Реклама на сайте (разместить):



Реклама и пожертвования позволяют нам быть независимыми!

Абалкин, Леонид Иванович

Материал из Викизнание
Перейти к: навигация, поиск

Леони́д Ива́нович Аба́лкин (англ. Leonid Abalkin) (5 мая 1930, Москва — 2 мая 2011, Москва) — российский экономист, доктор экономических наук, академик РАН (избран академиком АН СССР 23 декабря 1987). Являлся заместителем председателя Совета Министров СССР (1989—1991).

Леонид Иванович Абалкин

Семья[править]

  • Отец — Абалкин Иван Александрович (1894—1966), бухгалтер-ревизор
  • Мать — Абалкина Зоя Ивановна (1896—1976), коренная москвичка, бухгалтерский работник
  • Супруга — Абалкина Анна Вартановна (род. 1931)
  • Сын — Абалкин Иван Леонидович (род. 1953)
  • Дочь — Абалкина Ирина Леонидовна (род. 1961)

Род отца Л. И. Абалкина ведёт свои корни из Самары. В его семье было девять детей — семь сестёр и два брата. В годы Гражданской войны Иван Александрович служил в Чапаевской дивизии, был инспектором РККА. В 20-х годах попал в Москву, где встретил свою будущую супругу Зою Рудакову.

Весьма заметной фигурой в столице стал его брат, Николай Александрович Абалкин, который после работы режиссёром Куйбышевского драматического театра, окончил Академию общественных наук при ЦК КПСС, причём её первый выпуск, многие годы работал в газете «Правда», пройдя путь от рядового редактора до заведующего отделом литературы и искусства, члена редколлегии газеты. Был дружен со многими выдающимися деятелями культуры, вёл с ними переписку, которая является реликвией семьи Абалкиных.

Старший брат Леонида — Станислав (род. 1926), в 1943 был призван в армию, участвовал в Великой Отечественной войне, отслужил в войсках ПВО до 1950, затем учился в Московском областном институте культуры, защитил кандидатскую диссертацию.

Детские и юношеские годы[править]

Война застала семью Абалкиных в Москве. В 1941 отец ушёл добровольцем в ополчение, затем был переведён в регулярную армию, служил в качестве начальника финансового отдела Отдельного артиллерийского зенитного дивизиона, который выполнял задачу охраны мостов в Ульяновске, а позднее в Жлобине (Белоруссия).

Леонид с матерью были эвакуированы в Свердловск, где прожили два года, в полной мере испытав быт переселенцев, когда дома нередко не было ни электричества, ни тепла. В Свердловске Леонид продолжал учиться в средней школе, основным занятием в свободное время было чтение художественной литературы, прежде всего русских классиков.

В 1943 отец получил комнату в бараке в Ульяновске, и Леонид с матерью перебрались к нему. Затем часть, в которой служил отец, перевели в Жлобин. Город был практически уничтожен. В нем уцелела лишь одна школа, в которой не было даже печки. Жили в землянке. Учиться приходилось в три смены, мебель приносить с собой. После окончания войны отец был демобилизован и получил право вернуться в Москву.

Десятый класс Леонид заканчивал в Москве. Семья жила в исключительно стеснённых условиях: сначала в крохотной комнате в коммуналке, а затем несколько месяцев на кухне, за занавеской. До ухода на пенсию отец работал бухгалтером в Министерстве сельского хозяйства.

Образование[править]

В 1948 Леонид Абалкин поступил в Московский институт народного хозяйства (МИНХ) на учётно-экономический факультет и в 1952 окончил его с отличием. В институте встретил свою судьбу — Анну Сатурову. Они поженились. К этому времени брат демобилизовался из армии, жить было негде, и при распределении решающим обстоятельством была возможность получить жилье для молодой семьи.

Пришлось отказаться от предложения поступить в аспирантуру и согласиться с распределением в Гусев Калининградской области. Здесь молодая семья получила однокомнатную квартиру и ключ, от сарая с дровами. Это было первое, почти собственное, жилье, где началась самостоятельная жизнь будущего академика. В 1953 у Абалкиных родился первенец, сын Иван. Сам же Леонид работал преподавателем Калининградского техникума, вёл курс статистики, финансов, затем политэкономии. В Калининграде Л. И. Абалкин получает своё первое назначение — заместителя директора техникума. Годы жизни в Калининграде стали важным этапом в жизни Леонида Ивановича. Это был период активной общественной работы, занятия в драматическом кружке, время самоутверждения. Именно там, у Л. И. Абалкина выработалось твёрдое желание стать учёным.

В 1958 он подаёт документы в аспирантуру Московского государственного экономического института. Выбор института был связан с тем, что в его «альма-матер», в МИНХе, аспирантура была закрыта по обвинению в поддержке мелкобуржуазных отношений. Московский государственный экономический институт располагался от него в непосредственной близости. В нем преподавали выдающиеся учёные профессора Бирман, Каменицер и другие, которые заложили основы «школы» Л. И. Абалкина.

В 1961 Московский государственный экономический институт и Московский институт народного хозяйства объединились. Под крышей последнего с 1 сентября 1961 начинается отсчёт деятельности Л. И. Абалкина, как преподавателя. Он становится ассистентом профессора и преподавателем кафедры политэкономии, а в 1962 защищает кандидатскую диссертацию.

Работа в советских научных учреждениях[править]

На кафедре политэкономии Леонид Иванович проработал 15 лет, пройдя все ступени научной и педагогической карьеры: старший преподаватель, доцент, доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой. С 1966 по 1968 являлся секретарём парткома института.

В связи с избранием на эту должность запомнился эпизод, характерный для того времени. Должность секретаря парткома МИНХа была номенклатурной для МГК партии, и кандидат должен был утверждаться на заседании Секретариата, который вёл Первый секретарь МГК, член Политбюро ЦК КПСС В. В. Гришин. Когда Абалкина представили, один из присутствовавших высказал недоумение: «Как же так, заведующий кафедрой и одновременно секретарь парткома?» На что В. В. Гришин категорично возразил: «Почему ректор может быть заведующим кафедрой, а секретарь парткома нет?». В результате Абалкина утвердили, и, в общей сложности, заведующим кафедрой он проработал 10 лет.

В 1970 он защитил докторскую диссертацию: «Роль государства в регулировании социалистической экономики». С 1972 участвовал в подготовке материалов по экономическим вопросам для правительства СССР. В 1976 Л. И. Абалкина пригласили на должность заместителя заведующего кафедрой проблем управления в Академии общественных наук при ЦК КПСС.

В 1978, когда АОН объединилась с Высшей партийной школой, возникла вакансия заведующего кафедрой политэкономии. Роль заведующего кафедрой политэкономии главного партийного высшего учебного заведения страны в те годы было трудно переоценить. Она была суть политическая, ключевая в плане подготовки кадров по важнейшей дисциплине, от уровня преподавания которой во многом зависели статус и положение выпускников одного из самых престижных учебных заведений страны. В качестве заведующего кафедры Л. И. Абалкин проработал 8 лет. В этот период его избрали членом-корреспондентом Академии наук СССР и в 1986 назначили директором Института экономики АН СССР.

Положение Абалкина позволяло ему прямо влиять на экономические воззрения партийной элиты страны, а с началом перестройки он получил возможность непосредственно участвовать в политической жизни.

Экономическое диссидентство[править]

Было это простым совпадением или нет, но директора одного из экономических институтов советского времени звали почти так же, как кочующего героя фантастических романов братьев Стругацких — Львом Абалкиным. Вполне возможно, что и нет, поскольку «за́пертая» в кухонных разговорах общественная мысль творила свою мифологию на слишком маленьком пятачке иносказательной свободы.

Сам Леонид Абалкин говорил, что российская научная элита осознала необходимость коренных экономических преобразований ещё в начале 60-х годов. И до середины 80-х это осознание держалось в себе. Это не было трагедией, никто не преследовался, но драма ощущалась — ведь главные идеи не реализовывались, а жизнь строилась на бесконечном словоблудии.

Конец 80-х — начало 90-х годов был, наверное, самым драматическим периодом в новейшей истории Советского Союза. Он ознаменовался коренными изменениями в созданном за годы Советской власти хозяйственном и политическом механизме. Горы накопившихся проблем во всех сферах жизни государства вызвали необходимость пересмотра основополагающих принципов управления страной. Леонид Абалкин получил в эти годы редчайшую для себя возможность не только наблюдать происходившие процессы изнутри, но и быть их непосредственным участником.

Выступление на XIX партийной конференции[править]

Началось все летом 1988, когда Л. И. Абалкин был избран делегатом XIX партийной конференции от Севастопольского района Москвы. В этом уникальном районе на относительно ограниченной площадке были сосредоточены многие ведущие исследовательские центры страны:

  • Институт экономики,
  • Институт мировой экономики и международных отношений (директор — академик Е. Примаков),
  • Институт экономики мировой социалистической системы (директор — академик О. Богомолов),
  • Центральный экономико-математический институт (директор — член-корр. В. Макаров),
  • Институт народно-хозяйственного прогнозирования (директор — член-корр. Ю. Яременко),
  • Институт Дальнего Востока (директор — доктор экономических наук М. Титаренко),
  • Институт социологии (директор — доктор философских наук В. Ядов),
  • Институт научной информации по общественным наукам (директор — академик В. Виноградов).

В процессе выбора делегатов на партийную конференцию состоялись многочисленные встречи Л. И. Абалкина с коммунистами этих институтов и района в целом. Было высказано много напутствий, наказов, были и письменные резолюции с оценкой сложившегося положения в экономике страны и с предложениями о путях выхода из кризиса. Все это, а также опора на достаточно мощный научный потенциал Института экономики АН СССР, не могло не отразиться на содержании выступления Л. И. Абалкина с трибуны конференции.

Выступление академика запомнилось многим, но понравилось далеко не всем. В нем была дана достаточно жёсткая оценка ситуации и со всей определённостью сказано, что радикального перелома в экономике не произошло, из состояния застоя она не вышла, что задачи одновременного количественного роста и качественных изменений в народном хозяйстве страны являются несовместимыми. Выступление вызвало многочисленную критику со стороны делегатов конференции и жёсткую оценку со стороны Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва, который усмотрел в выступлении следы «экономического детерминизма».

Перестройка востребовала не только идеи, но и их носителей. Ещё как бы по инерции за радикализм идеи критиковались, но если в сталинские времена после такой критики посадили бы, в хрущёвские — «замолчали» бы, то в горбачёвские — предложили высокий пост в правительстве.

Подготовка правительственного доклада по совершенствованию экономической реформы[править]

После выступления к Л. И. Абалкину неожиданно подошёл член Политбюро ЦК КПСС, Председатель Совета Министров СССР Н. И. Рыжков. С Николаем Ивановичем Л. И. Абалкин был знаком в течение нескольких лет. Отношения между ними хотя и были строго официальными, но складывались исключительно на доброжелательности и взаимном уважении. Н. И. Рыжков протянул руку и, долго не отпуская её, сказал: «Надо поговорить».

Вскоре после этого последовали встреча с Н. И. Рыжковым и постановление Президиума Совета Министров СССР «О рассмотрении предложений Института экономики Академии наук СССР по совершенствованию проводимой в стране экономической реформы», в котором Л. И. Абалкину предлагалось в срок до 1 декабря представить соответствующие материалы в Совет Министров СССР.

В институте все отдавали себе отчёт в том, что от тех материалов, которые будут подготовлены, может зависеть не только решение практических вопросов, но и общее отношение к экономической науке, к её разработкам, к возможностям влияния науки на выбор и принятие стратегических решений. Весь институт был поднят на ноги, началась интенсивная подготовка доклада. Точно в срок материалы были представлены в Правительство, но в связи с землетрясением в Армении обсуждение было перенесено и состоялось 4 января 1989.

В нем приняли участие многие ведущие экономисты страны — академики А. Аганбегян, Г. Арбатов, О. Богомолов, В. Кудрявцев, С. Ситарян, члены Президиума Совета Министров СССР. На совещании, возможно, впервые были названы и обнажены те негативные тенденции, которые, в последующем, широко обсуждались в стране. Сам доклад нигде не публиковался, но его краткое изложение было дано в трудах Института экономики за 1988.

В нем было подчёркнуто, в частности, что если на протяжении 1976—1985 годов и происходило неуклонное нарастание расходов государственного бюджета, прирост этих расходов был меньше прироста национального дохода (по абсолютной сумме). Этот процесс не вызывал особых тревог, хотя и сдерживал развитие хозрасчётных и коммерческих отношений в стране. Однако в 1986—1987 годах сложилось качественно новое соотношение: расходы бюджета стали увеличиваться существенно быстрее, чем абсолютный прирост национального дохода страны, а расходы на производственную сферу начали резко обгонять доходы бюджета, получаемые в этой сфере.

На основе проведённого анализа коллектив института, его директор предложили разработать программу финансового оздоровления народного хозяйства, целью которой являлось сокращение бюджетного дефицита, нормализация денежного обращения и стабилизация потребительского рынка. Главный же вывод заключался в том, что причиной нарастания негативных процессов являлась медлительность и половинчатость в осуществлении экономической реформы, отсутствие чёткой, просчитанной программы действий. Подводя итог обсуждения, Н. И. Рыжков приветствовал сделанный институтом доклад и дал положительную оценку его работы.

Назначение на государственную должность[править]

7 января 1989 Л. И. Абалкин был приглашён на встречу к Генеральному секретарю ЦК КПСС. Таким образом, был прерван период охлаждения отношений к институту и его директору со стороны высшего руководства страны, который продолжался после памятного выступления Л. И. Абалкина на партийной конференции. Выводы, сделанные в докладе, были приняты. Институт стал интеллектуальным центром и главной научной базой экономических реформ.

Весной 1989 Л. И. Абалкин был избран народным депутатом СССР. Однако вскоре ему пришлось сложить с себя полномочия депутата. В середине мая 1989 он получил предложение Н. И. Рыжкова стать заместителем Председателя Совета министров и возглавить Государственную комиссию Совета министров СССР по экономической реформе, которая должна была быть создана по решению Съезда народных депутатов.

Для страны это был знак перемен. Впервые на ключевом посту появился не отсеянный в номенклатурном партийном решете «кадр», а «человек со стороны», причём с нужной стороны, из научной элиты, двадцать лет вынашивавший идеи экономической реформы. Абалкин начал разрабатывать концепцию реформ и дал своё согласие, в полной мере отдавая себе отчёт в том, какую ответственность он принимает на себя в условиях, когда не существует секрета быстрого и немедленного оздоровления экономики страны.

При обсуждении своей кандидатуры на заседании Верховного Совета, Л. И. Абалкин взял на вооружение и последовательно отстаивал тезис о том, что ключ к выходу из кризиса и структурной перестройки народного хозяйства заключается в радикальном обновлении экономических отношений, предоставлении всем хозяйственным структурам необходимой свободы. При этом свобода хозяйствования должна трансформироваться в дополнительные финансовые ресурсы, стать источником общественного богатства. При этом он подчеркнул, что на остановку нарастания негативных процессов и оздоровление экономики правительству должно быть отведено не более полутора лет. Если оно не сможет этого сделать — должно уйти в отставку.

Срок деятельности правительства был предсказан с поразительной точностью. Но тогда оставались вопросы: была ли реальная возможность решить поставленные задачи? Появится ли у страны шанс? Сможет ли правительство им воспользоваться? Сегодня ответы на эти вопросы известны...

Нарастание экономического и политического кризиса[править]

В середине 1989 экономическая ситуация в стране находилась ещё под контролем, а рычаги управления не были выпущены из рук, хотя уже начали давать сбои. Вместе с тем, начало деятельности правительства совпало с все более углубляющимся экономическим кризисом:

  • темпы роста общественного производства стремительно снижались, приближаясь к нулевой отметке;
  • дефицит бюджета в 1989 мог обернуться беспрецедентной суммой, доходящей до 120 млрд. руб.;
  • тяжёлым грузом на самом бюджете лежали различного рода дотации, превышавшие 100 млрд. руб.;
  • демократические лозунги и требования безграничной свободы хозяйственной деятельности резко ослабили контроль за ростом денежных доходов.

Проявлялись крайне негативные и, в конечном счёте, оказавшиеся катастрофическими тенденции и в политической сфере. Начались первые, печально известные, массовые забастовки в угольной промышленности, разрушение традиционных структур административной системы управления, которое существенно опережало формирование рыночных механизмов, нарастали центробежные силы сепаратизма в республиках Советского Союза, вновь избранные Советы были недееспособны — все это привело вскоре к почти полной потере управляемости экономики. Обстановка в стране складывалась таким образом, что правительству надо было принимать немедленные меры по стабилизации экономики уже в 1989, так как ситуация к началу 1990 грозила стать критической.

Антикризисные меры правительства[править]

Первой задачей нового правительства, в составе которого Л. И. Абалкин стал курировать вопросы экономической реформы, была подготовка развёрнутой программы оздоровления экономики, решения социальных задач, связанных с разработкой предстоящего 13-го пятилетнего плана (в срок до 1 сентября 1989).

В соответствии со сделанными в памятном докладе выводами, а также разработанными планом и бюджетом на 1990 намечалось осуществление крупных структурных передвижек в народном хозяйстве. В результате планировалось увеличить производство потребительских товаров при относительном замораживании выпуска средств производства, что соответствовало переориентации экономики на решение социальных задач, на насыщение потребительского рынка. Впервые план сводился не как сумма отраслевых разработок, а на основе определения важнейших макропропорций. Прежде всего, предполагалось сделать крупный шаг по ликвидации дефицита государственного бюджета, уменьшив его вдвое, ограничить величину денежной эмиссии, обеспечить прирост розничного товарооборота.

Одновременно необходимо было вытеснить из практики регулирования народного хозяйства старые, отжившие методы, когда все внимание концентрировалось не на экономических, а на чисто технических параметрах, на составлении сотен и тысяч балансовых расчётов, детальной росписи конкретных заданий, доводимых вплоть до каждого предприятия.

На первое место среди мер по стабилизации экономики выдвинулась задача регулирования денежных доходов населения и достижения их соответствия с реальным предложением товаров и услуг. Этим требованиям соответствовало введение налога на прирост оплаты труда. Последовательное и жёсткое применение этой налоговой системы позволило бы стабилизировать ситуацию в экономике, в особенности на потребительском рынке.

Необходимо было и заложить юридическую базу для экономической реформы: разработать и представить на рассмотрение в Верховный Совет СССР целый, согласованный пакет принципиально новых законодательных актов. Это были проекты законов о собственности, о земле, об аренде, о налогах, о переводе республик на принципы самофинансирования, а также законы, предусматривающие поправки к законам о предприятии и кооперации. Все эти документы готовились при непосредственном руководстве и участии Л. И. Абалкина, представлялись на рассмотрение Верховного Совета СССР, Съездов народных депутатов. В сложных, порой драматичных, дебатах экономический блок, возглавляемый Л. И. Абалкиным, занял демоцентристскую позицию, поскольку она сочетала признание необходимости сохранения и обновления централизованных методов регулирования экономики с широким развитием демократических начал в управлении производством и всеми сферами общественной жизни.

Разработка теоретических основ умеренно-радикальной экономической реформы[править]

Много внимания уделялось организации управления ходом экономической реформы. С этой целью в конце 1989 Л. И. Абалкин приступил к формированию созданной по решению Съезда народных депутатов Государственной комиссии Совета Министров СССР по экономической реформе. Она была призвана разрабатывать научные основы и принципы управления экономикой в условиях радикальной реформы, осуществлять подготовку предложений по совершенствованию различных элементов хозяйственного механизма, организацию изучения зарубежного опыта. Она должна была также осуществлять координацию деятельности центральных экономических органов по подготовке методических и нормативных актов, необходимых для осуществления экономической реформы. В её состав вошли академики А. Аганбегян и С. Шаталин, член-корреспондент АН СССР В. Мартынов, крупные специалисты по проблемам управления профессора Р. Евстигнеев, Г. Егиазарян, Б. Мильнер.

Разработка концепции радикальной экономической реформы стала главной заботой комиссии и её председателя. В результате комиссия такую концепцию разработала. Она стала своеобразным теоретическим прорывом. Именно в ней были заложены все основные идеи, подходы и принципы, которые в последующем легли в основу принимаемых законов, практических шагов правительства. Взгляды на развитие страны Леонид Иванович изложил в книге «Перестройка — пути и проблемы» (1989).

Удалось сформулировать основные черты новой хозяйственной системы, способной обеспечить решение существующих социально-экономических проблем. Эти черты сводились в основном к следующему:

  • многообразие форм собственности, их равноправие и соревнование;
  • зарабатываемость доходов, их распределение в соответствии с вкладом в конечный результат;
  • превращение рынка (в сочетании с государственным регулированием) в главный инструмент координации деятельности участников общественного производства;
  • государственное регулирование экономики на основе гибкого экономического и социального планирования; обеспечение социальной защищённости граждан, как важнейшая задача государства.

Был приведён сравнительный анализ возможных вариантов или альтернатив перехода к рыночной экономике. В самой концепции и в докладе содержалась развёрнутая аргументация в пользу радикально-умеренного варианта. Эту концепцию Л. И. Абалкин упорно проводил в течение всего отпущенного ему и его коллегам времени для работы в правительстве, несмотря на серьёзное сопротивление консервативных сил партии и общества.

Итоги работы правительства Рыжкова — Абалкина[править]

Невозможно опровергнуть тот факт, что за полтора года работы, при всех трудностях и противоречиях, которые сопровождали реформы, команде Л. И. Абалкина удалось создать правовой каркас реформы, принять ряд основополагающих законодательных актов:

  • о собственности и земле,
  • об аренде и акционерных обществах,
  • о Госбанке СССР и банковской системе,
  • о подоходном налоге и налоге на прибыль,
  • о демонополизации экономики и её разгосударсрортвлении,
  • о малых предприятиях и предпринимательской деятельности.

Начали реально развиваться процессы создания смешанной экономики, представленной предприятиями различных форм собственности, возникли первые акционерные общества, арендные предприятия и кооперативы, фермерские хозяйства. За короткий срок были образованы около 1,4 тыс. коммерческих и кооперативных банков. Создавались товарные и фондовые биржи. Но самое главное — произошёл радикальный сдвиг в общественных умонастроениях. Общество осознало необходимость радикального обновления экономических структур, создания принципиально новой модели хозяйствования.

Отставка правительства, его вынужденный уход с политической сцены в 1991 стала следствием обострившейся политической борьбы, несогласованности деятельности многих центральных ведомств, а порой и просто саботажа принимаемых решений. Все это — цена, которую пришлось заплатить обществу за становление демократии в нашей стране. За прошедшее десятилетие концепция экономических реформ, разработанная под руководством Л. И. Абалкина, не только не устарела, но, наоборот, является все ещё актуальной, разумеется, с учётом современных реалий. По мнению многих отечественных и зарубежных экономистов, она все ещё остаётся самой серьёзной, глубоко просчитанной и теоретически обоснованной программой действий.

В свете последующих событий — смены политического строя, смены президентов, распада страны, начала радикальной экономической реформы уже под предводительством другого заместителя председателя правительства Егора Гайдара — действия Леонида Абалкина могут показаться нерешительными, почти топтанием на месте. Но не стоит забывать, откуда мы шли.

Правительство Рыжкова — Абалкина смели в 1991 только за то, что оно посмело заикнуться о небольшом повышении цен, в том числе и на хлеб, убеждая, что без повышения цен реформа не обойдётся. Это посчитали циничным. Не случись этого, неизвестно ещё, имело бы шанс правительство Гайдара начать столь радикальные перемены в экономике.

Последние годы жизни[править]

После ухода в отставку в декабре 1990 Л. И. Абалкин вернулся к научно-исследовательской деятельности на посту директора Института экономики.

Впоследствии, когда пришла пора реальных реформ, учёный не раз указывал на политическое нетерпение и личные амбиции «молодых», пришедших в правительство вместе с Гайдаром.

В 1992 назначен главным редактором журнала «Вопросы экономики». В этом журнале были опубликованы его фундаментальные экономические статьи «Бегство капитала: природа, формы, методы борьбы», «Система ценностей в российской экономической мысли» и др.

В период 1994—1999 годов им опубликованы ряд других крупных работ, среди которых: «В тисках кризиса» (1994), «Заметки о российском предпринимательстве» (1994), «К самопознанию России» (1995), «Зигзаги судьбы. Разочарования и надежды» (1995), «Отложенные перемены, или потерянный год» (1997), «Курс переходной экономики» (учебник, 1997), «Выбор за Россией» (1998), а также статьи: «Спасти Россию» (в журнале «Федерализм»), «Роль государства и борьба с экономическими догмами» (в журнале «Экономист»).

Всего он опубликовал более 400 печатных работ, в том числе 15 индивидуальных монографий. Будучи крупным экономистом-теоретиком и политическим деятелем, специалистом в области методологии экономической науки, проблем экономической политики и хозяйственного механизма, свои главные научные интересы он сосредоточил на разработке путей преобразования российского общества, осмыслении культурно-исторического фона и путей цивилизационных перспектив экономических реформ.

Увлечения[править]

В свободное время увлекался шахматами, являлся кандидатом в мастера спорта по шахматам, Почётным председателем Международной ассоциации ветеранов шахмат. Интересовался историей России. Увлекался садоводством.

Признание и награды[править]

Л. И. Абалкин избирался академиком Российской Академии наук, Международной Академии управления, Нью-Йоркской Академии наук, Международной Академии Евразии, был президентом Международного фонда им. Кондратьева, вице-президентом Вольного экономического общества России и Международного Союза экономистов.

Награды

Основные произведения[править]

  • Неиспользованный шанс: Полтора года в правительстве / Леонид Абалкин. — М.: Политиздат, 1991. — 304 с. ISBN 5-250-01797-5
  • Новый тип экономического мышления / Л. И. Абалкин. — М.: Экономика, 1987. — 189, [2] с.
  • Политическая экономия и экономическая политика. — М., 1970
  • Россия: поиск самоопределения : = Russia in search for identity : Очерки / Леонид Абалкин; Рос. акад. наук. — М.: Наука, 2002 (ППП Тип. Наука). — 424, [4] с. ISBN 5-02-006251-0
  • Хозяйственный механизм развитого социалистического общества. — М., 1973
  • Экономические воззрения и государственная деятельность С. Ю. Витте / Л. Абалкин; Рос. акад. наук. Ин-т экономики. — М., 1999. — 52, [1] с. ISBN 5-201-03238-9
В статье использованы материалы из Энциклопедии Кольера.

Статью можно улучшить?
✍ Редактировать 💸 Спонсировать 🔔 Подписаться 📩 Переслать 💬 Обсудить
Позвать друзей
Вам также может быть интересно: