Идут технические работы! Возможны перебои с доступом к сайту!

Ядовитые животные

Из проекта Викизнание

Ядовитые животные

- такие, которые или имеют ядоносные аппараты, являющиеся органами защиты и нападения, или такие, которых ткани содержат ядовитые вещества, делающие этих животных негодными к употреблению в пищу. По всей вероятности, выделение трихоцист из тела простейших (см.), как и опорожнение стрекательных (см.) пузырьков кишечнополостных, а равно и им подобных органов турбелларии (см. Рабдиты) и голожаберных моллюсков, (Aeol i dae) сопровождается выделением ядовитой жидкости, но свойства ее нам совершенно не известны. Действию этой жидкости приходится приписать жгучую боль, испытываемую при соприкосновении со щупальцами некоторых кишечнополостных.


Между медузами замечено более или менее сильное действие стрекательных органов некоторых видов Cyanea (С. capillata и lamarkii), Pelagia cyanella, Chrysaora hyoscella, Rhizostoma cuvieri. Особенно сильное действие крупной, достигающей 1 фута в диаметре и 20 фунтов весом Cyanea capillat a. При прикосновении щупальцев этих медуз человек ощущает жгучую боль, сопровождающуюся иногда конвульсиями и лихорадочным состоянием и просто опухолью обожженного места. Последствия длятся иногда целые сутки и, судя по тому, что щелочные втирания приносят облегчение, надо думать, что вызываются раздражающим влиянием какой-нибудь кислоты. Из полипов оказывают сильное действие Actinoloba dianthus, Actinia mesembryanthemum и Antea cereus, хотя действие это наиболее заметно там, где кожа нежнее, например при прикосновении к поверхности языка и т. п. Едва ли не самое сильное действие в этом отношении обнаруживает сифонофора Physalia pelagica. Эта живущая в Средиземном море и Атлантическом океане форма достигает 25 см величиной, а ее щупальца весьма значительной длины, и боль, причиняемая ими, приводит человека в состояние, близкое к обморочному. Для купающихся на глубине встреча с физалией безусловно опасна, так как ожог иногда совершенно обессиливает пловца.


Между иглокожими встречаются Я. формы того и другого рода. Так, весьма обыкновенный морской еж Toxopneustes lividus, которого икра охотно потребляется и который в одном Марселе ежегодно продается в количестве 100000 дюжин, в период половой зрелости (от мая до августа) безусловно ядовит, ибо яичник его в это время содержит птомаин. Водящаяся в северных морях (у нас в Белом море) морская звезда Solaster papposus с 12-14 лучами охватывает при помощи последних свою добычу, главным образом двустворчатых моллюсков, и убивает их своим ядом, выделяемым, вероятно, поверхностью лучей. Моллюск раскрывает свои обыкновенно замкнутые створки и поедается звездой. Паркер ядом этой звезды убивал кошек в течение 1/4 - 2 часов. Братья Саразен описывают ядоносные иглы морского ежа Asthenosoma urens (из семейства Echinothuridae или мягких ежей), коего уколов рыбаки весьма опасаются. Ядоносные иглы сидят главным образом на межамбулакральных полях. Сама известковая игла лежит в булавовидном выступе покровов и может из него выдвигаться. Расширение булавовидного выступа содержит полость, выстланную эпителием и окруженную мощным слоем мускулатуры. Игла, большей частью своего протяжения лежащая в стебельке булавовидного выступа, своей конечной заостренной частью проходит через эту полость. Игла пронизана на своем протяжении рядами пор и несет несколько пор на конце острия. Относительно значения этих частей можно лишь строить предположения. Вероятно, полость, находящаяся в головке булавовидного выступа, наполняется ядом, выделяемым ее стенками. При сжимании мышц, составляющих главную толщу головки, игла выдвигается своим острым концом наружу и наносит рану, а яд из полости поступает в поры иглы, находящиеся на ее протяжении, и выходит через поры, находящиеся на ее конце, в ранку. Выделения железок, находящихся на некоторых формах педицеллярий других ежей, тоже ядовиты для мелких животных.


Между паразитическими червями детская глиста (Ascaris lumbricoides) и трихина (Trichina spiralis) - вызывают явления, которые не могут быть объяснены механическим раздражением, вызываемым пребыванием этих паразитов в теле человека. При заражении аскаридами замечается не только воспаление и отслаивание слизистой оболочки кишечника, перитонит и расстройство пищеварения, но и судороги, глухота и другие явления нервного характера. Все эти симптомы исчезают с удалением паразитов. Полостная жидкость аскариды обладает перечным запахом и при попадании в глаз вызывает покраснение конъюнктивы, выделение слез, а иногда и конъюнктивит. Точно так же во время пребывания трихин в человеческом теле наблюдается покраснение мочи, лихорадка, отек лица, жировое перерождение паренхимы печени и почек, инфильтрация легких, расстройство деятельности сердца и т. п. явления, указывающие на присутствие в организме токсинов. Точно так же ядовита жидкость, скопляющаяся в пузыре эхинококков, и в случае разрыва пузыря может вызвать перитонит. Ленточные глисты в некоторых случаях вырабатывают токсин, действующий разрушительно на красные кровяные клетки. Интересно, что вытяжка из Taenia обладает явственными бактерицидными свойствами. Ядоносный аппарат между червями имеют немертины в виде хобота, содержащего железы и (у Enopla), вооруженного твердым стилетом (см. Хобот). Немертина выбирает более мягкое место на теле своей добычи, например брюшную поверхность рачка, и запускает туда свой хобот, а потом иногда залезает и сама внутрь тела добычи. Обыкновенный земляной червь в период размножения содержит в половых частях яд, который может убить мелких млекопитающих и птиц.


Переходя к моллюскам, отметим, что утверждение относительно ядовитости слизи аплизии или морского зайца (Aplysia) не подтвердилось. По словам О. Шмидта, выделяемая этим моллюском при раздражении на краях мантии фиолетовая жидкость вовсе не вызывает ожога, и название "depilans", даваемое одному виду аплизии за то, что будто бы от действия ее жидкости вылезают волосы, совершенно незаслуженно. Однако эта жидкость, как и слизь некоторых голожаберных (Aeolis, Tritonia), ядовита для мелких беспозвоночных. К числу ядоносных форм между моллюсками принадлежат лишь ядовитоязычные (см.) или Toxog l ossa, a равно ядовито для мелких беспозвоночных выделение слюнных желез осьминогов (Octopus), но мясо некоторых, вообще говоря, съедобных форм иногда бывает ядовито. Так, замечалось отравление устрицами (Ostrea edulis) и особенно часто мидиями (Mytilus ed u lis), а также и некоторыми другими моллюсками (Cardiumedule, Litorina litorea, Donax anatinus). Причина ядовитости неизвестна: иногда, может быть, это обуславливается началом гнилостных процессов, но иногда какими-то другими причинами. У Mytilus ядовитость, говорят, проявляется, если их держать в замкнутом водоеме, и проходит, если перенести в свежую или проточную воду. Ядовитые мидии имеют особый сладковато-противный запах или запах испорченных сардинок (консервов), а равно отличаются тонкой ломкой раковиной со светлой окраской. По Вольфу, ядовита собственно печень. Сальковскому удалось из Я. мидий извлечь несколько ядовитых алкалоидов, из которых наиболее деятельным является один (Mytiltoxin с формулой C 6H15NO2), по эффекту напоминающий кураре. Известны неоднократные случаи смертельного исхода. Известен случай смерти более 100 человек алеутов после отравления мидиями. Различают несколько форм заболеваний при отравлении. То заболевание имеет характер крапивной лихорадки, то гастрический холеровидный, то параличный, сопровождающийся анестезией и расслаблением двигательных центров, влекущим смертельный исход.


Холеровидное заболевание при отравлении креветками (Crangon vulgaris) обуславливается, по-видимому, начальными процессами разложения употреблявшихся в пищу креветок. Между членистоногими наземными немало форм, имеющих ядоносные аппараты. Между многоножками ядоотделительные железы, открывающиеся на крючках первой пары ногочелюстей, имеют Chilopoda. Крючки прободены каналами, а железы лежат при основании ногочелюстей. Укус смертелен для насекомых, например мух, дождевых червей и др. мелких животных. К числу известных своей ядовитостью форм относятся Scolopendra morsitans, lucasii (обе в южной Европе), gigantea (в Ост-Индии), Geophilus longicornis (в средней Европе) и др. Про S. gigantea, достигающую будто бы 2-х футов, говорят, что она может убить человека. Вообще же последствия укуса сходны с таковыми при ужалении скорпиона и может произойти рожистое воспаление кожи. Между паукообразными на первом месте в числе Я. животных надо поставить скорпионов (Scorpionida). Ядоносный аппарат помещается в постабдомене, а именно: последний членик снабжен жалом, прободенным двумя каналами, идущими от двух лежащих в постабдомене ядоотделительных желез. Железы снабжены хорошо развитым мышечным слоем, коего сокращением яд вгоняется в ранку. Жалят скорпионы, загибая постабдомен вверх и вперед и нанося по несколько ударов. Общеизвестен факт, что скорпион, будучи окружен кольцом из горячих угольев, убивает сам себя, жаля в головной ганглий. Этому факту неоднократно давались антропоморфические объяснения (см. Брем, IX т.). По-видимому, его можно объяснить иначе: жар или, вернее, свет углей вызывает, вероятно, у скорпиона через раздражение глаз сильное болевое ощущение в головном ганглии, с которым глаза стоят в тесной связи. Скорпион отвечает на болевое ощущение таким же рефлексом, каким он отвечает на него всегда, т. е. старается нанести удар жалом виновнику боли. Но так как в данном случае болевое ощущение имеет место внутри самого тела скорпиона, то он и поражает испытывающий боль ганглий. Факт самоубивания скорпионов показывает, что эти животные обладают лишь неполной невосприимчивостью к собственному яду. К числу наиболее известных своей ядовитостью форм принадлежат: Androctonus f unestus (северная и средняя Африка), Buthus afer (Африка и Ост-Индия), Buthus occitanicus (южная Европа и северная Африка), Euscorpius europaeus (южная Европа, преимущественно Италия) и др. Ужаление скорпионом вызывает опухоль, рожистое воспаление, сильные боли и в крайнем случае даже гангрену. Оно сопровождается лихорадочным состоянием, конвульсиями, тетанусом, коматозным состоянием и может повлечь смерть. Крупные скорпионы, как Androctonus funestus (9 см), могут убить человека в 24 часа, а мелкие животные, например птицы, умирают моментально. Укус Buthus afer (16 см) гораздо опаснее, чем укус Buthus occitanicus (8,5 см). Еще менее опасен Euscorpius europaeus (3-3,5 см). Про одного мексиканского скорпиона рассказывают, что в штате Дуранго, где всего 15000 жителей, от ужаления умирает ежегодно 200-250 человек, но и скорпионы там настолько многочисленны, что в течение 3 жарких месяцев их налавливают 80000-100000 штук. Яд скорпиона имеет кислую реакцию, прозрачен и растворим в воде. Местными жителями средством от укусов считается масляная вытяжка из самих скорпионов, а у индусов - размоченный корень растения Achyrantesaspera. Врачами употребляется промывание раны аммиаком, прием внутрь алкоголя допьяна, Liquor. ammon. anisat., эфира и камфары. По-видимому, возможно получить сыворотку для лечения от укусов скорпионов. По крайней мере, яд скорпионов, будучи смешан с сывороткой кролика, иммунизированного против укуса очковой змеи, теряет свою ядовитость. Бедуины проделывают со скорпионами фокусы и танцы и, вероятно, организм человеческий может быть приучен к яду скорпионов. Относительно ядовитости телифонов (Thelyphonus caudatus на Яве; Th. giganteus в Мексике и др.) до сих пор вопрос не решен. На хелицерах, вопреки прежним предположениям, нет ядоотделительной железы и вообще таковой у них не найдено, но на заднем конце брюшка у них открываются две трубчатых железы, выделяющие муравьиную кислоту. Возможно, что когда они выпрыскивают кислоту, то она может попасть и в ранку, произведенную укусом, и вызвать болезненные явления. Также местными жителями считаются ядовитыми сольпуги или бихорхи (Solifugae), как Galeodes araneoides и др. У них имеются железки на внутренней поверхности педипальп, но ядовиты ли их выделения - неизвестно. Геймонс (1902) утверждает, что укус сольпуги не сопровождается никакой опухолью, и следовательно, слюна в ранку не попадает. Зато между пауками имеются, несомненно, ядоносные формы. Железы ядоотделительные открываются у них на крючках хелицер, а лежат сами в головогруди, причем снабжены хорошо развитым мышечным слоем. К числу более ядовитых форм надо отнести: цементного (см.) паука - Nemesia s. Cteza caementaria (южная Европа); птицееда - Avicularia s. Mygale vestiaria (Бразилия, Кайена, Суринам); Theraphosa blondii (Южная Америка и Вест-Индия); Th. javanensis (Ява), Chiracanthium nutrix (Италия, Франция, Швейцария и одиночные экземпляры в Германии); Segestria perfida (средняя Европа); тарантула - Lycosa s. Tarantula apuliae (Италия, Испания, Португалия); Lycosa singoriensis (южная Россия) и др. Но едва ли не самыми опасными являются некоторые виды рода Latrodectes (Theridium). Все виды этого рода, живущие в различных частях земного шара, отличаются значительной ядовитостью, но наибольшую степень ядовитости представляет мальминьята (L. tredecimgut t atus), встречающаяся во Франции, южной Италии, Корсике, Сардинии, Далмации, Греции, Крите, Эльбе, и каракурт (L. malmignatus), встречающийся у нас в южной России, Крыму, Киргизских степях и Туркестане. Яд большинства пауков губителен для мелких животных, например насекомых, но имеются формы опасные и для более крупных, и даже для человека. Яд вызывает местную опухоль, сильную боль, нарывы, приступы тетануса, невралгию, а у детей и смерть. При других обстоятельствах яд пауков вызывает ослабление пульса, лихорадочное состояние, а иногда коллапс. Яд представляет прозрачную, маслянистую жидкость и имеет кислую реакцию. Противоядием считаются те же средства, что и при ужалении скорпионом, а также опиум, а равно употребляются и паровые ванны. Therophasa blondii и javanica убивают птиц, a Mygale avicularia и каракурт иногда причиняли смерть человеку. Прежде думали, что укус тарантула сопровождается конвульсиями. Поэтому-то укусу этого паука приписывалось возникновение в XIV в. "эпидемии плясок" - какой-то заразительной формы психического заболевания, отсюда и происхождение наименования тарантеллы, как следствия укуса тарантулом. Но оказалось, что укус этого паука вызывает только местное воспаление. Сильную боль причиняет укус живущего в средней части Европы Chiracan t hium nutrix, а сильное размножение каракурта вызывает иногда падежи скота. Каракурт ткет свою паутину над самой землей и питается прямокрылыми (кузнечиками, кобылками и др.), но яд его убивает даже и крупных животных: верблюдов, лошадей и др. Собаки и коровы, по-видимому, не чувствительны к его яду. В конце тридцатых годов у калмыков и киргизов от каракурта погибло до 70000 голов скота. В 70-х годах от него пало 33 % верблюдов, 16 % лошадей и 12 % коров (вопреки данным опыта). В 1896 г. в областях Уральской, Тургайской и Сыр-Дарьинской каракурт настолько размножился, что правительство снарядило особую экспедицию для борьбы с ним. Вскоре после укуса хорошим средством является введение под кожу гипохлоритов (хлорноватистой извести и др.), а равно введение кровяной сыворотки, предварительно смешанной с ядом (Щербина). Весьма близкая к каракурту западноевропейская мальминьята отличается слабой ядовитостью. Несомненно, что слюна обыкновенного (собачьего) клеща Ixodes ricinus, calcaratus и др. ядовита, ибо вызывает зуд и опухоль, но большей степенью ядовитости отличаются представители рода Argas (A. persicus в Персии, Средней Азии и Египте; A. reflexus в средней Европе, A. [Amblyomma] americanus в лесах Америки). A. persicus напоминает по образу жизни клопа, и рассказывают, что в Средней Азии помещения, обитаемые аргасом, исполняют ту же роль для арестованных, какую у нас играли знаменитые клоповники, но особенной ядовитостью он отличается лишь в некоторых провинциях Персии. A. reflexus - сосет кровь голубей, но кусает и человека, вызывая продолжительный зуд. Между насекомыми встречаются формы, содержащие яд в тканях, как наша шпанская муха Lytta vesicatoria и целый ряд видов того же рода, Mylabris cichorii (Ост-Индия и Китай), М. sid æ (мыс Кап), Lydus trimaculatus (южная Европа), различные виды майки - Melo ë (M. proscarabaeus и др.). Все эти формы содержат как в свежем, так и в сухом состоянии сильнодействующий яд - кантаридин, находящийся главным образом в половых органах насекомого. Кантаридин с формулой 2(C 5H6O2) растворим в спирту, эфире, скипидаре и жирных маслах и представляет ангидрид кантаридиновой кислоты. Шпанская муха (см.) содержит в свежем состоянии около 0,2-0,3 %, а в сухом около 0,4-0,6 % кантаридина. При употреблении на кожу вызывает воспалительный процесс и образование пузырей, а при употреблении внутрь вызывает воспаление желудка и кишок и раздражение мочевых и половых органов, особенно почек и мочевого пузыря, могущее сопровождаться конвульсиями, тетанусом, коматозным состоянием, приапизмом, нимфоманией и целым рядом других симптомов. В количестве 2-7,5 грамм кантаридин смертелен. Затем, между перепончатокрылыми насекомыми мы имеем целый ряд жалоносных форм или, если без жала, то все же с железами, которые выделяют преимущественно муравьиную кислоту. К числу их принадлежат пчелы (Apis mellifica и др.), шмели (Bombus sylvarum и др.), шершни (Vespa crabro, media и др.), осы (Polistes gallica, Xylocopa violacea), муравьи (Formica rufa, Lasius fuliginosus и др.). Особенно опасно ужаление шершня (V. crabro) в язык и в шею и может вызвать необходимость трахеотомии, а иногда влечет за собой менингит и смерть, и бывали случаи, когда последняя наступала через 5 минут после укуса. Наконец, встречаются между насекомыми такие, которых слюна ядовита и при укусах вызывает зуд, боли, опухоли. К числу их принадлежат: комары и москиты (роды Culex и Anopheles), при сильном размножении могущие делать целые местности неудобообитаемыми; Ceratopogon pulicarius; мухи рода Simulia, причем особенно сильны укусы и даже смертельны для скота Simulia columbaeschensis, водящийся по Дунаю, преимущественно в Сербии; мухи Hexatoma bimaculata, Stomoxys calcitrans и знаменитая цеце (Glossina morsitans; южная Африка), которая, впрочем, не сама ядовита, а переносит какой-то яд с одного животного на другое (см. Цеце); слепни (Haematopoda pluvialis, Chrysops caecutiens), а также блохи (Pulex irritans и др.) и клопы Acanthia lactularia или постельный; нападающие на других насекомых Reduvius personnatus и водяные клопы (Naucoris cimicoides, Nepa cinerea, Notonecta glauca и др.). Впрочем, и эти клопы иногда кусают купающихся (см. Ядовитые насекомые).


Оставляя в стороне вопрос относительно ядовитости рыбьего мяса вследствие развития в нем рыбного яда (см.) или присутствия бактерий, мы можем между Я. рыбами отличить также формы, которые снабжены ядоносными аппаратами, и формы, которых органы содержат ядовитые вещества в живом состоянии. К числу последних относятся весьма многие, хотя яд может быть сосредоточен только в определенных органах. Обыкновенная минога (Petromyzon fluviatilis и др.) в своих кожных железах содержит яд, который как в сыром, так и в вареном виде вызывает кровавый понос, а потому ее ранее приготовления всегда солят в живом виде и железы тогда опоражниваются. Наиболее известны своей ядовитостью различные представители семейства скалозубовых (Gymnodontidae), а именно различные виды Diodon или двузуба и Tetrodon или четырехзуба. Яд содержится главным образом в половых органах, т. е. в икре и молоках, но ядовиты также и печень, и кишки, хотя не так сильно; еще менее ядовита кровь, а мясо, по-видимому, не ядовито. У Diodon весьма ядовиты также печень и кишки. К числу ядовитых видов Tetrodon, населяющего, главным образом, моря, омывающие берега Японии и Китая, принадлежат: T. pardalis, ve r micularis, poecilonotus, ocellatus, orbicularis, maculatus, inermis, chrysops; менее ядовиты: T. rubripes, porphyreus, stictonotus и rivulatus; T. cutaneus вовсе не ядовит. Между видами рода Diodon особенно ядовиты D. spinosissimus и orbicularis. Продажа некоторых видов воспрещена на рынках Японии и Китая. Яд при кипячении не разрушается. У теплокровных животных вызывает расслабление дыхательных и сердечных центров и нередко смерть. Также ядовита икра усача (Barbus fluviatilis), весьма обыкновенного в средней Европе, и среднеазиатского Schizothorax planifrons и нередко ядовита икра нашей щуки (Esoxlucius). Отравление икрой усача носит холеровидный характер и от приемов опиума наступает улучшение. У угрей (Anguilla vulgaris, Conger vulgaris, Conger myrus) и мурен (Muraena helena) ядовита кровь. Яд ее близок по действию с ядом гадюки. Сначала он вызывает раздражение, а потом и расслабление дыхательных центров и, между прочим, препятствует свертыванию крови. Противоядие - опиум. Водящиеся в Атлантическом океане два вида рода Meletta (родственного сельдям и килькам), а именно M. thrissa и venenosa - оба бывают ядовиты. По-видимому, ядовитость эта зависит от способа питания, а именно развивается, когда рыбы наедаются мяса кораллов, медуз, поедают содержащие трупный яд трупы и т. п. Яд содержится в печени, кишечнике и в мясе и вызывает воспаление слизистой оболочки кишечного пути, гастроэнтерит и иногда смерть. Один раз от мяса М. venenosa на одном французском военном судне заболело из 50-ти 30 человек и 5 умерло. Кроме того, у M. thrissa ядовита икра и молоки, почему она и ядовита с мая по октябрь, когда эти органы достигают надлежащего развития. В Японии в 1884 г. зарегистрировано 23 смертных случая от отравления икрой и молоками M. thrissa. Кроме того, имеются указания на ядовитость многих других форм, но ядовитость эта непостоянна и во многих случаях не проверена. Между ядоносными рыбами надо отличать таких, которые обладают аппаратами для укола и поранения, но не обладают ядоотделительными железами, а зато слизь их является ядовитой; но большинство ядоносных рыб снабжены не только аппаратом для укола, но и ядоотделительными железами. К числу первых надо отнести скатов семейства Trigonidae или хвостоколов, у которых на хвосте имеется одна или несколько зазубренных игл, которыми скаты наносят иногда опасные с разорванными краями раны. Шомбурк думает, что укол Trigon (T. pastinaca и др.) ядовит и приводит в доказательство то, что после укола человек испытывает страшную боль, сопровождающуюся судорогами, а равно боли в паху, под мышками и в области сердца, и даже приводит случаи смерти от этого укола. Так как железы при основании иглы у хвостоколов нет, то остается предположить, что их слизь имеет ядовитые свойства. Хвостоколы живут преимущественно в тропических морях. T rigon pastinaca встречается у берегов Европы. Еще опаснее укол родственной хвостоколу орлянки - Myliobates aquila. В Италии закон обязывает убивать и сжигать каждый пойманный экземпляр этого ската. Лишь очень немногие рыбы имеют ядоотделительные железы во рту. К числу их принадлежат средиземноморские Muraena helena и Stomias boa. У мурены во рту на нёбе сидит 3-4 подвижных зуба, не имеющих ни каналов, ни бороздок. На нёбе же открывается большая железа, поделенная на вторичные камеры, выстланные железистыми клетками. Большинство же рыб имеет ядоотделительные железы при основании игл плавников или шипов жаберной крышки, вообще под наружным покровом. Часто эти железы представляют собой замкнутые пузырьки с соединительно-тканным влагалищем и железистой эпителиальной выстилкой внутри. Пузырек лопается при надавливании, когда, например, на рыбу наступят или ее схватят. А для стекания яда на шипах и иглах имеются бороздки или же внутренние каналы. В иных случаях железки не найдены, но возможно, что они все-таки существуют. Так, они, надо думать, имеются у Serranus scriba, Bagrus aurantiacus и некоторых других. Лучше исследована живущая в Индийском и Тихом океанах Synanceia brachio, y которой 13 передних игл спинного плавника снабжены с каждой стороны бороздкой с мешетчатой железкой при основании. Рыба зарывается в песок, и при поранении яд вызывает сильную опухоль, лихорадочное состояние, припухание лимфатических желез и более серьезные последствия. Ранка приобретает характерную синюю каемку, а иногда по всему телу замечаются синие пятна. Выздоровление наступает лишь через несколько дней, а иногда месяцев. У некоторых видов Trachinus (Tr. vipera у берегов Европы, Tr. draco там же и у западных берегов Африки; Tr. radiatus в Средиземном море; Tr. araneus там же) шип, сидящий на жаберной крышке, имеет два желобка, которые прикрывающим их покровом обращаются в два канала. Такие же желобки имеются на 5 или 6 игле спинного плавника. При основании этих игл и в толще оперкуларных костей залегают ядоотделительные железки, снабженные протоком. Известны многочисленные случаи отравления. Мелкие теплокровные животные, которым был впрыснут яд Trachinus, умирают от расслабления сердечных мышц. У живущего в Индийском и Тихом океанах Plotosus lineatus иглы при основании спинного и грудных плавников содержат внутри канал, в который открывается ядоотделительная железа, но канал этот не доходит до вершины иглы, и дабы яд вытек, необходимо, чтобы верхушка иглы обломалась в ранке. У бычка колючего (Cottus scorpio) имеются на жаберной крышке (а именно на рrаеореrculum) 3 шипа, прободенные каналами и имеющие при основании замкнутые железки, но железки эти деятельны только в период нереста. У берегов Европы эта рыба весьма обычна. Некоторые виды Thalassophryne (T. reticulata около Панамского перешейка, Т. maculosa в Средиземном море) имеют прободенные каналами шипы - по одному на жаберной крышке (на operculum) и 2 на спине - с ядоотделительными железками при основании. Шипы спрятаны в коже и выдвигаются при поранении. Подобные же или сходные аппараты имеют на спинных плавниках живущий у берегов Австралии, Индии и восточной Африки Pterois volitans (хотя грудные плавники очень длинны, но не летает), живущий в Индийском океане Pelor filamentosus; Scorpaena porcus (Атлантический океан и Средиземное море) и Amphacanthus lineatus (Новая Гвинея) имеют подобные аппараты не только в спинном, но и в заднепроходном плавнике; укол одного вида антильского Scorpaena смертелен. Встречающийся у европейских берегов Callionymus lyra имеет ядоносный аппарат на praeope r culum, причем он функционирует лишь во время нереста. Uranoscopus scaber (Средиземное море) и U. duvalii (Индийский и Тихий океаны) имеют по шипу на плечевом поясе. Шип окружен складкой кожи или влагалищем (то же наблюдается на шипах Cottus scorpio), которое может оттягиваться и обнажать шип. Ядоносный мешок открывается между шипом и влагалищем. Есть указания на ядовитость обыкновенного окуня (Perca fluviatilis), и некоторые считают углубления кожи позади оснований спинных шипов за ядоотделительные железки, а равно описывают железистое скопление позади шипа жаберной крышки. Выделения кожных желез многих амфибий ядовиты. Железы эти являются многоклеточными и снабжены хорошо развитым мышечным слоем. Скопления таких желез могут лежать позади уха, на шее, на спине, и секрет их представляет клейкую, беловатую, чесночного запаха жидкость. К числу ядовитых форм надо отнести: жерлянку (Bombinator igneus), различные виды жаб (Bufo vulgaris, variabilis, calamita), пятнистую саламандру (Salamandra maculosa) и гребенчатого тритона (Molge cristatus). Встречающийся в Новой Гранаде Phyllobates melanorhinus обладает настолько сильным ядом, что последний употребляется для отравления стрел, причем действие его напоминает действие употребляемого для той же цели кураре, а именно вызывает угнетение периферических окончаний двигательных нервов и убивает человека. Ядовитое начало выделений жаб (фринин, иначе изоциановая кислота) действует сходно с дигиталином. Выделения желез вызывают воспаление кожи, покраснение и распухание слизистых оболочек, а при принятии внутрь - рвоту и понос. Яд саламандры (саламандрин) сходен с ядом жаб, а при введении внутрь, подобно стрихнину, вызывает страшные судороги. Мелкие животные при введении яда амфибии легко погибают. Ядовитость амфибий имеет, по-видимому, чисто оборонительное или, лучше, охранительное значение.


Между рептилиями мы знаем лишь двух ядоносных ящериц - мексиканских Heloderma horridum и suspectum или ядозубов (см.) и много ядоносных змей. Ядовитые железы змей представляют собой обособившиеся части верхнегубных желез (gl. labiales superiores). Эти железы у некоторых ящериц и у змей разбиваются на два отдела: передний или предчелюстную железу (gl. praemaxillare) и задний, образующий у Я. змей ядоотделительную железу (gl. venenata). Она представляет сложную трубчатую железу, облеченную фиброзным чехлом и лежащую под мускулатурой, двигающей нижнюю челюсть. При сокращении этих мышц содержимое железы выжимается и по протоку поступает в полый или бороздчатый Я. зуб. У Heloderma группа подъязычных желез каждой стороны отдает свое содержимое через 4 протока, прободающие челюсть своей стороны и открывающиеся при основании бороздчатых зубов. Ядовитые зубы змей или снабжены бороздкой, или вследствие замыкания краев бороздки она превратилась в канал, который заканчивается на вершине зуба отверстием. Они сидят на верхней челюсти, причем в укороченной максилларной кости могут сидеть только они одни с их заместителями (у Solenoglypha) или в максилларной кости сидит много зубов, причем то передние (у Prote r oglypha), то задние (у Opistoglypha) из них являются ядовитыми. Позади каждого Я. зуба имеется до 10 заместителей и образование новых происходит в течение всей жизни. В летнее время Я. зуб гадюки сменяется каждые 6 недель. Функционирующий Я. зуб плотно прирастает к кости, а его заместители сидят подвижно и прикрыты общей складкой слизистой оболочки. При закрытии рта Я. зубы вследствие вращения максилларной кости подгибаются и ложатся в углубление десны (см. Челюстно-нёбный аппарат). Наиболее заслуживают внимания следующие Я. змеи: гремучие змеи, а именно: Crotalus horridus в Южной Америке, Cr. durissus и adamanteus в Северной Америке и Lachesis muta (s. rhombeata) в Южной Америке, как и первый вид; несколько видов тригоноцефала, как-то: Trigonocephalus lanc e olatus на острове Мартиника и др.; Tr. atrox в Южной Америке; Tr. brasiliensis (s. jaraca) - самая обыкновенная змея Бразилии; Tr. piscivorus в Северной Америке, подобно Tr. atrox, питается рыбой; Tr. halys - от Волги до Енисея, и др. На Цейлоне и в Ост-Индии встречается Нурnale nера, яд которой служить сингалезцам для приготовления сильнодействующей ядовитой смеси, называемой Kabaratel. В Ост-Индии и Китае встречается подражающий по окраске древесной зелени Trimesurus viridis; в Африке из родственных нашим гадюкам встречаются: Cerastes aegyptiacus и lophophrys и Clotho arietans. Бушмены отрывают, наступая ногой, голову этой последней змеи, затем выдавливают яд желез, смешивают с каким-то растительным, похожим по действию на кураре ядом и получают таким образом убийственный яд для отравления стрел. Daboia russeli и Echis carinata нередко встречаются в человеческих жилищах: первая - в Индии, вторая - в северной и средней Африке и Средней Азии; Echis arenicola встречается в Западной Сибири. Гадюка - Vipera ber u s - распространена по всей Европе и в Азии, от Атлантического океана до Сахалина включительно, а на севере заходит в Шотландию, Скандинавию, Архангельск и Енисейск, тогда как на юге обитает до Средиземного моря и в Закавказье. Кроме того, в России встречаются: V. renardi или степная гадюка, которую прежде считали лишь разновидностью обыкновенной, встречается в степях между Волгой и Уралом и в Прикаспийских степях, а равно в Туркестане; V. lebetina (euphratica) заходит из северной Африки через Малую Азию в Закавказье; V. хаnthina туда же заходит из Азии; V. ammodytes - встречается по всей южной Европе, северной Африке и у нас в Закавказье; более обыкновенна в южной Европе, а отчасти и в средней V. aspis (redii). В Испании распространена V. latastei. Все эти формы относятся к Solenoglypha. К Proteroglypha относятся тоже считаемые ядовитыми, хотя действие яда их не изучено, виды рода Elaps: Elaps corallina (ехидна) в Бразилии и Мексике, Е. fulvus там же и Е. lemniscatus в Ост-Индии, а также едва ли не самые опасные представители рода Naja: N. tripudians или очковая змея, с которой главным образом манипулируют укротители змей, N. haye - аспис или змея Клеопатры, живущая по всей Африке; у нас на восточном побережье встречается N. oxiana. В Ост-Индии встречается несколько видов Bungarus: В. annularis, semifasciatus и coeruleus, причем последний весьма обыкновенен и часто проникает в жилища; там же встречается Ophiphagus elaps. В Австралии встречается Pseudechis porphyriacus и Hoplocephalus curtus, в южной Африке - C a usus rhombeatus, в западной Африке, в особенности на Золотом берегу - Dinophis jamesoni. В Индийском и Тихом океанах встречаются морские змеи: Hydrophis cyanocincta и Pelamys bicolor, тоже весьма опасные. Что касается до Opistoglypha, имеющих бороздчатые зубы назади, то обыкновенно у них эти зубы не стоят в связи с железами, но иногда, по-видимому, имеются и железки. Если эти змеи и ядовиты, то в весьма слабой степени. В южной Европе встречаются Tarbophis vivax и Coelopeltis lacertina, яд которых действует, по-видимому, лишь на мелких хладнокровных животных, например ящериц. Впрочем, даже выделение переднегубной железы ужа ядовито и убивает морскую свинку, хотя у него нет ядовитых зубов. Вообще же степень ядовитости змей различна, но мелких животных змеиный яд убивает быстро, а крупных и человека убивает далеко не всегда, хотя если дело идет о крупных и опасных представителях, то известны случаи, когда человек умирал через 2 минуты. После укуса Trigonocephalus rhodostoma смерть наступила через 6 минут, от Calechidna ocellata через 10; после укуса очковой змеи иногда смерть наступает через 15 минут, асписа, гадюк и Hydrophis - через 1-5 часов, гремучих змей, тригоноцефала - через 6-9 часов. В Ост-Индии ежегодно (в 1880-1887 гг.) подвергается укусам змей 19880 человек, а иногда и больше (в 1888 г. - 22480), но умирает из них не более 20 %, а змей убивается ежегодно более 500000. Впрочем, английская официальная статистика часто относит к укусам змей такие случаи смерти, которых причина или неизвестна, или неудобна для обнародования. В Европе, конечно, змеи гораздо малочисленнее. Исключительным образом их много в Саксонии, где в одном округе убивают ежегодно 2000-3000 экземпляров (см. Яд змей). Умирает в Европе около 8,5 % укушенных, в Северной Америке - до 12,5, а в тропиках около 20 %.

Литература. U. Linstow, "Die Giftthiere und ihre Wirkung auf den Menschen" (Берлин, 1894); F ü rth, "Vergleich, chem. Physiologie der niederen Tiere" (Йена, 1903); Blanchard, "Trait é de Zoologie medicale" (Париж, 1889); Brandt u. Ratzeburg, "Medicinische Zoologie" (Берлин, 1829); Брем, "Жизнь животных" (перевод Сент-Илера, т. VII-X, СПб., 1895-1896); Salkowski, "Zur Kenntniss des Giftes der Miesmuschel" ("Arch. f. Patholog. Anat.", т. 102, 1885); Wolf (ib., т. 103, 1886); R. Virchof (i b., т. 104, 1887; все три касательно ядовитости моллюсков); Hahn u. Koch, "Die Arachniden" (Нюрнберг, 1831-1848); Kobert, "Ueber die giftigen Spinnen Russlands" ("Sitzungber. Dorpater Natur f. Gesellsch." 1888); Pellegrin, "Les poissons v éné neux" (Париж, 1899); Autenrieth, "Das Gift der Fische" (Тюбинген, 1833); Brehm "Die Kriechtiere und Lurche" (Лейпциг, 1878); Kobert, "Lehrb. der Toxicologie" (Штутгарт, 1893). Касательно ядовитости змей: Prinz zu Wied-Neuwied (1822-31); Lenz, "Schlangenkunde" (Гота, 1832); Schlegel, "Essai sur la physionomie des serpens" (Гаага, 1837); Heidenschild, "Unters. ü ber die Wirkung des Giftes der Brillen- und Klapperschlange" (Дерпт, 1886); Mitschel u. Reicher (Вашингтон, 1886). См. Яд змей.

В. Шимкевич.