Идут технические работы! Возможны перебои с доступом к сайту!

Гольбах

Из проекта Викизнание

Гольбах

(Павел, барон Holbach, 1723-1789) - философ-материалист; род. в Пфальце; воспитывался с раннего детства в Париже, где и остался жить; получил разностороннее образование; имея большое состояние, занимался естественными науками, поместил в Энциклопедии целый ряд статей по химии, фармации, физиологии и медицине; его салон принадлежал к числу наиболее посещаемых в Париже. С 1767 по 1776 г. вышел ряд соч. Г. без его имени: "Le christianisme dévoilé ou examen des principes et des effets de la religion chrétienne"; "La contagion sacrée ou histoire naturelle de la superstition"; "Système de la nature ou des lois du monde physique et du monde moral", "Essai sur les préjugés"; "Le bon sens ou idées naturelles opposées aux idées surnaturelles"; "Le système social ou principes naturels de la morale et de la politique"; "L'éthocratie ou le gouvernement fondé sur la morale"; "La morale universelle". Главное из них, "Système de la nature" (1770), вышло с именем Мирабо, секретаря Французской академии, умершего в 1760 г., и сопровождалось его жизнеописанием. Долгое время не знали настоящего автора, приписывали книгу математику Лагранжу, Дидро, считали ее плодом совместной работы целого кружка и только после издания переписки Гримма узнали настоящего автора. В этой книге высказаны взгляды значительной части европейского общества конца XVIII в. с такой прямотой и последовательностью, что они возбудили возражения даже тех, кто принимал участие в их развитии. "Система природы" состоит из двух частей: в первой высказаны положительные взгляды, вторая содержит критику религиозных понятий. Цель автора - вернуть человека природе и рассеять мрак, скрывающий от него путь к счастью. Все идеи, все знание человек получает через посредство органов чувств; врожденных идей нет. Совокупность всего действующего на наши чувства составляет материю. Материя вечна и не однородна, а представляет бесконечное множество комбинаций простейших материй, или элементов (огонь, воздух, вода и земля), которые мы познаем только в соединении, но никогда в простом виде. Сумму всех свойств и качеств существа автор называет его эссенцией. Эссенция материи есть движение, благодаря которому имеют место все явления вселенной. Движение не есть нечто отдельное от материи; оно так же вечно, как и материя. Цель его - притягивать то, что благоприятно существу, и отталкивать то, что ему вредно. Движение одного тела передается другому и т. далее. Наши чувства указывают нам на два рода движения: движение масс, видимое нами, и движение частиц материи, познаваемое нами только по его результатам. Те и другие движения называются приобретенными, когда причина их вне тела, и самопроизвольными, когда причина заключается в самом теле. Тела, кажущиеся нам покоящимися, в действительности подвергаются постоянным воздействиям, на поверхности или внутри, от тел, их окружающих, или от своих составных частей. Целое, представляющее собою результат различных соединений материи и различных движений, и есть природа в общем значении этого слова, природа же каждого отдельного существа есть целое как результат соединений и движений в данном существе. Эти отдельные природы, составляющие единую природу, подчинены ее общим законам; им подчинен и человек, составляющий часть природы и отличный от других существ только своей организацией. Род человеческий есть продукт нашей планеты, зависящий от положения ее в среде других светил, и нет основания предполагать, что земля перестала вырабатывать новые типы. Совершенно неосновательно различать в человеке две сущности: телесную и духовную. Такое разделение произошло оттого, что причины некоторых движений и действий ускользают от нас и поэтому мы переносим их в мир нематериальный: причиной таких явлений в природе мы считаем Бога, в человеке - душу. Однако душевные явления выражаются движением внешних органов тела и вызываются материальными причинами; каким же образом нечто нематериальное, непостижимое может приводить в движение материю? К тому же мы не можем отделить душу от тела; она родится, развивается, болеет вместе с телом; следовательно, она постоянно идентична с ним. Так назыв. душевные или интеллектуальные способности человека - только особый род деятельности тела. Единственный источник возникновения в нас идей - чувства. Сознанное чувствование становится восприятием; восприятие, перенесенное на предмет, возбудивший его, есть идея. Человеческий мозг способен не только к восприятию внешних воздействий, но и к самостоятельной деятельности, результат которой он также воспринимает; эта способность называется мышлением. Страсти суть отталкивательные и притягательные движения по отношению к предметам полезным или вредным. Воля есть некоторое изменение, происшедшее в нашем мозгу, вследствие которого он расположен привести в движение внешние органы с целью достигнуть чего-либо полезного или избежать чего-либо вредного. Мысли и поступки человека зависят от его организации и от воздействия внешних предметов, а так как ни то, ни другое не во власти человека, то, следовательно, человек не свободен. Возможность выбора не доказывает свободы воли, ибо человек всегда выбирает то, что ему представляется наиболее выгодным; свободен же выбор был бы в том случае, если бы он не обусловливался никакими мотивами. Цель каждого существа - самосохранение; цель природы та же, и все существа бессознательно способствуют ее достижению. В природе поэтому нет порядка и беспорядка, нет ни случайного, ни чудесного. Сознание необходимости всего совершающегося дает истинное основание нравственности, потому что оно указывает человеку на неизбежную зависимость его личного счастья от всей природы и, следовательно, от тех людей, в обществе которых он живет. Отсюда понятие добродетели и порока: добродетель есть то, что действительно и постоянно полезно существам человеческого рода, живущим в обществе. В хорошо организованном обществе правительство, воспитание, законы - все должно убеждать человека, что нация, которой он член, может существовать и быть счастливой только при помощи добродетели и что он, как часть нации, может быть счастлив только тогда, когда нация счастлива. Быть полезным значит способствовать счастью ближних; быть вредным - значит способствовать их несчастью. В чем же заключается счастье? В непрерывном удовольствии; а удовольствие нам доставляется тем, что возбуждает в нас движения, согласные с нашей индивидуальной природой, вызывает в нас деятельность, не утомляющую нашего организма. Интерес есть единственный двигатель людских поступков; бескорыстных людей нет, а принято так называть тех, поступки которых, будучи полезны другим, кажутся нам бесполезными для того, кто их совершает. Такой взгляд ложен, ибо никто не совершает бесполезного для себя. Большинство ищет внешней награды за добродетель, в действительности же награда лежит в самой добродетели. По свойственной ему лени человек предпочитает следовать рутине, предрассудкам, авторитету, скорее чем указаниям опыта, требующего деятельности, и рассудка, требующего рассуждения. Ложные мнения составляют несчастье людей; так, напр., самоубийство считается оскорблением природы и ее Творца, а между тем сама природа вложила в нас стремление избегать страданий; все люди дорожат жизнью, и если тем не менее кто-либо прибегает к самоубийству, то только в том случае, когда это оказывается единственным исходом, указанным природой. Вообще было бы лучше, если бы люди учились презирать смерть, ибо опасение за жизнь заставляет их подчиняться тирании и бояться защищать истину. Счастье между людьми потому еще так редко, что связывают его с вещами, в действительности бесполезными или даже вредными. Желания богатства, удовольствий и могущества сами по себе не заслуживают порицания, вполне естественны и способствуют счастью людей, если только человек для достижения их не употребляет средств, вредных для его ближних, и не пользуется ими во вред ближним. Если бы люди имели смелость исследовать источник идей, особенно глубоко коренящихся в их мыслях, они увидели бы, что эти идеи не имеют никакой реальности. Свои первые представления о Божестве люди почерпнули в незнании причин окружающих их явлений; затем человек этой неизвестной причине приписал волю, разум, страсти - все свойственные ему качества. Знание природы должно разрушить идею Божества; ученый перестает быть суеверным. Все качества, теологами приписываемые Богу, становятся более понятными, если их отнести к материи. Так, материя вечна, ибо нельзя представить себе, чтобы она могла возникнуть; она независима, ибо нет ничего вне ее, что могло бы влиять на нее; она неизменна, потому что не может изменить своей природы, хотя непрестанно меняет формы; она бесконечна, т. е. ничем не ограничена; она вездесуща, ибо если бы было пространство, не занятое ею, то это была бы пустота; она едина, хотя ее части бесконечно разнообразны: ее могущество и энергия не имеют иных пределов, кроме тех, которые им предписывает природа материи. Мудрость, справедливость, доброта и т. д. суть качества, свойственные материи в тех изменениях и соединениях, в каких она встречается в некоторых существах; идея же совершенствования есть идея отрицательная, метафизическая. Отрицание Бога не влечет за собой отрицание добродетели, ибо различение добра и зла основано не на религии, а на природе человека, которая заставляет его искать блага и избегать зла. Жестокость и безнравственность совместимы с религиозностью; уверенность в возможности искупить свой грех делает порочных людей смелее, дает им средство заменить исполнением обрядов недостаток нравственности. В этом - положительный вред религии, а также в тирании, преследовании людей именем Бога и пр. Книга Г. осталась евангелием материалистов до настоящего времени. Никогда материалистические принципы не были высказаны с такой прямолинейностью и жесткостью, как в книге Г. Ср. Ланге, "История материализма", и Геттнер, "История французской литературы".

Э. Радлов.