Метапоэтика

Из проекта Викизнание

Метапоэтика в лингвистическом аспекте

Оглавление

Определение понятия

В первом томе «Три века русской метапоэтики: легитимация дискурса» под редакцией Штайн К.Э. и Петренко Д.И. под метапоэтикой понимают «поэтику по данным метапоэтического текста (языка, на котором описывается язык-объект) и метатекста, поэтику самоинтерпретации автором своего или чьего-то другого текста. [Три века русской метапоэтики, 2002: 607][1].То есть это те произведения, в которых сам автор выступает в роли исследователя или интерпретатора собственного текста или текстов других авторов.

Эта рефлексия носит самый непосредственный характер, хотя авторы не относятся к такого рода изысканиям серьезно. Объектом метапоэтики является словесное творчество, цель которого заключается в работе над материалом, языком, выявлении приемов, раскрытии «тайны мастерства; характеризуется объективностью, достоверностью, представляет собой сложную, исторически развивающуюся систему, являющуюся открытой, нелинейной, динамичной, постоянно взаимодействующей с разными областями знания. Одна из основных черт ее — энциклопедизм как проявление энциклопедизма личности художника, создающего плотный сущностный воображаемый мир в своих произведениях» [Штайн, 2006: 20][2].

Из истории изучения вопроса

Можно предположить, что метапоэтика, как особая наука, появилась тогда, когда был написано первое произведение, а может быть «сказано первое слово» [Три века русской метапоэтики, 2002: 604]. Ведь любой художественный текст содержит в себе данные об отношении художника к своему созданию. Ученые уже на протяжении достаточно долгого времени изучают материалы, относящиеся к высказыванием авторов о своих произведениях, вводя эти данные в разные научные парадигмы.

Изначально метапоэтика разрабатывалась поэтами, которые занимались теоретическими проблемами и языка, и поэзии. Это, прежде всего, М.В. Ломоносов, В.К. Тредиаковский, Г.Р. Державин, А.С. Пушкин и многие другие.

В начале XX века наступил новый период в развитии метапоэтики. Он связан с развитием и разработкой методов символизма в поэзии. Подъем интереса к метапоэтике связан с работами А. Белого "Символизм", В.Я. Брюсова «Ненужная правда», Вяч. И. Иванова «Заветы символизма».

Не оставили без внимания теорию метапоэтики и поэты – футуристы: В.В. Маяковский, А.Е. Крученых, В. Хлебников, братья Д.Д. и Н.Д. Бурлюки и др. разрабатывали проблему творчества и поэты – имажинисты: С.А. Есенин в статье «Ключи Марии», Н.А. Клюев. Большое влияние на становление теории метапоэтики начала XX века оказали идеи и теории А.А. Потебни, нашедшие отражение в его работах «Мысль и язык», «Эстетика и поэтика» и др. Но на этом периоде развитие метапоэтики не останавливается. Ей продолжают заниматься и в XX веке. В основном это писатели – постмодернисты: И.Бродский, С.Кутолин«Библиография публикаций в IAS of NCD»,Кушнер, Пригов и многие другие.

Виды метапоэтики

Подобно тому, как наука о языке членится на общее языкознание и частные языкознания (науки о конкретных языках и т.п.), из области метапоэтических знаний можно выделить:

1. общую метапоэтику (поэтика по данным метапоэтического текста) — поэтику самоинтерпретации, объектом ее является словесное творчество, в центре — метапоэтика поэзии, которая взаимодействует с метапоэтиками прозы, драматургии и др.

2. частные метапоэтики (метапоэтика Пушкина, метапоэтика Лермонтова, метапоэтика Блока и др.).

Метатекст и метапоэтика. К вопросу о разграничении понятий

В настоящее время в науке появляются и широко используются следующие термины: «метаэтика», «метаистория», «металогика», «метафизика». Как правило, «эти термины имеют науковедческое значение и происхождение, связанное с обозначением таких систем, которые служат в свою очередь для исследования или описания других систем (греч. meta — после, за, через): металогика — это, например, теория логических теорий» [Три века русской метапоэтики, 2002: 610][3]. По аналогии с этими понятиями в современной лингвистике появились такие термины как «метатекст» и «метапоэтика».

Анализом такого явления, как метатекст, занималась А.Вежбицка. В своей статье «Метатекст в тексте» она говорит о том, что «в высказывании переплетается текст с текстом метатекстовым. Эти метатекстовые нити могут выполнять самые различные функции. Они проясняют «семантический узор» основного текста, соединяют различные его элементы, усиливают, скрепляют» [Вежбицка, 1978: 405] [4] .

Н. К. Рябцевой говорит, что «метатекст – это своего рода коммуникативный „дейксис", указывающий на тему сообщения, организацию текста, его структурность и связность» [5]. Все ученые, занимающие проблемой метатекста, соглашаются, что метатекст в тексте как «экземпляр» (Федорова) встречается лишь один раз – в своем исходном, материнском тексте.

По мнению К.Э. Штайн, следует разграничивать понятия метатекста и метапоэтического текста.

Метатекст, утверждает К.Э. Штайн, (имплицированный метапоэтический текст) — «это система метаэлементов, представленная в самом поэтическом тексте, определяющая условия, условности, характер самого сообщения, а также комментарии к процессу написания данного текста, его жанру, к форме произведения. Такое понимание коррелирует с понятием метатекста в лингвистике.

Понятие метапоэтического текста шире. Метатекст в системе поэтического текста — это метапоэтический имплицированный текст. Его можно эксплицировать, чтобы получить метапоэтические данные, так как он находится внутри текста. А статьи, эссе, замечания о творчестве, в данном случае поэтическом, трактаты, исследования, которые художник пишет о собственном творчестве и творчестве других поэтов, — это и есть собственно метапоэтический текст, так как он содержит развернутые данные о тексте-творчестве. Для обозначения такого рода текстов обычно применяют термины «самоописание», «автоинтерпретация», «автометаописание», «автометадескрипция» и др. [Три века русской метапоэтики, 2002: 608][6].

Анализ метапоэтических текстов

В последнее время, по мнению К.Э. Штайн, значимость метапоэтики для самих художников возрастает, особенно в искусстве постмодерна, и иногда описание поэтом собственного произведения по объему во много раз превышает сам текст. К.Э. Штайн была разработана исследовательская стратегия для анализа метапоэтических текстов, основанная на анализе метапоэтических данных, связанная со следующими установками, позволяющими определять принципы и методы, "наиболее адекватные для исследования художественного текста" [Штайн, 2006: 60 - 62][7].

1. С установкой на метапосылки автора, так как его творчество содержит в себе текст (метапоэтический) о творчестве. Его следует эксплицировать, а также найти подходы к изучению метапоэтики автора (статей, заметок о творчестве).

2. Следующий этап — введение этих данных в эпистемологическую ситуацию соответствующего периода, что позволяет определить основные концептуальные структуры, по которым коррелируют поэтические системы, метапоэтические системы и системы других областей знания. Это может быть и принципом проверки правильности выделенных метапосылок автора исследуемого текста.

3. Далее эти сведения вводятся в соответствующую научную парадигму, которая используется в процессе анализа, что позволяет избежать неадекватного подхода к исследованию произведения искусства (использование готовых схем).

Этот анализ поможет сделать правильные выводы о принадлежности текста к той или оной эпохе, школе, направлению, поможет увидеть позицию автора по отношению к той или иной проблеме.

Библиография

1. Вежбицка А. Метатекст в тексте// Новое в зарубежной лингвистике, Выпуск 8, Лингвистика текста.- М., 1978, с. 402 – 424

2. Фещенко В.В. Autopoetica как опыт и метод, или о новых горизонтах семиотики// Семиотика и авнгард: Антология. - М.: Академический проект, 2006

3. Липовецкий М.Н. Русский постмодернизм. (Очерки исторической поэтики): Монография / Урал. гос. пед. ун-т. Екатеринбург, 1997. 317 с.

4. Штайн К.Э. Метапоэтика: "Размытая" парадигма // Филологические науки - 2007. №6. - с. 41-50.

4. Штайн К.Э., Петренко Д.И. Русская метапоэтика: Учебный словарь. Под ред. доктора социологических наук профессора В.А. Шаповалова. — Ставрополь: Издательство Ставропольского государственного университета, 2006 [8]

5. Штайн К.Э., Петренко Д.И. Язык метапоэтики и метапоэтика языка // Метапоэтика: сборник статей научно-методического семинара «Textus» // Под ред. В.П. Ходуса.- Ставрополь: Издательство Ставропольского государственного университета, 2008.- Вып. 1.- 736 с. (14 – 47)[9]

6. Штайн К.Э. Гармония поэтического текста. Монография // Под редакцией доктора филологических наук профессора В.В. Бабайцевой. – Ставрополь: Издательство СГУ, 2006. – 646 с. [10]

7. Штайн К.Э. Язык как деятельность и произведение: проблема символа в статье А. Белого «Язык и мысль (философия языка А.А. Потебни) // Три века русской метапоэтики: Легитимация дискурса. Антология: В 4х т. Том 2. Конец XIX — начало XX вв. Реализм. Символизм. Акмеизм. Модернизм // Под общей редакцией проф. К.Э. Штайн. — Ставрополь: Издательство «Ставрополье», 2005. — 884 с. (782 - 791) [11]

Ссылки