-тело, у господина •-• душа. Но душа, но мнению А., должна господствовать над телом, ибо «душа, по своей природе,-начало властвующее, тело - начало подчиненное» (А ристотель, Политика, изд. Сабашниковых, 1911, стр. 12). А. внимательно изучал политический опыт античных государств с целью найти в нём средства для укрепления существующего строя. Все формы государства А. считал возможным свести к трём основным-монархической, аристократической и демократической. Различие их, по мнению Аристотеля, коренится и противоположности интересов «бедных» и «богатых». В зависимости от перевеса того или другого из этих элементов устанавливается и соответствующая форма государственного строя. В основе по литич. борьбы и общественных потрясений, по А., лежит имущественное неравенство. А. не видел классовой природы государства. Отвергнув реакционную утопию Платона (см.) об «идеальном государстве», отражавшую интересы рабовладельческой аристократии, А. разработал теорию «лучшего государства», где сохранялись имущественное неравенство и рабство. Целью этого государства было оградить господствовавший в Греции общественный и политич. строй от обострения нолитич. борьбы и социальных потрясений. Как идеолог рабовладельцев, А. выработал целую систему мер, к-рые советовал применять для предотвращения восстаний рабов.

Формы государства А. классифицировал идеалистически, исходя из ложных предпосылок, по их способности к осуществлению этического «идеала». Разделяя добродетели на рассудочные (дианоэти-ческие) и волевые (этические), этика А. признаёт добродетельным всё то, что укрепляет, и порочным всё то, что ослабляет и подрывает существующий строй. В соответствии со своей теорией государства А. разработал этику гражданина. Главное отличие человека от животных А. идеалистически усматривал в нравственной деятельности. Как идеолог рабовладельцев, А. всячески принижал рабов, считая, будто бы рабы и рабовладельцы имеют разные «добродетели». Учение о «справедливости», завершающее этику А., непосредственно перерастает в политико-экономич. теорию, обнажающую классовую сущность этики А. Признавая справедливостью равенство лишь для «равных» и неравенство для «неравных», А. открыто обосновывал эконо-мич. и политич. неравенство.

Среди мыслителей Древней Греции, занимавшихся экономич. исследованиями, А. занимал видное место. Именно с него Маркс начинает изложение истории учения о товаре, стоимости, деньгах и первых формах капитала - ростовщической и торговой (см. «К критике политической экономии» и первые главы 1-го тома «Капитала»). А.-экономист в своих трудах подмечал явления хозяйственной жизни греч. государств. Ссылаясь на труды А., Маркс указывает, что «известные явления, вроде производства товаров, торговли, денег, капитала, приносящего проценты и т. д., оказываются общими для древнего мира и современного общества» (Маркс К. и ЭнгельсФ., Соч., т. 14, стр. 231-232). Исходя из опыта древпегреч. республик, где, особенно в Афинах, наряду с замкнутым и натуральным хозяйством стало распространяться и товарно-денежное хозяйство, А. различал два вида богатства: как совокупность полезных вещей и как накопление денег. Хозяйство, ставящее своей задачей производство и увеличение первого вида богатства, А. назвал экономией (этот термин, составленный из греч. слов «эйкос» - хозяйство и «номос» - закон, впервые введён А.); заботу об умножении денежного богатства он назвал хрематистикой. А. выступал как ярый противник хрематистики, и политически его учение о двух видах богатства было направлено против афинской демократии, которую А. осуждал за взятый ею курс на развитие торговли и денежного хозяйства.

А.- сторонник тех слоев рабовладельцев, к-рые в своей массе еще не были втянуты в товарно-денежные отношения, жили, в основном, в условиях натурального хозяйства и обменивали только излишки имевшейся в их распоряжении продукции. На обмен А. смотрел лишь как на нечто неизбежное и необходимое, но отнюдь не естественное. Ука зывая ига два способа употребления пОлезнхш вещи (напр, сандалий), которая может служить и объектом обмена и предметом непосредственного потребления, А. считает первый способ использования её неестественным (см. .Аристотель, Поли-лика, ,1911, стр. 23).

, Различая два способа употребления полеаных вещей, А. близко подошёл к разграничению потре-.бительной и меновой стоимости товара. Как отмечал Маркс, весьма ценным янлнется также у А. .анализ обмена и форм стоимости как выражения одного товара в другом, постановка вопроса- о том общем, что делало обмениваемые товары однородными и соизмеримыми. Исследуя разные формы .обмена, А. рассматривал1 обмен при посредстве -денег как усложнение и дальнейшее развитие непосредственного обмена одного продукта на дру-.гой. А. обратил внимание и на то, что, наряду с формой Т-Д-Т, в которой деньги играют роль орудия обращения, имеется и другая форма: Д-Т-Д, где деньги, рождая, по его выражению, себе подобных, т. е. новые деньги, являются источником без-.граничного обогащения. Форму Д-Т-Д он рас-.сматривал как форму движения уже имевшего распространение купеческого и ростовщического ка-шггала, к которому он относился крайне отрицательно, усматривая в нём наиболее яркое выражение ненавистной ему, как идеологу средних слоев класса рабовладельцев, хрематистики. Как видно из этого, А. был далёк от научного понимания обращения; он идеалистически рассматривал обмен, оторвав его от производства.

Философские в з г л я д ы А. Для А. характерны постоянные колебания между материализмом и идеализмом. В период начавшегося политич. .упадка античной Греции идеология класса рабовладельцев, выразителем к-рых был А., приобретает всё более двойственный, половинчатый характер. Усиливаются тенденции к идеализму, мистике. .Борьба между материализмом и идеализмом стапо--Ш1ТСЯ всё более острой.

Объективность природы является для А. первой, .само собой разумеющейся, безусловной прсдио-.сылкой познания: у него «нет сомнений в реаль-,ности внешнего мира» (Л е н и н В. И., Философские .тетради, 1947, стр. 305). Существование мира, по А., «известно само по себе». А. даёт развёрнутую критику мистических взглядов Платона о печных, .неизменных, потусторонних «идеях», предшествую-.щих якобы реальному миру. Эта критика принадлежит к лучшим достижениям философской мысли А. Идеи, понятия, по А., не существуют сами по себе,-в природе они имеют свою «кровь и плоть». В отличие от Платона, для к-рого природа, материальный мир не есть истинная реальность, а лишь «тень» бесплотных идей, существующих якобы .вне времени и пространства, А. непоколебимо утверждает независимое существование природы как настоящей реальности и как источника идей и понятий. «Критика Аристотелем „идей" Платона .есть критика и д е а л и.з м а, как идеализма вообще» (Л е н и н В. И., та:м , же, .стр. 264). Она перерастает рамки критики определённой (платоновской) формы идеализма, значение ,её больше: она подрывает основы всякого идеализма.

Однако А. не был материалистом в философии. ,Как только он переходит от общего признания существования природы вне нас к конкретной характеристике природы и законов её развития, он .развивает идеалистич. концепцию.

А. не в состоянии был понять единство общего .и отдельного. По мнению А., всё, что существует, существует только как единичное, индивидуальное, воспринимаемое чувствами человека. Между тем, наука не ограничивается изучением бытия отдельных вещей,- понятия выражают общее и необходимое/ «Путается человек именно в диалектике общего и отдельного, .понятия и ощущения...»,- замечает, по этому поводу Ленин (см. Л енин В,П., там же; стр. '305). .Отрывая -общее от единичного, 'понятия - от отдельных вещей-, А. идеалистически решает вопрос о^ соотношении общего и единичного.

Понимание категорий А. соответствует его двойственной позиции в философии." Под категориями он разумеет основные, наиболее общие формы и отношения бытия. Всего А. насчитывает десять категории: сущность, качество, количество, отношение, место, время, положение, обладание, действие н страдание. К этим десяти категориям могут быть, по мнению А., сведены все возможные .формы и проявления бытия, как и все мыслимые .научные понятия. Следовательно, по А., своё содержание философские понятия черпают из многообразия объективного мира. Однако А. нередко сбивается на ложное, идеалистич. понимание категорий, отрывал их от «родов -бытия», сводя их к «родам высказывания о бытии», отождествляемых иногда с грамматич. частями речи.

В своих запросах, исканиях, постановке вопросов А. нередко формулирует глубокие диалектические положении. Характеризуя важнейшее философское произведение А. - «Метафизику», Ленин отмечает: «Прохарактерно вообще везде, passim (повсюду. - Ред.), живые зачатки и з а-н р о с ы диалектики...» (Л енин В. И., Философские тетради, 1947, стр. 304). Но Арпстс.тель не был последовательным диалектиком, он постоянно сбивается на метафизику, обнаруживая колебания не только между материализмом и идеализмом, но и между диалектикой и метафизикой. Сведение многообразия форм и отношений бытия к десяти категориям является проявлением метафизич. ограниченности взглядов А.

В центре системы категорий А.- категория сущности. Сущность он мыслит как основу, которой принадлежат все остальные свойства. Материалистическое положение А. о том, что отдельная, конкретная вещь есть первичная сущность, неразрывно связано у него с критикой идеалистических платоновских представлений. Остальные категории, исследуемые Аристотелем, лишь фиксируют различные стороны и состояния сущности. Каждая категория предполагает связь с другими и черпает своё, содержание и свою значимость из объективного, движущегося бытия. В учении о категориях особенно .ярко обнаружился дпалектич. склад аристотелевской мысли,-стремление понять взаимные связи н переходы бытия и сделать логические понятия гибкими, подвижными, способными охватить объективную диалектику природы. «Аристотель,- по словам Энгельса,-... исследовал уже существеннейшие формы диалектического мышления» (Энгельс Ф., Анти-Дюринг, 1948, стр. 20).

Если бытие подвижно, текуче, то где источник его движения? Ответ на этот вопрос А. дал в своём учении о форме и материи. Здесь особенно наглядно обнаруживаются его колебания между материализмом и идеализмом. Материей А. называет первый субстрат каждой вещи, из которого воз пикает какая-нибудь вещь. Материю А. признавал вечной и неуничтожаемой. Но материя, но А., лишена всяких свойств, всякой определённости. Материя - еще не действительность, а только возможность. Действительностью она становится лишь в связи с «формой». Форму А. понимает как активное, деятельное начало, к-рое даст материи определённость. 'Она - внутреннее состояние, делающее- вещь тем, что она есть, а не только внешний вид. Движение, развитие вещи есть действие формы. Материя - лишь пассивный материал для воплощения формы или даже препятствие для её осуществления. Следуя идеалистической линии антидиалектического отрыва формы от реальных предметов природы, А. пришёл к мистическим понятиям души как формы тела, бессмертного разума как вечной формы но сравнению с преходящими формами и бога как конечной формы всех форм. После яркой и убедительной критики, которой А. подверг идеализм Платона, его собственные идеалистические концепции выглядят особенно бес-тюмощно. «Аристотель так жалко выводит бога п р о т и в материалиста Левкиппа и идеалиста 'Платона» (Ленин В. И., Философские тетради, 1947, стр. 264). Как всюду у А., в его учении о форме и материи метафизика перемежается с диалектикой. Диалектическими моментами являются анализ взаимосвязи материи и формы как возможности it действительности, мысль о становлении бытия, о возможности для бытия переходить из одного состояния п другое. Но эти диалектические моменты тонут в идеалистической метафизике.

Движение, по А., есть процесс превращения потенциального (возможного) в актуальное (действительное), обнаружение активности формы в момент её соединения с материей. Таким образом, движение не может быть сведено ни к чистой форме, ни к одной материи, оно но есть ни только потенциальное, ни только актуальное,- оно есть переход одного в другое. Завершение движения носит у А. название энтелехии. Под энтелехией он понимал достигнутый результат, цель движения. В каждом акте движения А. ныталсп усмотреть не только его исходный пункт, но и цель, конечный результат, к-рый в начале движения можно представить лишь идеально. Такая постановка вопроса приводит Аристотеля к идеалистическому утверждению, что каждое бытие содержит в себе внутреннюю цель.

С двойственным учением А. о форме и материи 'тесно связано его эклектическое учение о четырёх видах причинности. Наряду с «материальными» причинами и «действующими» причинами, он, отдавая дань идеализму и телеологии, нризнаёт также «формальные» причины и целевые («конечные») причины. Заслугой А. является постановка им вопроса о различных формах движения и попытка связать их с видами самого бытия; но А. не дал удовлетворительного решения этого вопроса.

Следующим камнем преткновения для материали-'стич. тенденции в философии А., вслед за вопросом о материи и движении, служит переход от материи к сознанию. А. онределяет деятельность души как особую «первую энтелехию» реального бытия - физического тела. Он соединил здесь абсолютно несовместимые, противоположные убеждения, приходя то к идеалистической, то к материалистической точке зрения. В сочинениях А. можно найти, с одной стороны, многочисленные заявле 2 Б. с. э. т. з.

ния о зависимости «изменений души» от «телесного состояния», а с другой - объяснения жизни активностью души; в тот момент, когда исчезает душа, по мнению А., «тело рассеивается и сгнивает». А., давший развёрнутую критику идеализма Платона, сам оказался здесь в плену идеализма.

Предметом всякого познания является, но А., объективный мир, реальное бытие. Задача познания состоит в восхождении от простого чувственного восприятия к вершинам абстракции. Научное знание есть знание наиболее достоверное, логически доказуемое и необходимое.

Отправным пунктом познания являются ощущения, получаемые в результате воздействия внешнего мира на органы чувств. Без ощущений нет знаний. Отстаивая это теоретико-познавательное основное положение, «Аристотель вплотную подходит к материализму» (Л е н и н В. И., Философские тетради, 1947, стр. 267). Ощущения А. нра-шш'ыю считал надёжными, достоверными свидетельствами о вещах. Но сами по себе ощущения обусловливают лишь первую, низшую, ступень познания. На высшую ступень познания человек поднимается благодаря обобщению в мышлении общественной практики. А. был далёк от верного понимания этого вопроса. Он не дал правильного решения проблемы перехода от ощущения к мышлению. От материалистических основ своей теории познания он отступает к идеализму, признавая источником мышления «разумную душу», якобы независимую от тела.

Исчерпывающая оценка теории познания А. дана Лениным: «Нет сомнения в объективности познания. Наивная вера в силу разума, в силу, мощь, объективную истинность познания. И наивная запутанность, беспомощно-жалкая запутанность в диалектике общего и отдельного -• понятия и чувственно воспринимаемой реальности отдельного предмета, вещи, явления» (Л е н н н В. И., там же, стр. 304).

Логическое мышление у Аристотеля становится предметом снециального изучения. Логика А., в соответствии с требованиями, предъявляемыми им к любой науке, ставит задачу проследить отношения между понятиями, которые соответствовали бы отношениям предметов. Логика А. -• это прежде всего естествошюпсторическое описание уже сложившихся форм мышления. Но это не только 'описание. А. зафиксировал, систематизировал и исследовал основные формы мышления (понятия, суждения, умозаключения). Его задачей было найти законы и принципы логического мышления. На протяжении многих веков логические трактаты А. (объединённые впоследствии под общим названием «Органон») служили непреложной основой в формальной логике. Более того, господствовавшие в эпоху феодализма и в эпоху капитализма логические теории были в двух отношениях шагом назад по сравнению с логикой А. Во-первых, формы мышления были оторваны от отражаемых в них форм бытия, в то время как в логических сочинениях А. подчёркивается совпадение форм мышления с формами бытия. «У Аристотеля везде объектив-пая логика смешивается с субъективной и так притом, что везде видна объективная» (Ленин В. И., там же, стр. 304). Во-вторых, из аристотелевской логики были вытравлены её диалектич. элементы. В логике на много веков ут-сердились формализм и метафизика.

Натурфилософские взгляды А. Аристотель систематизировал и обобщил естественно научные наблюдения, накопленные древнегреческими натурфилософами. Из натурфилософских сочинений А. до нас дошли «Физика», «О возникновении и уничтожении», «Метеорология», «О небе», четыре сочинения по зоологии. В этих трудах нашла отражение наивная диалектика античного мышления: А., как и более ранние натурфилософы, рассматривал природу как нечто единое, связное, где всё находится в движении и развитии.

В своих естественнонаучных трудах А. продолжает обоснование идей своей философской теории. Он доказывает, что в основе всего материального бытия лежит первоматерия. Первоматерия вечна: она не может из ничего возникнуть и ни во что превратиться; её количество в природе неизменно, она способна лишь к превращениям. Вместе с тем первоматерия, по А., совершенно пассивна и сама по себе не может образовать никакого тела. Первоматерия становится тем или иным телом под воздействием особого деятельного начала- формы, - заложенного в ней самой. Но первоматерия не производит и не обусловливает форму: форма независима от неё. Мысль А. о том, что форма взаимодействует с материей, была плодотворной: она возникла в полемике с идеализмом Платона. Но противопоставление активности формы пассивности материи привело А. к отрыву формы от материи, к идеализму и идее бога. «Конечно, это-идеализм, но он объективнее и отдаленнее, общее, чем идеализм Платона, а потому в натурфилософии чаще=материализму» (Ленин В. И., Философские тетради, 1947, стр. 264).

По А., первоматерии присущи «первичные качества», доступные непосредственному ощущению; они образуют две пары противоположностей: тёплое -• холодное, сухое -• влажное. Различные сочетания этих качеств образуют четыре элемента, или стихии: землю, воду, воздух и огонь. Нанр., когда первоматерия обладает сухостью и теплотой, образуется огонь. Элементы могут обмениваться отдельными качествами и таким образом превращаться друг в друга. Сочетание элементов в различных пропорциях приводит к возникновению всех тел на земле, причём малое тело, будучи смешано с большим, приобретает свойства этого последнего. Так, вино, прибавленное к воде, становится водой. В сложных телах, полагал Аристотель, элементы теряют свои первоначальные свойства, проникая друг в друга, так что любая, даже самая мельчайшая, часть тела состоит из элементов в той же самой пропорции, что и тело в целом.

Эта концепция А. была шагом назад по сравнению с атомистическими взглядами Демокрита и его учеников.

Мысль о том, что, благодаря общей материальной основе, все тела в известных условиях могут быть превращены одно в другое, послужила одним из источников алхимической идеи о превращении металлов. Согласно А., «и в металле и в минерале имеются все четыре элемента; но в первом преобладает вода, во втором - огонь. Чем больше земли находится в металле, тем менее он благороден; в золото, может быть, и совсем нет земли. Все металлы могут переходить друг в друга, будучи по составу близки один другому» (Мен шутки н Б. П., Химия и пути ее развития, 1937, стр. 13).

Своё учение о материи А. противопоставил всем прежним натурфилософским учениям, главным же образом материалистическим, атомистическим взглядам Демокрита и Эмпедокла. Критикуя ато мизм, Аристотель считал: 1) что, исходя из одной только формы и величины атомов, при абсолютном отсутствии у них каких-либо иных свойств, невозможно объяснить все различия, фактически наблюдаемые у вещей; 2) что учение Демокрита недостаточно объясняет движение атомов, различие их тяжести и в особенности возникновение и превращение веществ; 3) что бесконечное количество «начал», которое даётся в учении Демокрита, приводит к непознаваемости материи.

Критика А. атомизма, вскрывая нек-рые слабые стороны взглядов Демокрита, выбрасывала вместе с тем и то ценное, что содержалось в гениальной догадке античного атомизма. Поэтому исторически аристотелевская критика атомизма сыграла отрицательную роль, затормозив проникновение идей атомизма в естествознание. А. не понял диалектики соотношения прерывного и непрерывного в учении о материи. Правильно критикуя взгляды Эмпедокла за их аптидиалектичность, за то, что его «корни вещей», или элементы, не способны к взаимному превращению, А. в критике атомизма сам оказался в плену метафизики.

Возникновение тел, происходящее в результате «формирования» материи, у А. входит в понятие движения. Понятие движения - центральная категория натурфилософии Аристотеля. Он понимает, что только изучение движения может дать подлинное знание нрироды. Вслед за Демокритом А. говорил об объективности и вечности движения. Однако вечность он представлял не актуальной, а нотен-циалыюй и не дошёл, таким образом, до понятия самодвижения материи. Рассматривая движение как неотъемлемую способность тел к перемещению и изменению, А. указывал, что движение не существует вне вещей. Способность к движению находится в телах в возможности и реализуется благодаря толчку со стороны другого (движущегося) тела. При этом А. признавал только близкоден-ствие. Первый толчок, положивший начало актуальному движению в природе, осуществлён, по А., «первым двигателем», т. е. в конечном счёте богом. В природе, согласно А., как правило, совершаются целесообразные движения, однако наблюдаются и исключения, беспорядочные движения, к-рые А. называл уродствами. Ложное телеологическое представление о движении в природе роднило его с идеалистом Платоном. А. различал шесть видов движения: возникновение, уничтожение (изменение по сущности), увеличение, уменьшение (изменение по количеству), переход из одного состояния в другое (изменение по качеству) и пространственное перемещение. Пространственное, или механическое, движение А. делит на прямолинейное, или ограниченное, и криволинейное, или неограниченное. Последнее, как якобы более совершенное, А. приписывал небесным телам. Наряду с другими противоположностями А. вводит в качестве основы своей физики представление о противоположности естественных и насильственных движений, которое вместе с представлением о противоположности небесных и земных движений служило препятствием для развития механики в последующие века. Ряд мыслей, выдвинутых А., держался в науке около 2 000 лет. К ним относятся положения о том, что скорости падения тяжёлых тел в одной и той же среде возрастают пропорционально их весу и что действующая сила пропорциональна их скорости, а не ускорению. А. правильно подошёл к решению проблемы рычага, решил задачу параллелограмма сил.

Л. учил, что Земля, являющаяся центром Вселенной, шарообразна. Шарообразны и небесный свод и все небесные светила. Однако доказывал эту мысль А. неправильно, исходя из телеологической идеалистич. концепции. Шарообразность небесных светил А. выводил из того ложного взгляда, что так называемая «сфера» является наиболее совершенной формой. Идеализм А. получает в его учении о мирах окончательное оформление. Материалистические идеи изгоняются здесь вовсе. Так, вещество, из к-poro состоят небо и звёзды, А. называет эфиром, к-рый он считал нятым элементом (отсюда вно-следитвин quinta essoritia - пятая сущность), являющимся божественным, нетленным и совершенно отличным от четырёх остальных элементов. Эфирной, нетленной природе противопоставляется природа тленная, смертная. Звезды, по А., неподвижно укренлены па небе и обращаются вместе с ним, а «блуждающие светила» (планеты) движутся по семи концентрическим кругам. Причиной небесного движения является бог. А. первый доказал шарообразность Луны на основании изучения её фаз. Доказательство шарообразности Земли А. видел в характере лунных затмений, при к-рых тень, бросаемая Землёй на Луну, имеет по краям округлую форму, что может быть только при условии шарообразности Земли. Ссылаясь на утиерждения ряда античных математиков, А. считал окружность Земли равной 400 тыс. стадий. Его сочинение «Метеорология» явилось одной из первых работ по физич. географии.

Биологические воззрения А. изложены им гл. обр. в произведениях: «История животных», «О частях животных», «О возникновении животных» и др. А. было описано около 500 нидов животных и сделана первая нонытка их классификации. А. делит их сначала на две большие групны: снабжённых кровью и бескровных, что приблизительно соответствует современному делению на позвоночных и беспозвоночных. Дальнейшее подразделение на «роды» и «виды» он производит на основании дополнительных признаков (количество конечностей, наличие мягких и твёрдых частей и т. д.), а также способов размножения. Изучая строение, жизнедеятельность и условия жизни разнообразных животных, А. пользуется сравнительным методом и потому считается родоначальником сравнительной анатомии. Однако его взгляды и здесь проникнуты телеологизмом, так как самым важным при изучении строения животных А. считал установление т. н. конечной причины, или цели, «ради чего» предназначен тот или иной орган.

А. признавал градацию живых существ, согласно которой природа постепенно иереходнт от неодушевлённых тел к растениям, а от них - к животным. Это прогрессивное усложнение живых организмов А. объясняет усложнением форм деятельности души, т. е. чисто идеалистически, но не как результат исторической эволюции живой природы.

А. много занимался также изучением зародышевого развития организмов. На основании многочисленных наблюдений, в частности над развитием куриного зародыша, А. делает вывод, что формирование организма происходит путём постепенного новообразования его частей. В объяснении процессов эмбриогенеза А. прибегает к учению об энтелехии. Идеалистический характер учения А. проявлялся здесь особенно рельефно. Энтелехией тела, по А., является душа, к-рая определяет форму, «вид»

2*

тела и его цели. Усложнение зародыша в развитии А. объясняется также как результат усложнения (градации) форм души.

Эстетические и педагогические взгляды А. Значительна также исторпч. роль эстетических воззрений А., изложенных гл. обр. в его «Поэтике». А. подверг критике идоалистич. теорию Платона о том, будто прекрасное получаст своё содержание от потусторонней «идеи». Признавая необходимость исторического рассмотрения искусства, А. усматривал его цель в познании действительности и подчёркивал познавательное значение искусства и его социальную функцию. В основе художественного творчества лежит, согласно А., подражание ((ицтри;) действительности. Однако искусство для А. не есть простое натуралистическое воспроизведение случайных единичных явлений действительности, а обобщённое воспроизведение «вероятного». Обязательным требованием к произведению искусства А. считал правдоподобие, художественную правду. Эстетика А. теоретически обобщала принципы античного реалистич. искусства.

А. разработал систему воспитания «свободнорождённых» граждан. Исходя из идеи развития, А.считает, что от природы у человека имеются лишь зародыши способностей, но развиваются они воспитанием. Природа тесно связала три стороны человека - растительную, животную (к-рую у человека можно назвать также волевой) н разумную. Этим трём сторонам человека соответствуют три стороны воспитания: физическое, нравственное и умственное. Таким образом, практике афинского воспитания, сочетавшей различные стороны воспитания, А. дал философско-психологическое теоретич. обоснование, высказав впервые мысль о природосооб-разности воспитания, к-рая была развита впоследствии в педагогических теориях 17-18 вв. Исходя из этой же идеи природосообразности, А. сделал первую в истории педагогики попытку дать возрастную периодизацию. Он различает три периода, руководствуясь гл. обр. биологическими соображениями: 1) до 7 лет, 2) от 7 до половой зрелости (14 лет) и 3) от 14 лет до 21 года. До 7 лет дети воспитываются дома; с 7 лет мальчики (как это было обычным в Афинах) начинают посещать школу, однако в отличие от практики Афин, где первоначальные школы были частными, А., по примеру спартанского воспитания, требует, чтобы школы были государственными, так как, по его мнению, «забота о воспитании должна быть делом государства, а не частной инициативы». В период начального обучения дети занимаются гимнастикой, чтением, письмом, грамматикой, счётом, рисованием и пением. Есть основания полагать, что в школах повышенного типа (гимнасиях) А. считал необходимым обучать юношей истории, математике, философии.

Целью физич. воспитания, по А., является развитие сильного и красивого, ловкого тела: «... в воспитании первую роль должно играть прекрасное, а не дико-животное»,- говорит А., связывая физич. воспитание с эстетическим (см. Аристотель, Политика, 1911, стр. 359). Большое значение он придаёт в системе воспитания музыке, давая и ряд методич. указаний в этой области. Задачей нравственного воснитания, с точки зрения А., является развитие дееспособности, активности, волевого начала. Этим педагогика А. сильно отличается от педагогич. воззрений Сократа и Платона, к-рые призывали к самоуглублению и созерцанию.

Содержание нравственного воспитания, по А., - это разлитие качеств, к-рые он считал необходимыми для рабовладельцев древнего мира: умение держать рабов в повиновении, чувство собственного достоинства и чести, храбрость, мужество и т. п. Типично рабовладельческим является и предостережение А. против физич. труда, к-рым, как полагал А., следует заниматься только рабам; по его мнению, надо воздерживаться и от занятий, «выполняемых за плату», так как эти занятия отнимают досуг, необ--ходимый для развития интеллектуальных и нрав--ственных сил. Природные задатки, навыки и разум - таковы, по А., три источника воспитания вообще и воспитания нравственного, в частности. А. придавал большое значение дошкольному воспитанию и особенно игре.

- Влияние, оказанное А. на последующее развитие •научной и философской мысли, весьма велико. На •протяжения ряда веков произведения А. служили одним из важных источников теоретич. мысли и научного знания, энциклопедией античной мудрости. Передовые, прогрессивные мыслители опирались на материалистич. и диалектич. тенденции в философии А.; реакционные идеологи старались ухватиться за идеалистич., метафизич. стороны его учения.

В эпоху феодализма католическая церковь, извращая философию А. в соответствии с догмами христианского богословия, превратила «аристоте-лизм» в теоретич. оплот феодальной идеологии. «Схоластика и поповщина взяли мертвое у Аристотеля, а не живо е», «поповщина убила в Аристотеле живое и увековечила мертвое» (Ленин В. И., Философские тетради, 1947, стр. 304 и 303). И поныне буржуазные фальсификаторы истории философии усердствуют в искажении историч. образа •А., а католич. мракобесы 20 в. силятся использовать его рабовладельческую идеологию для защиты империализма, подобно тому как средневековые мракобесы использовали её в интересах феодализма. О последователях А.--см. Ликей, Перипатетическая школа. . • • •

Ни одно из сочинений А., опубликованных им самим, не сохранилось. Известны лишь немногие фрагменты из них, приводимые в сочинениях древних авторов. Сведения об общем количестве написанных А. произведений противоречивы; во всяком случае, они были очень многочисленны (по разным данным, от 400 до 1 000). Дошедшие до нас произведения А.воспроизводят его рукописи, предназначавшиеся для учебных целей. Они были впервые опубликованы спустя около 300 лет после смерти А. (в 60-50 гг. до н. э.) Андроником Родосским. В основе этого издания лежали по большей части подлинники А., частично с последующими изменениями и добавлениями. Из естественно-научных работ А., изданных Андроником, наибольшее значение имеют «Физика», «О душе», 4 работы по зоологии. Основным вопросам философии посвящена «Метафизика» (названная так вследствие того, что в собрании Андроника она была помещена после «Физики» (та [та та tfuixd). «Метафизика» составлена из нескольких трактатов, написанных в разное время. Логические произведения А. были позднее, в византийский период, собраны под общим названием «Органон». Одно из включённых в «Органон» сочинений - «Об истолковании» - позднейшего происхождения и написано после смерти А. «Этика» А. состоит из двух вариантов: опубликованного сыном А. («Никомахова этика») и обработки Евдема («Евдемова этика»). Из 158

трактатов А., посвящённых изучению различных государственных устройств и послуживших подготовительными работами к его «Политике», был обнаружен сравнительно недавно только один - «Афинская полития» (впервые опубликован по египетскому папирусу в 1891).

Соч. A.: Arlstoteles opera, ed. Academia regia bo-russlca, v. 1-5, В., 1831-70; в рус. пер.-Метафизика, М.-Л..1934; Категории, М.,1939; Первая аналитика, СПБ, 1894; Физика, 2 изд., М., 1937; О душе, М.,1937; Политика, М.. 1911; Афинская полития, 2 изд., М., 1937; Этика, СПБ, 1908; Поэтика, Л., 1927; Риторика, СПБ, 1894; О возникновении животных, М.-Л., 1940; О частях жи-вотных, м., 1937.

Лит.: Марко К., Различие между натурфилософией Демокрита и натурфилософией Эпикура, в кн:: Маркс К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., т. 1, М.-Л., 1928; его же, Передовица в № 179 «Кельнской газеты», там же; его ж е, Из подготовительных работ по истории эпикурейской, стоической и скептической философии, там же; его те, Капитал, т. 1, [Л.], 1949 (гл. 1, 4, 11, 13); его же, Капитал, т. 3, ч. 1, [Л.], 1949, гл. 23 (стр. 399); его же, К критике политической экономии, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 12, ч. 1, гл. 1 - 2, М., 193,5 (стр. 13, 28, 37, 54, 101 - 102, 121, 139); его ж е, Подготовительные материалы к «Капиталу» (гл. 6), в кн.: Архив Маркса и Энгельса, т. 2 (VII), М., 1933 (стр.49, 133); Маркс К. иЭигельс Ф., Немецкая идеология, Соч., т. 4, [М.], 1937; ЭнгельсФ., Анти-Дюринг, [М.], 1950; его ж е, Диалектика природы, [М.], 1949; Л е н и н В. И..Конспект книги Гегеля «Лекции по истории философии», в его кн.: Философские тетради, [М.], 1947; его ж е, Конспект книги Аристотеля «Метафизика», там же; К о в н е р С., История древней медицины, вып. 3, Киев, 1888; II и д х е м Д ж., История эмбриологии, пер. с англ., М., 1947; М е у е г J. В., Aris-totelea Tierkunde, В., 1855; Lones Т. Е., Aristotle's researches in natural sciences, L., 1912; Thompson d' A r с у W., On Aristotle as a biologist, Oxford, 1913; ManquatM., Aristotle naturallste, P., 1932; Singer Ch., Greek biology and greek medicine, Oxford, 1922; его ж е, A short history of biology, Oxford, 1931.


Требуется проверка викификации!
Шаблон:Проверить источники


Статья из Большой советской энциклопедии

Эта статья подлежит модернизации и корректировке!

Если Вы заметили неточность — Вы можете исправить её с помощью ссылки редактировать (или править) на этой странице.


Требуется сведение текстов!

Эта статья фактически состоит из нескольких не связанных между собой фрагментов. Требуется исправить ее так, чтобы она была однородной! Вы можете сделать это с помощью ссылки редактировать или править.

Статью можно улучшить?
✍ Редактировать 💸 Спонсировать 🔔 Подписаться 📩 Переслать 💬 Обсудить
Позвать друзей
Вам также может быть интересно: