Ваш текст удалили из Википедии? Сохраните его на Викизнании или Вавилон-wiki!

В России две беды: дураки и дороги → 

Материал из Викизнание
Перейти к: навигация, поиск

В России две беды — дураки и дорогиапокрифическая фраза, приписываемая разным историческим личностям.

Справочная служба русского языка на сайте Грамота.ру утверждает:

Высказывание "У России две беды - дураки и дороги" чаще всего приписывается Гоголю (реже — Салтыкову-Щедрину, Карамзину и др.) Однако предполагаемое авторство не подтверждено и маловероятно. Фраза считается апокрифической.

Ниже приводятся некоторые возможные ассоциации, в силу которых фраза связывается с тем или иным автором.

Гоголь[править]

Николай Васильевич Гоголь много писал про дорогу:

Какое странное и манящее, и несущее, и чудесное в слове „дорога“, и как чудна она сама, эта дорога!

«Мёртвые души» открывается картиной обсуждения мужиками дороги:

«Вишь ты,— сказал один другому,— вон какое колесо! что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?» — «Доедет»,- отвечал другой. «А в Казань-то, я думаю, не доедет?» — «В Казань не доедет», — отвечал другой.

Куда ты, Русь, бойкая необгонимая тройка, несёшься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, всё отстаёт и остаётся позади... Русь, куда ж несёшься ты, дай ответ? Не даёт ответа... Русь-тройка, всё гремит, всё заливается, а в тройке - прохиндей, шулер...

Карамзин[править]

Всем известно выражение, приписываемое Карамзину: «В России две беды - дураки и дороги.»

[2]

Радищев[править]

Вяземский[править]

Дороги наши — сад для глаз:
Деревья, с дёрном вал, канавы;
Работы много, много славы,
Да жаль, проезда нет подчас.
С деревьев, на часах стоящих,
Проезжим мало барыша;
Дорога, скажешь, хороша -
И вспомнишь стих: для проходящих!

Салтыков-Щедрин[править]

Пушкин[править]

Седьмая глава "Евгения Онегина":

Когда благому просвещенью
Отдвинем более границ,
Со временем (по расчисленью
Философических таблиц,
Лет чрез пятьсот) дороги верно
У нас изменятся безмерно:
Шоссе Россию здесь и тут,
Соединив, пересекут,
Мосты чугунные чрез воды
Шагнут широкою дугой,
Раздвинем горы, под водой
Пророем дерзостные своды,
И заведет крещеный мир
На каждой станции трактир.
...
Теперь у нас дороги плохи,
Мосты забытые гниют,
На станциях клопы да блохи
Заснуть минуты не дают;
Трактиров нет. В избе холодной
Высокопарный, но голодный
Для виду прейскурант висит
И тщетный дразнит аппетит,
Меж тем как сельские циклопы
Перед медлительным огнем
Российским лечат молотком
Изделье лёгкое Европы,
Благославляя колеи
И рвы отеческой земли.

Николай I[править]

Якобы в оригинале эта фраза впервые прозвучала так: «Блядь, да в России всего две беды — дураки и плохие дороги!» и была сказана в сердцах императором Николаем I, по прочтеннии книги маркиза де Кюстина «Россия в 1839 году». Монархист де Кюстин приехал в Российскую империю, где был тепло принят на всех уровнях власти, так как ожидалось, что его книга будет вполне определенной промонархической направленности. Рассказы Кюстина о нравах высшего русского общества вызвали в России много отрицательных эмоций; даже В. А. Жуковский назвал Кюстина собакой, однако не смог не признать того, что большая часть написанного соответствует действительности. Можно говорить об объективности книги и непредвзятости её автора, исходя из того, что он был роялистом до мозга костей, однако российский вариант самодержавия показался ему неприемлемым, По его собственному признанию, он "ехал в Россию искать доводов против республики", а вернулся, если не республиканцем, то уж, во-всяком случае, убежденным противником абсолютизма, который довёл до катастрофы Францию и может погубить Россию.

Несмотря на весьма нелицеприятные отзывы о Российском государстве и его политике (при явно выраженных симпатии и уважении к народу России), именно для русских читателей записки Кюстина всегда представляли неутолённый интерес. Блестящий стилист, вдумчивый и тонкий наблюдатель, Кюстин ярко отметил отрицательные явления русской жизни, дал удачные характеристики многим деятелям того времени, проанализировал историческую судьбу государства и представил в своей книге множество оправдавшихся прогнозов о будущем страны и её взаимотношениях с европейскими державами. Во Франции главная книга Кюстина считается не столько «обличительным» памфлетом на конкретный режим, сколько глубокой социально-философской работой о государственном строе — в одном ряду с книгой Токвиля «О демократии в Америке».

См. также[править]


Эта статья нуждается в доработке. Прямо сейчас Вы можете отредактировать её — дополнить, исправить замеченные ошибки, добавить ссылки.

(Этой пометке соответствует строчка {{Черновик}} в теле статьи. Все статьи с такой пометкой отнесены к категории Викизнание:Черновики.)


Хочешь уточнить, добавить или исправить текст?
Редактировать статью