Великобритания

Из проекта Викизнание

Великобритания

Оглавление

Географический очерк

В строгом смысле под именем Великобритании (Great Britain) нужно разуметь только королевства Англию и Шотландию вместе с княжеством Валисским, т. е. те страны, которые под именем Британии (см. это слово) упоминаются уже древними классическими писателями. Но под Великобританией разумеют также всю Великобританскую монархию, в состав которой, кроме Британии и Ирландии, входят и все остальные владения англичан, как в Европе, так и в других частях света, находящиеся в настоящее время под скипетром королевы Виктории. В этом смысле В. простирается на все части света и обнимает в общем площадь в 25052900 кв. км. В Европе, кроме главных островов, она обладает еще несколькими морскими и торговыми пунктами: Гибралтаром, Мальтой и Кипром; в Азии - самой богатой и благословенной частью ее; в Африке - важными прибрежными странами и множеством островов; затем, ей принадлежит вся Австралия с Ново-Зеландскими островами, а также неизмеримые пространства земель в Северной Америке и большинство островов Вест-Индии. Но в нашем очерке мы будем говорить о В. преимущественно в смысле "Соединенного королевства Великобритании и Ирландии", останавливаясь при этом главным образом на Англии, а Шотландия и Ирландия и внеевропейские британские владения найдут себе подробное описание при соответственных наименованиях.

Соединенное королевство В. и Ирландии состоит, кроме названных двух больших островов, еще из 224 населенных и 707 ненаселенных островов меньших размеров. К ним относятся: Оркнейские и Шетландские острова на С., Гебридские (между ними самые крупные Льюис и Скай) и Клейдские острова (Аррон, Бьют, Исла, Юра) у западного берега Шотландии, Энглези (Anglesey) у берега Валлиса, Сцилийские острова у юго-западного и Вайт у южного берега Англии. Остров же Мэн в Ирландском море и Нормандские острова возле берега Франции в Ла-Манше, не входят непосредственно в состав Соединенного королевства.

Положение и границы.

Положение этой величайшей в Европе группы островов в высшей степени благоприятно для развития мореплавания. Оба главные острова В., отделенные друг от друга Ирландским морем, проливом Св. Георгия и Северным каналом, омываются на В Немецким морем, на С и З. Атлантическим океаном, на Ю тем же океаном и Ла-Маншским проливом (Englishchannel). Самая сев. оконечность острова Унста, принадлежащего к Шетландской группе, лежит под 60°49' самая южная - Сцилийских островов под 49°53' сев. шир.; самая вост. оконечность Англии - Лаустофт Нес, на 1°45' в. д. (от Гринвича), самая западная оконечность Ирландии - Денмор Гид, на 10°25' з. д. Наибольшая длина Британского острова, от мыса Враза в шотландском графстве Сетерлэнде (Sutherland), до Бичи Гида в Англии, составляет 890 км; наибольшая ширина, от Уэльшама в Норфолке до Мильфортгавена в Валлисе, равна 482 км, а наименьшая ширина, между Клейдским и Фордским заливами, не превышает 60 км. Благодаря ее глубоко врезывающимся бухтам, в В. нет ни одного места, которое отстояло бы от моря дальше чем на 120, а в Ирландии дальше, чем на 80 км. Длина всей береговой линии равна 7003 км.

Собственно Англия занимает южную часть острова и граничит на С - с Шотланией, на В - с Немецким морем, на Ю - с Ла-Маншем, на З - с Ирландским морем и каналом Св. Георгия. От Франции она отделена проливом Па-де-Кале, имеющим не больше 22 км ширины. Самый север. пункт ее, город Бервик, лежит под 55°48', а самый южный, мыс Лизаро, под 49°58' сев. шир. Следовательно, с С на Ю Англия занимает всего 4,6° шир., т. е. около 500 км. Длина южного берега ее равняется 970 км, восточного - 1499 км, западного - 976 км, так что общая длина береговой линии составляет 3446 км. Все эти берега изрезаны множеством заливов и бухт, отчасти вдающихся далеко в материк и образующих превосходные гавани. Между заливами главнейшие: на В. Темзенский, Ваш, Гумбер и Тейсский; на Ю Плимутский, Торбэйский и др.; на З - Бристольский, Кардеганский, Моркэмбский и Солуэйский ( см. карту Великобритании и Ирландии).

b11_001-0.jpg

Устройство поверхности

Британские острова покоятся на подводном плоскогорье, которое на СВ отделено от Норвегии котловиной глубиной не больше 365 м, а на З и СЗ спускается до 2926 м ниже уровня моря. Этим плоскогорьем В. соединена с Францией, Нидерландами и Германией, так что достаточно было бы морскому уровню понизится на 31 метр, чтобы образовался мост между В. и Нидерландами и чтобы Доггерские отмели (Doggerbank) вынырнули в виде острова из Немецкого моря. При опущении же моря еще на 24 м обнажилась бы вся южная половина Немецкого моря, вместе с частью Ла-Маншского пролива. Особенность устройства поверхности В. составляет постоянная смена долин и маленьких возвышений, равно как закругленная форма большинства ее возвышенностей, находящаяся в связи с геогностическим строением их и климатическими условиями. В общем, Англия представляет на востоке равнину, врезывающуюся отдельными рукавами в небольшие возвышенности, выполняющие ее западную часть. В Шотландии преобладают горы, идущие преимущественно в поперечном направлении, тогда как в Ирландии небольшие горные группы теснятся вокруг общирных центральных равнин.

Поверхность Англии, как сейчас сказано, отчасти гориста, отчасти низменна. Если провести линию, отрезывающую юго-западный полуостров Корнваллис и отсюда идущую к самому внутреннему углу Бристольского залива, а затем под небольшой дугой на В к берегам Северного моря у шотландской границы, то по левую сторону от этой линии останется вся нагорная, а по правую - вся низменная часть Англии. Первая, гораздо меньшая часть далеко не образует сплошной замкнутой массы, а состоит, напротив, из многих горных групп, разделенных глубоко вдающимися заливами и равнинами или, во всяком случае, связанных между собой весьма слабо. Эта особенность, допускающая беспрепятственное общение между восточными и западными берегами Англии, оказала решительное влияние на политическое единство страны и доставила английской равнине перевес над западной гористой страной, равно как над Шотландским плоскогорьем. Разделяющие английское нагорье низменности выступают преимущественно в трех местах, у устьев Северна и Мерси и у Солуэйского залива, разделяя английское нагорье на три отдела. Первый из них, Корнваллийские и Девонские горы, достигающие в Броун-Вилли высоты 427 м, заключают в своих недрах громадные сокровища, особенно олово, свинец и медь. Полуостров Валлис (см. это слово) перерезывается с Ю на С совершенно голыми и образующими множество ущелий горами, главная вершина которых Снаудон (снежная гора) в 1100 м представляет самую высокую гору Англии. Между Солуэйским заливом и Моркэмбской бухтой возвышаются Кэмбрийские горы, или горная страна Кемберлэнд и Вестмерлэнд, с главными вершинами Си-Фель (985 м) и Скиддау (921 м), богатая многочисленными озерами (так назыв. Озерная область - "Lake District"). На востоке от углубления, образуемого долинами рек Эдена и Луне, возвышается Пеннинская горная цепь (Pennine Range), или Пик, образующая водораздел между Немецким и Ирландским морями. Эти горы тянутся с Ю на С через графства Дерби, Йорк, восточные части Вестмерлэнда и Кемберлэнда, чрез Дергэм и Нортэмберлэнд до Чевиотских гор на границе Шотландии. Они состоят из извести и отчасти также из гранита, сланца и граувакки, богаты ущельями и пещерами, обилуют каменным углем, круто спускаются на З и отлого на В. За ними идет низина, простирающаяся от Немецкого моря до Солуэйского залива, а за нею, на границе Шотландии, возвышаются Чевиотские горы, имеющие 700 м высоты.

Равнины Англии состоят из наносной почвы, из которой во многих местах неожиданно выступает скалистая подпочва, придающая чрезвычайное разнообразие ее волнистой поверхности. Они перерезаны тремя рядами холмов, служащих продолжением гор Корнваллиса и Девона. Самые южные холмы, по-английски Downs, тянутся до восточной оконечности Кента, образуя здесь меловые скалы Довера; средние, Чильтернские холмы и Восточно-английские возвышенности (E a st Anglican Heighst), идут на ВСВ к южной окраине залива Уаш и прорываются рекой Темзой; наконец, третья цепь холмов имеет северо-восточное направление и оканчивается в Линкольнских высотах (Linkoln Heighst) у Гумберской бухты. По плодородию своей почвы, тщательности и разнообразию культуры, сочности и свежести своих рощ и лугов эти волнообразные равнины Англии не имеют себе подобных. Влажность атмосферы защищает зелень их от летнего зноя и зимних холодов. Только по восточному берегу, у устьев Гумбера и нижней Узы, в особенности же у залива Уаш, где на пространстве 3370 кв. км расположилась так наз. "топкая страна" (Fen Country), существуют настоящие низины, болота, топи и пески, напоминающие германские и голландские берега Северного моря.

Орошение

Устройство поверхности В. таково, что почти все реки ее, незначительные по величине, обладают достаточной глубиной и уже сами по себе, а еще более благодаря стараниям жителей, доступны для судов; значительно расширенные устья их образуют естественные гавани. Отсюда происходит, что В. обладает значительным числом портов, именно, имеет 100 больших гаваней для военных и торговых судов 1-го ранга и около 500 рейдов. Между реками самые большие: Шеннон в Ирландии (358 км) и Темза в Англии (344 км). Повсюду, где только соединение реки с озером или морем могло представлять выгоду для торговли и промышленности - оно осуществлено.

Собственно Англия имеет 50 судоходных рек, изливающихся в открытые моря и бухты. Они отличаются глубокими и чистыми руслами, без порогов и быстрин, спокойным течением и благодаря своему слабому наклону позволяют кораблям заходить далеко внутрь страны, чему немало способствуют также и морские приливы, простирающиеся далеко в устья рек. Всего сильнее эти приливы бывают у западных берегов, именно у Солуэйского залива и у устья Северна, где достигают 13 - 14 метров высоты. На восточном берегу они слабее и у устья Темзы обыкновенно не превышают 5 м. Главнейшие реки, кроме Темзы, следующие: Медвэй, Большая Уза (Great Ouse), Гумбер, Тис и Тайн на востоке; Малая Уза, Эвон на юге; Эвон (нижний Эвон), Северн, Ди, Мерси на западе. Озер в Англии мало, да и те невелики, но зато они славятся своими живописными видами. Самые значительные из них находятся в "озерном округе" (Lake District) Кэмбрийских гор: Виндерское, или Виландерское, озеро с 14 островками, Дервэнтуотер, Уллесуотер, Эннердалэуотер и др. Длина естественных водяных путей, равняющаяся 3400 км, чрезвычайно увеличивается многочисленными каналами, имеющими в общем 6000 км протяжения. Они соединяют речные системы восточного и западного берегов, до такой степени изрезывая своей сетью всю страну, что в ней нет ни одного места, которое отстояло бы от водяного пути больше, чем на 25 км расстояния. Главными узловыми пунктами этой сети служат: Лондон, Бирмингем и Манчестер, откуда многочисленные каналы направляются во все стороны, в особенности к большим морским городам: Ливерпулю, Бристолю и Гулю (см. ниже Пути сообщения).

Климат и естественные произведения

Благодаря своему островному положению, а также протекающему мимо ее западных берегов Гольфстриму, В. не знает крайностей температуры. Самые холодные части ее - восточные берега Англии и Шотландии, самые теплые - южные и юго-западные берега. Разница между температурами самого северного пункта и самого южного не превышает 3°, разница между летней и зимней темп. не выше 9 - 11°. Атмосферных осадков выпадает на западной стороне больше, чем на восточной. Наибольшее количество осадков приходится в юго-западной части Ирландии и Англии на зимнее, - в остальной стране на осеннее - и только в некоторых местах восточного берега на летнее время.

Что касается собственно Англии, то особенность ее климата составляют умеренная зима и прохладное лето; даже на местах, возвышающихся на 320 - 650 м над. ур. моря, температура самого холодного месяца не падает ниже 0°, а самого теплого - не поднимается выше 18°.

Широта Высота над уровнем моря, м Средние температуры
Город Год Январь Апрель Июль Сентябрь
50°22' 21 Плимут (южн. бер.) 10,7 5,8 9,3 16,6 11,7
51°33' 37 Лондон 10,3 3,5 9,6 17,9 10,7
53°25' 9 Ливерпуль (зап. бер.) 10,3 4,8 9,3 16,9 11,0
53°45' 2 Гулль (вост. бер.) 8,8 3,1 7,6 15,8 9,2

Следовательно, на Ю Англии зима теплее, чем на южном берегу Крыма, а лето на ЮВ Англии так тепло, как в Петербурге. Осадков, дождя и снегу на В Англии выпадает от 55 - 80 см в год, на З до 100, а в горах В. Англии гораздо более. Всего более дождя выпадает осенью. Снег и морозы редки. Господствующие ветры - западные, вследствие чего на западной стороне выпадает большее количество атмосферных осадков, чем на восточной; средним числом на восточной стороне бывает 165 дождливых дней, а на западной - 208. Благодаря этой довольно равномерной температуре английские пастбища зеленеют почти круглый год и скот часто выгоняется в поле даже зимой. Воздух отличается обилием влаги, отчего в стране часто господствуют туманы, иногда до того густые, что даже днем приходится искусственно освещать мастерские и лавки, как, напр., в Лондоне, где ежегодно насчитывается 34 туманных дня. Бывают, конечно, и ясные дни, но они редко продолжительны. Сильными туманами объясняется высокая смертность от чахотки, которая в Англии выше, чем во всякой другой европейской стране. В общем, однако, климат здоровый, и ему не без основания приписывают крепость мужчин и красоту женщин. Растительность Англии, в общем, носит европейский характер. Ей свойственны преимущественно те растения, которые для своего развития не нуждаются в значительной солнечной теплоте, но, в то же время, не выдерживают и больших холодов. Так, под влиянием нежного морского воздуха на южном берегу зеленеют и приносят цветы многие южно-европейские растения: померанцы, лавры, кипарис, мирты, хотя вследствие недостатка солнечного тепла они редко приносят плоды. В Англии произрастают также абрикосы, фиги, волошский орех, тутовое дерево и вплоть до северной границы каштаны. Животное царство также не представляет никаких специальных видов. Дичи мало, волки давно истреблены, и даже лисицы так редки, что их часто выписывают для травли с материка. Кое-где попадаются барсук, хорек, выдра, куница, горностай, дикая кошка, сурок, а в парках - косуля, лань и фазан. В числе птиц Англии свойственна преимущественно красная куропатка (red grouse). Но зато Англия чрезвычайно богата рыбой и устрицами; последние ловятся, главным образом, у берегов Кента и Суссекса, затем близ Кольчестера, в Эссексе и на о-ве Джерсее. Минеральные богатства громадны, особенно в западных и северных округах (см. ниже Горный промысел). Англия обладает также множеством минеральных источников; почти в каждом графстве имеется по одному или несколько их. Между горячими источниками особенной известностью пользуются - Бэт (47°С) и Бристоль (24°) на ЮВ, Матлок (20°) и Беккуэль (16°) в Дерби; к щелочным водам принадлежит Мальверн (в Ворчестере); к железистым: Чельтингем (в Глочестере), Скарборо и Гараугэт (в Йоркшире), Тэнбридж-Уэльс (в Кенте) и Брайтон (в Суссексе); к горьким водам: Ипсом (в Суррее); к водам с поваренной солью: Лимингтон (в Варвике) и т. д.

Пространство и население

Великобритания в широком смысле занимает площадь в 25052900 кв. км с населением в 350220000. Эти цифры распределены следующим образом:

  Кв. км Жителей
Соединенное Королевство 314628 37888153
Индия 4859300 289732000
Dominion of Canada (Канада) 7990700 4829411
Австралия 8216737 4523200
Другие владения 3671535 13248025

По переписи 5 апреля 1891 г. населенность отдельных частей Соединенного Королевства представлена в таком виде:

  Кв. км Жителей На 1 кв. км
Англия и Валлис 150697 29001018 192
Шотландия 78895 4033103 51
Ирландия 84252 4706162 56
Остров Мэн 588 55598 94
Ламаншские острова 196 92272 471
Итого 314628 37888153  

Сверх того, солдат и матросов вне отечества - около 200000 ч.

Сопоставляя эти цифры с результатами первой правильной переписи за 1801 г., давшей 16237300 жит., мы видим, что население с 1801-90 г. возросло более чем в два раза. Но это увеличение было далеко не равномерно в отдельных частях В. Между тем, как в Англии с Валлисом население в течение XIX столетия увеличилось больше чем втрое (1801 - 8892536; 1889 - 29 0 00000), а в Шотландии на 139%, оно в Ирландии уменьшилось с 1841 (8196597) почти наполовину (4716209). В самой Англии замечаются значительные различия между отдельными графствами в соответствии с тем, составляет ли главное занятие жителей хлебопашество или промышленность и добывание каменного угля. Между тем, как в промышленных графствах население возрастает, оно в чисто земледельческих убывает. Ни в какой другой стране в мире не существует такого отношения между городским населением и сельским, как в Англии; зато ни одна страна не имеет столько больших городов, и нигде, кроме Америки, они не вырастали так быстро и до таких размеров. Уже в 1861 г. в Англии и Валлисе городское население составляло 11 млн. (при 9 млн. сельского), в 1871 году оно возросло до 1 3 млн. (сельск. 10 м.), а в 1881 в городах было уже 17 млн. (сельск. 8½ млн.). По числу жителей населеннейшие города располагаются в следующем порядке (в тысячах): Лондон (4211 [А вместе с входящими в лондовский "Полицейский округ" Вест Гэмом, Кройдоном и Тоттенгемом - 4591 тыс.]), Глазго (566), Ливерпуль (518), Манчестер (505), Бирмингем (429), Лидс (367), Дублин (358), Шеффильд (324), Эдинбург (261), Бельфаст (256), Ноттингэм (211), Сальфорд (198), Бредфорд (216), Бристоль (221), Гуль (200).

По возрасту население В. распределяется следующим образом (в тысячах):

Возраст Мужчин Женщин
Англия Шотландия Ирландия Англия Шотландия Ирландия
Моложе 5 лет 139,1 143,6 115,4 132,2 130,2 107,4
5-15 лет 235,0 240,9 248,5 223,2 217,7 220,4
15-25 лет 188,3 198,9 199,7 187,1 188,9 199,8
25-45 лет 246,3 243,2 220,5 262,1 256,3 240,9
45-65 лет 138,9 131,4 152,2 146,4 150,7 159,6
Старше 65 лет 52,4 42,8 63,3 49,0 56,2 71,9

К этой таблице надо прибавить, что, по переписи 1881 г., на каждую 1000 мужчин приходилось женщин в Англии 1055, в Шотландии 1076, в Ирландии 1043, в общем, на 17254109 мужчин - 17987373 женщины. Движение народонаселения обнаружило за последнее время ту особенность, что заметно стали уменьшаться как цифры браков и рождений, так и процент смертности. В 1890 в В. было:

  Англия Шотландия Ирландия
Браков 222688 27441 20866
Рождений 872515 121530 105343
Умерших 564248 78978 86165
Излишек рождаемости над смертностью 808267 42552 19178

Что касается физических недостатков, то в 1881 г. на каждый миллион жителей насчитывалось:

  Англия Шотландия Ирландия
Слепых 879 845 1180
Глухонемых 572 573 770
Идиотов 1260 1603 1671

Число душевнобольных растет постоянно и с поразительной быстротой. В 1871 г. общая цифра их для всей В. была вычислена в 56122, именно 39567 в Англии с Валлисом, 6792 в Шотландии и 9763 в Ирландии; в 1881 г. она увеличилась до 75624, из которых в Англии 57726, в Шотландии 9000, а в Ирландии 8878.

Эмиграция

В течение нынешнего столетия она достигла громадных размеров. С 1815 по 90 г. из Соединенного Королевства выселилось 12797688 чел., из которых за промежуток времени с 1824-88 направилось в Северо-Американские Соединенные Штаты 7527002 чел., в британские владения в Сев. Америке - 1438704, в Австралию и Новую Зеландию - 1575080 чел.

В числе 8675728 ч., выселившихся в 1853 - 1888 г., было: англичан 3275620, ирландцев 2710084, шотландцев 664351; остальные иностранцы. С другой стороны, за последние годы значительно усилился и прилив переселенцев в самую В.; так, в 1888 г. туда переселилось 1 28879 чел. Число британцев, живущих вне В., простиралось в 1881 г. до 3959599, из которых 2772169 имели свое пребывание в Соединенных Штатах, 988934 в британских колониях, 89798 в Индии, 108998 в других странах. По национальности населения Соединенного королевства делится на 2 главных племени: германское и кельтское. Последнее состоит из потомков древнейших обитателей страны. Оно делится на два близких между собою семейства: кимвров, или бриттов, и эрзов, или гайелов. К первому принадлежат валлийцы и жители Корнваллиса, родственные населению французской Бретани. Гайельское семейство распадается на две ветви: эрзов в Ирландии и гайелов в Шотландии, на острове Мэне и на Гебридах. Но господствующее население - германцы. Происшедшее после падения римского владычества из смеси англосаксов и скандинавов, оно подверглось потом весьма счастливому скрещиванию с французскими норманнами, вследствие чего развилась как нельзя лучше уравновешенная смешанная нация.

Относительно нравственного состояния англ. народа надо заметить, что увеличение числа преступлений наблюдается не в местностях с плотным населением и развитой промышленностью, а напротив, там, где население редко и где преобладает ручной труд, в особенности земледельческий. Так, с 1801 по 1851 г. число преступлений увеличилось в Ирландии в 7 раз (на 24634), в Шотландии в 6 раз (на 4001), в Англии и Валлисе в 5 раз (на 27960), что составляло в первой стране 3,74, во второй 1,38, в третьей 1,55 на 1000 ж. С тех пор обнаружилась заметная убыль преступлений. В 1881 году различным наказаниям подверглись в Англии с Валлисом 11353, в Шотландии 1832, в Ирландии 2698 ч., тогда как в 1888 г. осуждено за различные преступления и мелкие проступки в Англии 10561, в Шотландии 1849, в Ирландии 1220 ч. Надо прибавить, что в числе осужденных в Англии и Шотландии было много ирландцев, так что приведенное число ирландских преступников далеко ниже действительности. В 1871 году число внебрачных рождений доходило в Англии и Валлисе до 5,4 проц. общего числа, а в Шотландии до 9,1 процента.

Физические свойства и характер населения. Англосаксонское племя, к которому принадлежит преобладающее большинство населения Великобритании, отличается крепким телосложением и выше среднего ростом, чем оно в немалой степени обязано обилию пищи, употребляемому даже низшими слоями народа и господствующей страсти к телесным упражнением (крокет, теннис, игра в мяч, кулачные бои, ристания и т. д.). Одно из любимейших упражнений чуть ли не во всех классах общества, не исключая и женщин, состоит в стрельбе из лука. К наиболее распространенным удовольствиям, получившим национальное значение, принадлежат конские скачки (Ньюмаркет, Ипсом и др.), парусные и гребные гонки, преимущественно на Темзе (между оксфордскими и кембриджскими студентами) и возле острова Байта. К сожалению, одним из самых закоренелых пороков британской нации все еще остается пьянство, которому не чужды даже женщины и против которого пока безуспешно борются многочисленные общества трезвости.

В национальном характере британцев много самостоятельности, чувства справедливости и правды, выдержки и предприимчивости. Островное положение страны, ее тревожные исторические судьбы и своеобразный склад общественной жизни выработали то гордое самосознание, ту любовь к политической свободе и глубокое понимание общественной солидарности, которые отличают современного британца.

Сельское хозяйство

Великобритания производит лишь половину хлеба, нужного для прокормления ее населения, но это не доказывает, чтобы сельское ее хозяйство стояло на низкой степени. Страна очень густо населена, и ее климат не особенно благоприятен для зерновых хлебов, но превосходен для кормовых трав и корнеплодов, которые и занимают большую часть культурной площади страны. Постоянно возрастающее применение земледельческих машин имело своим последствием чрезвычайный подъем сельского хозяйства. Таких машин ежегодно приготовляется на сумму свыше 1 млн. ф. ст. Процветанию сельского хозяйства немало содействовали также учения земледельческой химии. Искусственные удобрения применяются в широких размерах, и ввоз туков (особенно гуано) доходит до 1 млн. ф. ст. Но если от земледелия обратиться к землевладению, то получится далеко не столь отрадная картина. Официальные сведения за 1874-76 г. показали, что в Шотландии и Ирландии почти уже вся земля обратилась в крупную земельную собственность и что в ближайшем будущем та же участь ожидает и Англию с Валлисом. 900 крупных собственников владеют почти 1/3 Англии, 500 половиною Ирландии и 600 почти 4/5 Шотландии. Крестьянин-собственник исчез почти повсюду, и его место занял фермер, арендующий землю на 7, 14, 21, 99 и 100 лет. Между землевладельцами 348 обладают четвертой частью всей поверхности В., 2198 - половиной, 10911 - больше 2/3 ее. 12 человек владеют в сложности 17970 кв. км земли, из которых 5498 кв. км принадлежат одному герцогу Сетерлэнду. В следующей таблице приведены все собственники земли в В., начиная с владельцев одной усадебной оседлости или огорода и кончая крупными землевладельцами, имеющими больше 5000 акров земли:

Разряды собственников Англия и Валлис Доля общ. поверхн. Шотландия Доля общ. поверхн. Ирландия Доля общ. поверхн. Соединенное королевство Доля общ. поверхн.
I. До 10 акров 825272 1,9 122476 0,3 43036 0,2 990784 1,0
II. 10-50 акров 72640 5,8 3469 0,4 7746 0,9 83855 2,8
III. 50-500 акров 58156 26,1 3580 3,5 11468 10,9 72204 15,9
IV. 500-5000 акров 9333 38,3 2004 17,2 5717 40,2 17054 33,5
V. Свыше 5000 акров 874 28,9 580 78,6 744 47,6 2198 46,9
Всего 966275 100,0 132109 100,0 68711 100,0 1167095 100,0

Отсюда видно, что неполная пятисотая часть собственников владеет почти половиной всего государства. Насколько такое состояние поземельной собственности вредно отражается на общем благосостоянии, видно из того, что у владельцев меньше 10 акров валовой доход с акра составляет в Англии и Валлисе 56,44, в Шотландии 125,78, в Ирландии 49,04 ф. ст., а при землевладении более крупном он постоянно и прогрессивно уменьшается, так что средний доход с акра для всех собственников составляет в Англии только 3, в Шотландии 1, в Ирландии 0,66 ф. ст. И этот средний доход понижается еще больше в силу того, что многие лорды оставляют большие пространства земли впусте, под охотничьими парками или под пастбищами для овец. Вследствие всего этого и происходит, что непроизводительные земли составляют в Англии 1/5, в Валлисе 2/5, а в Шотландии даже 3/4 всей поверхности. Причиной такого преобладания крупной собственности в Великобритании надо признать заповедное владение и закон о единонаследии. Впрочем, в последнее время само правительство выступило против этого зла и выработало ряд мер, направленных к его уменьшению.

В 1889 г. из общего количества земли в 31497400 гектаров в сельскохозяйственном пользовании было 19405300 гект. Из них под пашнями и огородами находились 5740500, под травосеянием 2505400, под лугами и пастбищами 10856700 гект.; таким образом, наибольшая часть находящейся в обработке земли была предоставлена скотоводству. Между отдельными сортами хлеба пшеница возделывается преимущественно в Англии (36,8%), а овес в Валлисе (56,1%), Шотландии (76,1 %) и Ирландии (85,1%). Кроме того, возделываются: ячмень, рожь, картофель, белая и шведская репа (turnips), клевер, горох, бобы, яблоки, груши, вишни, сливы (отчасти в парниках), далее хмель, лен, рапс, тмин, горчица и т. д. Табаководство воспрещено в интересах казны. Прилагаемая таблица показывает распределение культур в Англии за 1888 г. (в тысячах гектаров):

Под хлебом 2590,3
Под корнеплодными 1084,9
Под клевером и др. травами 1111,6
Под пастбищами 5105,3
Под льном 0,8
Под хмелем 23,7
Под паром 172,7
Под лесом 593,3
Под пустырями, болотами и т. д. 2495,5

За последние годы земледельческое население в Англии и Валлисе заметно стало убывать. Так, в 1861 году оно составляло 1924110 душ, в 1871 - 1559027, а в 1881 только 1353488. Эта убыль зависела отчасти от применения машин, отчасти же от подавляющей конкуренции с Соединенными Штатами, Россией, Индией и т. д., равно как от выселения сельских рабочих. Масса имений осталась без арендаторов, и хозяйство ведется в них посредством управителей (bailliffs). В прежнее время фермеры особенно добивались долгосрочных контрактов, теперь же многие из них предпочитают tenancy at will, т. е. краткосрочную аренду, обыкновенно на один год. В 1888 году всех арендуемых имений было 570206, из которых громадное большинство имело не больше 24 гектаров. Рабочая плата повысилась в течение последних десятилетий, и многие работники, кроме домика (cottage), получают еще огород и кусок земли. За всем тем положение их далеко не удовлетворительно и отчасти даже бедственно. В некоторых местностях работник получает всего 12 - 15 шиллингов в неделю на своем содержании, но с некоторыми побочными доходами. Преобладающая система хозяйства - плодопеременная. Волами пашут только на западе, в остальной же Англии - лошадьми; очень распространены паровые плуги и проч.

Скотоводство

Скотоводство находится на высокой степени развития. Выездные лошади принадлежат к арабской, персидской и варварийской породам, рабочие происходят из Фландрии и Нормандии. Рогатый скот представляет 4 главные породы, именно: с длинными рогами, средними, короткими и без рогов. Для молочного хозяйства самая лучшая порода - короткорогая. Из молока выделывается в громадных количествах масло и сыр, именно честер, глочестер, вильтшир и стильтон. Последний производится в Лейчестере и составляет самый лучший сорт английских сыров. Превосходное масло выделывается в Кембридже, Суффолке, Оксфорде и т. д. Убойный скот отличается своим превосходным мясом. Кроме быков, на убой выкармливается еще масса телят, особенно вблизи городов. Громадное значение имеет английское овцеводство; но и тут главное внимание обращено не столько на шерсть, сколько на мясо. Свиньи разводятся не только в больших хозяйствах, но и в мелких. Лучшие породы их: гэмпшир, беркшир, эссекс, суффолк, норфолк, виндзор. В большом количестве также разводится домашняя птица, в особенности куры. В 1888 в Англии и Валлисе насчитывалось лошадей 1230563, рогатого скота 5019085, овец 18526582, свиней 2249785 голов. Во всей же В. в 1889 было лошадей 1945386, рогатого скота 10272765, овец 294 8 4477 и свиней 3905865. Несмотря, однако, на цветущее состояние земледелия и скотоводства, страна нуждается в значительном привозе хлеба и скота извне. В 1888 в В. ввезено убойного скота на 7,7, мяса на 6,6, сала и свинины на 8,3, зернового хлеба и муки на 51,2 млн. ф. ст.

Рыбная ловля

В., благодаря обилию рыбы в ее озерах и реках, равно как близости моря, производится в самых широких размерах, причем значительная часть улова вывозится за границу. Так, в 1889 вывезено рыбы на сумму 5992033 фунт. ст., преимущественно сельдей, трески и макрели. В 1888 насчитывалось 4053 рыболовных судна в 195313 тонн, в том числе 353 парохода с экипажем в 68693 чел., не считая 53833 чел., временно находивших себе занятие в рыболовном деле.

Громадные леса, которыми славилась В. в древние времена, мало-помалу исчезли, и настоящий дремучий лес попадается теперь только в Шотландских горах. Нынешние же леса Англии и Ирландии принадлежат к новейшим насаждениям. Так как лесное пространство занимает не больше 3,7% общей площади, то для покрытия своей потребности в лесе В. принуждена обращаться за границу, в особенности в Швецию, североамериканские владения и Россию. Впрочем, на ее полях и лугах разбросана масса деревьев, доставляющих отличный поделочный лес. В особенности славится английский дуб, который до сих пор служит наилучшим материалом для кораблестроения.

См. K ö rner, "Die Landwirtschaft in G." (Берл., 1877); Pollock, "The land laws" (Лонд., 1883).

Горный промысел

По своей горной производительности В. во многих отношениях далеко превосходит все другие страны. На первом плане стоят каменный уголь и железо. Именно каменному углю В. обязана высоким развитием своей промышленности и торговли. Каменноугольная площадь в 4-х округах (Шотландии, Северной и Средней Англии и Южном Валлисе) занимает 30700 кв. км, доходит до глубины 1200 м и вмещает в себе запас угля в 90000 миллионов тонн. Самые обширные и богатые залежи принадлежат Англии (72%), где находится древнейший из известных рудников, Ньюкестльский, разрабатывавшийся еще в 1252 г. Около 27% приходится на долю Шотландии, несколько больше 1% на долю Ирландии. Ежегодная добыча каменного угля во всей В. доходит до 170 м. тонн. В 1887 главнейшие каменноугольные округа Англии и Валлиса выработали следующие количества, в миллионах тонн (тонна - 1016,05 килограмма): Дергэм - 28,9, Ланкашир 20,8, Йоркшир 20,1, Глеморган (в Валлисе) 18,4, Страффордшир 12,9, Дербишир 9,1, Нортумберлэнд 5,7 и т. д. В громадных количествах каменный уголь употребляется внутри страны на заводах, фабриках, железн. дорогах, пароходах и в домашнем хозяйстве; но значительная часть его идет за границу, где главными потребителями английского каменного угля являются Франция и Северн. Германия, Россия, Дания, Румыния, Испания и Италия, Мальта, Ост-Индия и т. д.

Второй главный горный продукт составляет железо, которым В. опять-таки превосходит все другие страны. Добывание его началось очень рано, и еще теперь существуют железные рудники, работавшие в эпоху Вильгельма Завоевателя. В больших размерах выделка железа началась только с 1740 г., когда для выплавки руды стали употреблять каменный уголь. Железная руда добывается преимущественно в Йоркшире, Страффордшире, Ланкашире, Кумберлэнде, затем в Шотландии и в Ирландии. Кроме этих двух главных продуктов, в В. добывается свинец (в Дергэме, Нортумберленде и т. д.), причем свинцовая руда нередко содержит и серебро (особенно в Корнваллисе и Чешире), большие количества олова (в Корнваллисе, Девоне и Чешире), медь (там же), цинк (на острове Мэн, в Валлисе и т. д.), немного золота и другие металлы; марганец, мышьяк, никель, вольфрам и сурьма, но в незначительных количествах. Соль добывается из копей в Чешире и в ирландских солеварнях. Кроме того, Великобритания богата строительным камнем, в том числе известняком и песчаником, гранитом, далее мрамором, горшечной глиной, фарфоровой глиной, огнеупорной глиной, жерновым камнем, алебастром, валяльной глиной, графитом, гипсом, асфальтом, нефтью и т. д. Из благородных камней в ней встречаются опал, топаз, гранат и т. д. В 1885 г. во всех рудниках работало 561676 чел., из которых 1212 погибли от несчастных случаев. В Англии и Валлисе всех горных продуктов за 1886 г. добыто 145 млн. тонн, причем в рудниках работало 451161 человек. Горные заводы перерабатывают, кроме туземных руд, еще испанские, американские руды и т. д. В 1885 году существовало 892 доменных печи, 3776 пудлинговых печей, 801 плющильный завод, 105 заводов для бессемерования и 22 для томассирования стали и т. д. В 1888 добыто 7899 тыс. тонн железа, 1456 тонн меди, 37572 тонны свинца, 9241 тонна олова; 10002 тонны цинка, 321425 унций серебра и 8745 унций золота, в общем на сумму 69834967 фун. ст. Из этой суммы свыше 7 млн. приходится на долю Шотландии и неполных 400000 на долю Ирландии. Производительность горного промысла сильно страдает от высоких рент, налагаемых собственниками земель на предпринимателей. Неудивительно поэтому, что со стороны капиталистов поднялась в последнее время агитация в пользу пересмотра горного законодательства.

См. Siemens, "Die Eisen n. Stahlindustrie in England" (Берл., 1878); Hull, "The coal fields of Great Britain" (Лондон, 1884); Hunt, "British mining" (Лонд., 1884).

Промышленность

Промышленная деятельность В. образует главную основу ее народного благосостояния, так как только она дает ей возможность восполнить тот недочет в средствах продовольствия, который проистекает из недостаточной производительности земледелия. Цветущее состояние английской промышленности началось лишь со второй половины XVIII ст., после изобретения паровых двигателей и прядильной машины. Число паровых машин, находивших себе применение в промышленном и торговом деле, доходило в 1880 г. до 128727, в 7780000 лошадиных сил. Из них 110000, в 2200000 лошад. сил, работали на фабриках и в горном промысле, 3400000 лошад. сил работало в виде 13480 локомотивов и 2180000 лошад. сил в виде 5247 пароходных машин. Само собою разумеется, что с тех пор число машин, как двигательной силы, возросло еще более; но уже приведенные цифры, если принять одну лошад. силу = 7 человеческим, воплощают в себе работу 5 5 млн. людей.

Во главе обрабатывающей промышленности В. стоит мануфактурное производство. Оно одно давало в 1881 г. работу 1179797 рабочим, не считая тех тысяч, которые, работая над выделкой машин, орудий и т. д., косвенным образом питались на счет мануфактурной же промышленности. В 1885 г. во всем Соединенном Королевстве насчитывалось 7465 фабрик с 53080112 веретенами, 773704 механ. ткацкими станками и 1034911 рабочими, из которых большинство были женщины и дети (629248 женщ. и 91611 детей). По отдельным королевствам эти фабрики распределились следующим образом:

  Фабрики Веретена Механические ткацкие станки Рабочие
Англия и Валлис 6359 49725814 675953 814474
Шотландия 776 2369104 72279 152279
Ирландия 330 985194 25472 68158

Между отдельными видами мануфактурной промышленности (мы будем говорить исключительно об Англии с Валлисом) шерстяное производство со всеми его разветвлениями имеет свой главный центр в Йоркшире; но его различные отрасли разместились по отдельным пунктам. Так, напр., Лидс славится своими сукнами, Брэдфорд - камвольными изделиями, Дьюсбери - солдатским сукном и т. д. Общее число шерстяных и шерстопрядильных фабрик в Англии и Валлисе за 1885 г. доходило до 2307, на которых работало 6359301 веретено, 129787 ткацких машин и 245880 рабочих. Хлопчатобумажное производство сосредоточено преимущественно в Ланкашире, именно в городе Манчестере, где раздается стук более 1/3 веретен всего мира и 1/4 веретен Англии. Стоимость всех хлопчатобумажных изделий простирается до 100 мил. ф. ст. в год, причем 1/4 произведенных товаров идет на удовлетворение местных потребностей, а 3/4 вывозятся за границу. Средним числом 1/3 отпускной пряжи и 1/4 отпускных тканей идут в Индию. Всех хлопчатобумажных фабрик в Англии и Валлисе за 1885г. было 2481, с 40128654 рабочими. Шелковое производство, введенное в XIV ст., долгое время страдало, да и теперь еще отчасти страдает от высоких охранительных пошлин, низкой заработной платы и изменчивости моды. Шелковые ткани выделываются преимущественно в Манчестере, ленты в Ковентри, предметы моды в Маклесфильде, шали в Норвиче. В 1885 г. в этой отрасли мануфактурной промышленности работали в Англии и Валлисе 681 фабрика с 1045924 веретенами, 11728 ткацкими машинами и 40134 рабочими. Льняное и полотняное производство сосредоточено в графствах Йорк (Гулль) и Ланкастер. Работают 70 фабрик, с 140828 веретенами, 4061 ткацкой машиной и 11002 рабочими. Обработка пеньки производится на 77 фабриках с 26480 веретенами, 299 ткацкими машинами и 5893 рабочими. Джут выделывают на 11 фабриках, на которых работают 23304 веретена, 995 ткацких машин и 4444 рабочих. Для выделки волосяных тканей существуют 33 фабрики с 1486 веретенами, 378 ткацкими машинами и 1439 рабочими. Кружевное производство, как отрасль фабричной промышленности, существует в графствах Ноттингам, Дерби и Лейчестер. Всех фабрик в 1885 г. было 418, с 14921 рабочим. Чулочный товар производится в Лейчестере, Ноттингаме и т. д. Всех фабрик в 1885 г. было 215, с 18647 рабочими. Прилагаемая таблица показывает количество фабрик и рабочих в различных отраслях мануфактуры:

Пряжа и ткани Число фабрик Число веретен Число ткацких машин Число рабочих
Хлопчатая бумага 2481 40128491 528765 465654
Шерсть 1503 2584503 49269 108634
Шодди (шерст. ткань) 107 95988 1981 4697
Шерстяная пряжа 697 2678810 78477 132549
Полотно 70 140828 4061 11002
Пеньковая пряжа 77 26480 299 5893
Джут 11 23304 995 4444
Волосяные ткани 33 1486 378 1439
Шелк 681 1045924 11728 40134
Кружева (lace) 418 - - 1921
Чулки 215 - - 18647
Эластик 66 - - 3810
Всего 6359 49725814 675953 814474

Второе место в обрабатывающей промышленности принадлежит металлическому производству. В 1881 г. в Англии и Валлисе в этой отрасли были заняты 361343 рабочих, в том числе 199877 на стальных и железных заводах, 112528 кузнецов, 18234 ножовщиков, 18741 гвоздарей. Производство железных и стальных изделий сосредоточено преимущественно в Бирмингеме, Вульвергамптоне и Шеффильде. Количество столовых и перочинных ножей, вилок, бритв, ножниц, пил, котелков, хирургических инструментов и т. д., ежегодно выделываемых в Шеффильде, громадно. Швейными машинами славится особенно Редитч, булавками и стальными перьями - Бирмингем, огнестрельным оружием - Бирмингем и Лондон, тогда как по части тяжелых орудий выдается фактория Армстронга в Эльвиче, близ Ньюкэстля. Латунные и бронзовые изделия производит Бирмингем, из накладного серебра - Шеффильд, медные - Бристоль и Бирмингем, золотые, серебряные и ювелирные - Лондон (цех ювелиров в Лондоне учрежден в 1327г. при Эдуарде III). Стоимость железных и стальных изделий, отпущенных за границу в 1880 г., составляла 3869036 ф. ст. Громадные капиталы положены в дело машиностроения. Почти во всех больших приморских городах, а также во многих внутренних существуют фабрики машин и локомотивов. Число рабочих в этой отрасли промышленности в 1881 г. достигло до 160797. Манчестер, Лидс, Бирмингем, Шеффильд, Ньюкэстль работают машины и локомотивы, Бирмингем - железнодорожные вагоны, Бирмингем, Ольдгэм, Лондон - швейные машины, Лондон - экипажи, Лондон, Прескотт, Ковентри - часы. Стальные и железные суда строятся в гаванях Тайна, Вира, Тиссы, Мерси и т. д. В 1888 кораблестроение заняло по своей производительности второе место после хлопчатобумажного производства. В этом году спущено на воду 458 пароходов (большею частью стальных, с машинами тройного давления), в 757081 тонну вместимости, и 81 парусное судно в 80959 тонн; начаты постройкой 445 кораблей (больш. частью пароходы), в 811468 т.

Между остальными производствами надо указать на кожевенные товары (Лондон и др.), седла (Лондон, Бирмингем), стеклянные изделия (Лондон, Бирмингем, Сондерлэнд, Ньюкэстль), глиняные (Страфордшир) и фарфоровые (Лондон). Первый английский фарфор выделан в 1750 г. Первая зеркальная фабрика основана в 1773 г. близ Ливерпуля. Между химическими отраслями промышленности наибольшую важность представляет производство серной кислоты и щелочей в Ньюкэстле на Тайне, Ливерпуле, Бристоле, Бирмингеме и т. д. Мебель производит Лондон и др., бумагу - Кент и др., портер - Лондон, эль - Бертон-на-Тренте, табачные фабрикаты - Лондон, Ливерпуль, Бристоль. Прилагаемая таблица показывает распределение рабочих по главнейшим отраслям обрабатывающей промышленности во всех трех королевствах (1881).

Отрасли промышленности Англия и Валлис Шотландия Ирландия
Стальное и железное производство 199877 38309 2360
Кузнецов 112523 20362 14576
Ножовщиков 18234 173 111
Гвоздарей 18741 596 2095
Медников 27874 3973 614
Оловянщиков 36833 3725 1940
Золотых и серебряных дел мастеров 24715 1316 470
Оружейников 8127 226 195
Машиностроение 160797 82730 4469
Часовщиков 23351 2572 1718
Глиняное производство 46596 3171 171
Стеклянное 20630 1665 352
Производство химических продуктов 16321 2377 103
Бочаров 18699 5509 4781
Токарей 13977 1418 742
Бумага 18630 7975 507
Дубильщиков и выделывателей кожи 25799 2419 780
Седельщиков 23866 2150 2802
Мануфактурное производство 876893 169476 59691
Чулочное производство 40372 2965 347
Шляпы 22689 852 492
Соломенные шляпы 30984 409 201
Перчатки 15524 46 87
Пивоваров 24567 1674 955
Винокуров 9528 1456 784
Мельников 23462 3420 3834
Сахароваров 3870 1337 77
Табакоделов 19734 2059 1249
Кораблестроение 51219 17704 4270
Экипажи 52698 3337 2497
Железнодорожные вагоны 7570 294 48
Книгопечатание и литография 66971 9146 4312

См. Faucett, "Free tr ade and protection" (Лонд., 1878); Levy, "History of British commerce" (2 изд., Лонд., 1880). О новейших успехах - Шерцера, "Weltindustrien еtс." (Лейпциг, 1880).

Торговля

Громадные залежи каменного угля и железа, равно как плодородие почвы, благоприятствовавшие процветанию британской промышленности, могущественно влияли на развитие ее торговли, находя себе поддержку в географическом положении страны, с ее многочисленными и превосходными гаванями. Островной характер В. служил ей оплотом против тех бедствий, который испытывали в течение последних веков другие страны Европы, в особенности Германия и Голландия, а религиозные преследования доставили ей самых трудолюбивых граждан материка. Даже континентальная система Наполеона I, направленная против торговли Великобритании, только усилила ее производительность и привела к последствиям, прямо обратным тем, какие ожидались. Торговая политика В., в основу которой был положен навигационный акт Кромвеля 9 октября 1651, первоначально была направлена к исключению других наций от непосредственного обмена с нею и ее колониями. Только британским кораблям позволялось вести торговлю между различными британскими гаванями и с колониями в Азии, Америке и Африке. После уничтожения покровительственных пошлин и отмены хлебных законов В. мало-помалу открыла свои гавани для всех иностранных кораблей. Правда, уменьшение тарифов отозвалось значительным сокращением сборов казны, но зато торговля процвела и за последние 35 лет она больше чем удвоилась. Так, ввоз товаров, составлявший в 1 856-60 г. сумму в 182960000 ф. ст., дошел в 1890 до 454000000, а вывоз с 160000000 до 363000000 (включая сюда золото и серебро в монете и слитках). Следующая таблица дает понятие о движении британской торговли за время с 1859-89:

Торговля В. за 1856-89 гг., в миллионах фунтов стерлингов.

Годы Ввоз товаров Вывоз товаров
Британское производство Заграничное колониальное производство
1856-1860 183 124 25
1861-1865 248 144 46
1866-1870 293 188 47
1870-1875 360 240 58
1876-1880 385 201 57
1881-1885 490 232 63
1886-1889 382 229 61
1890 328 263 65

Главнейшие статьи ввоза в 1890 г. составляли в млн. фунт. стерл.: хлеб (53), хлопок (42), шерсть (27), лес (19), сахар (19), масло, включая сюда и искусственные продукты (19), мясо (14), шелк (11), чай (10), скот (9). Главнейшие статьи вывоза: хлопчатобумажные товары и пряжа (74), железные и стальные изд. (34), шерстяные товары (24); затем полотняные товары, джут, машины (16). Вывоз каменного угля доходил в 1889 г. до 29 миллионов тонн, стоимостью в 14,8 млн. фунтов стерлингов.

Общая сумма ввоза и вывоза за 1890 г. в миллионах ф. ст.:

  Ввоз Вывоз
I. Иностранные государства
Россия 24 6
Швеция, Норвегия и Дания 19 7
Германия 26 19
Голландия и Бельгия 43 19
Франция 45 17
Испания и Португалия 15 7
Европа 185 89
Соединенные Штаты 97 32
Мексика, Центральная Америка, Вест-Индия и Гвиана 2 5
Бразилия 4 7
Аргентина и Уругвай 4 10
Чили и Боливия 3 3
Америка 113 62
Китай 4 6
Япония l 4
Египет 8 3
Азия и Африка 26 25
Всего 325 176
II. Британские владения
Европейские владения 1 2
Колонии в Северной Америке 12 7
Австралия и Новая Зеландия 29 23
Индия и Цейлон 33 33
Южноафриканские колонии 6 9
Всего 96 87
I и II вместе 421 264

Мореплавание и торговый флот

Само собой разумеется, что рука об руку с развитием торговли шел и рост корабельного движения в британских гаванях. Так, в 1836 г. в Англию пришло всего 14347 британских и 7131 иностранных корабля, вместимостью в 2505473 и 988899 тонн, тогда как в 1860 общая вместимость всех пришедших кораблей равнялась уже 12172785 т, а в 1890 г. 36835722 т (в том числе 26777955 британск.). Еще замечательнее увеличение числа пароходов, общая вместимость которых в 1860 г. была всего 2549000, а в 1890 г. - 30604578. Сверх того, пришедшие каботажные суда имели в 1890 г. вместимость в 47738612 т.

Британский торговый флот превосходит все остальные количеством кораблей и их перевозоспособностью; не считая колоний, он обнимает половину кораблей всего мира. В 1890 г. Соединенное Королевство имело 21233 судов, вместимостью в 7,9 млн. т, в том числе 7381 пароход, вместимостью в 45 млн. тонн. Колонии владели 14981 кораблями в 1,7 млн. тонн, в том числе 22759 пароходов, в 376000 тонн. Для предохранения судов от кораблекрушения берега В. освещаются 360 прибрежными и 60 плавучими маяками. Кроме того, одно частное общество содержит у берегов 290 плавучих маяков. Тем не менее, число кораблекрушений и потери человеческих жизней весьма значительны; за отчетный год с 1 июля 1886 г. по 30 июня 1887 г. погибло 608 британских корабля, в 214117 т., с 1925 матросами и пассажирами.

Средства сообщения

В. - колыбель железных дорог. После 1825 г., когда Стэфенсон выстроил первый железный путь для пассажирского движения между Стоктоном и Дарлингтоном, вся страна быстро покрылась густою рельсовою сетью, которая, однако, в настоящее время несколько уступает Франции и Германии. Все сколько-нибудь значительные береговые пункты и внутренние города соединены между собою железными дорогами, которые находятся в руках частных компаний; средним числом английская миля обошлась в 36583 ф. ст. К конце 1890 железнодорожная сеть В. занимала 32304 км, из них 22722 в Англии, 5089 в Шотландии, 4493 в Ирландии. Всех служащих - 375000. Стоимость всей сети 897 млн., валовой доход 80, а чистый доход 37 млн. ф. ст. В 1888 г. перевезено 742499167 пассажиров и 281748439 тонн груза. Число несчастных случаев больше, чем в Германии, но оно постепенно убывает. Конно-железные дороги (трамвеи) занимали во второй половине 1888 г. длину в 1446 км и перевезли 428996045 пассажиров. Основной капитал их 13690664 ф. ст.; в этом числе на долю одной Англии с Валлисом приходится 1161 км, с основным капиталом 10650053 фунт. стерл.; перевезено пассажиров - 330359845; чистый доход - 521284 фунт. стерлингов.

Ср. Cohn, "Untersuchungen ü ber die engl. Eisenbahnpolitik" (Лейпц., 1875).

Первый канал построен в В. в 1755г. В 1888 г. длина всей сети каналов составляла в Англии 6516 км, в Шотландии 244, в Ирландии 430 км. К 31 марта 1889 г. в Великобритании существовало 18359 почтовых контор, в течение 1890-91 г. переправивших 1706 млн. закрытых, 230 млн. открытых писем, 638 млн. газет и пакетов и на 23898000 ф. ст. денежных переводов для Соединенного Королевства, на 1036000 ф. за границу и в колонии и на 2934000 из-за границы и колоний. Существующая с 1883 г. посылочная почта перевезла посылок весом в 817446 центнер. Государственные телеграфы имели в 1890 г. 5886 станций, с 50918 км телеграфных линий и 310899 км проволок; рядом с ними существовали 1602 железнодорожные и частные станции. За 1890-91 г. на всех телеграфах передано 66409211 депеш. Телефоны составляют правительственную монополию, за исключением Лондона, где городские телефоны находятся в руках частных обществ.

Кредитные учреждения

Кредитные учреждения, между которыми первое место занимает Английский банк и Лондонская расчетная палата (Clearinghouse), имеют громадное значение для английской торговли (см. Банки). В течение 1889 в Лондонской расчетной палате очищено счетов на 7619 млн. ф. ст. В почтовых сберегательных кассах, существующих с 1861 г., числилось вкладов в 1888 г. на 58556394 ф. ст., капитал же остальных сберегательных касс простирался до 464 04 688 ф. ст.

Национальное благосостояние

Между всеми странами, национальное богатство которых быстро стало возрастать в течение ХIХ ст., первое место, бесспорно, принадлежит В. По статистическим исчислениям, общая сумма доходов, подлежавших обложению в 1814-15 г., простиралась до 146 млн. ф. ст., тогда как в 1865 г. она возросла уже до 396 миллионов, в 1875 - до 571 миллионов, в 1880 - до 577 миллионов ф. стерл. Джифен, капитализируя эти цифры из различных процентов, смотря по роду имущества, получает следующие цифры, определяющие народное богатство В.: для 1865 г. - 6113 млн. фунт. стерлинг., для 1875 - 8548, для 1880 - 9000 млн. а для 1885 - в 10037 млн. ф. ст. Из этой суммы 86% приходятся на долю Англии, 9,7% на долю Шотландии и 4,3% на долю Ирландии; раскладывая ее по количеству душ, мы получим, что в Англии приходится 308 ф. на душу, в Шотландии 243, в Ирландии 93 ф. (см. Богатство). Несмотря, однако, на этот громадный рост национального богатства, на сокращение рабочего времени, повышение задельной платы при удешевлении предметов продовольствия, с каждым годом все резче и резче обозначается контраст между богатством и бедностью. Нищенство приняло громадные размеры, чему способствовали также конкуренция со стороны переселившихся в Англию ирландских рабочих и участившиеся торгово-промышленные кризисы. Каждый приход обязан сам заботиться о своих бедных. Для этого малолюдные приходы соединяются в округа или союзы (Poor Law Unions), содержание на общий счет так назыв. рабочие дома (Union-Workhouses). В 1888 г. таких домов для бедных было в Англии 647. Пособие бедным оказывается или призрением их в этих домах (in-door relief), или выдачей им денежной помощи на дом (out-door relief). 1 янв. 1889 г. на счет налога на бедных получили пособий в Англии 810132 чел., в Ирландии - 109957. В Шотландии в мае 1888 г. пособие оказано 91993 бедным. В одном Лондоне существует больше 900 благотворительных учреждений и обществ, ежегодный доход которых превышает 4 млн. ф. ст.; к этому надо прибавить еще 66 госпиталей и лечебниц, располагающих большими доходами, а также многочисленные дома призрения для престарелых (Alms Houses), приюты для сирот, особые общества и благотворительные заведения для защиты женщин, домашней прислуги, жертв общественного темперамента и т. д.

Сами рабочие также немало сделали для улучшение своего положения. Союзы их, так называемые tradesunions, раскинуты теперь по всей стране. В 1883 г. таких рабочих союзов насчитывалось 195, из которых 144 имели 253 тысяч членов.

Финансы

Еще в 1685 г. государственные доходы В. не превышали 1,4 мил. ф. ст., тогда как сто лет спустя, в 1784 г., они дошли уже до 10856967 ф. Войны против Франции потребовали громадных жертв, так что в 1815 г. бюджет вырос до 116748258 ф., из которых 27 м. были покрыты посредством займов. Доля участия каждого жителя в общих расходах выражалась в 1801-10 г. средним числом 5 ф. 2 шил., а в 1811-20 г. - 3 ф. 15 шил. Таким образом, несмотря на войны, податная тяжесть значительно уменьшилась. Это объясняется тем, что национальное благосостояние возросло в гораздо большей степени, чем государственные потребности. Главные статьи доходов составляют акциз, таможенные пошлины, гербовый сбор, поземельный и подоходный налог, почта, телеграфы и др. Акцизный сбор распространяется теперь только на спиртные напитки, цикорий и кофе. Патентный сбор взимается с хозяев винокуренных заводов, продавцов пива, солода, спиртных напитков, вина, табака и с трактиров; далее, за право носить герб, держать мужскую прислугу, экипажи, собак, за право охоты, ношение оружия и т. д. Таможенные пошлины имеют теперь чисто фискальный характер, тогда как покровительственные пошлины отменены; очень высоки пошлины на табак, чай, вино, какао, цикорий и т. д. Подоходный налог, введенный в 1798 г. Питтом Младшим для покрытия военных надобностей, простирался на недвижимую собственность, аренды, ренты, дивиденды, промыслы и торговые предприятия, на доходы от государственных должностей и составляет 8 пенсов с каждого ф. ст. Но от этого налога освобождаются доходы ниже 150 ф., а также первые 120 ф. из доходов, не превышающих 400 ф. Значительный доход приносит налог на наследства, составляющий 1 - 10% наследуемого имущества. Финансовый год заключается 1 марта каждого года.

Бюджетные цифры за финансовый год 1890-91, в тысячах фн. стерлингов:

Доходы
Таможенный сбор 19480
Акциз 24788
Гербовый сбор и налог на наследства 13460
Поземельный и квартирный налог 2600
Почтовый доход 9880
Телеграф 2380
Подоходный налог 13250
Государственные имущества 430
Разные поступления 3221
Итого 89489
Расходы
Государственный долг 25207
Армия и флот 31686
Гражданская служба 16040
Издержки взимания 11304
Другие расходы 3495
Итого 87731

Государственный долг В. достиг колоссальных и, можно сказать, единственных в своем роде размеров. Он возник и разрастался преимущественно от одной причины - войны. В эпоху революции 1689 г. весь долг не превышал 664 тыс. фунт. При Вильгельме III он увеличился на 15729 тыс. Война за испанское наследство обошлась Англии в 69 млн. Ко времени Парижского мира (1763) он возрос до 146682 тыс. Война с Америкой обременила В. новыми займами, так что при заключении мира (1783) государственный долг дошел уже до 238484 тыс. Вследствие войн с Францией в эпоху революции и Наполеона I займы следовали один за другим при самых стеснительных обстоятельствах, и за это время общая сумма долга возросла на 601500 тыс. Этот громадный долг отчасти был вызван субсидиями, выплачивавшимися континентальным державам. В 1817 г. весь консолидированный долг дошел до колоссальной цифры 840850 тыс. ф. ст., одни проценты с которой составляли 32014 тыс. ф. ст. Но надо прибавить, что Англия все-таки была единственной европейской державой, которая в мирный период, наступивший с 1815 г., почти постоянно уменьшала свой долг. За все это время ею допущены были только два исключения, и оба раза по чрезвычайно уважительным причинам. Именно, в 1835 г. сделан заем в 20 млн. для выкупа невольников в колониях и в 1847 г. новый заем в 10 млн. для облегчения голода в Ирландии. Восточная война 1854-56 г. потребовала новых займов, и хотя, в противоположность Франции, правительство старалось, по возможности, покрывать издержки на военные цели увеличением податей, государственный долг все же возрос на 41 млн. Эти 41 млн. были совершенно погашены в 16 лет. С 1862 по 1870 доходы ежегодно давали значительный излишек над расходами, который употреблялся частью для облегчения податных тягостей, частью для погашения государственного долга. В последнем отношении В. многим обязана финансовой политике Гладстона. К 31 марта 1891 г. весь государственный долг уменьшился до 684070 тыс. фунт. ст.

Вероисповедание

В Англии существуют две государственные церкви: англиканская в Англии и пресвитерианская в Шотландии. Но между тем как первая обнимает громадное большинство английского населения, вторая далеко уступает в численном отношении разным диссентерским толкам. Католическая церковь является господствующей в Ирландии, но имеет также много приверженцев в Англии и Шотландии, большею частью в лице ирландских переселенцев. К государственной церкви принадлежит в Англии 71,6; в Шотландии 46,4; в Ирландии 12,4% населения; к католической церкви в Ирландии - 76,5, в Шотландии - 9,5, в Англии - 4,4%; к остальным вероисповеданиям в Англии 24,4, в Шотландии - 44,1, в Ирландии - 11,1%. Из общего числа жителей В. за 1881 г. было:

Англикан 19341000 = 55,4%
Пресвитериан 1733000 = 5,0%
Приверженцев шотландской свободной церкви 785000 = 2,3%
Католиков 5456000 = 15,6%
Евреев 67000 = 0,2%
Других исповеданий 7463000 = 21,5%

Примасом всей В. считается архиепископ Кентерберийский, а примасом А. - архиепископ Йоркский. Всех епископов 46, из которых 29 в Англии и в Валлисе; из них 22 подчинены архиепископу Кентерберийскому и 7 архиепископу Йоркскому. Кроме того, первому подчинены колониальные епископы, числом 52, и 9 миссионерских епископов. Оба архиепископа и 24 епископа англиканской церкви с древних времен заседают в верхней палате. Всего англиканского духовенства насчитывается в В. 23774. Имущество англик. духовенства, в церковных землях, десятинах и других источниках доходов, простирается до 7250000 фунт. ст. Во главе римско-католической церкви в Англии стоит архиепископ Вестминстерский, с 14 епископами. В декабре 1888 года насчитывалось 1306 католических церквей с 2380 духовными лицами. Диссиденты распадаются на бесчисленное множество (свыше 100) разных толков: методистов, конгрегационалистов, баптистов, индепендентов, квакеров и т. д. В 1888 г. число диссидентских церквей доходило до 18116, из которых 13270 принадлежали методистам, 2603 - индепендентам, 2243 - баптистам. Кроме 9734 священников (ministers), избираемых общинами, диссиденты имеют еще многие тысячи вольных проповедников (lay, local preachers), часто принадлежащих к самым низким классам народа и очень мало образованных. Тенденции этих различных религиозных толков расходятся между собою до бесконечности. Между тем как одни отличаются фанатической нетерпимостью, другие, напротив, исповедуют крайне либеральные начала. Последние проникли даже в Англиканскую церковь и разделили ее на три направления, из которых одно стоит очень близко к католицизму, а другое - к диссентерам (см. Англиканская церковь). Между многочисленными оригинальными проявлениями религиозной жизни Англии особенно выдается в последнее время "Армия спасения", основанная 1865 г. Бутсом (см. это имя) и с 1878 г. получившая организацию, наподобие военной.

В Шотландии государственною церковью считается пресвитерианская. В ее церквах функционируют 1640 духовных лиц. Каждые 6 - 34 приходов образуют одну пресвитерию, а две или несколько пресвитерий - один синод. Верховным правительством в церковных делах считается общее собрание (General Assembly), заседающее ежегодно в Эдинбурге и состоящее из духовных и мирян, избираемых пресвитериями и университетами. Вследствие отказа духовенства от признания за общинами права голоса при выборе духовных, в 1843 г. возникла свободная церковь (Free Church или Kirk), имеющая свое общее собрание, 73 пресвитерии и 1044 конгрегации. Шотландская епископальная церковь имеет 7 епископств и 192 церкви.

Нигде не существует такого множества обществ и союзов для распространения христианства, как в В. Особенно важны многочисленные миссионерские общества, преследующие задачу распространения христианства во внеевропейских странах. Самое древнее из них основано в 1647 г. английскими пуританами. Всего насчитывается около 6000 миссионеров. В общем В. тратит ежегодно на миссионерские цели не менее 1½ млн. фн. стерлингов в год.

Народное образование

До 1871 г. народное образование в В. было делом частной инициативы, особенно религиозных общин, тогда как правительство большею частью оставалось в стороне. Следствием этого было неимоверное количество безграмотных. Так, до 1818 г. больше половины детей (9/14) не получало никакого образования и даже в 1846 г. целая 1/3 детей школьного возраста вовсе не посещала школ. Все это радикально изменилось с 1870 г., после издания закона об элементарном образовании ("Elementary education bill"). Этот закон возлагает на общины обязанность открывать школы там, где их нет, и угрожает денежным штрафом родителям, которые откажутся посылать детей в школу ежегодно в течение определенного числа дней. Исполнение этих постановлений возложено на училищные советы, избираемые в каждой местности плательщиками податей. В 1888 г. таких советов насчитывалось в Англии и Валлисе 2240. Общее заведование школьным делом сосредоточено в руках Board of Education, ответственного перед комитетом тайного совета; в 1888 г. на службе в этом управлении находились 777 школьных инспекторов. Впрочем, частные школы могут не подчиняться этой инспекции, но в таком случае они не получают никаких пособий из государственных средств. Религиозное преподавание не изъято из "общественных" школ, но ученики не обязаны присутствовать на этих уроках. В 1888 г. число общественных школ в Англии и Шотландии, визитированных инспекторами, доходило до 22326, с 4790305 учениками; общая сумма расходов на эти школы равнялась 4168288 ф. ст. В Англии и Шотландии, из числа занесенных в списки детей, школу посещают 60, в Ирландии - 47 проц. Всех преподавателей в общественных школах в Англии и Валлисе 1887 г. было 90628, тогда как во всей В. в 1881 г. было 146142 учительниц и 61913 учителей. Для приготовления учителей существует 55 семинарий (Training colleges). Влияние этих новых школьных порядков на народное образование видно из следующего: в 1863 г. из 100 мужчин не умели подписывать своего имени в Англии - 24, в Шотландии - 12, в Ирландии - 30, тогда как в 1886 г. в Англии безграмотных оказалось всего 9,6, в Шотландии - 5,4, в Ирландии - 22,2%. Правительственные издержки на народное образование, составлявшие в 1871 г. 1458400 ф., увеличились уже в 1882 г. до 3965485 ф. ст. Гораздо меньше сделано для средних школ. 425 Grammar Schools, напоминающие до известной степени наши гимназии, обязаны своим существованием частной благотворительности и издавна сделанным вкладам. Между ними особенной известностью пользуются школы в Итоне, Вестминстере, Регби, Шрюсбэри и еще 5 других, которые в 1887 году имели все вместе 240 учителей и 4000 учеников. Число средних учебных заведений в Шотландии доходило в 1884 г. до 277, с 67351 учащимися, в Ирландии в 1881 г. до 488, с 20405 учащимися. Между высшими учебными заведениями В. первое место занимают университеты, числом 10, именно 4 в Англии: Оксфордский, Кембриджский, Дергамский и Виктория в Манчестере; 4 в Шотландии: Эдинбург, Глазго, Эбердин и С. Андрью, и 2 в Ирландии: Тринити колледж и Католический университет (оба в Дублине). Лондонский же университет и Queens' University в Ирландии не занимаются преподаванием и служат только экзаменационными ведомствами. Кроме того, полные университетские курсы проходятся в 27 коллегиях (University Colleges), состоящих из 1 - 4 факультетов и отличающихся от университетов только тем, что им не предоставлено право раздачи дипломов. В течение 1888 г. посещаемость университетов и коллегий в Англии и Валлисе выразилась в следующих цифрах:

Университеты Число коллегий Число преподавателей Число учащихся
Оксфорд 24 80 3534
Кембридж 19 117 3264
Дергэм 3 12 210
University С. (Лондон) 1 110 1234
King's С. (Лондон) 1 135 3068
Остальные 12 321 6360
Итого 60 765 17650

Для высшего женского образования существуют Newnham College и Girton College, оба в Кембридже, первый с 43 преподавателями и 136 учащимися (1888), второй с 33 преподавателями и 94 учащимися (1887); далее, College Lady Margaret и Sommerville Halls в Оксфорде, первый с 25 (1888), второй с 28 учащимися (1887). Что касается специального образования, то В. славится своими медицинскими школами (36, с 611 преподавателями), из которых в одном Лондоне существует 12, с 1100 учащимися, в остальной Англии 10, в Шотландии 7 (не считая университетов), в Ирландии 3. Для юристов специальных заведений не имеется. Университеты дают им только общее образование и затем они обязаны поступить в ученье к какому-нибудь юристу. Сдав экзамен, они записываются в юридическую корпорацию в качестве стряпчих (Attorney) или адвокатов (Barrister). К образовательным заведениям для военных принадлежат: Военные академии в Вульвиче (для артиллеристов и инженеров) и Сандгерсте (для пехоты и кавалерии), Школа Главного штаба в Сандгерсте, Военная коллегия в Оксфорде, Королевская морская школа в Гринвиче, Военная медицинская школа, Морская академия в Портсмуте и многие др. Высшие земледельческие школы существуют в Виренчестере и Доунтоне; кроме того, имеются 163 низшие сельскохозяйственные школы с 36000 учащимися. Для технического и специального образования многое сделано департаментом наук и искусств (Science and Art Department). Кроме Горной академии и Высшей шкоды искусства, он создал массу реальных, промысловых и т. п. заведений, число которых в 1887 г. дошло до 1684 с 178199 учащимися. Всего на народное образование израсходовано в 1890-91 гг. - 6055 тыс. ф. ст.

См. Wehrhan, "Das Volkschulwesen in England" (Ганновер, 1876); Wiese, "Deutsche Briefe ü ber engl. Erziehung" (3-е изд., Берлин, 1877, 2 части); А. Михайлов, "Основы образования в Европе и Америке" (Петербург, 1874); князь А. Васильчиков, "О самоуправлении" ( т. II, Петербург, 18 70).

Между многочисленными учеными обществами В. первое место занимает знаменитое Royal Society в Лондоне, основанное еще в 1663 году. Самыми богатыми библиотеками обладают Британский музей, Оксфорд, Кембридж, Эдинбург (библиотека адвокатов), Дублин (Тринити колледж), получающие бесплатные экземпляры всех выходящих из печати книг. На средства государства содержатся: Британский и Геологический музей в Лондоне, промышленные музеи; Национальные картинные галереи в Лондоне, Эдинбурге и Дублине, Национальная портретная галерея в Лондоне. Обсерватории существуют в 15 местах и между ними самая знаменитая - в Гринвиче. Книжная торговля имеет своим главным центром Лондон, а затем Эдинбург и Дублин. Периодическая печать играет в В. выдающуюся роль. В числе 4000 периодических изданий 1800 имеют преимущественно политический, а 700 - неполитический характер. Ежедневных газет выходит 145, из них половина в Лондоне, где вообще выходит 1470 периодических изданий. Из 2487 газет 666 издаются в Лондоне, 1472 в остальной Англии и Валлисе, 210 в Шотландии, 117 в Ирландии, 22 на острове Мэн и Ла-Маншских островах; тогда как в 1815 году в Англии и Валлисе (кроме Лондона) выходило всего 122 газеты, в Шотландии 26 и в Ирландии 49.

Юстиция

Английское право распадается на писанное, или уставное, право (Statute law) и неписанное, или обычное, право (Common law). Последнее (lex non scripta) получило свое название не от того, что оно на самом деле не занесено в письменные памятники, а потому, что оно утвердилось не в силу писанных указов. Оно развилось из законов бриттов, саксов и датчан. В свою очередь, обычное право делится на общее, имеющее силу по всей стране, и частное, действующее только в некоторых местностях; существуют еще правила, установившиеся в разных местах на основании судебных прецедентов. Уставное право обнимает все законоположения и определения, изданные парламентом. Кроме того, существуют специальные законы (peculiar laws или by-laws), относящиеся до отдельных корпораций, или приноровленные к определенным случаям. В церковных же и адмиралтейских судах все еще господствует отчасти каноническое и римское право. Благодаря всему этому с течением веков накопился громадный, почти невероятных размеров материал, изложенный теперь в 3 больших собраниях законов. Издание Руфгида, начатое в 1765 г., содержит собрание парламентских законов от Magna Charta до 1786 г. и состоит из 32 толстых томов in quarto. Другое собрание, Томлина и Рэтби, содержащее законы 1215-1817 г., составляет 16-томное убористое издание in quarto. Наконец, собрание Пинкеринга, обнимающее законы с 1215-1875 г., состоит из 34 томов in quarto. Официальное издание парламентских законов до смерти королевы Анны (1714) появилось в 1810 г. под заглавием "Statutes of the realm". По судебной реформе 1874 года высшим судебным местом является Supreme Court of Judicature, распадающийся на верховный суд (High Court of Justice) и апелляционную палату (Supreme court of Appeal). Первый состоит из трех отделений: Chancery division (по делам о наследствах и опеках), Queen's bench divi s ion (по уголовным и гражданским делам) и Probate, Divorce and Admiralty division (по делам о завещаниях, браках, разводах и адмиралтейства). Сюда же принадлежат и Bankruptey department, или конкурсный суд (всех конкурсных дел в Англии и Валлисе в 1888 г. было 4866, а в первом семестре 1889 г. 2389). Высший апелляционный суд (Supreme Court of Appeal) тоже состоит из трех отделений: 1) судебного отделения Верхней палаты, для дел, поступающих от высших судов Англии, Шотландии и Ирландии; 2) судебного отдела Тайного совета, для дел, перенесенных из Индии и колоний, а также по духовным и морским делам; 3) апелляционного департамента по уголовным процессам, поскольку идет речь о нарушении законов. Духовной юрисдикцией заведует Court of Arches (консистория). Кроме того, для Лондона существует отдельный уголовный суд (Old Bailey). Судьи назначаются пожизненно и могут быть сменяемы только по представлению обеих палат. Вся Англия разделена на 7 судебных округов, куда 4 раза в год, в феврале и марте, в июле и августе, выезжают по два члена Верховного суда для разбирательства гражданских и уголовных дел, при участии присяжных. Низшее правосудие находится в руках мировых судей и особых судебных должностных лиц, которые разбирают легкие проступки в малых сессиях (petty ses s ions), a более тяжкие на трехмесячных заседаниях (quarter sessions), с участием присяжных. В муниципальных городах обязанности мирового судьи исполняют городовой мэр и некоторые другие лица. Суды графств (Country Courts), числом 60, заведуют всеми гражданскими делами своего графства, а стоящий во главе их судья периодически объезжает подведомственный ему округ. В случаях смертоубийства первое дознание производит особое лицо (Coroner), избираемое землевладельцами. Помимо своего специального назначения английские суды являются также регуляторами в делах внутреннего управления. Решения их, выраженные либо в приговорах по делам уголовным или гражданским, либо в виде указов (под специальным названием Certiorari и Mandamus), имеют силу закона по всем спорным вопросам, касающимся действий административных властей.

Еще в начале царствования королевы Виктории уголовные законы отличались необычайной суровостью. Даже простое воровство нередко наказывалось смертью. Теперь же смертная казнь сохранилась только для убийц, и она производится посредством повешения. Для приговоренных к каторжным работам (penal servitude) существуют государственные тюрьмы, для женщин - Working femal prison (рабочий дом для женщин), а для военных Brixton military prison. Кроме того, в Англии и Валлисе в 1888 г. имелись 55 провинциальных тюрем, не подведомственных общей администрации (provincial local prisons). Ссылка за море отменена с 1855 г. Молодые преступники подвергаются заключению в исправительных домах (reformatories), а дети-бродяги - в рабочих школах (industrial schools).


См. Blackstone, "Commentaries of the laws of England" (4 изд., Лондон, 1876); Stephen, "New commentaries on the laws of England" (9 изд., 1883, 4 т., Лонд.); Chitty, "Collections οι the statutes" (3 изд., с 1875 г. с ежегодными дополнениями).

Армия

Островное положение В. в течение долгих веков избавляло ее от необходимости содержать большую армию, подобно континентальным державам. Но с тех пор, как пар заменил паруса, усилив возможность высадки неприятельского войска, особенно же ввиду громадного роста французского военного флота, который первый обзавелся панцирными судами, В. увидела себя вынужденной уделять больше внимания своим боевым силам. Уже перед окончанием Крымской войны учрежден был корпус добровольцев, организовано ополчение, созданы резервы для армии и флота, укреплены главнейшие гавани, возведены береговые батареи, увеличена береговая стража, равно как число крейсирующих вдоль берегов пароходов, и создана телеграфная сеть, предназначенная для защиты берегов. Состав постоянной армии ежегодно определяется парламентом посредством Mutiny Act, непринятие которого немедленно освободило бы офицеров и солдат от обязанностей службы. В Англии не существует общей воинской повинности; армия пополняется посредством вербовки. Она состоит: 1) из регулярной армии; 2) вспомогательных войск (милиция и волонтеры) и 3) из императорской армии в Индии, составленной из туземцев, под начальством английских офицеров. Срок службы в регулярной армии 12, в милиции 6 лет. Отряды волонтеров расположены в графствах, к которым они принадлежат; они предназначаются для защиты берегов и Лондона. Мирный состав регулярной армии на 1891-92 гг. выражается в следующих цифрах: офицеров - 10081, нижних чинов - 216111, лошадей - 26662. В состав регулярной армии входят 71 пех. полк (148 бат.) и 345 кадров милиции и волонтеров, с 146844 чел.; 31 (186 эскадр.) кавалерийский полк и 43 кадра йомэнри и волонтеров с 19268 чел., 230 (около 1380 оруд.) батарей артиллерии и 89 кадр. милиции и волонтеров с 36891 ч.; 70 рот инженерных войск и 24 кадра милиции и волонт. с 7553 чел.; 5235 чел. колониальных войск (3 пех. батальона, 4 батар. и 16 рот) и нестроевых - 10401. В военное время милиция состоит из 150517 чел. с 4517 офицеров, в том числе пехоты 114431, кавалерии (йомэнри) 13808, артиллерии 19528 и саперов 2650. Йомэнри содержат своих 14000 лошадей на собственный счет. Число волонтеров доходит до 260730 человек, с 8723 офицерами и 2320 лошадьми, в том числе пехоты 196386, кавалерии 420, артиллерии 46110, саперов 114310; наконец, нестроевых 1667 чел. Всего милиции и волонтеров 411247 чел., а вместе с 226192 регулярной армии и 73825 ее резерва, военные силы В. в военное время исчисляются в 611264 ч. Туземная армия в Индии состоит из 127810 чел.; из них пехоты 101050, кавалерии 20960, саперов 3000, артиллерии 1300 и 1500 чел. штабных. Все офицеры этой армии, числом 26400, британцы. К общему составу армии надо причислить вооруженный и организованный на военный лад полицейский корпус в Ирландии из 12000 чел. с 400 лошадьми, равно как другой корпус из 120000 чел. в Индии, затем ополчение и отряды волонтеров в большинстве колоний. К 1 января 1890 г. из общего состава регулярной армии - 117211 чел., с 110 батареями были расположены в пределах В., 72496 чел. с 88 бат. в Индии, около 29000 чел. в других колониях (Канада, Вест-Индия, Цейлон, Капская земля, Наталь и др.) и 3320 в Египте. Во главе армии стоит королева и, как ответственное лицо перед парламентом, военный министр. (Secretary of State for War), принадлежащий к господствующей политической партии и меняющийся вместе с кабинетом. Ему непосредственно подчинены: главнокомандующий (в настоящее время герцог Кембриджский), фельдмаршал и 5 других высших военных сановников. В настоящее время, когда покупка офицерских дипломов отменена (1871), в офицеры принимаются молодые люди 17 - 21 года, выдержавшие приемный экзамен и прошедшие годовой курс в Военной школе в Саднгерсте. Они служат на жалованье (commission) и получают повышение только за выслугой лет или за особые отличия. За всем тем офицерская служба доступна лишь для богатых людей, вследствие высоких требований, предъявляемых к офицерам самими товарищами и обществом.

См. Scott, "The British army, its origin, progress and equipment" (Лонд., 1867-81, 3 т.); Griffith, "The English army, its history, condition and prospects" (Лонд., 1879); L öbell, "Jahresberichte über die Veränderungen und Fortschritte im Militä rwesen" (Берлин, с 1874); J ähns, "Heeresverfassung und Vö lkerleben" (Лонд., 1885).

Военный флот

Главной защитой В. и краеугольным камнем ее могущества является флот. Уже Елизавета имела возможность выслать против Испании 42 больших корабля с 8500 ч. военной силы. В 1755 г. английский флот насчитывал 263 судна, в том числе 121 линейный корабль и 81 фрегат, с 11720 орудиями и 80000 матросов. Наивысшей степени своего могущества английский флот достиг в 1800 г. В этом году он дошел до 1108 судов, в числе которых были 293 линейных корабля и 258 фрегатов с 29000 орудий и 175000 моряков. К 1 ноября 1891 г. в состав английского флота входили: 55 броненосцев (649 оруд.), 10 береговых судов (38 оруд.), 109 крейсеров (929 оруд.), 121 канонерка (307 оруд.), 158 миноносок и, кроме того, 299 разных других судов (транспортных, яхт, авизо, пакетботов и др.), всего 752 судна (2360 оруд., кроме 4900 оруд. менее 4 дюймов. калибра). Все они были размещены по следующим стоянкам: 133 в водах Соединенного Королевства, 30 в Средиземном м. (в том числе 10 больших броненосцев), 15 у вост. берега Америки, 8 у западн. берега Америки, 10 в Индии и у восточного берега Африки, 20 в Китае, 7 в Австралии, 14 у южного и западного берега Африки и т. д. В случае войны можно вооружить еще 300 пароходов торгового флота и употребить их в качестве крейсеров. Личный состав флота простирался до 57367 чел., в том числе 6594 офицера. Кроме того, имеется 14000 морских солдат с 348 офицерами, и 26455 чел. морских резервов. Военные гавани существуют в Портсмуте, Плимуте, Пемброке, Портленде, Чатаме, Доверпорте и Гарвиче. В главе высшего управления флотом, Адмиралтейства, стоит член кабинета, первый лорд Адмиралтейства, с 5 другими лордами-комиссарами. Покупка офицерских должностей не существует. Для производства в морские офицеры требуется 5-летнее плавание в качестве мичмана и затем технический экзамен. Часть морских офицеров находится только на половинном жалованье, и в это время многие из них нанимаются на службу в торговом флоте, особенно на почтовых пароходах. Матросы набираются посредством вербовки, большею частью на 3 года, иной раз не без насилий, особенно в отдаленных странах. Экипаж состоит из матросов, морской артиллерии и морской пехоты. Кроме того, в состав морской военной силы входят еще 3 особых корпуса: береговая стража, рабочие отряды на верфях и морские пенсионеры. Береговая стража набирается из отставных солдат и матросов и в мирное время находится на службе в таможенном ведомстве. Рабочие батальоны на верфях состоят приблизительно из 20000 чел. и в военное время употребляются для защиты арсеналов и верфей военных гаваней. Морские пенсионеры состоят из матросов, прослуживших уже 10 лет во флоте и принявших на себя на дальнейшие 10 л. обязательство снова поступить на службу в случае войны.


См. Kronenfels, "Das schwimmende Flottenmaterial der Seem ä chte" (Вена, 1881); его же, "Die Kriegsschiffbauten 1880-82"; Henk, "Die Kr iegfü hrung zur See in ihren wichtigsten Epochen" (Берл., 1884); Brassey, "The British navy" (Лонд., 1882-83), Adams, "England on the sea" (1885).

Сословия

Государственное право Англии знает только два сословия: Nobility, высшее дворянство, и Commonalty, commoners, общины, низшее дворянство и простые граждане. Фактически английское общество делится на три класса: Nobility, сословие господ, знать; Gentry, дворянство; Commonalty, другие классы народа. Члены знати обладают наследственным пэрством, которое передается всегда старшему сыну. При жизни отца этот старший сын носит его второй титул: сын герцога носит титул маркиза или графа, сын маркиза - титул виконта, сын графа - титул лорда. Младшие сыновья герцогов и маркизов ставят перед своим именем титул лорда, а сыновья других пэров - прилагательное honourable. Знать делится на 5 классов: 1) герцоги - Dukes, к которым, кроме принцев крови, принадлежат 21 английский и 7 шотландских и ирландских родов; 2) маркизы - 20 родов; 2) графы, Earls - 119 родов; 4) виконты - 25 родов; 5) бароны - 274 рода. Каждый пэр носит титул лорда; этот титул принадлежит также архиепископам, занимающим место между принцами крови и герцогами, и епископам между виконтами и баронами. Высшая шотландская и ирландская знать состоит из 262 членов, из которых 135 считаются в то же время пэрами Соединенного Королевства. Под джентри разумеют всех землевладельцев, не принадлежащих к высшей знати, а также врачей, адвокатов, священников и вообще лиц, имеющих ученую степень. Высший класс джентри образуют пожалованные монархом в наследственные баронеты и кавалеры орденов (Knights, рыцари). Любимое английское выражение "джентльмен" означает приблизительно человека с образованием и приличными манерами, добывающего средства к жизни не трудами рук и не мелкой торговлей.

См. Gneist: "Adel und Ritterschaft in England" (Берл., 1853).

Государственное устройство и парламент

Соединенное Королевство В. и Ирландии образовалось из соединения Шотландии с Англией (актом 6-го мая 1707) и Ирландии с В. (актом 2-го июня 1800) и представляет наследственную конституционную монархию, в которой с 1714 г. престол принадлежит младшей линии Гвельфского, или Брауншвейг-Люнебургского дома.

Первоисточником и формальным воплощением всякой правительственной власти является король. Но его власть ограничена: 1) в важнейших актах законодательства - согласием парламента (с XIV столетия); 2) в важнейших актах управления - содействием советников (министров), на назначение которых преобладающее влияние приобрел с XVIII стол. парламент; наконец, 3) в решении спорных правовых вопросов приговором независимых судов. На самом же деле парламент принимает участие не только в законодательстве, но и в делах административных и судебных - в нижней палате посредством неусыпного надзора за деятельностью правительственных органов и так назыв. частных биллей, в верхней палате в силу ее роли верховного суда нации. Высшие судебные учреждения обладают прерогативами, напоминающими власть римских преторов, так как их решение до известной степени имеют силу закона.

Строго говоря, систематических основных законов в том смысле, как они вошли в обычай на материке Европы, В. не имеет; ее конституция, в смысле государственного права, есть только часть действующего английского обычного права, Common Law. На этом основании различные грамоты и статуты, причисляемые к основным государственным законам В., имеют в юридическом отношении одинаковую силу. Основные законы, на которых зиждется английская конституция, следующие: 1) Жалованная грамота короля Генриха I, 2) Magna Charta (см. [[Великая хартия вольностей]]) 1215 г., 3) Petition of rights (см. Петиция о правах) 1627 г., ограждающая народные права против королевского произвола, 4) Habeas-Corpus-Act (см. это слово) 1679 г., ограждающий личную свободу, 5) Declaration of rights (см. Декларация прав) 22 января 1689 г., по которой никакой закон не имеет силы, если он не получил утверждения парламента. 6) Закон о престолонаследии, Act of settlement, 1701 и 1705 г. 7) Союзный акт между Англией и Шотландией 1707 г. и союзный акт между В. и Ирландией 1800 г., 8) Закон об эмансипации католиков 1829 г.; 9) законы о реформе 1832, 1867-68 г. и 1885 г., касающиеся состава и выбора членов нижней палаты.

Королю, личность которого священна и неприкосновенна и который, точно так же, как и принцы, должен быть членом англиканской церкви, принадлежит высшая исполнительная власть, право войны и мира, право заключения союзов, помилования, принятия и непринятия законов, жалования титулов и орденов, верховный надзор над церковью и т. п. Власть короля ограничена законами, но сам он не подлежит ответственности ("король не может быть не прав"). Все действия монарха истолковываются в смысле законности и предполагается, что в намерениях короля не может быть ничего, противного законам. Согласно с этим всякое нарушение закона приписывается не королю, а его советникам, вследствие чего эти советники, равно как и все содействовавшие совершившемуся правонарушению могут быть привлечены к суду и следствию без права ссылаться на королевское повеление. Эти два основных начала дают возможность сделать недействительными королевские повеления, противные закону. Частные лица имеют деятельную защиту против злоупотреблений власти в законе о личной неприкосновенности (habeas corpus), в праве судебн. обжалования действий чиновников, в праве подачи прошений в парламент и в свободе печати. Королевский бюджет (Civil list) назначается парламентом при вступлении короля на престол. В настоящее время он составляет 410061 ф. ст; сверх того, королева Виктория пользуется доходами с герцогства Ланкастерского (45000 ф. ст.) и 40 - 50 тыс. ф. на содержание королевских дворцов. Принц Валлийский получает 40000 ф. ст. и доходы с герцогства Корнваллийского (65000 ф.). К этому надо прибавить содержание других принцев и принцесс, так что общая сумма расходов на королевскую семью равняется 720000 ф. ст. Сюда не входят жалованья, получаемые ее членами по своим должностям.

Корона наследственна в доме Брауншвейг-Люнебургском в мужской и женской линии, по праву первородства, причем женское потомство старшей линии наследует раньше мужского потомства младшей линии, но с преимуществом сыновей перед дочерьми. Корона переходит к наследнику непосредственно, не нуждаясь в признании со стороны парламента или в предварительном короновании. Обыкновенно коронование совершается в Вестминстерском аббатстве в Лондоне, архиепископом Кентерберийским, и о воцарении нового короля возглашается в столице. Совершеннолетие короля или королевы наступает на 18 году жизни, во время его малолетства регентство принадлежит королеве-матери, а за смертью ее принцу крови, назначенному покойным королем или парламентом, если король не оставит распоряжения. Титул монарха с 1877 г. следующий: "Король (королева) Соединенного Королевства В. и Ирландии, его колоний и подвластных земель в Европе, Азии, Америке и Австралии, император (императрица) Индии, защитник веры (Defensor fidei, Defender of the faith) и пр.". Супруг королевы, царствующей по собственному праву, не пользуется никакими королевскими прерогативами и не носит титула короля. Все принцы королевского дома считаются наследственными пэрами и по достижении совершеннолетия на 21 году получают определенное содержание и особые титулы. Принцессы, оставшиеся по смерти отца незамужними, получают приданое и ежегодную пенсию. Старшая принцесса носит титул Pr i ncess Royal. Двор пребывает или в Бэкингемском дворце в Лондоне (С.-Джемский дворец служит только для торжественных приемов и церемоний), или в Виндзорском замке; летней резиденцией служит Осборн (на острове Вайт) или Бальмораль (в Шотландии).

См. Сох, "Die Staatseinrichtungen Englands" (Берлин 1867).

Английский парламент, по своим правам и обычаям существенно отличающийся от других представительных собраний, состоит из короля, палаты лордов, или пэров (верхняя палата House of Lords), и палаты общин (нижняя палата, House of Commons). Каждый закон получает обязательную силу только после принятия его обеими палатами и утверждения короны. Заседания парламента не непрерывны. Срок парламентских полномочий определен в 7 лет. Лорды сзываются особыми именными повестками, а депутаты королевскими повелениями, рассылаемыми по графствам и городам. С 1847 года парламент помещается в новом великолепном здании в Вестминстере. Первое заседание каждой сессии торжественно открывается тронной речью, прочитываемой в верхней палате (к решетке которой приглашаются члены нижней палаты) самим монархом или королевскими комиссарами. После этого палаты отвечают каждая особым адресом. После принесения присяги членами парламента нижняя палата избирает своего спикера (председателя), а также, по старинному обычаю, 5 комитетов. В верхней палате президентское кресло занимает лорд-канцлер. В нижней палате право голоса принадлежит только присутствующим, тогда как лорды могут подавать голоса и через уполномоченных (Proxies). Так как разрешение денежных кредитов составляет исключительное право нижней палаты, то все финансовые проекты должны быть внесены прежде всего в палату общин.

Верхняя палата, или палата лордов, состоит из совершеннолетних принцев королевского дома (Princes of blood royal; в настоящее время их 5), духовных лордов (Lord spiritual): обоих архиепископов и 24 епископов и светских лордов (Lordstemporal), называемых также пэрами королевства (Peers of realm, числом теперь 459). Последние по достижении ими 21 года пользуются наследственным правом заседать в верхней палате. Кроме того, в верхней палате заседают 16 представителей от шотландской знати, избираемых ею на весь срок парламента, и 28 членов ирландского дворянства, избираемых пожизненно. Верхняя палата считается способной принимать решения при наличности хотя бы трех членов, включая сюда и лорда-канцлера.

Нижняя палата, или палата общин, состоит из представителей графств, городов и университетов, всего из 670 членов. Из них 495 избираются Англией с Валлисом, именно 253 от графств, 237 от городов, в том числе 61 от Лондона, и 5 от университетов (2 от Оксфорда, 2 от Кембриджа, 1 от Лондона). Шотландия посылает 72 депутатов: 39 от графств, 31 от городов и 2 от университетов (Эдинбурга и Глазго), а Ирландия - 103, именно: 8 5 от графств, 16 от городов и 2 от дублинских университетов. Что касается избирательного права, то оно предоставлено каждому домохозяину, а в городах - каждому наемщику квартиры не менее чем в 10 ф. стер. Избирательного права лишены все иностранцы, пэры, лица, получившие в течение года пособие от общины и многие правительственные чиновники. Не могут быть избираемы в члены парламента: судьи, служащие на жалованье, духовенство англиканской, шотландской и католической церкви, известные лица, находящиеся на государственной службе, и преступники. Выборы производятся тайной подачей голосов. Расходы по избранию кандидата вообще значительны и простираются в некоторых случаях до 10000 ф. стер. и более. Депутаты не получают суточных и не связаны никакими обязательствами по отношению к избирателям. Председатель (спикер), избираемый вслед за открытием парламента, руководит прениями. Писанного устава нижняя палата не имеет; но против злоупотребления неограниченной свободой прений существуют частные постановления палаты. Депутаты вотируют словами "Ау" (да) и "No" (нет). При именной подаче голосов депутаты покидают палату и, возвращаясь через разные двери, сосчитываются. Решения признаются законными при наличности 40 членов. По известным вопросам палата выбирает особые комиссии (special committees). При специальной разработке какого-нибудь закона сама палата обращается в комиссию (general committee), и тогда в ней председательствует не спикер, а председатель комитетов.


По закону, заседания парламента отнюдь не гласны, но силою обычая к ним получили доступ газетные репортеры и публика, которая впускается по особым карточкам. Однако, каждому члену палаты предоставлено право потребовать от спикера приказа очистить галереи ("to observe strangers", т. е., указать на присутствие посторонних). Каждый депутат может вносить в парламент проект закона (bill); если этот проект касается общих дел, то он носит название public bill; если же он касается какого-нибудь определенного случая, то - private bill.


См. Gneist, "Das engl. Parlament" (Берлин, 1886); Creosy, "The imperial and colonial constitutions of the Britannic empire" (Лондон, 1872); Todd, "On parliamentary government in England" (2 изд., 1887-89, 2 т.); Stubbs, "History of the English constitution" (Оксфорд, 1866); Freeman, "The gro wth of the English constitution" (1873).

Государственное и местное управление

Несмотря на могущественную власть парламента, государственное управление В., по букве закона, имеет строго монархический характер. Во главе администрации стоит король, как глава государства в войне и мире, в делах светских и духовных. Он - источник всякого правосудия, и в согласии с этим уже с конца Средних веков вотчинная юстиция была ограничена второстепенными делами и потом совершенно упразднена. Он - источник всех почестей, прав и привилегий. Со времени Генриха VIII господствующая церковь признает в нем своего главу, вследствие чего все постановления (canons), принимаемые ею в своем духовном парламенте (convocation), нуждаются в утверждении короля. Им же назначаются архиепископы и епископы, хотя только в форме рекомендации капитулам. Он - верховный хранитель мира, т. е. воплощение высшей полицейской власти, исключающей всякую вотчинную полицию. Мир и война, равно как все внешние сношения зависят исключительно от его воли, поскольку для этого ему не нужны субсидии со стороны нации. Он раздает большинство государственных должностей, но не может ни сократить, ни расширить их законных полномочий. Министры тоже назначаются королем; но они должны быть членами парламента, перед которым несут ответственность. Обыкновенно состав министерства обуславливается большинством парламента, и новый кабинет всегда составляется из прежних предводителей оппозиции. Кабинет (cabinet council) составляют следующие члены: первый лорд казначейства (First Lord of the Treasury), обыкновенно первый министр; канцлер казначейства (Chancellor of the exchequer), т. е. министр финансов; лорд-канцлер (Lord High Chancellor), в то же время, лорд хранитель большой печати; президент тайного совета (Lord President of the Council); лорд-хранитель малой печати (Lord privy seal); статс-секретари: по делам внутренним, иностранным, военным, Индии, колоний и земледелия; лорд-канцлер Ирландии; генеральный секретарь по ирландским делам; первый лорд Адмиралтейства (Admiralty), т. е. морской министр; президент департамента торговли (board of trade); канцлер герцогства Ланкастерского; президент Главного управления по местным делам (local government board). Лорд-канцлер стоит во главе канцлерского суда (Court of chancery), он утверждает мировых судей и многих других чиновников; но собственно министром юстиции и полиции является статс-секретарь по внутренним делам. От него зависит смягчение наказаний, а также помилование (исходящее, конечно, от монарха). В более широком смысле к министерству причисляются также генерал-почтмейстер и другие высшие должностные лица. Все министры назначаются и отставляются королем. Обыкновенно при смене кабинета заново замещаются и некоторые второстепенные должности, которых насчитывается около 60.

Рядом с кабинетом стоит "тайный совет" (Privy Council), состоящий в настоящее время из 220 членов, именно из принцев крови, министров и многих других лиц с политическим влиянием, назначаемых королем. Оба архиепископа, высшие коронные должностные лица, спикер нижней палаты и лондонский лорд-мэр заседают в тайном совете, в силу своего официального положения. Члены его носят титул "Right honourable". Но уже с XVII ст. существует известное противоречие между законными полномочиями тайного совета и практикой министерского управления. По закону тайный совет является конституционным органом государственного управления. Королевские повеления составляются "королем в совете", как это делается теперь при издании манифестов о войне и мире и по вопросам международного права. В подобных случаях король собирает тайный совет; но при этом повестки рассылаются президентом его, который всегда есть член министерства. И вот, еще со времени последней революции, выработался обычай приглашать на подобные заседание только министров и pro forma еще нескольких других членов, безусловных приверженцев министерства. Таким образом, заседание тайного совета в действительности суть не что иное, как совещание министров под личным председательством монарха. Самостоятельную жизнь ведут только некоторые отделения совета, именно: отделение судебное, как высшая инстанция для тяжебных дел, поступающих из Индии и колоний, а также из духовных и морских судебных учреждений; далее, комитет по делам народного образования, из которого в последнее время предполагается учредить министерство просвещения. Текущие дела государственного управления обсуждаются на совещаниях министров без всяких формальностей. Министры образуют так называемый кабинет, заседания которого происходят интимно и запросто, и постановления которого так же запросто докладываются королю. Этот кабинет, являющийся центром управления, нигде не признан в законах. Административная деятельность министров выражается в назначениях и деловой перепиской с местными властями. К последним принадлежат отчасти общинные, отчасти государственные чиновники, число которых очень велико, особенно по финансовому ведомству. Персонал низших государственных чиновников, состоящий больше чем из 60000 лиц, принадлежит к так назыв. "постоянной службе", т. е. не зависит от перемены министерства. Общий склад управления таков, что представляет прочную защиту против произвола. Частное лицо всегда чувствует над собою власть одного и того же закона, все равно, стоит ли во главе управления либеральное или консервативное министерство. Вместе с тем, министрам нет надобности входить в административные мелочи, и они не нуждаются в предварительном техническом образовании для занятия своей специальной должности. Центр тяжести министерской деятельности лежит в сношениях с парламентом, а для этого для министров всего важнее взаимное соглашение. Отсюда и выработалась практика, что главнейшие дела государственного управления разрешаются на простых интимных совещаниях в совете министров.

По переписи 1881 г., всех служащих на государственной и земской службе было 155117 человек, в том числе 9826 женщин. В среднем 1 чиновник приходится на каждые 225 ч. населения (именно в Англии на 234, в Шотландии на 260, в Ирландии на 175).

Местное самоуправление (self-government). Местные (земские) учреждения В. до 1889 года были совершенно не похожи на подобные учреждения других стран. Во главе каждого графства стоял лорд-наместник (lord-lieutenant), назначенный правительством, а административная, судебная и полицейская власть была в руках мировых судей (justices of the peace). Они назначаются правительством, но на деле каждый крупный землевладелец может получить назначение на эту бесплатную должность. Таким образом, в Англии отсутствовала чиновничья администрация, но в графствах не было и выборных властей. Мировые судьи судят малые дела единолично, а по более крупным делам суд творят мировые съезды (quarter sessions), с участием присяжных. Города имели самое разнообразное устройство, основанное на разновременных хартиях. В 1888 г. издан "Local governement act" и "County council act", которые вступили в действие в 1889 г. Они существенно видоизменили порядок самоуправления Англии. Судебное устройство осталось прежнее, но устранена разница в управлении графствами и городами, и вся Англия разделена на 122 земские единицы (administr a tive counties, административные графства), для чего к прежним 52 графствам прибавлены 62, образованные из 62 больших городов (из которых 48 имеют больше 50000 жит.), и 6 больших графств разделены на более мелкие административные единицы. Высшим должностным лицом в каждом графстве считается, как и прежде, назначенный от короны лорд-наместник; но действительная власть перешла к председателю выборной земской управы (county council), состоящей из этого председателя, который, по своей должности, состоит вместе с тем и мировым судьей, из олдерменов графства и советников графства (члены управы). В руках земских управ сосредоточены теперь все общинные дела графства, как то: содержание наличных общинных учреждений, школ, больниц, домов для умалишенных, тюрем и т. п., попечение о бедных, санитарный надзор, дорожная и мостовая повинность, земское обложение и т. д. Полицейская власть в графствах по-прежнему принадлежит 3-месячным съездам мировых судей, но на этих съездах участвуют теперь и члены земских управ, а для дел, подлежащих ведению обоих учреждений, существуют смешанные комиссии из членов управ и мировых съездов. В городах, образующих, по новому закону, самостоятельные графства, городская управа (town council) исполняет вместе с тем и обязанности земской управы (c ounty council). Город Лондон, принадлежавший до сих пор к четырем различным графствам, образует теперь самостоятельное графство. Те же учреждения, с некоторыми видоизменениями, введены и в Шотландии, а в ближайшем будущем предвидится подобная же реформа и для Ирландии.

Народная свобода англичан (Birth-right, прирожденное право, как они ее называют) покоится преимущественно на двух принципах: на ответственности всех государственных властей и на тесной связи судебной организации с самоуправлением. Права и обязанности каждого должностного лица строго определены законами, и только закон может их видоизменить, расширить или ограничить. Никто не вправе ссылаться на приказ высшего начальства; каждый отвечает лично за себя. Каждый английский подданный, потерпевший от превышения власти, может предъявить иск о восстановлении своего нарушенного права. Большинство преступлений по службе преследуется по искам частных лиц. Венцом всей этой системы служит право нижней палаты привлекать к ответственности высших государственных деятелей (ответственность министров). Так называемые основные права англичан (свобода личности, свобода собственности, сходок и печати) являются отнюдь не отвлеченными правовыми формулами, как во многих новейших конституциях, а результатом векового исторического опыта, пустившего глубокие корни в правовое сознание английского народа.

См. Gneist, "Das engl. Verwaltungsrecht der Gegenwart" (3 изд., Берлин, 1884, 3 т.); его же, "Selfgovernment u. Verwaltungsgerichte in England" (3 изд., Берлин, 1871 г.); Сох, "Die Staatseinrichtungen Englands" (1867); Chalmers, "Local government", (Лондон, 1883); "English citizen, his rights and responsibilities" (3 т., Лондон, 1881-85).

Метрология Великобритании

Английские меры протяжения и веса упорядочены в первой четверти текущего столетия (1824) и под названием "Imperial Measures" сделаны общими для всей В., что в действительности осуществлено с 1 янв. 1826 г. Однако прежние старинные меры, перешедшие из метрополии в британские колонии, до сих пор имеют там законное употребление. Вообще британские меры отличаются чрезмерным разнообразием, - почти запутанностью.

Меры длины. Единицей длины служит ярд (нормальный - 1760 г.), который имеет настоящую длину (yard imperial standart) при 62° Фаренгейта (13⅓° Р. = 16⅔° С). Ярд делится на 3 фута (Feet) по 12 дюйм. (inches); дюйм длиною в 3 ячменных зерна (Barley Corns), или 12 линий, хотя обыкновенно в практике делится на 10 частей. Иногда употребляется разделение фута на 8 частей, а при межевании или квадратном измерении на 12 дм. по 12 секунд, по 12 терций, т. е. в 12-тичном отношении. Ярд (Yard) = 0,91438348 метра [Дальнейшие сравнения английских футов, дюймов и десятых долей дюйма можно найти в таблицах, помещенных в Таблицах etc. (см.), так как русский фут принят равным английскому]. В торговле для измерения сукна и других мануфактурных товаров употребляется ярд, но с подразделениями на четыре и шестнадцать частей, подобно нашему аршину. Кроме того, находится в употреблении английский локоть (Ell) = 1¼ ярда, брабантский или фландрский локоть = 3/4 ярда и французский = 1½ ярда. Значит, отношение локтя фландрского, ярда, английского и французского локтей выражается числами 3:4:5:6.

Мера в 2 ярда длины, или 6 футов, называется Fathom, что можно перевести - сажень.

Жердь указная (Rod, Pole, Perch) = 5½ я рдам; кроме нее, употребляется еще дровяная жердь (woodland pole) = 6 ярд. и лесная (forest роlе) = 7 ярдам.

До 1826 г. в некоторых графствах были в употреблении свои особенные жерди в 21 и 24 фута, по 18 дюйм. в футе. К прежним мерам длины относятся еще: кубит = 18 дюймам, и его подразделения.

Фурлонг указный (Furlong) равен 40 указным жердям, или 220 футам, это есть межевая и путевая мера.

При измерении земли употребляется еще цепь (Chain) или шнур, равный 1/10 фурлонга и разделяющийся на 100 звеньев (link).

Путевые меры большей величины суть мили: английская, лондонская и морская.

Указная англ. миля (Statute mile) = 8 фурлонгам = 1760 ярд. = 5280 фут. = 1609,315 м; градус меридиана содержит 69,042 английских мили, или почти 691/20.

Морская миля, она же итальянская, есть 1/60 градуса или 1' меридиана и равна 1852 м, составляет 1/3 морского лье.

Меры поверхности. Общие меры поверхности суть кв. ярд, кв. фут, кв. дюйм и проч. Кв. ярд = 9 кв. фут.

Сквер (Square - квадрат) без дальнейшего обозначения = 100 кв. фут.; употребляется для измерения полов и крыш. Мостовщики, плотники, обшивающие дом досками, употребляют кв. ярд, каменщики - кв. жердь (Rod).

Поземельные меры. Гид земли (Hide of Land) = 100 акрам земли; ярд земли (Yard of Land) = 30 акрам; акр (Acre of Land) = 4 рудам (Rood of Land) = 160 кв. указным жердям (Rod) = 4840 кв. ярдам = 43560 кв. фут.

Гид = 40,467 гектара.

Ярд земли = 12,140 гектара.

Акр = 40,467 ара = 888,979 кв. рус. сажени.

Кв. указная жердь = 25,291 кв. метра.

Кв. английская миля = 640 акрам.

Меры объема общие: куб. фут, куб. ярд и проч. Куб. ярд = 27 куб. футам.

Корабельная тонна, или ласт (ton of Shipping), считается в 42 куб. фута; ласт (load), или тонна (ton), необтесанного корабельного леса содержит 40, обтесанного - 50 куб. футов.

Ласт чистых досок различной толщины выражается обыкновенно квадратными фут., число которых определяется помножением длины досок на их ширину; это число, помноженное на толщину досок, всегда должно дать 50 куб. футов. Таким образом ласты будут для досок толщиною в:

1 2 3 4 дюйма
600 400 300 240 200 170 150 кв. фт.

Здесь только число 170 не совсем точно, вместо него по пропорции следует 1703/7 кв. фута. Дерево как топливо измеряется весьма различно. Толстые дрова, имеющие 4 и 3 фута длины (Cord wood) складываются двояко: для первых поленница имеет длины 8, а ширины и вышины по 4 фута и поэтому в объеме 128 куб. футов; для вторых длина поленницы = 14 футам, вышина и ширина по 3 фута, следовательно, ее объем = 126 куб. футов.

Тонкие дрова и хворост мерятся определенными пучками и сотнями.

Меры вместимости для сыпучих тел. Основная единица меры есть галлон (Imperial Standart Gallon), который вмещает в себе 10 фунтов (Avoirdupois) дистиллированной воды, имеющей температуру 62° Фаренгейта (16⅔° С) в воздухе при 30 англ. дюймах атмосферного давления (см. Вес и Взвешивание). Английский куб. дюйм воды при сказанных условиях весит 252,458 тройских грана; отсюда емкость галлона = 277,2738435 куб. дюйм., что = 4,543458 литра.


Галлон содержит 2 поттля (Pottle), 4 кварты (Quart), 8 пинт (Pinte), 32 джилля (Gill). Меры большие, чем галлон, суть: квартер (Quarter) содержит 2 кома (Comb), 8 бушелей (Bushel), 32 пека (Peck), 64 галлона. Квартер = 17745,526 куб. дюйм. = 11,08 четверика = 290,7813 литра. Зерно, мука, солод и соль покупаются на квартеры, с вышесказанными подразделениями; в некоторых местах зерновой хлеб продается весом. Нормальная мера для извести, картофеля, фруктов есть бушель. Каменный уголь прежде измерялся чальдронами (Chaldron), мерой, содержащей 4 квартера. С 1835 г. постановлено продавать уголь на вес, а сыпучие тела, продаваемые мерами вместимости, насыпать под гребло.


Меры, большие чальдрона, суть: ласт (load), содержащий 2 вей (Wey), или 2½ чальдрона; для свинцовой руды служит особая мера (bredish, т. е. чаша рудная); это - ящик в 1073,5 куб. дюйм. вместимости.

Для жидкостей основною мерою служит с 1826 г. тот же указный галлон с его подразделениями, но меры, большие, чем галлон - иные, чем для сыпучих тел. Меры для жидкостей разделяются на два рода: одни служат для пива, а другие - для остальных жидкостей. Бочка (tun) содержит 2 бутта, или пипы (Butt, Pipe), 3 пунчона (Puncheon), 4 оксофта (Hoggshead), 6 тиерсов (Tierce), 14 рундлетов (Rundlet), 252 галлона и равна 93,09 рус. ведра = 1144,95 литра. Хотя по этому разделению пипа содержит 126 галлонов, но в действительности пипа различных иностранных вин имеет всегда меньшую величину, а именно содержит от 92 до 117 галлонов.


Для хлебного вина употребляется еще анкер в 10 галлонов. Для эля и пива, как и для вина, галлон разделяется на 4 кварты по 2 пинты, но последняя разделяется на 4 джилля для вина, и только на 2 джилля для пива. Кроме того, для пива употребляется еще мера фиркин (Firkin) в 9 галлон. и баррель (Barrel) в 36 галлонов.

Старые меры жидкостей и сыпучих тел. Выше было упомянуто о причине, по которой в английской метрологии должны быть описаны старые меры, давно изъятые из обращения в самой Великобритании. Старые меры емкости еще превосходили своей сложностью нынешние, тоже, несомненно, излишне многочисленные и худо подразделенные меры.


Единицею меры для сыпучих тел служил винчестерский бушель, равный 0,9694 нынешнего указного бушеля и содержащий 2150,42 англ. куб. дюйм., что = 35,237 литра. Подразделения старого бушеля - те же, что и нового. Кроме того во многих местах употреблялись сыпучие меры, не имевшие узаконенной величины.


Для жидкостей единицею меры служил, как и ныне, галлон; но емкость галлона винного была менее емкости пивного галлона, и оба отличались от нынешнего. Подразделения галлона и меры, большие его, были те же, что и ныне. Галлон для вина, водки, масла и других жидкостей, за исключением пива и эля, содержал 231 куб. дюйм = 0,833111 нынешнего галлона = 0,30774 ведра = 3,78521 литра. Все прочие меры для вина были менее нынешних того же названия в таком же отношении, какое показано для галлонов.


Пивной галлон содержал 282 куб. дюйма, следовательно, = 1,017045 нынешнего галлона = 0,37570 ведра = 4,6209 литра. Фиркин с 1803 года содержал 9 галлонов, а до того года с давних времен - 8 галлонов.

Меры веса так же мало рациональны, как и все прочие великобританские единицы мер. Имеются две системы веса: тройская и торговая (avoirdupoid) и, кроме того, медицинская и другие частные, отличающиеся от тройской делениями. Тройский вес служит для золота, серебра, платины и монеты, торговый - для прочих товаров.

Указный тройский фунт (imperial standard troy pound) делится на 12 унций (ounce) 240 весовых пенни (penni-weig), по 24 грана, т. е. на 5760 гранов. При взвешивании благородных металлов гран подразделялся на 20 митов (mite), 480 дроатов (droit), и еще более мелкие части, но теперь эти подразделения не употребляются, а части грана при взвешивании обозначаются десятичными дробями. Тройский фунт = 373,24 грамма, тройский гран = 0,064799 грамма.


Для обозначения пробы золота тройский фунт делится на 24 карата (carat) по 4 грана (grain), по 4 четверти в гране. Золото узаконено 22-каратное (Standart gold) и 18-каратное; первое соответствует нашей 88 пробе, второе - 72 пробе или дробям: 11/12 и 3/4. В десятичных дробях 22 карата составляют 916⅔ тысячных, т. е. столько частей чистого золота содержится в 1000 частей металла. Первое употребляется для монеты, второе для ювелирных вещей, корпуса золотых часов и т. п. Вещи имеют: знак пробы, начальные буквы имени мастера, клеймо пробирной палатки, означение года выделки. Знак 22 карата пробы есть львиная голова. Пробирные палатки имеют каждая свой знак; например, лондонская - голову леопарда, бирмингемская - якорь и проч. Английский банк определяет (с 1853 г.) пробу золота числом тысячных долей, что и распространяется среди других продавцов золота.


Для обозначения пробы серебра тройский фунт имеет деление на 12 унций по 20 пфеннигов, или драхм (pennyweight). Серебро узаконено 112/20-унцевое (Standard silber) для монет и 1110/20-унцевое, новостерлинговое, редко употребляемое; чистота обоего рода серебра соответствует 884/5 (в десятичных дробях 0,925) и 92 нашей пробы.


Доброта иного золота и серебра обозначается сравнительно с указным. Если золото ниже 22-каратного, то на нем ставится литера W (Worse - ниже), если же оно выше, то обозначается литерою M или В (more, better - выше, лучше); то же и для серебра. Знак В. 1 kar. означает золото 23 карат пробы, знак M 4 un. ставится на серебре 116/20-унцевом.

Для взвешивания алмазов карат делится на 4 грана, а гран на половины, четверти и т. д., или карат делится на 1/2, 1/4 до 1/64. Этот карат = 205,3 миллиграмма; ост-индский карат = 205,4 миллиграмма, следовательно, незначительно более первого.

Для взвешивания жемчуга драхма тройского веса (penny-weight) делится не на 24, а на 30 гранов, поэтому и жемчужный гран = 51,83 миллиграмма.

Для медицинского или аптекарского употребления тройский фунт делится, как аптекарский в России, по немецкой системе, т. е. на 12 унций (uncia) по 8 драхм (drachma); драхма на 3 скрупула по 20 гранов. Наш аптекарский фунт менее тройского; можно считать, что наш фунт и всякое из его подразделений составляют 0,96 тройского фунта и соответственных подразделений.


Другой указный, торговый, или авуардюпуа, фунт (imperial standard avoirdupois pound) более тройского и подразделяется иначе. Он содержит 16 унций по 16 драхм; драхма = 3 скрупулам (skrupel) = 30 гранам. Фунт = 7680 гран. (144 фунта авуардюпуа = 175 фунтам тройским). Высшие меры суть: тонна (tun, ton) в 20 центнеров (hundred) пo 4 четверти (quarter), а четверть = 8 камням (stone, ston) пo 14 фунтов.

Тонна = 62,03 пуда = 1016,046 кг
Центнер = 124,06 рус. фн. = 50,802 кг
Квартер = 31,015 рус. фн. = 12,700 кг
Камень = 1 5,507 рус. фн. = 6,350 кг
Фунт = 1,108 рус. фн. = 0,4536 кг

Камень (stone) имел до 1835 г. вес различный для разных товаров, то меньший, то гораздо больший, чем вышепоказанный, да и ныне встречаются различные особенности в мерах при продаже свинца, поташа, муки, соли, мяса, сушеной и соленой рыбы, кож и многих других товаров.


Подробности см. у "I. С. Nelkenbrecher's Taschenbuch f ü r Kaufleute" (Берлин, 1890, двадцатое издание).


В употреблении также счет на особенные дюжины, сотни и тысячи; большая дюжина у торговых людей означает 13 штук, большая сотня - 120, большая тысяча - 1200.

Монета счетная: фунт стерлингов (pound sterling), или ливр, делится на 20 шиллингов по 12 пенсов. Вещественная монета по закону 1816 г. Золотая: соверен (sovereign) и полсоверена, делается из 22-каратного золота (916⅔ тысячных). Вес 1869 соверенов составляет 40 тройских фунтов. Терпимость в пробе золота составляет 2 тысячных выше или ниже узаконенной; терпимость в весе допускается в 0,2 грана (выше или ниже) в каждой монете, или 1,6224 тысячных ее веса.


Один нормальный соверен ["Allgemeine Münz-, Mass- und Gewichtsbuch von Prof. Wilhelm Treuber" ( 3-е изд., 1891)] весит 7,98806 грамма и содержит 7,32239 грамма чистого золота и потому равноценен с 25,22 франками золотом = 20,43 немецких мар. = 4,85 америк. доллара = 630,5 коп. зол. Кроме названных монет выбивают еще мон. в 2 и 5 соверенов с тою же терпимостью веса и пробы. С 1836 г. выбивают монеты в 1/4 соверена.


До 1816 г. основной золотой монетой была гинея (guinea, guinee); выбивались также двойная, пятерная, полугинея, треть и четверть гинеи. Гинея содержит 21 шиллинг, и вес чистого золота, в ней содержащегося, на 1/20 более, чем в соверене, который содержит 20 шиллингов и вполне соответствует счетному фунту стерлингу.


Серебряную монету выбивают из серебра 0,925 пробы; она служит разменной монетой, но не обязательно принимать ее свыше 2 фунт. стерл. при каждом расчете и в одни руки. В обращении находятся: крона (crown) в 5 шиллингов, полкроны (half crown) в 2½ шиллинга, двойной флорин (double florin) в 4 шиллинга, флорин в 2 шиллинга, сикспенс (sixpence), т. е. монета в полшиллинга, или 6 пенсов, монеты в три пенса (three репсе), или 1/4 шиллинга. Вес флорина = 11,310362 грамма, прочие монеты - по пропорции. Терпимость в пробе составляет 0,004; в весе - 1/240. Флорины выбиваются с 1849 г., двойные флорины - с 1887 г.


Медная монета (95% меди, 4% олова и 1% цинка - как во Франции и Германии) - разменная, которой прием обязателен не свыше одного шиллинга. Выбиваются монеты в 1, 1/2 и 1/4 пенса, или пенни; последняя называется фартингом (farthing). Для некоторых британских колоний выбиваются еще 1/2 и 1/4 фартинга. В счетах фунт стерлингов обозначается знаком £, шиллинг - s или sh, пенни - p. Бумажные деньги . Банковые билеты английского банка в 5, 10, 20, 50, 100, 200, 300, 500 и 1000 фунтов имеют законное обращение в Великобритании за исключением Шотландии, Ирландии и Австралии. Подлежат размену на золото во всякое время. Кроме того, Английский банк выдает почтовые билеты (Bank Post Bill) ценою не менее 5 фунтов для облегчения пересылок по почте; билеты сохраняют ценность в продолжение 7 дней. Банковых билетов было в обращении к 4 июня 1890 г. - 24727490 фунтов, а ценность почтовых колеблется от 200000 до 300000 фунтов. Кроме названного Банка, есть еще 77 частных (Private Banks) и 37 акционерных банков, тоже выпускающих свои бумаги. В Шотландии обращаются билеты 10 местных банков (Scotch Banks, Joint Stock Banks), в Ирландии - 6 местных банков (Irisch Banks, Joint Stock Banks). Всего к 4 июня 1890 г. было в обращении в Великобритании банковых билетов на 40902269 фунтов.

Герб, национальные цвета и ордена

Герб Соединенного Королевства состоит из двух щитов, главного и центрального, разделенных на 4 поля. В верхнем поле на правой и в нижнем на левой стороне красуются на красном фоне 3 золотых леопарда Англии, в верхнем левом поле - красный лев Шотландии на золотом фоне, а в нижнем правом поле - золотая арфа Давида с серебряными струнами для Ирландии. Срединный щит, покрытый королевской короной, имеет на правой стороне два золотых льва герцогства Брауншвейгского, а на левой стороне - в золотом поле синего льва Люнебурга и скачущего белого коня Саксонии. До нынешнего столетия английские короли носили в четвертом поле также французские лилии. Главный щит покрыт британской королевской короной, с расположенным над нею золотым львом, и украшен большой голубой лентой ордена Подвязки, с девизом: "Honny soit qui mal y pense!" Под щитом помещены две ветки, связывающая английскую розу, шотландский волчец и ирландский трилистник, с девизом: "Dieu et mon droit". Все это покоится на золотом льве с короной и серебряном единороге с короной на шее и спускающейся от нее цепью. Государственные цвета - красный, синий и белый. Всех орденов 10: 1) орден Синей подвязки ("Order of the Garter"), учрежденный в 1348 г. Эдуардом III; 2) орден Волчеца, или св. Андрея, основанный в 1540 г. шотландским королем Яковом V и возобновленный Яковом II в 1687 г.; 3) ирландский орден св. Патрика, учрежденный в 1783 г. Георгом III; 4) орден Бани (Order of the Bath), учрежденный в 1399 г. Генрихом IV; 5) орден Мальтийских рыцарей св. Михаила и св. Георгия, за военные заслуги (1818); 6) военный орден для туземцев Индии, основанный в 1842 г. 7) орден Звезды Индии, учрежденный королевой Викторией в 1861 г.; 8) орден Индийской империи и 9) орден Индийской короны, оба с 1878 г.; 10) орден за особые заслуги (1836). Для женщин существуют орден Виктории и Альберта (1862) и орден Королевского Красного креста (1883). Между знаками отличия для военных первое место занимает крест королевы Виктории (с 1856).

Литература

Porter, "The progress of the nation" (3 изд. Лондон, 1851), Mac-Culloch, "Statistical account of the British empire" (4 издание, Лондон, 1854); Milner, "The land we live in" (Лондон, 1874); Hughes, "Geography of British history" (Лондон, 1874); Ramsay, "The physical geography of the British islands" (5 изд., Лондон, 1878); Elis ée Reclus, "Gé ographie universelle" (Лондон, 1882, русс. пер., т. IV, СПб., 1880); "Handbuch der Geographie u. Statistik des brit. Reichs" (Лейпциг, 1883); Hull, "Contributions to the physical history of the British isles" (Лондон, 1883); Seely, "The expansion of England" (Лондон, 1883).

Карты

Wichman, "Map of Great Britain and Ireland" (1:900000, Гамб., 1880); "The Howard Vincent Map of the British Empire" (4 листа по меркаторской проекции в 1:22⅔ м; Эдинбург и Лондон, 1886); "Ordnance map" (топографическая карта в 1:63360); "Parish maps" (приходские карты, 1:2500); "County maps" (карты графств); Stenford, "Library m ap of England and Wales" (1:381000); генеральные карты Джонстона на 5-ти листах; геологические карты Рамзая (1:728600, Лондон, 1878).

История (политическая)

Англоcаксонский период (830-1066)

Под именем Великобритании с Иакова I Английского (VI Шотландского) разумеются соединенные королевства Англии и Шотландии.

Англия, населенная кельтическими бриттами, была около 400 лет римской провинцией под именем Британии (см. это слово). Когда римские легионы в начале V в. покинули Британию, ее жители не в силах были более выдержать набеги своих северных соседей, пиктов и скоттов: они призвали на помощь саксов. По преданию, саксы прибыли под начальством Генгиста и Горсы, разбили пиктов и скоттов, и их успехи привлекли в страну новые толпы саксов, англов и ютов (см. Англосаксы). Это наводнение страны саксами положило начало более чем столетней борьбе между первобытным кельтским населением и иноземными пришельцами - борьбе, из которой бритты, после упорного сопротивления, вышли порабощенными и отчасти принуждены были искать убежища в горах Валлиса и Корнваллиса, где они еще долго сохраняли свою независимость, отчасти переселились на соседний полуостров Франции, Арморику (нынешняя Бретань). Героем этой национальной борьбы кельтское сказание признает короля Артура, учредителя образцового рыцарского общества, известного под именем рыцарей Круглого стола. Завоевав Англию, пришельцы не составили одного государства, а 7 или 8: а) Кент, со столицей Кентербери, населенный преимущественно ютами; b) Суссекс, или страна южных саксов; с) Вессекс, или страна западных саксов, главн. г. Винчестер; d) Эссекс, или страна восточных саксов, нынешние графства Эссекс и Мидльсекс; е) Нортумберленд, или страна к северу от реки Умбера; f) Восточная Англия, разделявшаяся на Норфолк (северный народ) и Суффолк (южный народ) и g) Mepсия, в болотистых местностях Линкольна, населенная преимущественно англами. Кроме того, на ЮЗ сохранились несколько владений туземных князей, как Думнония и Кумбрия (в местности нынешнего Валлиса). До 600 г. римско-христианская образованность делала очень мало успехов в Британии, постоянно вытесняемая германо-языческими элементами. Твердой ногой христианство впервые стало в Кенте после того, как король Этельберт, женатый на Берте, дочери франкского короля Хариберта, сам принял крещение из рук св. Августина (597), сделавшегося первым архиепископом Кентерберийским. Вскоре возникли зачатки христианской литературы, достигшей высокой степени процветания в "Церковной истории англов" Беды Достопочтенного (см. это слово).

В первой четверти IX ст. все семь королевств были соединены в одну наследственную монархию, под названием Англии, королем Вессекским Эгбертом (800-839). Уже при ближайших его преемниках начались вторжение норманнов, более известных в истории Англии под именем данов (датчан). Они даже утвердились в Нортумберленде. Внук Эгберта, Альфред Великий (871-901), явился освободителем и устроителем государства. Страна наслаждалась внешним миром до короля Этельреда II (979-1016), когда даны с еще большею силою возобновили свои нападения. Страна впала в плачевное состояние. В провинциях графы обратили свои области в наследственные земли. Королю приходилось откупаться от данов за большие деньги (так назыв. датские деньги), которые взимались в виде поземельного налога, и, невзирая на это, громадные толпы иноземцев оставались в стране и захватывали земли в провинциях. Чтобы сразу избавиться от непрошеных гостей, Этельред решился на поступок, стоивший ему престола. Он приказал перерезать в один день всех данов, поселившихся между англосаксами, назначив для этого 1 3 ноября 1002 г. Несколько тысяч данов лишились жизни в этой всеобщей резне; даже и дети их были избиты самым варварским образом. Но этой жестокостью Этельред навлек на себя месть датского короля Свена, который с 1003-1006 г. неоднократно являлся в Англию, опустошая одну область за другою. В 1007 г. Этельред купил мир за громадную сумму денег, но уже на следующий год Англия снова была опустошена датчанами, и в 1013 г. Свен покорил весь остров. Этельред бежал к своему шурину, герцогу Нормандскому; в 1014 г., по смерти Свена, он снова вернулся в Англию. Но когда он умер, Канут, или Кнут, Великий (см. это слово), сын Свена, завладел Англией и женился на вдове Этельреда, Эмме. Сыновья его Гаральд Заячья лапа (1035-1039) и Гартакнуд (1039-42) умерли бездетными, и английские вельможи посадили на престол сына Этельреда и Эммы, Эдуарда Исповедника (1042-1066). Он долгое время скрывался при дворе нормандского герцога и потому оказывал особое расположение к своим нормандским друзьям, вызывая против себя неудовольствие английских вельмож.

Нормандский период (1066-1154)

Наследство Эдуард Исповедник завещал нормандскому герцогу Вильгельму, и хотя преемником Эдуарда сделался граф Гаральд, Вильгельм высадился в Англии с 60-тысячн. войском. 14 октября 1066 г. он разбил Гаральда близ Гастингса, и тут же на поле сражения провозгласил себя королем Англии [Более подробные сведения о каждом короле см. под соответствующими именами]. С воцарением нормандского дома в Англии настала эпоха глубоких внутренних перемен. Правда, Вильгельм Завоеватель (1066-87) утвердил собранное при Эдуарде обычное право англосаксов, но в то же время, для укрепления своего политического могущества, ввел феодальную систему (см. Думсдэйбук). Англосаксонские обычаи сделались предметом презрения при дворе и даже в официальных актах введены французские нравы и язык. Все это вызывало восстания не только англичан, но и норманнов, которые подавлялись с величайшею жестокостью, разорением городов и общин. Соединение Англии с Нормандией едва ли могло считаться приращением ее политического могущества, так как оно повлекло за собою распри в королевской семье и с Францией, продолжавшиеся в течение многих столетий. Старший сын Вильгельма, Роберт, удержал за собою Нормандию, а английская корона досталась второму сыну Вильгельму II Рыжему (1087-1100). Завоевательные стремления этого короля, в особенности желание его снова завладеть Нормандией, вовлекли государство в тяжкие войны. Немало смут было порождено также спором короля с папой Урбаном II и архиепископом Ансельмом из-за инвеституры. Спор окончился победой короля, и Ансельм принужден был искать спасения в бегстве. Но своим деспотическим и вероломным характером Вильгельм возбудил к себе народную ненависть, и однажды его нашли в лесу со стрелой в груди. Престолом завладел младший брат его, Генрих I, по прозванию Ученый (1101-1135 г.), устранив, таким образом, старшего брата, Роберта, находившегося в это время на пути из Палестины. Чтобы найти опору в народе, он издал хартию, в которой обещал восстановить законы Эдуарда и Вильгельма Завоевателя и облегчить многие повинности (см. Великая хартия). Роберт пытался восстановить свои права на английский престол с оружием в руках, но, при посредничестве вернувшегося на родину архиепископа Ансельма, братья заключили между собою соглашение, по которому Роберт удержал за собою Нормандию. Вскоре, однако, Генрих нарушил договор, начал войну против Роберта и, захватив его в плен, заточил в тюрьме, где он и умер. Нормандия осталась за Англией, несмотря на сопротивление французского короля Людовика VI. Спор с папой тоже был окончен, и Генрих признал за папой Пасхалисом II право инвеституры в Английской церкви. Впрочем, королевская власть очень мало потеряла от этого. Так как единственный сын Генриха погиб во время кораблекрушения, то, с согласия баронов, наследницей престола была объявлена дочь его Матильда, бывшая в то время во втором браке за Готфридом Плантагенетом (см. это имя), графом Анжуйским. Но после Генриха престолом завладел Стефан (1135-1154), сын сестры Генриха и графа Блуа. Это повело к междоусобию, которое сопровождалось спорами короля с духовенством и набегами шотландцев и жителей Валлиса. В 1153 году сын Матильды высадился в Англии, и так как в это время Стефан лишился своего единственного сына, то соперники заключили между собою мирный договор, по которому Генрих был объявлен наследником престола.

Анжуйский дом (1154-1399)

Началось царствование Анжуйского дома (1154-1485). - Генрих II (1154-89), первый король из дома Плантагенетов, или Анжу, нашел страну во власти баронов. Благодаря могуществу своего дома, владевшего 3-ей частью Франции (от отца и от сына, женатого на наследнице Бретани, он получил Западную, от жены Элеоноры - Южную Францию), ему удалось восстановить значение королевской власти. Он возвратил короне все некогда принадлежавшие ей поместья и предоставил баронам право выкупать свои ленные обязанности за определенную денежную дань (scutagium - щитные деньги). Это дало короне возможность и право вербовать независимую армию, состоявшую преимущественно из нидерландских искателей приключений, так наз. брабансонов. Правосудие подверглось в это царствование коренному изменению. Вся страна была разделена на 6 судебных округов, и учрежден королевский суд (Bancum regis, Court of Kings Bench), служивший высшей инстанцией для всех тяжебных дел. Города и корпорации получили важные льготы, способствовавшие их благосостоянию. Во всех этих реформах Генрих нашел себе деятельного помощника и советника в Фоме Бекете, которого сделал сначала своим канцлером, а потом архиепископом Кентерберийским, но с которым потом рассорился из-за кларендонских постановлений. В 1171 году Генрих покорил Ирландию и ввел в ней английские учреждения; с этого времени английские короли приняли титул владетелей Ирландии. В последующие годы своей жизни Генрих испытал много горя в своей собственной семье. Недовольные своими уделами и подстрекаемые матерью, против него восстали его старшие сыновья и нашли поддержку со стороны многих баронов, а также королей французского, Людовика VII, и шотландского, Вильгельма. Последний потерпел (1173) жестокое поражение, попался в плен и получил обратно корону только в виде лена; французский король тоже должен был просить мира, после чего покорились мятежные бароны, и между отцом и детьми произошло примирение, которое продолжалось недолго. Когда новый король французский, Филипп II Август, предъявил притязания на английские владения во Франции, его сторону принял второй сын Генриха, Ричард, и вместе с своим союзником принудил отца заключить позорный мир в Азэ (1189) и признать себя вассалом Франции. Вскоре после этого Генрих умер.

В правление сына его, Ричарда I, известного под именем Львиное Сердце (1189-1199), страна снова стала приходить в упадок. Нуждаясь в деньгах для крестового похода, он вымогал их у своих подданных посредством неслыханных жестокостей.

Правление брата его, Иоанна Безземельного (1199-1216) - одно из самых знаменательных в истории Англии. В это время положены были прочные основы ее политической свободе, которая с тех пор, подвергаясь многоразличным испытаниям, никогда уже не исчезала совершенно. Иоанн беспрекословно был признан королем Англии и Нормандии, тогда как другие французские провинции присягнули его племяннику, сыну брата его Готфрида, Артуру. Убив вероломно этого племянника, Иоанн был вовлечен в войну с Францией, окончившуюся потерей Нормандии, Анжу, Мэна, Турени и др., перешедших во владение французского короля Филиппа II Августа. Таким образом, одним ударом расторгнута была вековая связь между Францией и английским королевским домом. Но Англия от этого только выиграла, так как ее короли, бывшие до тех пор французами по языку и нравам, стали теснее сближаться с своим народом. Вслед за тем Иоанн поссорился с папой Иннокентием III. Иннокентий объявил Иоанна низложенным с престола, отдал корону Филиппу и поручил ему поднять крестовый поход против английского короля. Иоанн собрал было большое войско, но, опасаясь попасть в зависимость от своих подданных, подчинился папе и получил обратно в виде папского лена Англию и Ирландию, с платежом ежегодной дани. Теперь он обратился против Франции, перешел Луару и взял Анжер; в то же время союзники его, император Оттон IV вместе с фландрскими князьями, вторглись во Францию с севера. Но при Бувине союзники понесли жестокое поражение (27 июля 1214 г.), и Иоанн принужден был отказаться от всех своих прав на земли к северу от Луары. Возмущенные такой позорной политикой, вельможи и горожане взялись за оружие и принудили короля подписать Великую хартию вольностей (см. это сл.). Но уже через месяц после этого Иоанн выхлопотал у папы разрешение нарушить договор и вызвал междоусобную войну, в которой народная партия предложила корону наследному принцу Франции, сыну Филиппа II, Людовику. Последний высадился с войском, покорил большую часть страны и короновался в Лондоне, но после смерти Иоанна потерял всех своих приверженцев. Вельможи испугались союза с Францией и оказали поддержку графу Пемброку, который принял титул протектора и возвел на трон 9-летнего сына Иоанна, Генриха. В первые годы царствования Генриха III (1216-1272) государством управляли опекун его, лорд Пемброк и особый легат, назначенный папой во имя своих верховных прав на Англию, признанных за ним Иоанном Безземельным. В 1227 году Генрих объявил себя совершеннолетним и принял бразды правления в свои руки. Он очень скоро возбудил против себя всеобщее неудовольствие потерей земель на С. от Гаронны, нарушениями хартии и расточительностью двора. Когда в 1258 г. ко всем этим причинам неудовольствия присоединился еще голод, произошло восстание под предводительством Симона Монфортского (см. это имя), что принудило короля принять Оксфордские постановления (см. это сл.), являющиеся дальнейшим развитием Великой хартии. Король, однако, добыл от папы буллу, освобождавшую его от соблюдения Оксфордских "провизий", а Людовик IX, на решение которого передана была эта тяжба, тоже высказался в пользу короля. Но бароны не сложили оружия. Началась открытая междоусобная война; в битве при Льюисе (1264) королевские приверженцы были разбиты наголову и рассеяны, сам Генрих III попался в плен. Симон, сделавшийся теперь действительным главой государства, созвал парламент в Лондоне, на котором король еще раз принес присягу Великой хартии и обещал полную амнистию всем своим противникам. В этом парламенте приняли участие, кроме баронов и высших церковных сановников, еще рыцари от графств и депутаты от городов, т. е. те элементы, из которых впоследствии развилась нижняя палата. Но это именно и погубило Симона. Бароны стали подозревать его в демократических замыслах и перешли на сторону короля. Около этого же времени принц Эдуард, находившийся заложником, бежал из плена, собрал вокруг себя своих приверженцев и в битве при Юесгеме (Ewesham) разбил партию Симона, погибшего в сражении (1265).

Славная эпоха Эдуарда I (1272-1307) имела громадное влияние на внутреннее развитие Англии. Для охранения собственности и личности была заведена строгая земская полиция. Законодательство и правосудие улучшились, возникли мировые суды, а суд королевской скамьи приобрел такие широкие прерогативы, что знать утратила последние остатки своей феодальной власти. Доходы феодального государства оказывались далеко не достаточными для покрытия потребностей короны, а между тем, разрешение чрезвычайных пособий ставило корону в зависимость от баронов. Вследствие этого Эдуард I, следуя примеру Симона Монфортского, привлек в парламент городских представителей, которые уже в силу необходимости являлись противовесом аристократии и должны были стремиться к укреплению могущества короны. В 1292 г. Эдуард издал формальный закон, по которому каждое графство получило право посылать в парламент 2 рыцарей (Knights), представлявших низшее дворянство, джентри, а каждый город и каждое местечко - по 2 представителя. Этот закон доставил третьему сословию доступ к государственной жизни и заключал в себе зародыш нижней палаты, хотя, надо прибавить, города, число которых вместе с укрепленными местечками (boroughs) доходило в то время до 120, видели в этом первоначально только новую тяжелую повинность. Несмотря на значительные суммы, разрешенные парламентом, король продолжал произвольно облагать движимую собственность, что повело в 1297 году к новому расширению народных прав (см. Великая хартия).

Во внешней политике Эдуард начал свое царствование покорением Валлиса и даровал родившемуся в это время сыну своему, Эдуарду, титул принца Валлийского, который до сих пор присвоен наследникам английского престола. Эдуард ввел в завоеванной провинции английское управление и переселил туда многих своих баронов. Прекращение шотландского королевского дома послужило для Эдуарда поводом ко вмешательству в дела Шотландии. Из двух претендентов, Роберта Брюса и Иоанна Балиола, он присудил корону последнему, как вассалу Англии; но своим самовластием и несправедливостями вскоре заставил его поднять знамя восстания. В одном из них выступил Роберт Брюс (см. соотв. статью).

Сын и преемник Эдуарда I, Эдуард II (1307-27) всю жизнь был игрушкой своих низких страстей и фаворитов. Эдуард должен был признать независимость шотландской короны, и Роберт Брюс остался королем, передав после смерти престол своему сыну Давиду. Позорная жизнь Эдуарда восстановила, наконец, против него его жену Изабеллу. Она овладела всей страной, и собравшийся в Вестминстере парламент провозгласил низложение короля. На престол вступил Эдуард III под опекой своей матери.

В могущественное правление Эдуарда III (1327-77) Шотландия снова должна была признать над собою (1334) верховную власть Англии. Попытка возвратить свою независимость привела, после сражение при Нивелькроссе (1346), к совершенному порабощению шотландцев и 11-летнему пленению их короля Давида Брюса. В 1339 г. начались войны за престолонаследие между Эдуардом III и домом Валуа (см. Франция). Для Англии эти войны окончились после смерти Эдуарда III и сына его, Черного принца, потерей всех ее владений во Франции, за исключением городов Гюина (Guisne) и Кале. Финансовые затруднения, в которых постоянно находился король вследствие военных надобностей, много способствовали укреплению и развитию английской конституции. В первое время царствования Эдуарда общины заседали в парламенте отдельно от джентри и знати. Вскоре, однако, мелкое дворянство соединилось с городскими представителями, и из этого соединения возникла в 1343 г. нижняя палата, немедленно принявшая на себя роль законодательного учреждения. Древнее же собрание государственных чинов, в котором бароны и прелаты заседали в качестве непосредственных вассалов (peers), а другие знатные люди - по назначению от короля, превратилось теперь в верхнюю палату, сохранившую за собою привилегию служить высшим судом в государстве. Опираясь на свой парламент, короли могли дать отпор вымогательствам пап, которые в те времена получали из Англии в 5 раз больше доходов, чем сам король. При Эдуарде III была отменена ленная подать папе и запрещено апеллировать на национальные суды к папской курии. Но еще более опасный враг восстал против папы в лице оксфордского богослова Виклифа (см. это сл.), который от национальной оппозиции перешел к догматической и ополчился против иерархии и ее учения. При Эдуарде III во всех официальных сношениях и актах вместо французского языка преимущественно стал употребляться английский.


После смерти Эдуарда III престол перешел к его малолетнему внуку Ричарду II (1377-99), сыну Черного принца (см. это имя). Государством управляло регентство, во главе которого стоял дядя короля, Иоанн Ланкастерский. Неудачные войны с Францией и полное истощение государственной казны все более и более увеличивали влияние палаты общин. Чтобы покрыть государственный долг, выросший до суммы 100000 ф. ст., парламент обложил народ поголовной податью, одинаковой с богатых и бедных. Эта несправедливая мера послужила сигналом к открытому восстанию крестьян (1381), под предводительством Ват-Тайлера (см. выше). Король обещал восставшим облегчение, но не выполнил своего обещания. Мятеж был подавлен потоками крови. Хотя между этим мятежом и учениями Виклифа не было ничего общего, но духовенство воспользовалось им, чтобы погубить своего врага. Сделавшись совершеннолетним, Ричард первое время жил в ладах с парламентом и сумел приобрести любовь народа, но ненадолго. Заручившись покорной нижней палатой, он заключил ненавистного ему герцога Глочестерского в тюрьму и изменническим образом лишил его жизни. Он самовольно стал взимать незаконные налоги, подкупал судей и на выжатые из народа деньги пировал и роскошествовал со своими любимцами. Страна отвернулась от него, и взоры всех обратились теперь на Генриха, сына принца Ланкастерского. Король изгнал его и лишил всех имуществ. Но в то время, как король усмирял возмутившихся ирландских князей, Генрих возвратился и был приветствован народом, как освободитель. Ричард попался в плен, и парламент низложил его, передав престол Генриху Ланкастерскому.

Ланкастерский дом (1399-1418)

Начинается правление Ланкастерского дома (1399-1461). Царствование Генриха IV (1399-1413) ознаменовалось целым рядом заговоров и восстаний, но Генрих вышел победителем из всех этих испытаний и упрочил за собою престол. Так как Ланкастерский дом обязан был своим возвышением церкви и парламенту, то общины воспользовались этим, чтобы расширить и утвердить свои права. В угоду духовенству издан был закон "о сожжении еретиков", направленный преимущественно против сторонников Виклифа, лоллардов (см. это слово).


Генриху IV наследовал Генрих V (1413-1422). Немедленно по вступлении на престол он простился с своей прежней бурной жизнью, окружил себя опытными советниками, и великодушно возвратил свободу и состояние многим заговорщикам. Генрих возобновил притязания Эдуарда III на французский престол. Внутренние раздоры, обуревавшие Францию в правление сумасшедшего короля Карла VI, благоприятствовали английскому оружию, и после долгих войн и блестящих успехов, главным образом, после победы при Азенкуре (1415), Генриху было вручено (1420) бургундской партией регентство, вместе с рукой дочери Карла VI, так что после смерти тестя он становился королем Франции. Но он вскоре умер, оставив наследником обеих корон 9-месячного сына. Во время малолетства Генриха VI (1422-1461) государством управляли его дяди, Глочестер в Англии и Бедфорд во Франции. Вначале английское оружие успешно действовало против Карла VII, провозглашенного королем на юге Франции. Но благодаря пробуждению французского национального чувства, героизму Орлеанской девы (см. это сл.) и настойчивости Карла VII англичане мало-помалу утратили все свои завоевания во Франции, и в 1453 г. в их руках оставался один только Кале. Постыдный исход войн, слабый характер короля, также злоупотребления королевы Маргариты Анжуйской и ее любимцев вызвали смуты и сильное неудовольствие в Англии. В Кенте вспыхнул мятеж под предводительством ирландца Кэда, напоминавший времена Тайлера. Лондонские горожане усмирили мятежников, и угнетение народа усилилось. Этим воспользовался герцог Ричард Йоркский, наместник Ирландии; собрав вокруг себя своих вассалов, он пошел с ними на Лондон. Таким образом началась 30-летняя война за наследство между домами Йоркским и Ланкастерским, известная под именем войны Белой и Алой розы (1455-1485). Приверженцами Алой розы, или Ланкастеров, были преимущественно северо-западные графства, а также Валлис и Ирландия, вместе с баронами, тогда как на стороне Белой розы, или Йорков, стояли торговый юго-восток, мещанство, крестьяне и нижняя палата. В сражении при Нортгэмптоне (1460) Йорк захватил в плен короля и заставил верхнюю палату признать себя протектором государства и наследником престола. Но королева Маргарита со своими приверженцами неожиданно напала на него при Векфильде, разбила наголову и тут же казнила. Голова его в бумажной короне была выставлена на стенах Йорка. Тогда мстителем за отца явился старший сын Йорка, Эдуард; он поспешил к Лондону, где граждане радостно приняли его и провозгласили королем (1461). Немедленно отправившись навстречу королеве, собравшей на севере громадную армию, он одержал решительную победу при Тоунтоне, близ Йорка. Генрих VI и Маргарита бежали в Шотландию. С воцарением Эдуарда IV война продолжалась с прежним ожесточением. Маргарита, бежавшая из Шотландии в Париж, нашла там поддержку Людовика XI и высадилась с войском в Англии, но была отбита Варвиком. Новая попытка возвести на престол Генриха VI окончилась тем, что Генрих попался в плен и был заточен в Тауэре. Освободившись таким образом от самых опасных своих врагов, Эдуард почувствовал, что руки у него развязаны, и обнаружил необузданное самовластие; он рассорился со своим прежним союзником Варвиком (см. выше), который восстал против него и вступил в Лондон. Генрих VI снова был восстановлен на престол, и парламент объявил Эдуарда похитителем власти. Но через полгода Эдуард возвратился, с войсками Карла Смелого, и при Тюксбери нанес решительное поражение ланкастерцам. Варвик пал, несчастный Генрих VI погиб в Тауэре, а Маргарита долго терзалась в заточении, пока не была выкуплена Людовиком XI. Последний опасный приверженец Ланкастеров, Генрих Тюдор, бежал в Бретань. Междоусобная война окончилась. Несмотря на пролитые потоки крови, бедствия ее обрушились почти исключительно на лордов и их вассалов. Не менее 80 принцев погибло от руки палача или убийц и в сражениях; целая пятая часть земель перешла, путем казней и конфискаций, в руки короля. Могущество нижней палаты увеличилось на счет верхней, многие члены которой погибли в междоусобной войне. В общем, однако, привилегии обеих палат были уменьшены в пользу короны. Снова появились произвольные налоги в виде принудительных займов и так наз. "добровольных приношений" (benevolences) со стороны джентри, горожан и купцов. Правосудие было осквернено многочисленными парламентскими приговорами и осуждениями за государственную измену (Bills of attainder) и расширением судебных прерогатив королевского совета.


По смерти Эдуарда IV (1483) королем немедленно был провозглашен старший сын его, малолетний Эдуард V. Но дядя его, герцог Глочестерский, Ричард, завладел особой короля и принудил парламент признать его опекуном и наместником королевства. Он силой заставил королеву Елисавету передать ему на воспитание и второго сына ее, Ричарда, после чего оба принца содержались под строгим надзором в Тауэре. В народе стали распускать слухи о незаконности рождения детей Эдуарда IV. Толпа крикунов, предводительствуемая герцогом Бэкингемом, поднесла Ричарду будто бы подписанный всеми сословиями королевства акт, по которому он был признан единственным законным наследником дома Йорков. Через два дня он короновался под именем Ричарда III (1483-85). Вслед за этим оба сына Эдуарда IV внезапно исчезли; они были задушены во время сна. Чтобы примирить с собою знать, Ричард выпустил на свободу нескольких дворян и сделал несколько новых назначений. Но вскоре он сбросил с себя личину и выказал кровожадность, испугавшую даже его приверженцев. Взоры народа обратились к единственному отпрыску прежних королей, Генриху Тюдору, жившему во Франции при дворе Карла VIII. 1 августа 1485 г. Генрих высадился в Мильфорде, беспрепятственно прошел чрез Валлис и соединился со своими сторонниками. Ричард выступил против него с большим войском, и 22-го произошла решительная битва при Босворте, окончившаяся победой Генриха. Ричард пал, и на престол вступил дом Тюдоров (1485-1603).


С воцарением Генриха VII (1485-1509) в Англии водворяется не только новая династия, но и новый порядок вещей. Народ жаждал спокойствия и мирного развития гражданской жизни, и Генрих умело воспользовался этим настроением, чтобы упрочить свою династию и расширить права короны. Внешние затруднения были улажены посредством мирных договоров с Францией и Шотландией. Между ними особенно важен мирный трактат с Шотландией 1502 года, за которым через год последовал брак Иакова со старшей дочерью Генриха, Маргаритой; это положило конец беспрерывным войнам между обоими государствами. Могущество знати было надломлено долголетними войнами, в которых погибла почти вся древняя аристократия Англии. Чтобы по возможности стать вне зависимости от парламента, Генрих прежде всего ввел самую строгую экономию в государственном хозяйстве. По тому же побуждению он добился закона, которым право назначения себе преемника предоставлялось исключительно королю. Для обуздания аристократии был учрежден чрезвычайный суд "Звездная палата" (Star Chamber - от комнаты, где заседал этот суд), имевший право без соучастия присяжных вчинять преследование и постановлять приговоры по всем делам, касавшимся короны и фиска. Но, ослабляя могущество высших сословий и парламента (в последние 10 лет его правления парламент был созван всего один раз), Генрих, с другой стороны, принял под свое покровительство буржуазию и обнаружил особую заботливость о развитии торговли и флота, не щадя для этого значительных денежных жертв. Если английский народ не подпал такому же деспотизму, как другие народы Европы, то этим он был обязан преимущественно своему островному положению, отнимавшему у его королей поводы к учреждению постоянной армии.

Генрих VIII (1509-47) продолжал политику своего отца. Он вынудил у парламента (1523) большую сумму денег под угрозой казней и семь лет правил без парламента. Когда у него явилась мысль о разводе с своей первой женой, Екатериной Аррагонской, он со всем пылом своей необузданной натуры приступил к исполнению этого плана. Сопротивление, встреченное им даже среди собственного духовенства, только усилило его упорство, тем более, что тогда же он влюбился в бойкую придворную красавицу Анну Болейн. До этого времени Генрих был ревностным католиком. Огнем и мечом ополчался он против последователей Виклифа и против реформации Лютера - и за свои сочинения против последнего удостоился от папы Льва Χ титула защитника веры (defensor fidei). Теперь же, получив от папы отказ в расторжении брака, он решился отложиться сам и отторгнуть свой народ от папского престола. В 1832 г. Генрих женился на Анне Болейн, а в мае 1533 г. духовный суд признал брак его с Екатериной расторгнутым. Актом верховности (Act of Supremacy) король был объявлен единственным верховным главой Английской церкви, а канцлер Томас Кромвель назначен его "генерал-викарием". Король сам начертал религиозные статьи (Articles of Religion), составляющие основу новой веры, или англиканизма. 3атем началось упразднение монастырей и конфискация их имуществ. Генрих стал теперь выше законов и религии, деспотизм его не знал пределов. Шесть раз он был женат, и из его несчастных жен две погибли на плахе. В 1539 г. изданы были "шесть кровавых статей", грозивших жестокими наказаниями каждому, кто письменно или устно стал бы говорить против догмата о пресуществлении, против обедни, исповеди и т. д. Масса народа погибла из-за этих законов, и притом как католики, так и протестанты.


Генриху VIII наследовал 9-летний сын его от Иоанны Сеймур, Эдуард VI (1547-53), за которого правил его дядя Соммерсет, друг реформации. Архиепископ Кранмер (см. это имя) приобрел особое влияние на государственные дела, римский культ был устранен, и гонения обратились против католиков. Но вскоре во всех частях государства вспыхнули восстания. Церковные имущества после уничтожения монастырей большей частью попали в руки алчных придворных и высшего дворянства. Соммерсет пожелал помочь крестьянам и назначил даже особых комиссаров для разбора их жалоб. Но этим он возбудил против себя гнев дворян, во главе которых стал его злейший враг, граф Варвик, герцог Нортумберлендский. Он низверг протектора и занял его место. Через год Соммерсет погиб на плахе. Крестьянские мятежи были подавлены при помощи немецких и итальянских наемников. Около того же времени Кранмер при содействии знаменитейших протестантских богословов, между которыми было много кальвинистских выходцев, выработал "39 статей веры" (39 Articles of faith), составляющих основу Англиканской церкви. В 1552 г. парламент, выслушав мнение духовенства, возвел эти статьи в государственный закон, который, с небольшими изменениями, сохранился до наших дней. Эдуард VI был даровитый, образованный юноша, с доброй, мягкой натурой, от которого можно было многого ожидать в будущем, если бы не его хилое здоровье. Пользуясь слабостью характера болезненного короля, Варвик уговорил его отстранить сестер, Марию и Елисавету, от престолонаследия и назначить себе в преемницы дальнюю родственницу, Иоанну Грей, ревностную протестантку и невестку Нортумберленда.


Однако, после смерти Эдуарда престолом без особого сопротивления овладела дочь Генриха VIII от Екатерины Аррагонской, Мария (1553-58), а Нортумберленд и Грей были казнены. Фанатически преданная католицизму, Мария немедленно начала церковную реакцию, еще более обострившуюся после брака ее с Филиппом Испанским, тогда еще принцем. Начался 5-летний период казней, доставивших Марии название Кровавой (Bloody). Были возобновлены старые законы против еретиков, к которым были отнесены теперь все протестанты. Парламент терпел эти неистовства, но у него все же хватило мужества на то, чтобы отказать Марии в субсидиях, которых она требовала для помощи императору против Франции. Мария начала войну на свой страх и потеряла (1558) Кале, последнее владение Англии на французской почве. Эта потеря окончательно подорвала ее силы, и она вскоре умерла (18 ноября 1558).


Смерть Марии и вступление на престол ее единокровной сестры, Елисаветы, дочери Анны Болейн (1558-1603), были приветствованы нацией с неизъяснимым восторгом. Новая королева, которой было тогда всего 25 лет, славилась своим умом, мужественным характером и образованностью, и уже давно приобрела симпатию народа, который видел в ней мученицу за протестантскую веру. Приблизив к себе искреннего протестанта Вильяма Сесиля, знаменитого лорда Борлея, и вежливо отклонив сватовство Филиппа II, она сразу показала, что не намерена следовать по стопам своей предшественницы. Одним из первых планов ее было восстановление, в несколько смягченной форме, церковных порядков, существовавших при Эдуарде VI. В государственном хозяйстве Елисавета сразу водворила порядок и бережливость, давшие ей возможность обходиться без парламента, который она в душе недолюбливала. За все ее 45 - летнее царствование потребованные ею субсидии не превысили 3 млн. ф. ст. Несмотря на некоторые злоупотребления администрации, тяжесть налогов и таможенных сборов, несмотря на торговые монополии и недостатки правосудия, Англия испытала в правление этой деятельной королевы переворот, оказавший глубокое влияние на всю ее последующую историю. Земледелие достигло высокой степени процветания. Промышленность, в которой, если не считать выделки шерстяных материй, англичане далеко уступали немцам и голландцам, быстро стала развиваться. Возникли новые отрасли производства; на рынке начали появляться английские металлические и шелковые изделия. Внешняя торговля нашла себе неожиданные рынки благодаря необыкновенным успехам мореплавания. Такие отважные моряки, как Дрейк, гроза испанского флота, Фробишер и др., открыли английским судам путь через все моря. Ралэй основал первую колонию в Америке, названную Виргинией, в честь королевы-девственницы; Дэвис открыл пролив, носящий его имя; другие заходили до Новой Земли, Китая и Исландии. Кроме деятельных сношений с Россией, завязаны были сношения с Левантом и Ост-Индиею. 31 дек. 1600 г. королева даровала первую грамоту Ост-Индской компании. Внешняя политика велась в согласии с интересами и изменившимся настроением нации; самые страшные удары были направлены против Испании, этого главного оплота католицизма и владычицы морей. Многочисленные экспедиции против испанских флотов и гаваней во всех морях увенчались успехом и обогатили страну неисчислимыми сокровищами; уничтожение знаменитой испанской Армады (см. соотв. статью) 8 августа 1588 г. навсегда сломило морское могущество Испании и дало решительный толчок развитию морских сил Англии. Внутри государства царствование Елисаветы не раз омрачалось смутами и восстаниями, сосредоточивавшимися преимущественно вокруг шотландской королевы Марии Стюарт (см. это имя). С царствования Елисаветы начинается тот длинный ирландский мартиролог, которому конец, по-видимому, еще не наступил и поныне. По постановлению английского парламента, в Ирландии была введена епископальная церковь, и тамошние церковные имущества были отобраны в пользу нового духовенства, несмотря на то, что большинство населения было и оставалось католическим. Отношение Англии к Шотландии, где политика Елисаветы и вмешательство ее в дела Стюартов вызвали сильные смуты, приняли более мирный характер после Бэрвикского договора (1586), заключенного с Иаковом VI. С Елисаветой прекратился дом Тюдоров, и на престол вступил сын Марии Стюарт, шотландский король Иаков VI (в Англии - первый), которого Елисавета назначила своим наследником на смертном одре.

Дом Стюартов1603 по 1688 г.). - Иаков I (1603-1625), сын Марии Стюарт и потомок Генриха VII по женской линии, соединил в своем лице все три короны: Англии, Шотландии и Ирландии. При нем положено было начало тому разладу в государстве и церкви, который через 4 десятилетия привел к революционному ниспровержению королевской власти. Сам Иаков, охотно распространявшийся перед парламентом и епископами о неограниченном всемогуществе своей королевской воли, был, в сущности, далеко не тиран, а скорее ученый педант, безответственное орудие недостойных любимцев, набивавших себе карманы королевским и казенным добром и думавших только об обогащении себя и своих креатур.


По приезде в Англию Иаков был встречен общим желанием перемен. Католики и пуритане одинаково жаждали изменения законов Елисаветы, тяжких для тех и других; но король был против этого. Правда, по отношению к католикам Иаков первое время выказывал некоторое миролюбие и значительно смягчил жестокие наказания, угрожавшие им в прошлое царствование. Но, напуганный необычайным подъемом католицизма и ненавистью народа к папе, он прибег к новым жестокостям против католиков и тем навлек на себя их непримиримую ненависть. Ответом на его преследования был так называемый пороховой заговор (см. это слово), цель которого состояла в том, чтобы взорвать парламент в момент открытия его королем, схватить его детей и произвести революцию (1605). На католиков воздвиглись гонения. Внешняя политика правительства далеко не соответствовала желаниям народа. Сначала Иаков как будто решился выступить защитником протестантизма на материке и в 1612 г. даже выдал свою дочь Елисавету за главу протестантской унии, Фридриха V Пфальцского; но уже в 1613 г. из-за денег, потребовавшихся для этого брака, у него произошло серьезное столкновение с парламентом. На все денежные требования правительства оппозиция отвечала жалобами на незаконные поборы и на злоупотребления администрации, выказывая полное недоверие к внутренней и внешней политике правительства. Король распустил парламент и, поддаваясь внушениям своих любимцев, особенно Бэкингема и собственного сына, принца Валлийского Карла, стал думать о союзе с Испанией, откуда ему подавались надежды на брак наследника престола с одной из инфант. Иаков почти безучастно пропустил начало 30-летней войны, и когда, наконец, ввиду катастрофы, разразившейся над головой его зятя, злополучного короля Богемии, он созвал парламент, чтобы испросить у него субсидии, то последний отпустил ему очень небольшую сумму, с обещанием увеличить ее, когда приготовления к войне будут действительно произведены, и он снова будет созван. В то же время парламент потребовал суда над подкупными чиновниками, начал процесс против министров и осудил их. Между прочим, был лишен должностей и приговорен к денежному штрафу сам канцлер Бэкон, сознавшийся в торговле правосудием. Новое столкновение властей произошло из-за вопроса об испанском браке, в котором парламент видел источник великих бедствий в будущем. Иаков объявил, что парламент не имеет права вмешиваться в дела, о которых не спрашивают его мнения, а палата общин занесла в свои протоколы, что "ее чинам принадлежит право высказываться по всем вопросам, относящимся до общего блага и которые она сочтет нужным подвергнуть своему обсуждению". Король вырвал этот протест из протокола и распустил парламент. Под конец жизни Иаков возбудил против себя всеобщее презрение в стране, как единомышленник испанцев и папистов. Пуритане в Шотландии и Англии снова подняли голову, а в Ирландии племенная вражда, разжигаемая религиозным фанатизмом, выразилась дикими восстаниями и бесчеловечным угнетением ирландцев английскими колонистами. Наследный принц Карл, после напрасной поездки в Испанию (см. Бэкингем), в сопровождении своего друга, обвенчался с Марией-Генриэттой, дочерью Генриха IV, и благодаря этому браку произошло временное примирение с парламентом. В тот момент, когда Иаков скончался, Англия готовилась к войне против Испании и императора. Новый король, Карл I (1625-49), вполне разделявший абсолютистские замашки своего отца, которого превосходил умом и решимостью, не замедлил вступить в борьбу с парламентом. Первый парламент был скоро распущен. Но в то же время, желая привлечь к себе симпатии народа, Карл решился выступить с большей энергией во внешней политике. Он сделал попытку образовать большой протестантский союз на материке и отправил экспедицию к Кадиксу. Ни то, ни другое не удалось, и ему пришлось обратиться снова к парламенту. Новые выборы 1626 г. дали такое же враждебное собрание, как и первое. Парламент обвинил Бэкингема в заговоре против народных вольностей и требовал предания его суду. Король ответил на это, что министр исполнял только его повеления, и вторично распустил парламент. Последовали новые предприятия и новые неудачи. Бэкингем, чтобы угодить народу, намеревался теперь оказать помощь французским протестантам, запершимся в крепости Ла-Рошель. Для покрытия издержек на эту новую экспедицию король объявил принудительный заем. Тех, кто отказывался платить, сажали в тюрьму, мучили военными постоями и предавали военному суду. Экспедиция к Ла-Рошели окончилась поражением и полным истощением казны. В таких стесненных обстоятельствах Карл принужден был созвать новый парламент (1628). Чувствуя свою силу, общины заговорили теперь другим тоном. На требование денег они заявили, что не дадут ни гроша до тех пор, пока не будут устранены поименованные ими злоупотребления, и, чтобы оградить своих членов от произвольных арестов, составили так назыв. "Петицию о правах" (Petition of Rig h ts) (см. это сл.), образующую, наравне с "Великой хартией", одну из главных основ английской конституции. Король долго не соглашался утвердить этот новый закон, но должен был уступить, когда парламент поставил предать Бэкингема суду. Вскоре после того последний был убит, что вызвало великое ликование в народе. Разгневанный король приказал закрыть парламент. Но когда спикер возвестил собранию королевскую волю, его силой усадили обратно в кресло и, заперев двери, приняли предложение главного вождя оппозиции Эллиота "признать врагом государства всякого, кто введет папизм в Англии или станет взимать налоги и пошлины без разрешения парламента". Король посадил в тюрьму Эллиота с его товарищами и заявил, что намерен управлять без парламента, "врученными ему Богом средствами". Вслед за этим он поспешил заключить мир с Францией и Испанией, чтобы иметь свободные руки для усмирения внутренних врагов.


Настал 11-летний период, в течение которого король управлял без парламента, руководимый умными, энергическими, но беспощадными государственными людьми, архиепископом Кентерберийским Лаудом (см. это имя) и Вентвортом-Страффордом (см. Страффорд), бывшим прежде одним из вождей оппозиции, но потом перешедшим на сторону короля. Так как денег все-таки не было, то поборы стали вымогать при помощи военной силы и всевозможных беззаконий. Лица, отказывавшиеся платить произвольные налоги, подвергались бесчеловечным истязаниям; суды присяжных были заменены коронными судилищами, старавшимися превзойти друг друга в угодливости воле своего повелителя. Король задался целью искоренить пресвитерианство в Шотландии и ввести там епископальную церковь. В 1637 г. Лауд отправил туда отделение высокой комиссии (так называлось высшее судилище по делам церковным) для немедленного водворения выработанной им литургии, по образцу англиканской. Напрасно шотландцы посылали ходатайства к королю об отмене новых порядков; король отвечал, что он скорее умрет, чем уступит. Тогда 28 февраля 1638 г. в Эдинбурге провозглашено было революционное правительство, первый шаг которого состоял в возобновлении ковенанта (см. это сл.) 1580 года. Король отправил в Шотландию маркиза Гамильтона для переговоров, но шотландцы нашли теперь делаемые им уступки недостаточными, и генеральный синод в Глазго торжественно упразднил епископальное устройство. Обе стороны взялись за оружие.


На ведение войны королю нужны были деньги - и вот, после 11-летней отсрочки, парламент снова был созван 13 апреля 1640 г. Но вместо того, чтобы разрешить испрашиваемые королем субсидии, общины прежде всего потребовали отмены всех насильственных мер правительства и полного изменения церковной политики. Напрасно лорды пытались устроить соглашение; король упорствовал и 5 мая распустил парламент. В августе шотландцы перешли пограничную реку Твид, разбили высланный против них отряд королевских войск и завладели Ньюкэстлем. В этом затруднительном положении король созвал в Йорке одну верхнюю палату парламента; но лорды не решались принять на себя ответственность за ведение войны. Вследствие этого король заключил с шотландцами мирный договор в Риппоне (14 окт. 1640), по которому последние удержали в своих руках графства Кумберлэнд и Дергэм, как залог в уплате вознаграждения за военные издержки. Карлу не оставалось теперь иного выхода, как созвать парламент, который открылся 3 ноября 1640 г. и известен в истории под названием "долгого парламента" (см. это сл.). Большинство в нем принадлежало пуританам. Между лордами многие также примкнули к оппозиции. Король требовал денег для подавление шотландского мятежа; общины ответили предъявлением длинного списка злоупотреблений правительства. Долго сдерживаемая ненависть к королевским советникам вспыхнула теперь ярким пламенем; общины обвинили Страффорда и Лауда в государственной измене и засадили обоих в тюрьму. Сопротивление короля было сломлено. Парламент закрыл Звездную палату и высокую комиссию и в январе 1641 г. вынудил у короля закон, предоставивший парламенту право собираться через каждые 3 года, даже без королевского призыва. Несмотря на блестящую защиту Страффорда, веденную им самим, он был обвинен в покушении на вольность страны и приговорен к смерти. Король подписал смертный приговор, и 11 мая 1641 г. Страффорд был казнен.


Карл I пытался теперь наверстать в Шотландии то, что им было утрачено в Англии. 20 августа он уехал туда в сопровождении наблюдательной комиссии парламента. Но в это время в Ирландии, только что успокоившейся было под строгим управлением Страффорда, вспыхнул дикий племенной и религиозный мятеж. Ирландские католики, величавшие себя "королевской армией", восстали осенью 1641 г. против своих протестантских притеснителей. Палатой общин в это время королю была подана "великая ремонстранция", заключавшая в себе больше 200 обвинительных пунктов против правительства и требование, чтобы епископы были исключены из палаты лордов и из судов. Король спокойно выслушал ремонстранцию, но затем, 3 января 1642 г., потребовал у парламента выдачи вождей оппозиции, как виновных в измене. Спикер отказал в выдачи их, ссылаясь на парламентские привилегии. Тогда, по совету королевы, король на другой день лично явился в парламент за преступниками; но "птицы улетели", и он с пустыми руками вернулся назад. На выручку парламента явилась лондонская милиция и тем доставила перевес "круглоголовым", как стали теперь называть пуритан за их коротко обстриженные волосы. Парламент вербовал войска; двор удалился в Йорк и собирал вокруг себя своих сторонников, "кавалеров", а королева со своими сокровищами бросилась на материк за оружием. Парламент выставил 25-тысячную армию под начальством графа Эссекса, тогда как у короля было всего 12 тысяч человек, но зато опытных и хорошо обученных. В первое время война велась с переменным счастьем; королевская армия нуждалась в деньгах, а парламентской недоставало боевой опытности. В июне 1643 г. шотландцы заключили союз с парламентом, и в январе 1644 г. значительный отряд их соединился с английской парламентской армией. Со своей стороны, чтобы увеличить средства армии, король созвал контрпарламент в Оксфорде, на который явились 83 лорда, но всего 173 члена нижн. палаты. 2 июля 1644 г. королевские войска под начальством Рупрехта, сына курфюрста Фридриха Пфальцского, потерпели жестокое поражение при Марстонмуре, и только раздоры, начавшиеся в среде армии и в самом парламенте, задержали на время окончательную гибель короля. В стенах парламента и в его войске мало-помалу стала брать верх еще слабая численностью, но сильная внутренней мощью партия индепендентов (см. это сл.), которая в своих политических и церковных стремлениях шла гораздо дальше, чем желала громадная масса народа. Парламент им одним был обязан своей первой великой победой, тогда как главный начальник войска, Эссекс, был разбит королевскими войсками в Корнваллисе. Чтобы вытеснить Эссекса и других пресвитерианских генералов из армии, индепендент Кромвель вынудил у парламента издать "билль о самоотречении", по которому членам парламента запрещалось занимать военные или гражданские должности. Опасаясь перевеса индепендентов, пресвитериане в парламенте стали склоняться в пользу мира, и зимою 1644-45 гг. начали переговоры с королем в Уксбридже, которые ничем не окончились.


Летом 1645 г. Кромвель и Ферфакс выиграли знаменитое сражение при Незби, причем ими была захвачена вся корреспонденция Карла с иностранными державами. Изобличенный в измене, король искал спасения в новых переговорах и уступках, но, потерпев неудачу, тайно покинул Оксфорд, чтобы добровольно передаться в руки шотландцев. Те приняли его почтительно, надеясь найти в нем союзника против ненавистных им индепендентов; но когда Карл отказался подписать "ковенант", обольщая их только обещаниями и сносясь за спиною с их врагами, шотландцы выдали его за 400000 фунт. английскому парламенту (2 февраля 1647). Имея в своих руках короля, "долгий парламент" нашел этот момент удобным для того, чтобы распустить войско, состоявшее на добрую половину из индепендентов. Но армия отнюдь не была склонна разыгрывать роль покорного орудия парламента, а потребовала прежде всего осуществления обещанной ей веротерпимости, за которую она проливала свою кровь. Попытка распустить армию не удалась; войско захватило короля и двинулось на Лондон. Кромвель хотя и отрицал свое участие в этом государственном перевороте, но немедленно принял сторону армии и от ее имени потребовал удаления 11 членов парламента. Это вызвало восстание в Лондоне, которое, однако, было усмирено войсками Ферфакса. Между тем, король скрылся и, находясь на острове Вайт, завел оттуда переговоры с Кромвелем о восстановлении своей власти. Кромвель колебался, но, поняв из перехваченного им письма истинный смысл затеянной с ним королем игры, окончательно решился покончить с ним. По его требованию парламент объявил в январе 1648 г. всякие дальнейшие переговоры с королем государственной изменой. Это постановление заставило многие провинции взяться за оружие на защиту короля, а шотландцы перешли границу и двинулись на Лондон. Кромвель быстро подавил восстание и разбил вдвое сильнейшее войско шотландцев. Он проник до Эдинбурга, где один из его конных отрядов овладел особой короля. Но парламент воспользовался отсутствием Кромвеля и снова вступил в переговоры с королем, которые точно так же, как и все прежние, окончились ничем. Рассвирепевшие индепенденты пошли на Лондон; 6 декабря два полка под начальством Прайда ворвались в палату общин, арестовали 47 членов из партии пресвитерианцев, а 96 просто прогнали. "Очищенный" таким образом парламент назначил суд над королем, под председательством юриста Брэдшо. Несмотря на протесты лордов и короля, а также на заступничество шотландцев, Франции и Голландии, 27 янв. 1649 г. суд приговорил короля к смертной казни, как тирана и государственного изменника. 30 января Карл I сложил свою голову на эшафоте. После казни Карла I власть перешла к армии. Парламент, ряды которого сильно поредели, отменил королевскую власть, упразднил верхнюю палату и назначил для управления страной государственный совет под председательством Брэдшо; в нем заседали Кромвель, Вен, Мильтон и знаменитый адмирал Блэк. Королевские имущества обращены в национальную собственность. Взоры новых властелинов обратились прежде всего на совершенно потерянную Ирландию, где партия роялистов успешно вербовала сторонников. Сам Карл II тоже появился в Ирландии, и в ней началось избиение англичан. Парламент отправил туда Кромвеля, с титулом лорда-наместника. Но в самом войске появилась крайняя коммунистическая секта "левеллеров" (уравнителей), требовавшая полного равенства имуществ, отмены податей и властей. Кромвель жестоко расправился с этой сектой и затем уже принялся за усмирение Ирландии. Восстание было подавлено с беспримерной свирепостью: мятежники преданы огню и мечу, масса народа отправлена в Вест-Индию на каторгу. Из Ирландии Кромвель поспешил на расправу с шотландцами, которые вошли в сношения с Карлом II и, заручившись от него значительными политическими уступками и клятвенным признанием "ковенанта", провозгласили его в июне 1650 г. своим королем. Кромвель вторгся в Шотландию с отборным войском, разбил горцев при Денбаре (3 сентября), занял Эдинбург и год спустя (3 сентября 1651) истребил армию Карла II при Ворчестере. Сам Карл едва спасся во Францию. С Шотландией поступили, как с завоеванной страной: она была присоединена к республике, лишилась своего собственного представительного собрания и должна была посылать представителей в английский парламент. Та же участь постигла Ирландию, где Айртон, а после его смерти - Лудло, довершили дело усмирения. Вслед за этим у молодой республики начались раздоры с генеральными штатами Голландии. Английский посол был бесчеловечно убит в Гааге эмигрировавшими кавалерами, тогда как Стюарты находили там друзей и поддержку. Разгневанный парламент издал 9 октября 1651 г. Навигационный акт (см. это сл.), которым дозволялось привозить товары в Англию только на ее собственных судах или на судах ее колоний. Этот акт угрожал торговому могуществу Голландии, приобретенному ею благодаря упадку английского флота при Стюартах. Голландцы отправили военный флот в Ла-Манш, под начальством своих знаменитых морских героев Тромпа и Рюйтера, и в мае 1652 г. между обеими республиками загорелась формальная война, ознаменовавшаяся блестящей победой англичан при Лагосе в феврале 1653 г. Главным героем этой войны был адмирал Блэк, и ему Англия обязана восстановлением своего морского превосходства; сами голландцы признали ее первою морскою державою. Между тем, давнишний разлад между парламентом и армией привел, наконец, к полному разрыву. Парламент выразил желание сократить ряды войска, а армия жаловалась на злоупотребление в судах и администрации, требовала нового парламента и новых выборов в более демократическом духе. Кромвель 20 апреля 1653 г. явился с солдатами в залу заседаний и разогнал парламент "во славу Божию". Так окончил свое существование "долгий парламент". Вслед за этим был разогнан Государственный Совет, и Кромвель созвал новый парламент из так назыв. "святых", т. е. людей, славившихся своим благочестием (баребонский парламент, названный так по имени своего главного представителя - кожевника Баребона). Но Кромвелю не совсем легко было ладить со своими "святыми", и в декабре он распустил собрание, приняв, однако, из его рук титул лорда-протектора с чисто королевской властью.


Почти вся Европа теперь искала дружбы лорда-протектора, а Людовик XIV заключил с ним формальный союз. Война с Нидерландами была окончена почетным миром от 6 апреля 1654 г., по которому Навигационный акт остался в силе, а голландцы обещались изгнать Стюартов и лишить штатгальтерства родственный с ними Оранский дом. После этого Кромвель созвал новый парламент, состоявший из 400 англичан, 30 ирландцев и 30 шотландцев, но уже через 6 месяцев опять распустил его, недовольный поднятыми им конституционными вопросами. По новому устройству, данному Кромвелем стране, роялисты были обложены 10-процентным подоходным налогом и вся страна была разделена на 12 округов, подчиненных генералам, с неограниченною властью во всех делах гражданских и военных.


Религиозные преследования затихли, и всем, за исключением католиков, даровано было право молиться Богу на свой образец, лишь бы они не касались политики. Внешняя политика Кромвеля заслужила похвалы даже его непримиримых врагов, кавалеров. В союзе с Францией он объявил войну Испании, во время которой англичане завладели Ямайкой и (1658) Дюнкирхеном. Однако, ненависть народа к диктатуре все более и более росла, в особенности после того, как Кромвель исключил из созванного им в 1656 г. парламента 160 пресвитериан и строгих республиканцев. В марте 1657 года парламент хотел поднести ему королевскую корону и, когда он, из страха перед войском, не отважился принять ее, предоставил ему право назначить себе преемника. Тогда же учреждена была верхняя палата, состоявшая из 61 назначенного протектором лица. Когда, согласно постановлениям новой конституции, парламент выразил желание снова принять в свою среду 140 исключенных депутатов, Кромвель неожиданно распустил его.


Кромвель скончался 3 сентября 1658 года. Государственный совет немедленно утвердил в достоинстве протектора его ничтожного, неспособного сына Ричарда. Но как только был созван парламент, начальники армии восстали против него и против протектора, и 25 мая 1659 г. Ричард добровольно отрекся от власти, получив за это крупную сумму и обещание уплаты всех его долгов. Страна попала теперь в руки грубых солдат, без выдающихся талантов и политической опытности. Генералы Флитвуд, Ламберт и Десборо захватили в свои руки высшие должности и для упрочения военного деспотизма избрали "комитет общественной безопасности", сосредоточивавший в своих руках все правительственные дела. Но этой анархии неожиданно был положен конец вмешательством генерала Монка. Он командовал войсками в Шотландии и давно уже тяготился диктатурой лондонских полков. Созвав свою армию, он объявил ей, что идет на Лондон, чтобы восстановить древние права и вольности, но умолчал о том, что истинная цель его - восстановить прежнюю династию. 3 февраля 1 660 года он без боя занял столицу, где в это время заседали остатки долгого парламента, назв. в насмешку Rump Parliament (т. е. парламент-туловище, каким он стал после того как Кромвель отсек от него "голову" - всех пресвитерианских депутатов). Монк вступил с ним в соглашение, по которому изгнанные Кромвелем пресвитериане снова заняли свои депутатские места. Индепенденты потеряли теперь большинство и должны были удалиться. Господству армии настал конец. Немедленно была отменены все законы против Стюартов, и парламент добровольно разошелся, назначив новые выборы на 25 апреля. Новый парламент, в котором большинство состояло из роялистов, вступил в переговоры с Карлом II и, получив от него обещание общей амнистии, свободы вероисповеданий и уважения к приобретенным правам, провозгласил его 8 мая королем всех трех соединенных королевств. 29-го Карл II совершил свой торжественный въезд в Лондон и был встречен искренней радостью всех партий, утомленных анархией и военным деспотизмом.


Началась эпоха Реставрации (1660 -1689). По восшествии на престол Карл II (1660-1685) сразу показал, что Стюарты в изгнании ничего не забыли и ничему не научились. Вопреки амнистии, казнили и изгоняли "цареубийц", выбрасывали из могил кости вождей революции. Конфискованные имущества возвращались роялистам; постановления республики были сожжены рукою палача. Войско было распущено; повсюду восстанавливали епископат. Новый английский парламент 1661 года, в котором большинство принадлежало англиканам, снова призвал епископов в верхнюю палату, принял так назыв. корпорационный акт, лишивший пресвитерианцев и республиканцев даже городских должностей, и вновь провозгласил англиканизм господствующею государственною религиею. Главным проводником всех этих мер был канцлер Кларендон. С другой стороны, как бы в противовес взявшему верх в парламенте англиканизму, при дворе стала обнаруживаться сильная склонность к католицизму. Восстановив королевскую власть, парламент не был намерен, однако, поступиться собственными прерогативами. Общины высказывали явное намерение, не довольствуясь одним утверждением испрашиваемых сумм, присвоить себе контроль и над способом их расходования. Вследствие этого король, постоянно нуждавшийся в деньгах для удовлетворения своей безумной расточительности, уступил Людовику XIV обратно Дюнкирхен, за 5 млн. ливров. В угоду ему же он, по пустому поводу, начал войну с Нидерландами, окончившуюся постыдно для Англии. Для успокоения умов в январе 1668 г. Карл заключил тройственный союз со Швецией и Нидерландами, с целью защиты протестантизма в Европе. Но уже в середине 1669 г. неожиданно составилось пресловутое министерство "кабалы" (по начальным буквам фамилий министров Клиффорда, Ашли, Бэкингема, Арлингтона и Лоудерделя), которое на деньги Людовика XIV и в союзе с братом короля, герцогом Йоркским, систематически стремилось к водворению католицизма в Англии и восстановлению абсолютной монархии. В силу тайного договора с Францией оно без всякой причины объявило в 1672 г. войну Нидерландам, принесшую Англии один только позор. В это же время события в королевском семействе еще более усилили опасения и недовольство протестантов. Герцог Йоркский, наследник престола, открыто перешел в католицизм и женился на католической принцессе, Марии Моденской. Под видом провозглашения веротерпимости была издана так назыв. "индульгенция", которою, без разрешения парламента, отменялись уголовные наказания против нонконформистов (см. это слово), но которая должна была служить первым шагом к введению католицизма. Так понял это парламент и в 1673 г. заставил короля взять назад индульгенцию и вместо нее издать "Присяжный акт" (Test act), по которому на государственной службе могли быть терпимы только те, кто признавал короля главой церкви, причащался по-англикански и отвергал пресуществление. Брат короля Иаков принужден был сложить свои должности. В то же время парламент покончил и с "кабалою", привлекши министров к ответственности за войну с Голландией. Во главе нового министерства стал граф Денби, который своей политикой внес в страну еще большие замешательства. Ненависть к католикам вспыхнула со страшной силой, когда в 1678 г. в народе разнесся слух о мнимом заговоре некоего Тита Отса (Oates), будто бы замышлявшего убить короля и возвести на престол Иакова. Парламент исключил из своей среды всех католиков, объявил Иакова лишенным прав на престолонаследие и требовал суда над министрами. Карл распустил парламент, из крайне роялистического превратившийся под конец чуть не в революционный, и назначил новые выборы. В новой палате оппозиции принадлежало большинство. Герцог Йоркский был отослан за границу. Оппозиция вступила в кабинет, главой которого сделался Шефтсбери (прежде Ашли), и требовала от короля устранения Иакова от престолонаследия. Но в этом вопросе король неожиданно выказал несвойственную ему твердость и снова распустил парламент, который, прежде чем разойтись, издал 2 мая 1679 г. знаменитый "Habeas Corpus Act", ограждающий личную неприкосновенность граждан. Вслед за этим Шефтсбери был лишен своих должностей. Однако и новый парламент сказался так же мало сговорчивым, как и его предшественник. 21 нояб.


1680 г. нижняя палата вновь приняла билль о лишении герцога Йоркского права на престол; но он был отвергнут лордами. Приверженцы билля получили название вигов (см. это слово), а противники его стали известны под именем тори (см. это слово).


Для намерений двора как нельзя более кстати пришелся новый заговор на жизнь короля (Ryehouse Plot), открытый в 1681 г. Хотя участники в этом заговоре были все люди без имени и влияния, но правительство сумело запутать в него вождей оппозиции и предало их суду; лорд Россель и Альджернон Сидней были казнены. Вскоре после того умер Карл II.

Иаков II (1685-88) вступил на престол среди общего безмолвия, водворившегося вследствие преследований последних лет, не встретив ни малейшего сопротивления. Он дал обещание свято соблюдать законы и государственную религию. Вновь избранный парламент, состоявший почти исключительно из чистых тори, по первому же его требованию разрешил ему чрезвычайные субсидии на подавление восстаний Аргайля в Шотландии и герцога Монмута (см. это имя), незаконного сына Карла II, в Англии. Оба восстания были усмирены с бесчеловечной жестокостью. Монмут и Аргайль попались в руки короля и были казнены. Этот быстрый успех придал Иакову смелость открыто приступить к осуществлению своих планов. Под предлогом предупреждения новых мятежей он увеличил армию и назначил на офицерские места многих католиков, освободив их от соблюдение Тest act. Многие высокие должности были заняты папистами. Опасаясь сопротивления парламента, Иаков распустил его и собственною властью издал закон о веротерпимости (1687), предоставлявший католикам равные права с членами государственной церкви. Эта мера должна была служить началом полного торжества католицизма. Негодование народа не имело границ, и оно еще более усилилось, когда разнеслась весть, что королева родила сына, который немедленно был передан на попечение иезуитов. Рождение наследника отстраняло от престола протестантских дочерей Иакова, на которых нация возлагала свои последние надежды. Но это-то и переполнило чашу народного терпения. Виги обратились с формальным адресом к зятю короля, штатгальтеру голландскому, Вильгельму Оранскому (см. это слово), умоляя его встать на защиту протестантства в Англии и прав своей жены Марии. 5 нояб. 1688 г. Вильгельм высадился с 15000 человек в Торбее, при восторженных криках народа. После некоторых колебаний на его сторону перешли войско и флот. Уже 18 дек. он без всякого кровопролития вступил в Лондон, тогда как покинутый всеми король должен был бежать. Вильгельм принял регентство и созвал последний парламент Карла II для решения вопроса о престолонаследии. 6 февр. 1689 г. парламент признал Иакова II лишенным престола и передал корону принцессе Марии, совместно с ее супругом, с тем, однако, чтобы правительственная власть принадлежала Вильгельму и чтобы после смерти бездетной четы корона перешла к принцессе Анне. Но вместе с тем Вильгельм должен был подписать так назыв. "Декларацию прав" (Declaration of Rights; см. это слово), заключающую в себе точное определение границ королевской власти. 11 апр. Вильгельм был признан и шотландским парламентом, под условием отмены епископата и верховной власти короля в делах церкви.


Новая революция отнюдь не была простой переменой династии, а положила начало приобретению парламентом новых прав. Виги пользовались при Вильгельме громадным влиянием на государственные дела. Это ожесточало тори и увеличивало ряды приверженцев изгнанного короля, так назыв. якобитов. Парламент 1689 г. принял великий "Акт веротерпимости" (Toleration A ct), доставивший религиозную свободу всем диссентерам, кроме социниан. Правда, благодеяния его не были распространены на католиков, но зато, по крайней мере, последние не подвергались больше преследованиям. В Ирландии, однако, вспыхнул мятеж, быстро принявший весьма значительные размеры. В марте 1689 года там высадился Иаков со вспомогательным французским корпусом в 5 тысяч человек. Он овладел Дублином и созвал ирландский парламент. Но уже в июле 1690 г. Вильгельм лично нанес ему жестокое поражение на реке Бойн. Окончательное покорение Ирландии последовало не раньше 1691 года, после того как генерал Черчилль (впоследствии герцог Мальборо) вторично разбил армию Иакова близ Агрима, взял штурмом Лимерик и принудил Иакова бежать во Францию. Ирландцы признали Вильгельма III, но с условием предоставления им такой же свободы вероисповедания, как при Карле II. При Стюартах Франция стала опасной соперницей Англии на море. Людовик XIV всячески старался вредить Англии, оказывал поддержку Стюартам и дал у себя приют изгнанному королю. Поэтому война с Францией была весьма популярна в Англии, но она принесла мало славы и еще меньше выгод. По Рисвикскому миру (1697) Англия добилась от Людовика только признание Вильгельма королем и обещание отказаться от поддержки Иакова II. Иаков II умер в 1701 г., и Людовик XIV признал его сына законным королем Англии. Это оскорбление вызвало страшное негодование всех партий, и когда Вильгельм потребовал новых субсидий для участия в войне за Испанское наследство (см. это слово), парламент охотно дал ему средства на организацию 45-тысячной армии. Но во время приготовлений к войне Вильгельм умер, 8 марта 1702 г.


С вступлением на престол Анны (1702-1714 гг.) началась война за Испанское наследство, продолжавшаяся целых 11 лет (1702-1713). Героем ее был сподвижник Вильгельма, герцог Мальборо (см. это имя), находивший себе сильную поддержку в вигах и в привязанности королевы к его жене. Но война утомила нацию, которая жаловалась на увеличение податей и постоянно возраставший государственный долг. Главным виновником затягивания войны считали Мальборо; в 1710 г. против него составилась придворная интрига, и он был свергнут. Опала распространилась и на министерство вигов, не пользовавшихся расположением королевы, и так как на новых выборах в парламент большинство высказалось в пользу тори, то министерство было низвергнуто. Его место заняли тори, с Оксфордом и Болинброком во главе. Новые министры немедленно открыли переговоры о мире с Францией. Результатом переговоров был Утрехтский мир (11 апр. 1713), по которому Англия получила от Франции часть ее владений в Новом свете: Гудзонов залив, всю Новую Шотландию и Ньюфаундленд, а от Испании - Гибралтар и Минорку. Сверх того, Франция и Испания доставили англичанам важные торговые привилегии в своих землях. Французская морская сила была уничтожена, тогда как британский флот стал первым в Европе. Во внутренней жизни народа самым главным событием, ознаменовавшим собою царствование Анны, было окончательное присоединение Шотландии, которая одно время благодаря якобитским проискам приняла слишком независимое положение. Парламенты обеих стран выработали акт об унии, вступивший в силу 1 мая 1707 г. Этим актом обе страны слились воедино под именем Великобритании (Great Britain), с общим законодательным собранием. Несмотря на то, что этот договор принес Шотландии великие благодеяния, в смысле внутреннего развития ее национальных сил, самая уния была ненавистна многочисленным приверженцам изгнанной династии. Пользуясь этим настроением, претендент, поддержанный значительным отрядом французов, сделал в марте 1708 г. попытку высадиться на шотландском берегу, под именем рыцаря Сен-Джорджа. Высадка не удалась благодаря бдительности адмирала Бинга. После смерти Анны корона перешла, согласно акту о престолонаследии, к курфюрсту ганноверскому Георгу, сыну Софии, внучки Иакова I. В Англии и ныне царствует Ганноверская династия.


Еще на пути своем в Англию Георг I (1714-27) уволил торийское министерство и призвал в кабинет вигов в лице Роберта Вальполя и Тауншенда. Прежнее министерство было отдано под суд за Утрехтский мир, а Болинброк бежал во Францию и поступил на службу к претенденту. В это время граф Марр во главе 15000 якобитов поднял знамя восстания в Шотландии, а в декабре 1715г. претендент лично высадился близ Абердина и провозгласил себя королем под именем Иакова III. Но смерть главного покровителя Стюартов, Людовика XIV, равно как несогласие между претендентом и Болинброком, парализовали силы восстания, тогда как министерство действовало с решительностью и энергией, опираясь на поддержку парламента. Инсургенты были разбиты при Демблене, и только что высадившийся Иаков принужден был бежать. Так же печально окончилось и второе восстание, 1719 года. В 1717 году Англия приняла участие в так называемом четверном союзе, который был направлен против политики испанского министра Альберони. Она объявила войну Испании и уничтожила ее флот. В 1720 г. внутри страны разразился финансовый кризис.


При Георге II (1727-60 гг.) в положении партий не произошло никакой перемены. Виги по-прежнему оставались у кормила правления и выказывали большое миролюбие. Но в 1739 году, вследствие посягательства на торговые интересы англичан со стороны Испании, Вальполь принужден был объявить последней войну, которая, впрочем, велась обеими сторонами довольно вяло и с малым успехом. В войне за Австрийское наследство Англия, как одна из поручительниц Прагматической санкции, приняла сторону Марии-Терезии. Первоначально, пока министром оставался Вальполь, помощь Англии ограничивалась только субсидиями; но когда управление перешло к лорду Картерету, заклятому ненавистнику Франции, последней была объявлена формальная война. Английские войска высадились в Нидерландах, где с ними соединилась 16-тысячная армия из гессенцев и ганноверцев. Георг II лично принял начальство над войсками и 27 июня 1743 г. разбил маршала Ноаля при Деттингене-на-Майне. В 1744 г. британский флот уничтожил французский при Тулоне (22 февр.), но зато герцог Кумберлендский, сын короля, потерпел жестокое поражение при Фонтенуа (11 мая). Еще в том же году французы пытались сделать высадку в Шотландии, с сильным флотом, на котором находился младший претендент Карл Эдуард, внук Иакова II, но не имели успеха. Однако в июле 1745 г. молодой авантюрист вступил на почву Шотландии и поднял там восстание якобитов, принявшее тем более грозный характер, что все войска находились за границей. Герцог Кумберлендский поспешил с сильным отрядом из Нидерландов и 27 апр. 1746 г. победой при Куллодене положил конец мятежу. По Ахенскому миру, заключенному с Францией 18 октября 1 748 года, обе стороны возвратили друг другу свои завоевания. Англия добилась только некоторых торговых выгод и признания Георга II со стороны Франции. Во главе правления все еще оставались виги, сначала под руководством Пельгема, а потом его брата, герцога Ньюкэстля. В 1755 г. между Англией и Францией возгорелась война в Америке из-за спора о границах. Сначала англичанам не везло, но с 1756 г., со вступлением в министерство Вильяма Питта, который, в противоположность королю, всего более дорожившему интересами Ганновера, преследовал чисто национальную политику, дела приняли иной оборот. Англичане завладели в Америке Квебеком и Монреалем, а в Индии - Калькуттой, Суратом и Пондишери. В Семилетней войне Англия была на стороне Пруссии.


Смерть Георга II и вступление на престол его внука, Георга III (1760-1820) изменили положение дел. Молодой король находился в руках своего воспитателя и любимца Бюта, и когда 25 октября 1761 года Питт вышел в отставку вследствие несогласия короля и кабинета на немедленное объявление войны Испании, тори в первый раз после долголетнего промежутка снова вступили в управление делами. Но торийское министерство вскоре увидело себя вынужденным начать войну с Испаниею, доставившую Англии Гавану и Манилью. По Парижскому миру 1763 г. Англия приобрела от Франции Канаду, Кап Бретон, о-ва Сен-Винцент, Доминико и Тобаго, а от Испании - Флориду и важные торговые права. Лорд Клэйв воспользовался переворотами в Бенгалии, чтобы завоевать для Ост-Индской компании 3 царства: Бенгалию, Бегар и Орису. Неисчислимые богатства потекли теперь в метрополию, оказывая могущественное влияние на развитие гражданских сношений, на промышленность и торговлю. Но эти частные обогащения нисколько не уменьшили финансового расстройства, в которое государство впало со времени войны. Государственный долг вырос до 106 млн.; в народе господствовало общее недовольство Парижским миром, доставившим Англии меньше выгод, чем предполагал Питт Это неудовольствие нашло себе красноречивое выражение в знаменитых "Письмах Юниуса", печатавшихся в продолжение 1766-71 гг. в "Public Advertiser". При таком положении дела министерству Гренвиля, сменившему бездарный кабинет Бюта, пришла мысль открыть себе новые источники доходов в североамериканских колониях. Между прочим, оно возвысило там ввозные пошлины и в марте 1765 г. ввело штемпельный налог. Колонии с негодованием отвергли произвольные распоряжения правительства. Когда несколько лет спустя на ту же дорогу вступило торийское министерство Норта, колонии открыто восстали против Англии. 4 июля 1 776 г. конгресс колоний провозгласил независимость 13 Соединенных штатов. Война в это время была уже в полном ходу. Сначала успех был на стороне англичан; но ход дела изменился, когда колонии в 1778 г. заключили союз с Францией, которая воспользовалась этим случаем, чтобы отомстить своей сопернице, и в 1779 г. привлекла к участию в войне также и Испанию. Сверх того, по почину России, северные морские державы образовали "вооруженный нейтралитет" для защиты своих взаимных торговых интересов. Лондонский кабинет пришел в такое раздражение, что объявил войну Голландии за ее намерение присоединиться к союзу северных держав. Но как ни были велики средства Англии, она не могла долго держаться против этого союза. 30 ноября 1782 был подписан отдельный мир с колониями, за которыми признана полная независимость, а в сентябре 1783 заключен общий мир в Версале. Англия должна была выдать обратно Франции Тобаго, Сен-Пьер и Микелон, а Испании - Флориду и Минорку. Среди этих внешних тревог Англии пришлось ведаться и с внутренними опасностями. Пользуясь затруднительным положением правительства, ирландцы восстали в 1779 г., требуя свободы вероисповедания и торговли, и взялись за оружие под предлогом отражения французской высадки. Напрасно министерство пыталось успокоить бурю некоторыми торговыми льготами; в 1782 г. британский парламент принужден был отменить законы 1720 г., подчинявшие ирландский парламент постановлениям британского. Вместе с тем была ограничена власть наместника, что придало Ирландии большую политическую самостоятельность. Другого рода беспорядки потрясли Англию и Шотландию. Принятые парламентом в 1778 г. облегчительные меры по отношению к католикам, в которых народ увидел опасность для протестантской религии, вызвали в Лондоне возмущение черни; беспокойные элементы зашевелились и в Шотландии. Версальский мирный договор усилил неудовольствие. Ввиду сильной оппозиции, поднявшейся в парламенте, преданное королю министерство Шельберна вышло в отставку, и его место заняло коалиционное министерство Фокса (вождя вигов) и Норта. Этот неестественный союз между двумя государственными людьми столь противоположного образа мыслей встретил решительного противника в самом короле, который поставил во главе управления знаменитого Вильяма Питта (младшего).


Новый министр прежде всего обратил внимание на положение дел в Индии. Вспыхнувшая во время североамериканского восстания война с магаратскими правителями и майзорским раджой Гайдер-Али и его преемником Типпо-Саибом была благополучно приведена к концу, и последний должен был возвратить все свои завоевания. Ост-Индская компания, впавшая вследствие войны в громадные долги, принуждена была подчиниться постановлению парламента, который учредил над ее директорами и акционерами наблюдательное ведомство (контрольное управление по делам Индии) из шести лиц, назначаемых королем. За новое восстание в 1790 г. Типпо-Саиб поплатился половиной своих владений и тяжелой военной контрибуцией. В этом, равно как в открытиях Кука в Австралии, имевших своим последствием основание новых колоний в Южном Валлисе, Англия нашла себе некоторое вознаграждение за потерю в Северной Америке. В самом парламенте оппозиция вигов, руководимая такими блестящими талантами, как Эдмунд Борк и Фокс, задумала целый ряд либеральных политических реформ. Ее благим намерениям неожиданно положен был конец Французской революцией, которая заставила имущие классы забыть свои прежние раздоры и теснее сомкнуться вокруг правительства. В старой партии вигов произошел глубокий раскол: более умеренные члены ее под предводительством Борка отложились от своих единомышленников и искали сближения с тори. Партия Фокса растаяла и утратила всякое влияние на дела. Однако, только в декабре 1792 г., после присоединения Бельгии к Французской республике, Англия решилась выступить из своего нейтрального положения. Сигналом к взрыву послужила казнь Людовика XVI. Немедленно по получении этого известия французский посланник был удален из Лондона, а Конвент ответил на это 1 февр. 1793 г. объявлением войны зараз Англии, Нидерландам и Испании. Между тем как на материке победа везде оставалась за французами, Англия торжествовала на море. Она почти совершенно вытеснила французов из Ост- и Вест-Индии и отняла у Батавской республики ее ост-индские владения, мыс Доброй Надежды и так далее. Для подавления внутренних беспорядков парламент разрешил министерству приостановить действие Habeas Corpus и принял многие другие исключительные законы. После Кампо-Формийского договора 1797 года Англия осталась изолированной. К этому присоединились внутренние волнения. Между матросами, стоявшими в Ла-Маншском канале, вспыхнул бунт; народ страдал от дороговизны и голода, Английский банк приостановил размен банковых билетов. Хотя победа Нельсона при Абукире несколько успокоила страх, навеянный французской экспедицией в Египте, но как раз в это время возбужденное состояние умов в несчастной Ирландии заставляло опасаться всего худшего. Уже с давних пор в этой стране существовал громадный католический союз "соединенных ирландцев" (United Irishmen), стремившийся при помощи Франции к низвержению английского господства. После нескольких неудачных французских экспедиций к берегам Ирландии правительство решило обезоружить союз и наказать его вожаков. Этот шаг вызвал кровавую междоусобную войну, длившуюся несколько месяцев. Чтобы окончательно приковать Ирландию к Великобритании, Питт предложил в 1799 г. билль о слиянии ирландского парламента с английским, и хотя этот билль первоначально был отвергнут ирландцами, но на следующий год правительству удалось провести его при помощи подкупленного большинства. По новому закону 28 ирландских лордов, вместе с 4 епископами, должны были заседать в верхней, а 100 ирландских депутатов - в нижней палате. Вместе с тем, оба государства уравнены в правах, и все сношения между ними объявлены свободными. Но в действительности семь восьмых ирландского населения, как католики, по-прежнему оставались лишенными всяких политических прав.


Между тем, в 1799 г. против Франции составилась новая коалиция. Успехи французов заставили Австрию и Россию, в союзе с южно-германскими государствами, взяться за оружие. Еще в том же году в Нидерландах появилась русско-британская экспедиция под начальством герцога Йоркского, не имевшая, однако, успеха. Все усилия союзников приводили только к еще более быстрому увеличению могущества противника. Уже в 1801 г. Австрия и Германия заключили Люневильский мир; Англия снова очутилась одна, без союзников. Несмотря, однако, на это, она отвергла мирные предложения Бонапарта и в возобновлении вооруженного нейтралитета между Россией, Швецией и Данией для взаимной защиты своей торговли от британских насилий усмотрела прямое объявление войны. Нельсон получил приказ силой проложить себе проход через Зунд и появиться в Балтийском море. В ответ на это Пруссия заняла своими войсками Ганновер. Восшествие на престол императора Александра дало положению дел новый оборот. В июне 1801 г. британский кабинет заключил с Россией договор о мореплавании, к которому присоединились также Швеция и Дания. Чтобы облегчить заключение мира, Питт уступил в марте 1801г. свое место Аддингтону, который 27 марта 1802 г. действительно заключил Амьенский мир. Англия должна была возвратить Франции, Испании и Голландии все свои завоевания, за исключением Тринидада и Цейлона. Одна только крайность могла заставить англичан принять подобные условия мира; они вскоре почувствовали всю тяжесть французского преобладания на материке, грозившего закрыть для них все европейские гавани. Неудивительно поэтому, что уже 16 мая 1803 г. английский кабинет, с одобрения всех партий, снова объявил войну Франции. Враждебные действия начались, однако, не особенно блестяще, так как все британские силы были сосредоточены в Ла-Манше для отражения предполагавшейся высадки французов в Англию. Слабое министерство Аддингтона должно было удалиться, и управление делами снова перешло к Питту. Он немедленно объявил войну тайной союзнице Франции, Испании, и в апреле 1805 г. заключил союз с Россией, отвергнув мирные предложения Наполеона. В авг. 1805 к русско-британскому союзу присоединились Австрия и Швеция, и тогда же Нельсон разрушил испанско-французский флот при Трафальгаре. Но эта великая победа не искупила поражения союзников в Австрийском походе, и после Пресбургского мира (26 дек. 1805) Франция приняла относительно Англии еще более грозное положение, чем когда-либо. Необходимость покоя чувствовалась теперь всеми партиями. Поэтому новое министерство Фокса и Гренвиля, образовавшееся после смерти Питта, в январе 1806 г., открыло переговоры о мире, которые, однако, не привели к цели. Наполеон, между прочим, предлагал Англии обратно Ганновер, вследствие чего Пруссия легко дала себя склонить на союз с Россией и Австрией. Во время этой новой войны Наполеон издал свой знаменитый эдикт о блокаде европейских гаваней, до крайности стеснивший торговлю между материком и Англией и объявивший все английские судна и товары добычей каждого желающего. Несчастный исход прусско-русской войны против Франции, окончившийся в июле 1807 г. Тильзитским миром, учреждение Рейнского союза, дружба России с Францией - все это лишило Англию всякой поддержки на материке. Чтобы удержать за собою, по крайней мере, Порту, английское правительство предписало адмиралу Денкворту произвести в феврале 1807 г. грозную демонстрацию в Дарданеллах, но этим достигло прямо противоположного результата: Порта приняла сторону Франции. Вскоре после того английский флот под начальством Гамбиера появился в Зунде, бомбардировал Копенгаген и увел с собою датский флот. Этот поступок имел своим последствием объявление войны со стороны России и Дании. Для Англии были теперь закрыты все европейские гавани, кроме Португалии и Швеции, и она могла противопоставить этой общей блокаде только контрабандную торговлю на широкую ногу. Уже по одному этому для нее было необходимо продолжать войну, чего бы она ей ни стоила. В марте 1807 г. министерство Гренвиля по вопросу об эмансипации католиков потерпело поражение и было заменено ультрапротестантским кабинетом Портленда и Персиваля, в котором иностранные дела перешли в талантливые руки Каннинга. Пользуясь восстанием испанцев, новый кабинет отправил английский корпус в Португалию, под начальством Артура Веллеслея, будущего герцога Веллингтона, а другой корпус, под начальством Мура - в Испанию. Благодаря тому, что часть французских сил была отвлечена новой войной с Австрией (1809), Веллеслей в союзе с испанскими инсургентами скоро получил значительный перевес на полуострове. Но Венский мир, в окт. 1809 г., снова поднял Наполеона и Францию на вершину могущества. Континентальная система, к которой, вследствие придворной революции, примкнула и Швеция, могла быть поддерживаема теперь без всяких послаблений. Вдобавок успехи британского оружия на Пиренейском полуострове заметно стали ослабевать; к концу 1810 г. в руках англичан оставались только Кадикс и Лиссабон. Зато на море Англия по-прежнему удерживала свое превосходство, тогда как французы потеряли за это время все свои колонии. Перемена личностей в высших правительственных сферах с 1809 г. ничего не изменила в воинственной политике Англии. После смерти Портленда управление осталось в руках Персиваля. Вследствие неизлечимого сумасшествия Георга Ш старший сын его, принц Валлийский, сделался регентом, сначала с ограниченными, а затем с полными королевскими прерогативами. Виги рассчитывали благодаря этой перемене стать у кормила правления, но регент неожиданно для всех принял сторону тори и после убийства Персиваля поставил во главе министерства лорда Ливерпуля, тогда как иностранные дела перешли к Кэстльри. Злополучный поход Наполеона в Россию послужил, наконец, тем поворотным пунктом, которого так долго и напрасно ждала британская политика. После отступления французов из Москвы английский кабинет употребил все возможные усилия, чтобы побудить европейские державы к дружной борьбе с Наполеоном. Парижский мир (30 мая 1814) блестяще увенчал собою усилия Англии. Наполеон пал, Франция была унижена; все моря, все гавани и берега снова открылись для британских парусов, и никакой вопрос европейской политики не мог быть решен помимо воли и против интересов островитян. Земельные приобретения, полученные Англией по этому миру, были громадны, если даже не считать ее завоеваний на индийском материке. Франция должна была уступить ей Мальту, Иль-де-Франс, Табаго, Сан-Люси и Сейшельские острова; Голландия - ДемерариГвиане) с превосходными хлопчатыми плантациями, мыс Доброй Надежды и весь Цейлон; Дания - Гельголанд. Ионические о-ва были поставлены под ее верховное покровительство. Возвращение Наполеона с острова Эльбы доставило ей новую славу при Ватерлоо. Общий мир повел за собою также улаживание несогласий с Соединенными Штатами Северной Америки, которые с 1812 г. боролись против насилий, совершаемых британскими кораблями над нейтральными государствами. Война велась обеими сторонами с переменным счастьем и окончилась, в декабре 1814 г. миром в Генте.


За время этих войн национальный долг Англии достиг громадной цифры и обрушился всей своей тяжестью на низшие классы населения. Плохие урожаи еще более подняли цены на хлеб, и без того искусственно возвышенные "хлебными законами", по которым иностранный хлеб позволялось ввозить в Англию только в таком случае, когда цены на туземный хлеб доходили до известной, весьма высокой нормы. Наконец, континентальная система усилила промышленную деятельность на материке, и английские товары, производившиеся в громадных количествах, не находили достаточного сбыта. Бурные народные собрания, бунты и эксцессы голодающего пролетариата стали обычным явлением, а торийское правительство не сумело противопоставить этим явлениям ничего другого, кроме отмены "Habeas Corpus", стеснения печати, запрещения сходок и ношения оружие. Эти меры еще более разжигали народное неудовольствие, и во многих фабричных округах вспыхнули настоящие восстания. Так, например, в Манчестере против народа пришлось употребить в дело оружие (1819 г.).


Среди этого брожения 29 января 1820 г. регент вступил на престол под именем Георга IV. Первый значительный акт его правления - неблаговидный процесс о разводе с его супругой, Каролиной Брауншвейгской - еще более воспламенил народную ненависть к двору и министрам. Внешнему спокойствию тоже грозила опасность вследствие осложнений, вызванных революциями в Испании, Неаполе и Греции. Торийские министры остались верны консервативной политике, надеясь в укреплении легитимного принципа на материке найти опору и для британской аристократии. Но когда после самоубийства Кэстльри (12 авг. 1822 г.) Каннинг вступил в министерство иностранных дел, во внешней политике Англии произошел решительный переворот. В отношении к другим державам он принял принцип невмешательства; пытался, хотя и напрасно, помешать вступлению французов в Испанию для восстановления прежней правительственной системы; принял на себя почин в признании Греции воюющей державой, и 1 января 1825 г. первый признал южно-американские республики. Во внутренней политике тоже обнаружилось стремление стать ближе к желаниям и нуждам народа. Уже во время войны была запрещена торговля невольниками. В 1824 г. был издан закон, которым за эту торговлю налагались такие же наказания, как за морской грабеж. Этим положено начало эмансипации невольников. Ревностно стремились Каннинг и министр финансов Гескиссон к поднятию торговли и облегчению податей, вследствие чего мало-помалу спокойствие снова водворилось в стране. Страшный торговый кризис, вызванный акционерной игрой и торговыми сношениями с южно - американскими штатами, прошел благодаря этому без серьезного потрясения, в особенности когда в 1826 г. были понижены хлебные пошлины. Но в Ирландии политическое и социальное положение по-прежнему сохраняло свой грозный характер. Немедленно по заключении мира Даниэль О'Коннель основал "католическую ассоциацию", ближайшей целью которой была давно обещанная, но постоянно отвергаемая тори эмансипация католиков. Каннинг, со своей стороны, попытался добиться того же от парламента, но его билль, принятый нижней палатой, был отвергнут палатой лордов. Ожидание ирландцев возросли, когда в апр. 1827 г. Ливерпуль вышел в отставку и Каннинг занял пост первого министра. Эта перемена имела своим непосредственным последствием выход в отставку Веллингтона, Пиля и других, и Каннинг образовал новое министерство, в которое вступил герцог Кларенский, наследник престола. Лорды подняли целую бурю против нового министерства; но зато народ приветствовал в нем провозвестника великих реформ. Правда, до поры до времени, эти реформы были отсрочены, так как 8 авг. 1827 г. Каннинг +, успев только заключить договор с Россией и Францией относительно освобождения Греции. Лорд Годрич, занявший его место, должен был вскоре выйти в отставку вследствие затруднений, вызванных португальскими делами и наваринским сражением. После этого Веллингтон составил новое министерство, в котором занял место и Пиль.


Бессильная политика этого кабинета в греко-турецком вопросе и в Португалии, где после выступления посланных туда Каннингом английских войск Дон Мигуэль ниспровергнул конституцию, вызвала в стране взрыв неудовольствия. Ирландия тоже заволновалась при известии о составлении нового министерства, от которого надо было ожидать не реформ, а новых угнетений. Распавшаяся было католическая ассоциация снова сплотилась; протестанты возобновили свои оранжистские ложи и брауншвейгские клубы. В этом опасном положении Веллингтон решился сделать первый шаг к эмансипации католиков. В февр. 1829 г. Пиль внес в нижнюю палату предложение об отмене "Test act"'a и, когда оно было принято, предложил другой билль, которым, под условием присяги в верности, католикам открывался доступ в парламент. Этот билль, принятый после горячего сопротивления тори, хотя и не облегчил бедственного положения Ирландии, но возбудил надежды на дальнейшие реформы во всех слоях народа. На очередь выступил теперь вопрос о парламентской реформе. В февр. 1830 г. лорд Россель внес в нижнюю палату проект парламентской реформы, отвергнутый большинством 23 голосов. Раздражение народа, вызванное отклонением этого закона, было так велико, что министры напрасно старались успокоить умы отменой тягостных налогов на жизненные средства. О'Коннель, после эмансипации католиков заседавший в парламенте, воспользовался этим положением дел и выступил с требованием об уничтожении союзного акта, соединявшего Ирландию с Великобританией.


Среди этого общего возбуждения умов 29 июня 1830 г. умер Георг IV, и на престол вступил брат его, герцог Кларенский, под именем Вильгельма IV. Против всех ожиданий, новый король, несмотря на всем известную приверженность его к реформам, удержал министерство Веллингтона. Но в то же время он признал Июльскую монархию во Франции, и эта уступка народным симпатиям произвела благоприятное впечатление в стране. Однако, во вновь избранном парламенте большинство принадлежало вигам, и палата немедленно нанесла поражение министерству по вопросу о содержании двора. Веллингтон подал в отставку, и король поручил составление нового кабинета престарелому графу Грею, умеренному, но последовательному вигу. В новый кабинет вошли такие приверженцы реформы, как Брум (Brougham), лорды Голланд и Джон Россель, а также некоторые члены умеренной фракции тори, как, например, Пальмерстон, получивший портфель иностранных дел. Уже 3 февр. 1831 г. Джон Россель внес в парламента билль о реформе (см. это сл.); но она состоялась после упорного сопротивления со стороны тори только в июне 1832 г.


Новый закон надолго обеспечил господство за вигами, и они охотно остановились бы на этой, хотя и богатой последствиями, но все же весьма умеренной реформе. Не так, однако, думали реформисты из народа, так называемые радикалы, вынесшие билль на своих плечах и видевшие в нем лишь начало дальнейших улучшений в государственном организме. Поэтому министерство с тревогою ожидало распущения старого и открытия нового парламента, который в первый раз должен был собраться на основании нового избирательного закона. Заседание открылись 5 февраля 1833 г., и вскоре был выдвинут вопрос о тревожном положении Ирландии. Между тамошними католиками составились союзы, систематически отказывавшие англиканскому духовенству в уплате церковной десятины. Возникшие вследствие этого беспорядки заставили Грея внести особый "усмирительный билль", которым лорду-наместнику предоставлялось право в известных случаях прибегать к действию военных судов. Билль прошел, несмотря на сильную оппозицию. Для успокоения умов министерство вслед за тем внесло в обе палаты билль о реформе Ирландской церкви, которым предполагалось упразднить церковный налог, сократить число епархий и приходов и раздать в аренду церковные земли. Этот билль, нанесший существенный урон интересам англиканской церкви, прошел с некоторыми изменениями в обеих палатах. Еще меньший отпор встретила проведенная в той же сессии отмена невольничества в английских колониях, а также отмена привилегий Ост-Индской компании. Для улучшения поземельных отношений в Ирландии министерство внесло в сессию 1834 г. десятинный билль, по которому десятинный сбор из натуральной повинности был обращен в денежную и возложен не на арендатора, а на собственника земли. Сверх того было постановлено, чтобы излишки от ирландских церковных доходов, долженствовавшие получиться от этой реформы, были употребляемы на общеполезные цели, преимущественно на содержание школ и бедных. Но это последнее определение - так назыв. апроприационный параграф (см. соотв. статью) - вызвала сильное неудовольствие со стороны тори и вообще протестантов и в конце концов было отвергнуто. Вслед за тем 19 июля 1834 г. Грей отказался от председательства в министерстве, и его место занял лорд Мельбурн; но характер министерства остался тот же. 16 августа, после того, как верхняя палата отвергла принятый общинами десятинный билль, бурный парламент был закрыт. Тори воспользовались этой отсрочкой, чтобы восстановить народ против министерства, распространяя опасения насчет тайных сношений кабинета с О'Коннелем. И действительно, им удалось до такой степени запугать короля, что 14 ноября 1834 г. он неожиданно для всех распустил кабинет. Так как умеренные виги отказались вступить в союзное министерство, то Пилю пришлось образовать чисто торийский кабинет. 30 дек. парламент был распущен; но уже 19 февраля 1835 г., вслед за открытием нового парламента, вполне выяснилось, что министерство не пользуется доверием палаты. Несколько либеральных предложений Пиля - упразднение местных духовных судов и освобождение диссентеров от обязанности венчаться в государственной церкви - были приняты; но во время прений о вновь предложенном десятинном билле лорд Россель внес поправку относительно прибавления отвергнутого прежней палатой апроприационного параграфа, которая и была принята, вследствие чего министерство должно было подать в отставку. Король обратился к Мельбурну, и тот составил кабинет из своих прежних товарищей. Министры воспользовались этой победой, чтобы провести в высшей степени важную меру. Городское управление находилось в Англии в самом печальном положении. Магистраты обыкновенно сами пополняли свой состав, облагали жителей произвольными повинностями и отказывали им в праве участия в городских делах. Россель внес билль, которым устанавливался новый порядок избрания городских властей, и избирательное право предоставлено каждому плательщику податей. Билль прошел в обеих палатах; но десятинный билль, внесенный вместе с апроприационным параграфом, был опять отвергнут палатой лордов.


Парламентская сессия 1836 г. показала, что в общем виги все еще пользуются доверием народа, хотя вожди радикалов настаивали на более деятельной преобразовательной политике. Прежде всего, необходимо было принять меры против оранжистских лож, которые стали теперь направлять свои нападки прямо против престола. Меры эти были разрешены парламентом, после чего Россель внес билль о реформе ирландских городов, находившихся еще в худшем положении, чем английские. Билль быль отвергнут верхней палатой. Ожесточенно нападали тори и на внешнюю политику правительства. Еще 22 апреля 1834 г. между Англией, Францией, Испанией и Португалией заключен был так называемый четверной союз для защиты либеральных учреждений на Пиренейском полуострове против абсолютистских поползновений Дон Карлоса и Дон Мигуэля, которые, в качестве представителей легитимности, имели за себя симпатии тори. Теперь правительство разрешило вербовку английского легиона на службу конституционного правительства Испании, чем вызвало против себя целую бурю на скамьях оппозиции. Заседание парламента 1837 г. открылись опять прениями об ирландских делах, и хотя предложенный Росселем закон о бедных в Ирландии получил громадное большинство в обеих палатах, но зато тем яростнее разгорелась борьба из-за городового и десятинного биллей для Ирландии. В то самое время, как напряжение партий достигло своей высшей точки, в ночь с 19 на 20 июня 1837 г. скончался король Вильгельм IV, и буря на время улеглась.


С восшествием на престол королевы Виктории (см. это имя) в государственной жизни Англии наступил период глубоких внутренних преобразований, постепенно изменивших ее старый аристократический строй в духе современного демократизма. Первые годы нового царствования были ознаменованы так назыв. движением чартистов (см. это сл.) в пользу доставления народу одинаковых прав с высшими и средними классами. Чартистское движение вербовало сторонников преимущественно среди рабочих масс в крупных промышленных городах и приняло под конец характер открытого восстания, подавленного только мерами строгости. Министерство лорда Мельбурна в 1841 г. должно было уступить свое место консервативному кабинету Роберта Пиля. Но глухое неудовольствие против так назыв. хлебных законов, ложившихся всею своею тяжестью на бедную часть населения, достигло таких размеров, что даже консерваторы не могли отказаться от некоторых уступок. Хлебные законы были сначала смягчены, а потом окончательно отменены, главным образом, под давлением знаменитой "Лиги против хлебных законов", основанной Джоном Кобденом и поддержанной самыми выдающимися деятелями либеральной партии, между прочим, Джоном Росселем. Торговля хлебом сделалась свободной, и английский народ приобрел право утолять свой голод дешевым хлебом. Образ действий Пиля в вопросе о хлебных законах, а также введенный им для покрытия ожидавшегося вследствие отмены этих законов дефицита трехпроцентный налог с дохода, падавший преимущественно на зажиточные классы, произвели раскол между тори. Аграрная партия, предводимая Дизраэли и лордом Бентинком, соединившись с вигами и радикалами, нанесла Пилю поражение по вопросу об усмирительном билле для Ирландии.


Новое министерство Джона Росселя (1846) сделало еще несколько шагов вперед по пути свободы торговли. Оно открыло английские гавани для кораблей всех наций без исключения, уничтожило навигационные ограничения, существовавшие с XVII ст., и вообще обнаружило несомненную заботливость об интересах низших классов народа. Этому немало способствовали страшный голод, разразившийся над Ирландией в 1846 г., и последовательный ряд неурожайных годов во многих местностях Англии и Шотландии. В области внешней политики Англия в течение первых лет царствования королевы Виктории выступала повсюду как бы естественной защитницей народных прав, попираемых тогда чуть ли не во всех странах Европы. В шлезвиг-гольштинском осложнении она приняла сторону слабейшей Дании; она тайно поддерживала революционные правительства в Венгрии, Италии и особенно в Сицилии, возбудив против себя ненависть всех реакционных правительств, окрестивших тогдашнего руководителя английской иностранной политики, лорда Пальмерстона, именем лорда-поджигателя. Но либерализм Пальмерстона нимало не помешал ему первым признать государственный переворот, произведенный во Франции Луи Наполеоном, и довести дружбу с французским императором до заключения формального союза между обоими государствами, выразившегося их совместным участием в Крымской войне. Эта война, как известно, немного прибавила лавров в венке военной славы Англии, но причинила жестокое расстройство ее финансов и на время задержала внутреннюю преобразовательную деятельность. Грозное восстание сипаев в Индии в 1857 послужило поводом к окончательному упразднению так назыв. Ост-Индской компании и подчинению величайшей колонии в мире непосредственной власти английского правительства. Междоусобная война в Америке вызвала со стороны английских консерваторов проявления горячей симпатии к рабовладельческим штатам, наделавшие Англии немало хлопот, улаженных только в 1872 г. третейским судом в Женеве (см. Алабамский вопрос). Она дала себя вовлечь также в пресловутую мексиканскую экспедицию, затеянную Наполеоном во вред Соединенным Штатам, но вовремя отступила, разгадав истинные намерения своего союзника. В 1863 году Англия, по инициативе Гладстона, совершила акт высокой международной справедливости, возвратив Ионические острова, находившиеся под ее протекторатом с 1815 года, их древнему отечеству, Греции.


Между тем, дело реформы хотя медленно, но постоянно подвигалось вперед и окончательно восторжествовало в 1866 г., когда после смерти Пальмерстона главой министерства сделался Джон Россель, а роль предводителя в палате общин перешла к Гладстону. Еще в том же году Гладстон внес билль о парламентской реформе, заключавший в себе значительное расширение избирательных прав низших классов. Этот билль был отвергнут, и министерство должно было выйти в отставку. Новый консервативный кабинет Дерби-Дизраэли с первого же шага убедился в невозможности откладывать дальше удовлетворение назревшей в народе потребности в политических правах, и в 1867 г. Дизраэли предложил свой собственный проект реформы, даже более радикальный, чем прошлогодний билль Гладстона, и принятый обеими палатами. Первые выборы, происходившие на основании нового избирательного закона, доставили значительный перевес партии Гладстона, которому и было поручено образование нового кабинета. Деятельность этого первого кабинета Гладстона ознаменовалась целым рядом в высшей степени важных реформ. В 1869 г. упразднена Ирландская национальная церковь, доходы которой обращены на устройство школ; в 1870 г. издан новый закон о народном образовании и принят ирландский поземельный билль. В 1871 году отменена продажа дипломов в армии, а в 1872 году принята система тайной подачи голосов на выборах. Финансовая политика Гладстона была в полном смысле блестяща, но нельзя сказать того же о его иностранной политике. Он спокойно дал совершиться разгрому Франции и вынужден был признать фактическую отмену статей Парижского трактата 1856 г., которыми ограничивались права России на Черном море. В 1874 г., потерпев поражение по вопросу об университетском образовании в Ирландии, Гладстон распустил парламент, но после новых выборов должен был уступить свое место лорду Биконсфильду (Дизраэли).


С переходом власти к торийскому министерству Англия выступила с более решительной внешней политикой и в возгоревшейся вскоре после того русско-турецкой войне держала сторону Турции. О внутренних законодательных работах во все время управления консервативного министерства не было и речи. Блестящий успех Биконсфильда на Берлинском конгрессе, провозглашение королевы Виктории императрицей Индии, преобладающее положение, занятое Англией в Египте вследствие перехода в ее руки большинства акций Суэцкого канала, присоединение Кипра, африканская экспедиция против зулусов, - все это приятно щекотало шовинистские инстинкты некоторой части английской нации и тормозило мирный ход ее развития. Однако, внутри страны торийскому министерству приходилось бороться все с новыми затруднениями. Основанная Парнеллем ирландская земельная лига поставила себе задачей совершенное уничтожение крупного землевладения и замену его крестьянским хозяйством. Неудовольствие проникло также в Шотландию и Англию, где торийскому кабинету, главным образом, ставилось в вину то, что, жертвуя народным достоянием ради внешнего блеска, оно оказывается глухим к самым настоятельным нуждам населения. Уверенный в своей силе, Биконсфильд распустил парламент; но, к общему удивлению, новые выборы доставили блестящую победу либералам. Даже приверженцы ирландской автономии (гомрулеры) получили 60 голосов. Биконсфильд должен был уступить место Гладстону, и в Англии возобновилась прерванная законодательная работа. В 1881 г. Гладстон провел новый земельный закон для Ирландии. В 1884 г. принята новая избирательная реформа, благодаря которой число британских избирателей возросло почти вдвое. Менее счастливым либеральный кабинет оказался во внешних делах. Египетское восстание, руководимое Араби-пашою, хотя и было усмирено, но весь Судан попал во власть махдистов. Эти неудачи ослабили влияние Гладстона, и он должен был уступить власть торийскому министерству лорда Салисбери. Кратковременное управление нового министерства ознаменовалось присоединением Бирманской империи к Англии. На выборах 1885 г., происходивших на основании нового закона, партия Гладстона одержала верх, и в сформированный им новый кабинет вошли многие радикальные элементы. Ввиду решающего значения, приобретенного при наличном составе парламентских партий представителями ирландской автономии, Гладстон немедленно выступил с двумя законами, имевшими целью умиротворение Ирландии. Первым законом предполагалось посредством государственной выкупной операции обратить ирландское землевладение в свободную крестьянскую собственность, а вторым - даровать Ирландии самостоятельное правительство и особый местный парламент. Последний проект возбудил сильную оппозицию в стране и повел к расколу в недрах самой партии Гладстона. Министерство его пало 9 июня 1685 г. Консервативный кабинет Салисбери остается во власти до сих пор и в делах внешней политики неизменно идет по стопам Биконсфильда. Главным актом его внутренней деятельности должен быть признан изданный в 1889 г. новый закон об устройстве графств, придавший английскому самоуправлению более широкую выборную основу.

Литература. Hume, "History of England" (Лондон, 1754-1764); Lingard, "History of England" (1819-31; 6 изд., 1854); Mackintosh, "History of England" (1830, продолжена Валласом, 1839); Lappenberg, "Geschichte von England" (т. I и II, Гамб., 1834-37; т. ΠΙ - V написаны Р. Паули, Гота, 1853-58); Knightly, "History of England" (Лондон, 1835); Ranke, "Englische Geschichte im XVI и XVII Jahrh." (4 изд. 1877); Green, "History of the English People" (1877-80, русский перевод 1891 r.); Buckle, "History of civilisation in England" (5 изд. 1874; 2 русск. перевода: Бестужева-Рюмина и Буйницкого, СПб., 1861); Gardiner und Mullinger, "Introduction to the study of English history" (Лондон, 1881).

Отдельные периоды. Начальная история до 1066: Coote, "The Rom ans of Britain", (Лонд., 1878); Kemble, "The Anglo-Saxons in England" (1849); Palgrave, "The rise and progress от the English Common Wealth" (Англосаксонский период, Лонд., 1832, 2 т.); Thierry, "Histoire de la conqu ête de l'Angleterre par les Normands" (9 изд., Париж, 1884; русский перевод, СПб., 1858); Freeman, "History of the Norman conquest" (Лонд., 1882, 2т.). По истории династий: Норманнской, Анжуйской, Ланкастерской и Йоркской. Cobbe, "History of the Norman Kings of England" (1869); Gardiner, "The Ho use of Lankaster and Jork" (1874); Turner, "History of England from the Norman conquest to 1500" (1814; нов. изд., 1853). По истории Тюдоров: Froude, "History of England from the fall of Wolsey to the death of Elizabeth" (нов. изд. 1881). По истории первых Стюартов и республики: Gardiner, "History of England from the accession of James I" (Лонд., 1863-87); Clarendon, "History of the Rebellion and civil Wars in England" (нов. изд. 1871); Guizot, "Histoire de la r é volution d'Angleterre" (нов. изд. 1881, с продолжением истории Кромвеля; русский перев., СПб., 1858); Dahlmann, "Geschichte der engl. Revolution" (6-е изд., Берлин, 1864); F ö rster, "Statesmen of the Common Wealth" (Нью-Йорк, 1846). По истории переходного периода и Ганноверской династии: Burnet, "Hist ory of my own time" (1723, нов. изд. 1883); Macaulay, "History of England from the accession of James II" (нов. изд. 1875, русский перевод 1858-1861), Klopp, "Der Fall des Hauses Stuart und die Succession des Hauses Hannover" (Вена, 1875-1886); Lecky, "Hi s tory о England in the XVIII century" (Лонд., 1878-87); Massey, "History of England during the reign of George III" (Лонд., 1861-65), Martineau, "History of England during the thirty years'peace" (1849-50); Adolphus, "History of England from the accession to the decease of George III" (1802-45); Pauli, "Geschichte Englands seit den Friedensschlussen 1814 и 1816" (Лейпциг, 1864-75); Spencer-Walpole, "History of England from the conclusion of the Great War in 1815" (2-е изд., 1880-86); Molesworth, "History of England from the year 1830" (нов. изд. 1882); Mac Carthy, "History of our own times from the accession of Queen Victoria" (Лонд., 1882; 1-я часть перев. на русск. яз.); его же, "England under Gladstone" (2-е изд. 1885); Clayden, "England under Lord Beacon s field" (1880). По-русски см. П. Виноградов, "Исследование по социальной истории Англии в средние века"; М. Ковалевский, "Общественный строй Англии в конце средних веков"; Смирнов, "Реформация в Англии"; Вызинский, "Англия в XVIII столетии". Сочинения по истории английской конституции - см. в соответственных местах.


Английский язык

Английский язык - язык смешанный, но главным образом принадлежит к нижнегерманской группе языков. Первоначальные обитатели Британских островов были кельты, язык которых сохранился теперь только в географических названиях (напр., Эвон, Эск, Дервент, Гельвеллин, Довер), да еще в некоторых существительных и прилагательных именах и глаголах (напр. boast, crag, daub, glen, havoc, kiln, mop и др.). Кельтский язык сохранился в виде двух наречий: гаэльского, или ирландского (в Ирландии, горной Шотландии и на острове Мэн), и кимвро-британского (в Валлисе и французской Бретани). Ирландское наречие обладает самыми древними памятниками, и на нем еще и теперь говорит коренное население Ирландии, тогда как в горной Шотландии и Валлисе старый язык находится в состоянии вымирания, а в Корнваллисе окончательно заглох еще с конца прошлого столетия. Завоевание Британии римлянами оставило свои следы почти исключительно в географических терминах, особенно таких, которые оканчиваются на ceastre = chester (лат. castra), coln (colonia), straet = street (strata). Только после введения христианства в язык британских островов вошли в большем количестве латинские элементы, напр. biscop (episcopus), calc (ca l ix), clustor (claustram), clerc (clericus), priest (presbyter) и др. Но еще раньше этого вторжение англов, саксов и фризов (ютов) повлекло за собою величайший переворот, какой вообще возможен в жизни языка (во второй половине V ст.). Выработавшийся таким образом язык есть именно тот, который разумеют под названием англосаксонского, или, правильнее, английского языка. Дальнейшая история этого языка может быть разделена на следующие три периода: древнеанглийский, среднеанглийский и новоанглийский.

Первый период (450-1066). Древнеанглийский язык, распадавшийся на три наречия, соответственно различным племенам, населявшим Англию: английское (северное), саксонское (южное) и кентское (готское) - сохранился в своей чистоте вплоть до нашествия датчан (с VIII до XI ст.). Со времени соединения семи королевств при короле Эгберте (827) южное наречие приобрело значение общегосударственного языка. Датский язык оказал здесь лишь очень слабое влияние, гораздо сильнее он отразился на языке северян. В общем, влияние датского языка выразилось ускорением процесса исчезновения флексий. Соответственно с этим на юге флексии сохранились дольше, чем на севере.

Второй период (1066-1485). Норманнские завоеватели первоначально говорили на языке, очень близком к древнеанглийскому, но в течение своей двухвековой оседлости во Франции обратились, по языку и нравам, в настоящих французов. Этот норманно-французский язык был возведен Вильгельмом Завоевателем в язык двора, школы, правосудия и гражданских сношений, тогда как в среде духовенства и ученых господствовал язык латинский, а древнеанглийский удержался только в низших слоях населения. Само собою разумеется, что долго эти языки не могли ужиться рядом друг с другом. Английский и французский языки постепенно слились между собою, причем французский язык не мог не оказать глубокого влияния на английский. Это сказалось прежде всего на составе яз., в который вошла масса французских слов. Слияние обоих языков шло весьма медленно и окончилось не раньше второй половины XIV столетия. Понятно, что вместе с тем должна была возникнуть борьба между французским произношением и германским: изменение коренных гласных в склонениях становятся шаткими, сильные и слабые флексии существительных и прилагательных изглаживаются; более полные гласные смягчаются во флексиях в е, и рядом с германскими формами сравнительных степеней прилагательных появляются романские (с more и most). Если, с одной стороны, эти изменения могут представляться как бы утратой для языка, то, с другой, ими же обуславливается величайшее преимущество английской речи - необычайное богатство в ней словесных оборотов. С помощью многочисленных германских и романских синонимов английский язык способен одну и ту же мысль облекать в самые разнообразные формы и выражения. За норманнским завоеванием последовала эпоха, в которой судьба языка более чем когда-либо стала в зависимость от политических событий. По мере того, как ослабевала связь завоевателей с Францией, французский язык терял почву под ногами и, наконец, уцелел только в тесном кружке высшего общества. Когда же указами Эдуарда III английский язык был обращен в язык преподавания и правосудия, а при Ланкастерах - также в язык двора, то тем самым даны были условия для развития той английской речи, на которой Чосер создал свои бессмертные творения. Этот среднеанглийский письменный и обиходный язык возник из наречия восточных и срединных графств (East-Midland dialect), господствовавшего как в восточной половине древнего государства Мерсии, так и в графствах Линкольншире, Норфолке, Суффолке и Эссексе. То обстоятельство, что уже в начале XIII ст. это наречие почти совершенно было лишено флексий, сделало его как нельзя более пригодным к тому, чтобы лечь в основу новоанглийского языка, все более и более принимавшего характер аналитического языка.

Третий период1485 до наших дней). Начало этого третьего, новоанглийского периода совпадает со временем воцарения Тюдоров в Англии. Громадное влияние на развитие языка оказало только что возникавшее книгопечатание, благодаря которому подвижная и изменчивая устная речь приняла более устойчивые формы письменного языка. Вместе с тем, книгопечатание существенным образом способствовало упорядочению английского правописания. Одним из поворотных пунктов в развитии английского языка были произведения Шекспира, а также перевод Библии (так называемая authorized version, 1611). С тех пор никаких существенных изменений в языке не происходило. Правда, многие слова и обороты изменили свой выговор и внутреннее значение или даже совершенно вышли из употребления, а на место их язык принял многие новые слова; но его этимология и синтаксис, акцент и формы остались по существу неизменными.


Нынешний английский язык распадается на множество областных наречий, которые в общем могут быть собраны в следующие 4 группы: 1) наречие внутренних графств (соответствующих приблизительно древней Мерсии); 2) южная (юго-западная) группа, обнимающая графства Вильтшир, Сомерсет, Девон и Корнваллис; 3) северная, или нортумбрийская, группа, к которой относятся Ланкастер, Вестморлэнд, Кумбердэнд и Йоркшир; 4) восточная группа, обнимающая Эссекс, Суффолк и Норфолк (древняя восточная Англия).


Об этих наречиях см. Grose, "Provincial Glossary" (Лондон, 1811); Halloway, "General dictionary of provincialisms"; Halliwell, "Dictionary of archaisms and provincialisms" (9 изд., 1848).


Но между всеми наречиями самое главное - шотландское, т. е. язык шотландской низменности. Начиная с конца XV ст. до соединения Шотландии с Англией он был государственным языком Шотландии и имел довольно богатую и своеобразную письменность. На этом именно языке написаны многие лучшие песни Бернса. По своей системе звуков он как бы образует среднее звено между англ. и немецк. языками.


См. Jamieson, "Etymological dictionary of the Scottish language" (Эдинбург, 1808); "Supplements" (новое издание, 1879); Murray, "The dialect of the southern counties of Scotland" (Лондон, 1873).


В Ирландии английский язык не выделил из себя особых наречий, так как большинство простого народа еще и поныне остается при своем родном языке; впрочем, ирландцы говорят по-английски с особым певучим акцентом, называемым brogue и служащим неисчерпаемым источником насмешек со стороны англичан. В Америке тоже нет отдельных наречий, и хотя американцы пересыпают свою речь многими словами, заимствованными отчасти от индейцев, отчасти от переселенцев других национальностей, и язык их богат своеобразными оборотами (американизмами), но, в общем, они говорят на чисто литературном английском языке.


См. Bartlet, "Dictionary of Americamsmus" (Нью-Йорк, 1848); Schele de Vere, "The English of the New World" (Лондон, 1872).


Весьма характерное явление представляет английский негритянский язык, который, от частого употребления в комических народных песнях, в повестях и рассказах из быта негров, некоторым образом сложился как бы в особое наречие.


Ср. Harrison, "Negro-English" (в "Аnglia", VII, 232-279).


Грамматические формы английского языка чрезвычайно упрощены. Флексии сведены к минимуму. От склонений имен существительных сохранились только буква s для обозначения множественного числа и так называемый англосаксонский родительный падеж. Член и прилагательные вовсе не склоняются, но зато последние имеют две формы сравнения, немецкую и французскую. Правила о родах существительных просты и естественны. Спряжения имеют только одно наклонение и два времени (настоящее и прошедшее несовершенное), тогда как остальные времена образуются с помощью вспомогательных глаголов. Из двух форм спряжения, слабой и сильной, удержана только первая, тогда как сильная форма подведена под неправильные глаголы.

Библиография: а) грамматики: Latham, "On the English language" (Лонд., 1841); Marsh, "Lectures on the English language" (4 издание, Нью-Йорк, 1872); Erl, "The philology of the English tongue" (2 изд., Оксфорд, 1873); Mason, "English Grammar" (1885); M ätzner, "Eng l. Grammatik" (Берлин, 1874-76); Koch, "Historische Grammatik der engl. Sprache" (Kacсель, 1871); "Metode Toussaint-Langenscheidt. Englische Unterrichtbriefe v. d. prof. van Dalen etc."; b) словари: Johnson, "Dictionary of the English language" (1755; вновь переработано Летамом, Лондон, 1866); Richardson, "New dictionary of the English language" (1860); Webster, "Dictionary of the English language" (Нью-Йорк, 1828; вновь обработано Гудричем и Портером, Лондон, 1882); Murray, "New-English dictionary" (1884 и след.) и словари Валькера, Ворчестера Скита (2-е издание, 1884) и друг. с) словари древнеанглийского яз.: Colridge, "Glossarial Index to the Printed English Literature of the XIII century" (Лондон, 1859); Stratman, "Dictionary of the old English language" (3 изд., Крефельд, 1878; добавления 1881); Общую историю англ. яз. см. у Shepherd, "History of the English language" (1878) и Lounsbarg, "History of the English language" (1879).


На русск. языке имеются следующие руководства и грамматики: В. Кряжев, "Английская грамматика etc. с прибавлением разговоров" (Москва, 1795); П. Жданов. "Английская грамматика" (СПб., 1801); "Начала английских разговоров, коим предшествует приличный словарь" (СПб., 1817); "Новые английские разговоры по Вегелину" (М., 1822); Я. Банкс, "Грамматика англ. языка" (М., 1845); Я. Герд, "Этимологический англ. букварь" (СПб., 1845); Э. Гласка, "Практическая англ. грамматика для русских" (2 части, СПб., 1846); Т. Симборский, "Учитель англ. языка" (Киев, 1847); Гасфельдт, "Опыты о преподавании англ. языка" (СПб., 1849); его же, "Английские уроки" (СПб., 1849); А. Голь, "Руководство к разговорам на англ. и русском языках" (М., 1854); Фишер и др., "Новое руководство для англ. и др. беседований" (Берлин, 1856); И. Браун, "Курс англ. языка" (СПб., 1857); А. Крылов и др., "Книга для переводов с русского яз. на англ. и другие языки" (СПб., 2-е изд., 1868); "Практическое руководство к изучению англ. языка по методе Оллендорфа" (СПб., 1861); Ротвелл, "Первоначальный учебник англ. языка" (Одесса, 1864 - приспособлен для русских И. Петровым); М. Хан, "Полный практический курс англ. языка" (СПб., 1865); И. Смит, "Курс англ. языка" (М., 1864, с краткой историей Англии); его же, "Руководство к изучению англ. языка по методу Питмана" (М., 1866); Я. Герд, "Руководство к познанию английского яз." (СПб., 1867); Паукер, "Английская хрестоматия, с приложением англо-русского словаря" (2-е изд., СПб., 1869); "Маленький английский учитель etc. и главные правила англ. грамматики" (СПб., 1869); Р. Робертсон, "Английский язык, приспособленный к понятиям детей" (М., 1868); В. Даниель, "Практическое руководство к изучению англ. языка" (Киев, 1873); его же, "Синтаксис англ. языка" (ib., 1875); "Маленький англ. учитель etc." (2-е изд., СПб., 1877); Р. Шерцль, "Краткое руководство к изучению англ. языка" (Харьков, 1877); E. Фурман, "Новый и полный самоучитель живого англ. слова" (СПб., 1878); "Самоучитель англ. языка etc." (СПб., 1880, 2-е изд., 2 части); Герд, "Modern english. Сборник статей из новейших англ. писателей" (М., 1 881); Милославский, "Краткая англ. грамматика" (Казань, 1881); А. Гаррисон, "Практический курс англ. языка" (изд. 3-е, СПб., 1884); А. Роджерс, "Учебник англ. языка" (2 части, 2-е изд. СПб., 1884); "Самообучение иностранным языкам etc. по методе Оллендорфа" (обработано Михельсоном, М., 1885); В. Брей, "Английская хрестоматия для русского юношества etc." (СПб., 1886); М. Нурок, "Практическая грамматика англ. языка" (СПб., 5-е изд. 1887); В. Гуд, "Сборник статей для переводов с русского яз. на английский" (с прил. словаря, Москва, 1887); В. Брей, "Грамматический курс англ. яз. для средних учебных зав." (СПб., 1888); Фербер, "Руководство к изучению англ. яз." (Дерпт, 1888); А. В. Старчевский, "Русский Меццофанти. Руководство как научиться etc." (СПб., 3-е изд., 1890).

Словари: П. Жданов, "Новый словарь английской и российский" (СПб., 1784); А. Шишков, "Трехъязычный морской словарь на англ., франц. и нем. языках" (СПб., 1795); H. Грамматин, "Новый английский российский словарь" (по Робинсону и др., М., 1808-17); Я. Банкс, "Англо-русский словарь" (М., 1838); его же, "Русско-англ. словарь" (М., 1838); Шмидт, "Русско-англ. и англ.-русский словарь" (Лейпциг, 1854); Энгель, "Морской технический словарь. Англо-французско-русский" (СПб., 1863-66); "Краткий англо-русский словарь технических названий, употребляемых в артиллерии" (СПб., 1864); К. Флемминг, "Народные словари новейших языков. Нем., франц. и англ." (СПб., 1864); Энгель, "Шестиязычный словарь франц.-нем.-англо-шведско- и итальянско-руский всех терминов, относящихся до паровой машины и до различных ее применений" (СПб., 1865); "Механический кораблестроительно-технический словарь, англ.-русский" (СПб., 1870); Рейф, "Английский словарь" (Карлсруэ, 1872); "Новый карманный русско-англ. словарь" (Лейпц., б. о. г.); Сомов, "Русско-нем.-франц.-английский технический параллельный словарь железнодорожного, механического, строит. и др. знаний" (Вильна, 1874); М. Добротворский, "Англо-русский словарь" (Казань, 1876); Φ. Королев, "Словарь технических терминов. Часть 1-я. Франц.-русско-нем.-английская" (СПб., 1879); Кейр, "Практический английский словарь с правилами etc." (Киев. 1880); "Карманный русско-англ.-франц.-нем.-итальянский etc. морской словарь" (изд. Имп. общ. для содействие русск. торгового мореходства, М., 1881); А. Александров, "Полный англо-русск. словарь" (СПб., 1883); П. Андреев и др., "Технический франц.-русско-нем.-англ. словарь etc." (изд. Имп. русским техническ. обществом, СПб., 1884); В. Брей, "Англо-русск. словарь" (СПб., 1885); Александров, "Англо-русский словарь" (2-е изд., СПб., 1891).

Очерк истории английской литературы и языка. История английской литературы может быть разделена на три главных периода: 1) древнеанглийский, 2) среднеанглийский и 3) новоанглийский.


1. Древнеанглийский период (450-1066). - Хотя древнейшие литературные памятники этой эпохи относятся к концу VII или началу VIII ст., но в них еще ясно звучат отголоски глубокой языческо-германской древности. Англы, саксы и фризы принесли с собою с материка песни и былины, которые декламировались певцами с аккомпанементом арфы. Форма этих древнейших произведений поэзии была аллитерационная и состояла из двух полустиший, из которых первое имело две аллитерации, а второе - одну аллитерацию. Язык богат метафорами и затейливыми оборотами. Несмотря, однако, на свой преимущественно эпический характер, древнеанглийская литература не выработала настоящего народного эпоса; последний как бы замер в самом зародыше. Между древнейшими произведениями описываемой эпохи надо упомянуть: "Scopes Widsith" "Песню о Беовульфе" (см. это сл.), важнейший памятник англосаксонской письменности и вместе с тем самая древняя германская героическая поэма; некоторые отрывки героических песен, каковы: "Борьба за Финсбург", "Вальдере", "Смерть Байртнота", "Победа при Брунанбуре", "Жалоба Деора". Влияние христианства, укоренившегося в Англии раньше и прочнее, чем в других германских странах, сказывается в произведениях Кедмона (+ 680: "Бытие", "Восход", "Даниил", "Христос и Сатана") и Киневульфа (VIII стол.: "Видение креста ", "Феникс", "Собрание притчей"), а также в поэзии Гутлака, Андреаса, Елене и др. Если эта ранняя древнеанглийская поэзия была продуктом севера, то югу Англия обязана развитием своей прозы. Первым английским прозаиком должен быть признан король Альфред В. (849-901), который перевел на народный язык всеобщую историю Орозия, историю церкви Беды, "Пастырскую книгу" ("Liber Pastoralis") папы Григория, "Философское утешение" Боэция, "Признание св. Августина" (см. Bosworth, "The Whole Works of king A.", Лондон, 1858). Его же стараниями была составлена "Саксонская хроника" Другой прозаик, Эльфрик (+ после 1015), оставил сборник проповедей и житий святых, перевод отдельных глав Библии, латинскую грамматику. Кроме того, древнеанглийская прозаическая литература состоит из глоссариев, пастырских посланий, трактатов по географии и медицине, диалога между Соломоном и Сатурном и т. д.


Ср. Wright, "Biographia Brit. litt." (т. I, Лондон, 1842); Conybeare, "Illustration of Anglo-Saxon poetry" (Лондон, 1826); Hammerich, "Aelteste christ liche Epic der Angelsachsen"; Ten-Brink, "Geschichte der engl. Lit." (т. I, Берлин, 1877; англ. перев. Кеннеди, Лондон, 1883); W ülcker, "Grundriss zur Geschichte der angelsä c. Litteratur" (Лейпциг, 1885); Schipper, "Engl. Metrik" (Бонн, 1881-88).


2. Среднеанглийский период (1066-1485).


а) От нашествия норманнов до Чосера (1350). - После победоносного нашествия норманнов язык и литература побежденных были только терпимы, и за весь долгий период времени, пока германские и норманнские элементы не слились между собою и туземное наречие, обогащенное и усовершенствованное, снова не приобрело господства, место английской литературы заняла богатая и цветущая франко-норманнская, а позднее англо-норманнская литература. Подробное изложение этой литературы должно войти в обзор французской литературы, здесь же укажем только на главнейшие явления. В первом ряду стоит обработка песни о Роланде, в том виде, как она сохранилась в Оксфордской рукописи. Между поэтами славились Филипп де Таун ("Compuz" и "Bestiaire"), a затем Роберт Вас (см. соотв. статью). Далее, этому же времени принадлежат: "Легенда о св. Брандане", "Роман о Тристане", наконец, "Сказки" (Contes), "Фабльо" (Fabliaux) и "Рассказы" (Lais) Марии Французской (1226) и других. В английской литературе романское влияние прежде всего выразилось с формальной стороны, именно тем, что в описываемую эпоху аллитерация стала заменяться заключительной рифмой, а длинный стих - коротким рифмованным двустишием. Но влияние норманнов сказалось и в выборе содержания: прежние народные сюжеты заменились сказаниями о св. Граале (см. это слово) и переводами французских и англо-норманнских романов. Сюда, между прочим, принадлежат: "Floriz and Blancheflur" и "Sir Tristrem" (изд. Кельбингом, 1882). Вскоре, однако, обозначился поворот к туземному героическому содержанию, и поэты стали воспевать подвиги Ричарда Львиное Сердце, Гюи Варвикского, Бэри Гэмптонского и короля Горна. Наиболее независимо развилась духовная поэзия, которая с тех пор никогда больше не замолкала. Принадлежащая концу XII ст. "Poema morale" напоминает античные образцы; тем же характером отличается составленный августинским монахом Ормом сборник христианских поучений, носящий его имя: "Оrmulum" (изд. Вайтом, 1854 и Гельтом, 1878). К описываемой же эпохе относятся парафразы на англосаксонском языке кн. Бытия и Исхода (изд. Моррисом, Лондон, 1865), а также переработка романа Васа "Brut d'Englettere", сделанная священником Лейямоном (Layamon, ум. около 1180). Лирика того времени, посвященная преимущественно религиозным мотивам, очень замечательна по форме и содержанию. Главным представителем ее должен быть признан францисканский монах Томас де Галь (Thomas de Hales). XIII столетие обилует романами об Артуре, рифмованными хрониками и т. п., но затем творческий дух английского народа снова обратился к религиозным предметам. В "Cursor mundi" (изд. Моррисом, 1874-78) мы имеем длинный парафраз ветхой и новой истории от сотворения мира до Страшного суда, в который вплетено множество легенд. Встречаются также переводы псалмов ("Surtees P s alter", изд. в Эдинбурге, 1843-47, 2 т.), сборники легенд, к которым примыкают поэтические произведения Вильяма Шоргемса (Shorehams), с их поучениями о семи таинствах, десяти заповедях и семи смертных грехах. Без поэтического облачения эта дидактическая литература является у Дан Мичельса (Dan Michels), в его "Ayenbite of Inwyt" (1340), и в трактатах пустынника Ричарда Ролле из Гамполя (1348). Впрочем, свои жалобы на греховность мира последний изложил также в стихотворной форме, под названием "Жало совести" ("The pricke of conscience", изд. Моррисом, Берлин, 1863). Еще настойчивее взывает к покаянию монах Вильям Ланглей, или Ландгленд, в своем "Видении Петра Пахаря" ("Visions of Piers the ploughman", издано Скитом, Лондон, 1869-1877). Другая поэма в том же духе - "Credo of Piers the ploughman", содержащая в себе сатиру на порочную жизнь монахов, принадлежит не Ланглею. Около того же времени снова расцвела светская и духовная лирика. Она все более и более усваивает себе народный дух, местами принимает яркий сатирический оттенок. Наибольшей известностью пользовались песни Лауренса Мивота (1308-1352, изд. Шолле, Страсбург, 1834), воспевающие подвиги Эдуарда III. Между хронистами того времени выдаются Вильгельм Мальмсбери, составивший историю английских королей и церкви до 1142 г., но в особенности Матью Пэрис (+около 1259), выступивший ярым противником римской курии, тогда как Гервазий Кентерберийский и Иоанн Салисберийский держат сторону папы.


Ср. Wright, "Biographia Britann. lit." (т. II, Лондон, 1846); Higgisley, "Chapters of early English litterature" (1837); Morley, "English writers" (т. I); "The writers before Chaucer" (1864); Bensh, "Geschichte der engl. Spr. u Lit. bis zur Einf ü hrung der Buchdruckerkunst" (Бреславль, 1853); K örting, "Grundriss der Geschichte der e-n L." (Мюнстер, 1887); Ten-Brink, "Gesch. d. engl. Lit." (т. II, Берлин, 1889).


b) От Чосера до воцарения Тюдоров (1350-1485). - Во главе этого периода, ознаменованного появлением Виклефа, с его первым смелым протестом против всемирного владычества пап, стоит Джефри Чосер (Chaucer, 1340-1400), прозв. "Утренняя Заря" и "Отец английской поэзии". В его произведениях романский и германский элементы слились в первый раз в единое народное начало, и ему английский язык, несмотря на обилие вошедших в него французских слов, обязан окончательной победой англосаксонского элемента. Чосер брал хорошие слова повсюду, где находил их, не разбирая, были ли они норманнского или саксонского происхождения, и искал образцы для своей поэзии везде, где такие образцы действительно существовали. При его громадной житейской опытности и развитом литературном вкусе он не мог не заметить, что написанное на французском и итальянском языках далеко превосходит в этом отношении написанное на английском и германских языках. Наибольшее влияние имели на него итальянские поэты, Данте и Петрарка, но в особенности Бокаччио. Главное произведение Чосера, на котором покоится его бессмертная слава - "Кентерберийские рассказы" (Canterbury Tales), напоминают, с внешней стороны, "Декамерон" последнего. К сожалению, эти рассказы остались неоконченными. Они написаны так называемым "героическим размером" (рифмованные пятистопные ямбы), впервые введенным в английскую поэзию Чосером. Рассказ о путешествии разношерстной компании из 30 человек из Лондона в Кентербери на поклонение гробу Фомы Бекета дает поэту случай сделать живую характеристику тогдашней английской жизни во всех слоях общества, причем немало достается попам и догматам. Если этой стороной "Кентерберийские рассказы" напоминают "Декамерон", то они далеко превосходят свой итальянский образец нравственной серьезностью и реализмом изображения. Поэтический друг Чосера, Джон Гоуер (Hower, 1325-1408) является представителем тяжелой ученой и дидактической поэзии; от его большой аллегорическо-нравоучительной поэмы, первая часть которой, "Speculum meditantis", написана французскими, вторая " Vox clamantis" - латинскими стихами, до нас дошла только третья часть "Confessio amantis", в 30000 английских стихов. Война Белой и Алой розы не могла быть благоприятна поэтическому творчеству. В следующем за Чосером поколении мы встречаем только таких скромных поэтов, как Джон Лидгэт (Lydgate + 1460; "The history of Thebes", "The tall of the princes"; "The destruction of Troy"), Томас Окклив (Occleve, + 1454), Оделэй (Audelay, + 1480) и Стэфен Гоуэс (Hawes, + 1506). О расцвете в этом периоде народной литературы в Шотландии и на севере Англии - см. Шотландская литература.


Между прозаиками описываемой эпохи нет ни одного, которого можно было бы поставить рядом с Чосером, как отца английской прозы. Как в других странах, так и в Англии проза развилась лишь весьма постепенно, и еще долгое время латинский язык оставался языком науки и ученых. Первым сочинением в английской прозе считается описание путешествий знаменитого мореплавателя сэра Джона Мандевиля (+ около 1371), существующее на трех языках: латинском, французском и английском (изд. Галивэлем, Лондон, 1839). Гораздо большее значение имели, бесспорно, переводы Библии Джона Виклефа (1324-84, первый полный перевод в Англии), Вильяма Тиндаля (1477-1536, сожжен в Антверпене) и Мильса Ковердаля. К другим прозаикам принадлежат Джон Фишер, епископ Рочестерский (1459-1535, проповеди), епископ Гуг Латимер (сожжен 1555; также проповеди), Джон Фокс (1517-87, "History of the acts a nd monuments of the church"), Томас Вильсон ("System of rhetoric and of logic", 1553). Особенного упоминания заслуживает Вильям Кэкстон (+ 1491), первый английский типограф, который своими изданиями и в качестве писателя оказал самое благотворное и глубокое влияние на развитие английской литературы. Между современными хронистами надо упомянуть Роберта Фабиана и Эдварда Голля (Hall). Этой же эпохе принадлежит первый письмовник "Paston-letters" (1422-1505), поучительный не только как образчик тогдашней прозы, но и в культурно-историческом отношении.


3. Новоанглийский период.


а) От воцарения Тюдоров до реставрации (1485-1660). - Если войною Белой и Алой розы английская знать была доведена до края погибели, то под энергическим управлением Тюдоров поднялось свободное, располагавшее громадными богатствами третье сословие, проявившее большую чуткость к пришедшим с юга веяниям возродившегося классицизма. В то же время Англия не изведала того резкого разрыва с национальным прошлым, который Возрождение повлекло за собою во всех других странах. Отложение английской церкви от Рима, подъем торговли и промышленности, разрушение всемирного могущества Испании, - все эти обстоятельства способствовали тому, что в первую половину описываемого периода английская литература достигла высокой степени процветания. Этот расцвет распространился одновременно на все роды поэзии. Если лирика в первое время еще слишком рабски следовала классическим и итальянским образцам, то уже Джон Скельтон (+ 1529, первый Poet laureate - придворный поэт) принял более свободную манеру, а Генри Говард, граф Серрей (+ 1546 г., невинной жертвой деспотизма Генриха VIII) и Томас Виатт (Wyatt, 1503-42) являются самостоятельными мастерами метрической формы, в особенности сонета. Для английской литературы Серрей важен еще тем, что в своем первом переводе 2-й и 4-й книг Энеиды он впервые применил нерифмованный пятистопный ямб (белый стих, blank verse), игравший с тех пор значительную роль в английской поэзии. Однако, хотя Серрей и Виатт считаются реформаторами английской версификации и стиля, новое направление в поэзии было положено только Томасом Секвиллем (1536-1608) и сэром Филиппом Сиднеем (1554-86). Своеобразное произведение первого "Зеркало для властей" (Mirrour for magistrates) образует тот умственный мост, который ведет от "Кентерберийских рассказов" Чосера к "Царице фей" Спенсера. В подражание Дантовскому "Аду", в нем выведены на сцену преисподней многие властелины и другие высокопоставленные лица из английской истории, рассказывающие свою жизнь и страдания в поучение потомству. Впрочем, в "Зеркале для властей" самому Секвиллю принадлежит только пролог, или введение, да еще "Жалоба Генриха, герцога Бэкингемского" (того самого, который фигурирует и шекспировском "Ричарде Ι I Ι"). Значение Филиппа Сиднея для английской литературы заключается в том, что своим романом "Аркадия" (подражание испанскому роману Монтемайора "Диана") он пересадил на английскую почву южно-европейский пастушеский роман. В художественном отношении гораздо выше стоят его сонеты: "Астрофель и Стелла". Романтико-аллегорический эпос нашел себе достойного представителя в лице Эдмунда Спенсера, с кот. начинается так называемый золотой век английской литературы. Его поэма "Царица фей" (The fairy queen), для которой Спенсер изобрел особый род стансов, до сих пор носящий его имя ("Spenserian stanza", девятистопные ямбические строфы), заключает в себе довольно неумеренное восхваление королевы Елисаветы под именем Глорионы и, несмотря на утомительную аллегорическую сухость, обнаруживает в авторе большое богатство фантазии и выходящее из ряда описательное дарование. Другое его произведение, "Пастушеский календарь" ("The shepherd's calendar"), идиллия в 12 книгах, есть подражание Сиднею. Число поэтов, украсивших собою елисаветинскую эпоху, огромно. Между ними наиболее известны: Михаил Дрейтон (1563-1631), автор "Дворца фей" (Nimphydia, the court of fairy") и "Полиальбиона" (топографическое описание Англии в 30 длинных песнях); прекрасный лирический поэт сэр Вальтер Ралэй (1552-1618), знаменитый герой-мореплаватель; аллегорический поэт Финиас Флечер (1584-1650, "Purple island and piscatory eclogues"); Вильям Варнер (1555-1609, "Albion's England"); Самюэль Даниэль (1562-1619, "The civil wars"); дидактический поэт Джон Девис (1507-1626, "Nosce te ipsum"); сатирики и нравоописательные поэты Джон Донн (1573-1631) и Иосиф Голль (1574-1656); наконец, остроумный насмешник Томас Наш (1564-1600) и грубоватый юмористический народный поэт Джон Тэйлор. Между поэтами-переводчиками первое место занимает Джордж Чепмен (1557-1 6 34, переводы из Гомера и Гезиода); рядом с ним стоят сэр Джон Гаррингтон (1534-1582, перевод "Неистового Орланда" Ариосто), Ричард Керью и Эдвард Фэрфакс (оба перевели "Освобожденный Иерусалим") и др.


Лучшая слава описываемой эпохи зиждется не на перечисленных поэтах, а на ее драматическом творчестве. Зачатки английского театра восходят к первым годам XII столетия и проявились первоначально в виде сцен из библейской истории под названием "Mysteries", или "Miracle plays" (представление чудес). Представления эти давались вначале самим духовенством на церковных праздниках, а позже городскими цехами и гильдиями. Они писались на латинском или французском языке. У англичан сохранилось 5 сборников этих пьес, именно: "Townley или Woodkirk-Plays" (30 пьес), "Coventr y -Plays" (42 пьесы), "Chester-Plays" (94 пьесы), "York" (48), и "Digby-Plays" (7). Приняв затем аллегорический характер (олицетворение добродетелей и пороков), Miracles превратились в так называемые Moralities, из которых позже развились Masques. Переход от moralities к новейшей драме образуют интермедии (interludes), которые дали начало настоящей комедии. Наиболее известным автором таких интермедий был Джон Гейвуд, живший при Генрихе VIII и Марии. Подобно немецким святочным пьесам Ганса Сакса, интермедии Гейвуда представляют небольшие сценки из народной жизни, с резким комическим оттенком. Изучение классической древности не осталось без влияния и на драматическую поэзию Об этом свидетельствует комедия "Ralph Royster" Николая Юдэлля (Udall, + 1557), описывающая любовные неудачи лондонского франта, далее комедия "Jack Juggler", автор которой неизвестен; комедия "Gammer Gurtons needle" епископа Джона Стилля (1542-1607, богатая истинным комизмом и выдержанная в народном духе); трагедия "Gorboduc", или "Ferrex an d Porrex", написанная лордом Сэквиллем совместно с Томасом Нортоном. Вместе с драмой на английской сцене воцарился белый стих. Эти подражания классическим образцам породили, однако, не классическую драму в античном смысле, а истинно народные произведения. Таким образом, мало-помалу подготовилось появление Шекспира, замечательнейшими предшественниками которого были следующие поэты: Джордж Πиль (+ около 1598, драматическая сказка "The old wife tale" и драма "Царь Давид и Вирсавия"); Томас Кид (1580, трагедии "Иеронимо" и "Испанская трагедия"); Роберт Грин (1555-92); Джон Лилли, прославившийся также как прозаик своим романом "Эвфуис", откуда произошло слово эвфуизм, означающее манерничанье в речи и приторное остроумие, бывшие в ходу при дворе Елисаветы и в высшем тогдашнем обществе; наконец, гениальный Кристофер Марло (1563-1593), который в своих драмах "Трагическая история д-ра Фауста", "Парижские убийства", "Мальтийский еврей"" "Царствование и смерть Эдуарда III", является истинным предтечей Шекспира. К современникам Шекспира принадлежат Бен Джонсон (1573-1635), старавшийся прикрыть недостаток фантазии ученостью и правильностью стиха; писатели-сотрудники Фрэнсис Бомон (1586-1615) и Джон Флетчер (1576-1625), прославившиеся плодовитостью и редким знанием сцены. Филипп Meсинджер (1584-1639) - трагедии "Герцог Миланский", "Несчастное приданое", "Дева-мучитель"; Джон Форд (род. 1586, + после 1640; лучшая пьеса его - историческая трагедия "Perkin Warbek"); Томас Деккер (+ около 1641, "Old Fortunatus" и пр.); Джон Вебстер (+ около 1625), трагедии которого "Белый дьявол, или Виктория Аккоромбона" и "Герцогиня Мальфи" причисляются к лучшим драматическим произведениям Англии; Томас Мидльтон (+ 1627), автор детских комедий и одной трагедии "Колдунья" и т. д. Но всех их затмил Вильям Шекспир (1564-1616). Во время междоусобной войны и республики все театры были закрыты пуританами, как наносящие вред нравственности, но возвратившиеся Стюарты снова открыли их. Между тем как шекспировская сцена отличалась чрезвычайной простотой и отсутствием украшений, теперь декоративная часть блистала пышностью на французский манер и театр в самом деле стал опасен для нравов.


См. Collier, "History of English dramatical poetry, and annals of the stage" (Лондон, 1831); Doran, "Her Majesty's servants" (1863); Ward, "History of English dramatic literature" (1875); Delius, "Ueber das englishe Theaterwesen zu Shakespeares Zeit" (Брем., 1853); Klein, "Geschichte des engl. Dramas" (Лейпциг, 1865-1876, 13 т., не окончена).


Проза описываемого периода осталась далеко позади поэзии, хотя заметно выросла и по количеству, и по внутреннему содержанию. Историю с ее побочными отраслями разрабатывали Самюэль Даниэль (1562-1619, "Ист. Англии"), сэр Вальтер Ралей ("История мира", написанная им в Тауэре), Джон Стау (1 5 25-1605, "История Англии"), Джемс Гоуэль, первый королевский историограф и друг. Философская проза обязана своим усовершенствованием основателю новой английск. философии лорду Бэкону (1561-1626) и его последователям Томасу Гоббзу (1588-1679) и Джону Локку (1632-1704). Самым замечательным прозаиком елисаветинской эпохи был Ричард Гукер (1553-1660), сочинение которого "Ecclesiastical polity" принадлежит к образцовым произведениям английского красноречия. К нему примыкают на том же поприще Джемс Гаррингтон (1 6 11-77, "Осеаnа"), Альджерней Сиднэй (1617-1683) и сэр Вильям Тэмпль (1628-99). Для естественных наук открылась новая эра с основанием Королевского ученого общества (1662), достигшего цветущего состояния под управлением великого Исаака Ньютона (1703-1727). Светское красноречие находится еще в зачаточном состоянии, тогда как духовное достигло высокой степени развития в лице Джозефа Голля (1574-1656), Иеремии Тайлора (1613-67), архиепископа Тилотсона (1630-94) и епископа Томаса Спрата (1636-1713). В числе других прозаиков следует упомянуть Роберта Бертона (1576-1640), "Anatomy of melanholy" которого еще и теперь охотно читается, и Джона Сельдона (1584-1654), прославившегося своим сочинением "On titles of honour" и еще более своими "Table talk". Но всех их перерос Джон Бэниэн в своем "Pilgrim's progress" (см. соотв. статью).


b) От Реставрации (1660) до конца XVIII ст. - Как бы по закону реакции, за громким оживлением елисаветинской эпохи последовал период застоя и скудости. Начавшаяся вскоре междоусобная воина отодвинула литературу на задний план, и общественное внимание целиком было поглощено политическими событиями. Республика ничего не изменила в этом положении дел. Во враждебной искусству пуританской среде не было места свободному поэтическому творчеству. Чего можно было ждать от миросозерцания, отношение которого к литературе выразилось следующим силлогизмом: новые книги содержат либо тоже самое, что Библия - и тогда они излишни; либо содержат нечто другое - и тогда они вредны. Суровая ограниченность пуритан нанесла глубокие раны искусству и поэзии, и они по справедливости могли бы быть признаны могильщиками древней Англии, если бы наиболее жизненные и человеческие стороны пуританизма не нашли себе гениального выразителя в лице величайшего английского поэта XV I I стол. - Джона Мильтона (1608-74). Но если Мильтон в своем библейском эпосе ("Потерянный рай", "Возвращенный рай") представляет собою высокую трагическую сторону тогдашнего движения, то противники этого движения, кавалеры, нашли себе мстителя в другом замечательном поэте того времени, Самуиле Бутлере (1612-1680), с его комическо-героической поэмой "Сэр Гудибрас" (см. соотв. статью).


Новым духом повеяло с восстановлением Стюартов. В жизни общества строгая пуританская нравственность быстро заменилась самым необузданным распутством. Презрение к чувству пристойности и нравственным началам немедленно нашло себе отголосок в литературе и выступило во всей своей неприкрытой наготе, особенно в драме. Вместе с тем, возвратившиеся из Франции Стюарты принесли оттуда французский вкус и его главное проявление - псевдоклассицизм. Главным поборником этого нового направления был диктовавший эстетические законы в только что возникших в то время кофейнях придворный поэт Карла II и Якова II, Джон Драйден (1631-1701). Не довольствуясь теоретической пропагандой ("Опыт о драматической поэзии", 1667), он старался проводить свое новое учение на практике в целом ряде героических драм ("Индийский император", "Индийская королева", "Покорение Гранады", "Троил и Кресида" и т. д.), в которых тщился втиснуть шекспировское содержание во французские рамки. В том же духе действовал Вильям Девенант (1606-1669), перекраивавший английскую сцену на французский лад. Сцена стала наводняться теперь бесстыдными произведениями и сквернословием таких людей, как Вильям Вичерли (1640-1715, "The plaindealer", "The country wife" и др.); Вильям Конгрив (1670-1729), считавшийся современниками не только лучшим комиком ("The double-dealer", "The old bachelor", "Jove for love"), но и лучшим трагиком ("Тhе afflict e d bride); Этьеридж (1636-1690), "She would if she could", "The man of Mode") и авантюристка Афра Беен (1642-1680). Возврат к чувству пристойности начинает обнаруживаться лишь после революции 1688 г. Некоторый поворот к лучшему слышится уже в драмах Фарквера ("Farquhar", 1678-1707, "Jove and a bottle", "The recouiting officer" и др.) и Ванбро (см. выше). Трагедия никогда не спускалась до того низменного тона, который господствовал в комедии. Доказательством этого служат произведения Отвея (1651-1685, "Venic e preserved") и Натана Ли (1657-1693, "Цезарь Борджиа", "Принцесса Клевская" и др.), старавшихся продолжать на сцене традиции Шекспира. Но по мере того, как в английской драме упрочивалось чувство пристойности, падало ее эстетическое достоинство, точно в самом деле драматический гений англичан полностью был исчерпан в елисаветинскую эпоху. Произведения Николая Роу (1673-1718), актера Колли Сиббера (+ 1757), Ричарда Стиля (1671-1729) и даже многопрославленный "Катон" Аддисона (1672-1719), несмотря на свою внешнюю стройность, представляют в сущности только ремесленную работу.


В области эпоса ложный классицизм достиг своего апогея в произведениях Попа (1688-1744), который по остроумию, безукоризненной правильности стиха и внешнему лоску не имел себе равных, а в области литературной критики - в лице ученого лексикографа, журналиста, историка литературы и сатирика Самуэля Джонсона (1709-1784). Век королевы Анны носит название "Августовского века английской литературы"; но, при всем количественном обилии тогдашних писателей, между ними нельзя указать ни одного истинно великого поэта. Чем глубже литература увязала в безжизненном формализме ложноклассических догматов, тем ощутительнее чувствовалась потребность вернуться к природе, к естественности и истинной поэзии. Этой потребности пришли на помощь поэтические произведения Оливера Гольдсмита (1728-1774; "Путник", "Покинутая деревня"), Томсона (1700-1748; "Времена года"), Эдуарда Энга (1681-1765; "Ночные размышления"), Вильяма Купера (1731-1800) и др. Драма также с течением времени сбросила с себя ложноклассические путы; но пьесы Джорджа Лилло (1693-1739; "Лондонский купец"), Эдуарда Mура (+ 1753; "Игрок") и Ричарда Кемберлэнда (1732-1811; "Еврей") чересчур полны сентиментального морализма. Гораздо выше стоит комедия, нашедшая себе достойного представителя в Ричарде Шеридане (1751-1816), комедия которого "Школа злословия" принадлежит к лучшим произведениям комической музы всех времен.


В большей степени, чем поэзия, развитию английской литературы способствовала всесторонняя разработка прозы. По мере того как на историческую сцену стали выдвигаться средние классы народа, расширился и круг предметов, подвергавшихся литературной обработке. Формой, соответствовавшей характеру и требованием нового читателя, явились "Essays" ("Опыты"), откликавшиеся на все вопросы науки и жизни. В скором времени эти "Опыты" повели к созданию постоянных литературных органов, так называемых "Еженедельников". Первыми основателями их были Ричард Стиль и Джозеф Аддисон. Издававшиеся ими еженедельники " Tatler" (Болтун), "Spectator" (Зритель) и "Guardian" (Опекун) оказали громадное влияние на читающую публику, далеко не ограничивавшееся одной Англией, но перешедшее также на Германию и даже на Россию (см. Английская литература во влиянии ее на русскую). Начиная с этого времени, проза все больше и больше получает преобладание в английской литературе. Могучим политическим писателем и сатириком выступил Джонатан Свифт (1667-1745) в своих произведениях "Сказка о бочке", "Путешествие Гулливера" и "Книжная битва ". В популярно-философской и религиозно-нравственной литературе приобрели себе имя Болингброк (1678-1751) и граф Честерфильд (1694-1773; "Письма к сыну"). В историографии прославились Давид Юм (1711-1776; "История Англии") и его продолжатель Тобиас Смоллет (1721-77), более известный, однако, как романист; далее, Вильям Робертсон (1721-93; "История Шотландии", "История Карла V" и "История Америки"); Эдвард Гиббон (1737-94; "Истории упадка и разрушения Римской империи"), Адам Фергюсон (1724-1816; "История Римской республики") и др.


Английской философии принадлежит та существенная заслуга, что она более других стремилась оставаться в союзе с точными знаниями. По самому складу своего ума, мало расположенного к чисто спекулятивному мышлению, англичане почти во все времена являлись поборниками эмпирического начала, образуя спасительный противовес дедуктивному характеру французской и метафизическим стремлениям немецкой философской мысли. Правда, что и отец схоластики, Эриген Скотт, и главный поборник церковного реализма, Ансельм Кентерберийский, принадлежали оба великобританской почве: один был родом шотландец, а другой, хотя и родился в Пьемонте, жил и учился в Англии. Но уже в XII ст. Иоанн Салисберийский апеллирует от теологической сухости к гуманистическим наукам, а в ХШ ст. свежее веяние, внесенное в западную мысль арабскими толкователями Аристотеля, нашло себе ревностных поборников в лице Александра Галесского и Роберта Гридгида. Гармония между знанием и верой, между теологией и философией, господствовавшая в классическом периоде схоластики, была подорвана преимущественно трудами трех англичан: строгого поклонника церкви, но вместе с тем метафизического скептика Дунса Скотта (+ 1308), провозвестника эмпирического естествоведения Роджера Бэкона (+ 1294) и Вильгельма Оккама (+ 1346), доставившего прочную победу номинализму. Этот именно возобновленный номинализм и привел к тому, что разрыв с аристотелевской схоластикой, начавшийся в эпоху Возрождения, нигде не был так полон, как в Англии, главным образом, благодаря учению Френсиса Бэкона, провозгласившего высшим научным началом наблюдение и опыт. На почве Бэконовского эмпиризма и, примыкая, с другой стороны, к движению, возбужденному во Франции Гассенди, стоял Томас Гоббз (1588-1669; "О человеческой природе", "Левиафан"), первый замечательный английский материалист, признававший ощущение единственным источником знания (nihil est in intellectu, quod non prius fuerit in sensu) и вещество - единственным реальным началом.


Самый блестящий период английской философии начинается с конца XVII столетия, с появлением знаменитой книги Джона Локка "Опыт о человеческом разуме". Локк первый вполне сознательно положил в основу философии теорию познания и, в противоположность картезианскому учению о врожденных идеях, решил вопрос о приобретении знаний в том смысле, что все человеческие знания сводятся лишь к установлению соотношений между представлениями, возникающими в нас из внешнего и внутреннего опыта. Исходя из крайних номиналистических представлений, епископ Берклэй (1684-1753; "Рассуждение о началах человеческого знания", "Разговор между Гилосом и Филонаусом") развил эмпиризм Локка в сенсуалистический идеализм, отрицавший существование вещественного мира в том смысле, как его понимают философы. С другой стороны, основная мысль Локка, что всякая умственная деятельность способна свестись к сочетанию элементарных представлений, была положена в основание физиологического, близко примыкающего к материализму учения так назыв. ассоциационных психологов, врача Давида Гертли (1705-1756; "Наблюдения над человеком"), и знаменитого химика Джозефа Пристлея (1733-1804; "Исследование о материи и духе"). В то же время механическое миросозерцание, в соединении с рационалистическим деизмом, нашло себе деятельных поборников в светилах английского естествознания, химике Роберте Бойле и физике Исааке Ньютоне. Наконец, величайший английский мыслитель, Давид Юм (1711-76; "Исследование о человеческом разуме") с неумолимой логикой и блестящим остроумием вывел все скептические последствия эмпиризма, подвергнув сокрушительной критике основные категории всякого, обыкновенного и научного, мировоззрения, вместе с понятиями о субстанции и причинности. Рядом с этим движением шло другое - разработка английской нравственной философии, которая, отчасти опираясь на Локка, отчасти расходясь с ним, пыталась вывести основы нравственности из врожденных чувств. Между представителями этого направления надо упомянуть Волластона (1659-1724), Шефтсбери (1670-1719), Гетчинсона (1694-1747), Фергюсона (1724-1816), Битти (1735-1803) и Адама Смита ("Теория нравственных чувств"). На место религии откровения одни ставили естественную религию, другие - открытый атеизм, положив, таким образом, основание так назыв. школе "свободных мыслителей" (free thinkers). К последним принадлежали Блент, Коллинз, Лайон и Тиндаль, но главным образом Толенд (1670-1722), который довел учение Локка до его крайних выводов и, отвергнув всякое откровение, проповедовал материалистический пантеизм. Он был предтечей французских энциклопедистов.


На применении принципа непосредственной чувственной оценки к теоретическим вопросам Томас Рейд (1710-1796; "Исследование о человеческом уме на началах здравого смысла") основал так назыв. шотландскую философию (см. Шотландия), или учение о здравом смысле, которое мнило найти метафизическую истину в возвращении в фактам непосредственного сознания и обрушилось своей критикой преимущественно на Юма.


Ср. Spiker, "Die Philosophie des Shaftesbury" (Берл., 1872); Bertold, "Toland und der Monismus der Gegenwart" (Гейдельб., 1876); Spiker, "Kant, Hume u. Berkeley" (Берл., 1875).


Политическое красноречие достигло в описываемую эпоху высокого совершенства. Из числа знаменитых парламентских ораторов особенно выдавались: "великий коммонер" Вильям Питт (1708-1778), впоследствии гр. Чатам; сын его Вильям Питт-младший; страстный противник Французской революции Эдмонд Борк (1730-97); гениальный предводитель вигов Чарльз Джемс Фокс (1749-1806) и всесторонний Ричард Шеридан. Образцовым произведением публицистики были знаменитые политические "Письма Юниуса". Над всеми родами поэзии и прозы уже в ХVIII ст. господствует роман. Он прошел в Англии те же фазисы развития, как и в других странах. Получив в начале XVIII ст. определенную форму, он в скором времени достиг всеобщего распространения и приобрел право гражданства не только в Англии, но и на материке. Самые разнообразные сюжеты, начиная с высших философских и религиозных вопросов и кончая повседневным обиходом домашней жизни и мелочами так назыв. света, все чаще и чаще стали перерабатываться в форму романа. Родоначальником новейшего английского романа должен быть признан Даниэль Дефо (1661-1731), главное произведение которого, "Робинзон Крузо", до сих пор пользуется нераздельной любовью всего читающего мира. За ним следуют творцы сантиментального семейного романа Самюэль Ричардсон (1689-1761; "Памела, или награжденная добродетель", "Кларисса" и "Сэр Чарльз Грандисон") и Оливер Гольдсмит ("Векфильдский священник"); далее, основатели юмористического семейного романа Генри Фильдинг (1707-1754; "История Джозефа Андрью", "Том Джонс, или история найденыша"" и "Амелия"), священник англиканской церкви Лоренс Стерн (1713-68; "Сантиментальные путешествия Йорика по Франции и Италии", неоконченный роман "Тристрам Шенди"); хирург Тобиас Смоллет ("Родерик Рандом", "Перигрин Пикль", "Путешествие Гемфри Клинкера"); Генри Мэкензи (1745-1831; "Светский человек", "Человек чувства"). Рядом с этими романами появлялись также рыцарские и раздирательные романы, между прочим, знаменитой в своем роде Анны Ратклиф (1764-1822); но они не принадлежат к выдающимся произведениям английск. литературы.


Ср. Геттнер, "История английской литературы XVIII ст." (рус. пер. А. Пыпина); Perry, "La litt érature anglaise au XVIII siè cle" (Париж, 1885); Beljame, "Le public et les hommes de lettres en Angleterre au XVIII s." (1881); Jusserand, "Le roman anglais, origine et formation des grandes é coles de romanciers da XVIII s." (1885); Thackeray, "The English humourists of the XVIII century" (русск. перев. в "Современнике, 1854 г.); Gosse, "Seventeenth-Century studies" (Лонд., 1883); его же, "From Shakespeare to Pope" (Гамб., 1885).


с. С конца XVIII столет. до наших дней. - Между факторами, повлиявшими на ход развития новой английской литературы, следует отметить преимущественно два. Углубление в жизнь природы, проявление которого замечаются уже у Томсона, Юнга и Купера, нашло себе дополнение в том, что от созерцания внешнего мира обратились к своему собственному прошлому, к истории своего народа. Новый, полный своеобразного очарования мир открылся в Оссиановских песнях Макферсона (1758-1796), хотя и поддельных, и в особенности в собраниях древних баллад епископа Перси, Ридсона и В. Скотта. В то же время, чем больше Англия раздвигала пределы своих владений, тем глубже должна была ощущаться потребность в общем, объединяющем национальном начале. Сознание этой потребности усиливалось еще недавними утратами в Америке и бесконечными войнами против корсиканского завоевателя. Из этого умственного течения вырос английский романтизм, создавший те грандиозные исторические картины, которые возбуждают удивление в романах В. Скотта. Рядом с этим движением шло другое, исходившее из тех же начал, которые во Франции привели к революции. Критический дух XVIII ст. пробовал свою разъедающую силу одинаково на высоком и низком, и так как современность, с ее сгнившими до основания отношениями, в избытке доставляла поводы к справедливому негодованию, то критика постепенно выродилась во вражду ко всему традиционному и существующему. У одних это чувство неудовлетворенности настоящим не шло дальше сентиментализма и мрачного взгляда на жизнь; других оно привело к мировой скорби, к отвращению от жизни, к отчаянию в будущем. Этот пессимизм нашел себе гениального выразителя в лорде Байроне. С другой стороны, постоянный рост материальных благ и постоянно увеличивавшиеся средства сообщения мало-помалу усвоили английской литературе характер универсальности. Она все более и более становилась всемирной литературой.


Для пробуждения истинного поэтического чувства в английской литературе огромное значение имел Роберт Бернс (1759-1796), чудные песни которого стали равно любимы, как в хижинах, так и во дворцах. Стихотворения Матью Грэгори Льюиса (1775-1818), одного из основателей романтической школы, сильно повлияли на юношеские творения В. Скотта, Соути и Кольриджа. Вордсворт, Кольридж, Соути и Вильсон образовали так назыв. Озерную школу (the lake school, лэйкисты), получившую это название от живописных озер Кумберлэнда и Нортумберленда, на берегах которых нашли себе убежище упомянутые поэты. Глава этой школы, Вильям Вордсворт (1770-1850), поставил себе задачей пересоздать поэзию на новых началах, вернуть ее по форме и содержанию к простоте и естественности. Простота чувства, правдивость изображения, искренняя любовь к людям доставили ему многих восторженных почитателей. Прямую противоположность с ним представляет Самюэль Тейлор Кольридж (1773-1834), лучшие стихотворения которого: "Christobel" и "Старый моряк", написанные им в ранней молодости, полны мощными порывами удивительной фантазии. Роберт Соути (1774-1843), будучи еще школьником, задумал передать в повествовательных стихотворениях величавые образы мифологии. Осуществлением этого плана явились отчасти его поэмы "Талаба" и "Проклятие Кегамы", построенные на арабских и индийских легендах и обнаружившие под чарующей певучестью стиха незаурядную ученость и яркое воображение. Однако, от всех его произведений веет внутренним холодом. Недаром он так легко сжег свои корабли и, став придворным поэтом, превратился в политического и религиозного реакционера. Джон Вильсон (1789-1854; "Пальмовый остров", "Чумный город" и "Эдифь и Нора), наименее замечательный поэт Озерной школы, перешел впоследствии исключительно к прозе. Иные мотивы зазвучали в стихотворениях Вальтера Скотта (1771-1832; "Песнь последнего менестреля", "Мармион", "Дева озера", "Владыко островов"), у которого строгость стиля новейшей поэзии соединилась с духом и образностью шотландских менестрелей. В лице лорда Байрона (1788-1824) английская поэзия достигла кульминационного пункта своего развития. Едва ли вообще когда-либо жил другой человек, так рано сошедший в могилу, который создал бы столько выдающегося по внутренней силе и всесокрушающей страсти. В его произведениях мировая скорбь получила наиболее гениальное свое выражение. Новый фазис поэтического творчества открыли своими произведениями Джон Китс (1795-1828; поэма "Эндимион"), Ли Гент (1784-1859; "История о Римини", "Флорентийская легенда"), образовавший свой талант на итальянских образцах, и в особенности Перси Биши Шелли (1792-1822). Хотя в своих поэтических замыслах Шелли стоит не столько на почве реальной жизни, сколько на почве философских умозрений о природе стихийных сил, но у него не было недостатка в любви и в понимании идеальной красоты. Самые законченные произведения его: "Возмущение Ислама" и "Раскованный Прометей", достойный Эсхила. Томас Мур (1779-1852), "одаренный свыше" песнопевец и сатирический поэт, развернул всю мощь своего таланта в четырех восточных сказках, из которых состоит его эпическая поэма "Лалла Рук". Джордж Крабб (1754-1832) снискал себе славу описательными и сельскими стихотворениями, каковы: "Деревня", "Метрическая книга" и самое лучшее "Borough". Самуэль Роджерс (1762-1855), стоявший вне всяких новейших тенденций, прославился своими дидактическими поэмами "Радости воспоминания", "Человеческая жизнь". Выше него по таланту стоял Томас Кэмпбелль (1777-1834), поэма которого "Радости надежды" должна быть причислена к лучшим дидактическим произведениям всемирной литературы. Рафльс Лем (1777-1834) известен не столько как поэт, сколько как эссеист. Его "Essays of Eliа" принадлежат к замечательнейшим произведениям этого рода. Стихотворения Томаса Гуда (1798-1845), как в серьезном, так и в комическом роде, исполнены здравых мыслей; но истинная его сила лежит в простой патетической лирике, куда нужно отнести бессмертную "Песнь о рубашке" и "Мост вздохов". Эбенезер Эллиот (1781-1849), названный "The Cornlaw rhymer" (поэт хлебных законов), был вдохновенным представителем политической поэзии и трогательно воспевал горе рабочего сословия. К лучшим произведениям Алэна Кеннингэма (1784-1842) принадлежат его баллады и народные песни. Некоторые стихотворения Вальтера Севеджа Лэндора представляют попытку воскресить гений древнегреческой поэзии; в его "Gebir" и "Count Julian" попадаются места удивительной красоты. Его известность покоится преимущественно на его прозаических произведениях, между которыми первое место принадлежит "Imaginary conversation". В числе лирических поэтов, составивших себе имя, нужно упомянуть еще известного романиста лорда Литтона Бульвера (1803-1872; "Lost tales of Miletus" - Потерянные милетские сказки) и в особенности нынешнего поэта-лауреата Альфреда Теннисона (род. 1809), прославившегося своими "Королевскими идиллиями" и элегией "Locksley Hall". К ним достойно примыкают Альджернон Чарльз Свинберн (род. 1837), приобретший значительную известность своей драмой "Аталанта в Каледонии", написанной в эллинском духе, и своими "Songs before sunrise", "Song of Italy" и "Songs of two nations"); далее, Вильям Морис (род. 1834), прославившийся эпическим стихотворением "Жизнь и смерть Язона" (1867) и затем четырехтомным произведением "Земной рай"; Чарльз Маккай (род. 1812; "Легенды островов", "Голоса из толпы"); Джемс Бэли (род. 1816, "Festus"); Вильям Эйтон (1813-1865, "Lays of the Scottish cavaliers" и т. д.). Из женщин в 1-ой четверти нынешнего столетия особой популярностью пользовалась Фелиция Гиманс (1793-1835), многие произведения которой отличаются мелодичностью выражения и задушевною кротостью. Наряду с нею стоит Елизавета Броунинг (ум. 1861), жена знаменитого Роберта Броунинга (см. это имя). В числе других женщин-поэтов нужно упомянуть Летицию Елизавету Лэйдон, Элизу Кук, Мэри Гауит, Джен Инджело и др.


Драматическая поэзия представляет мало выдающегося сравнительно с тем, чем она была в блестящую пору своего развития. С одной стороны, многие поэты, отдавая дань созерцательному направлению времени, предпочитали писать не для сцены, а для кабинетного чтения; а с другой - сама публика искала в театре не столько эстетического наслаждения, сколько сильных впечатлений, доставляемых треском музыки, декорациями и т. д. Драматические произведения Байрона ("Манфред", "Двое Фоскари", "Сарданапал", "Марино Фальери") свидетельствуют о громадном таланте, но лишены настоящего драматического действия. То же самое нужно сказать о драмах Шелли ("Ченчи"), В. Скотта ("Halidon Hill"), Кольриджа ("Угрызения совести"), Годвина ("Антонио") и др. Большими достоинствами обладают драмы Иоанны Бэли (1762-1851; "Монфор"), но и они мало сценичны. В настоящее время наиболее любимыми драматическими писателями считаются: актер Джемс Шеридан Ноульз (Knowles, 1787-1862, "Виргиний", "Кай Гракх", "Любовная охота", "Горбун"), Эдв. Бульвер Литтон ("The lady of Lyons", "Ришелье", "Кромвель", "Не так мы дурны, как кажемся", "Деньги"); Генри Тэйлор (+1800, "Philipp van Artevelde"); Том Тэйлор (+ 1880; "Между секирой и короной", "Иоанна д'Арк"); мисс Митворд (+ 1855; "Юлиан", "Риэнци"), и Уилки Коллинз (род. 1824; "Женщина в белом", "Новая Магдалина" и др.). Драмы Роберта Броунинга "Пятно на гербе" и "Страффорд", равно как "Королева Мария" Теннисона, скорее драматические поэмы, чем сценические произведения. Низкопробными комедиями и фарсами английская сцена в изобилии снабжается лондонскими театральными поэтами (так назыв. tinkers): Дуглас Джерольд Бекстон, Пуль, Бернанд и другие); но это такого рода продукты, которые забываются на другой же день после их появления на свет.


Ср. Barton Backer, "The London stage, its history and tradition from 1576-1888" (Лонд., 18 89).


Наибольшей популярностью пользуются в новой английской литературе романы; количество этого рода литературных продуктов всевозможных родов и оттенков по истине неисчислимо. Все духовные течения и стремления новой и новейшей Англии пользовались удобной формой романа, чтобы как можно больше расширить круг своих поборников. Политика и богословие, глубокая философская мысль и легковесное модное веяние, история и путешествия, жизнь на море и на суше - все это облекалось в форму романа. Новый род романа - исторический - создал В. Скотт. Значительно ниже по своему поэтическому достоинству стоят романы Бульвера Литтона "Пельгам", "Эрнст Мальтраверс", "Эжен Арам", "Кэкстоны" и т. д.). Старинный реально-юмористический роман возродился с небывалой художественной силой в великих произведениях Чарльза Диккенса (псевдоним Боц, 1812-1870), Вильяма Мекпис Теккерея (1811-1863). К плодовитым и любимым романистам принадлежат также капитан Марриэт (+ 1848), Вениамин Дизраэли (1806-81; "Вивиан Грэй", "Кеннигсби", "Танкред", " Лотарь", "Эндимион"); Энсворт (+ 1882; "Роквуд", "Джек Шеппэрд", "Лондонский Тауэр", "Гьюи Факс"); Джемс (1801-17; "Дарнлэй", "Ришелье", "Королевская военная дорога", "Филипп Август"); Джордж Эллиот (мисс Мэри Эванс, 1829-80), самая даровитая романистка Англии. Шарлотта Бронте (псевдоним Currer Bele, 1816-1855); ирландец Чарльз Ливер (1809-1872); Леди Блессингтон (1790-1848); мисс Гарриэт Мартино (1802-1876), известная также как историк и автор популярных политико-экономических очерков; Мэри Эджворт (1767- 1 849, романы из ирландского быта); Энтони Троллоп (+ 1882); "Доктор Торн", "Барчестерские башни", "Орлейская ферма" и т. д.); Уилки Коллинз (родился 1824), родоначальник "сенсационного" романа ("Женщина в белом", "Лунный камень", "Без имени", "Армадель"); Чарльз Рид (1814-84; "Никогда не поздно исправиться" и т. д.); Чарльз Кингслэй (1819-75; "Ипатия", "Назад тому два года", "На Запад"); Джордж Макдональд (род. 1824); Леди Фоллертон (род. 1812); Джулия Кавана (1824-77, "Дейзи Бернс", "Грэйс Ли" и др.); Вилиам Блэк Чэмир (1796-1856); мистрис Чёрч; мистрис Гаскель (+ 1865); мистрис Олифант (род. в 1840 г.); мисс Браддон (род. в 1837 г.; "Аврора Флойд", "Леди Одлей"); мисс Амелия Эдвардс (родилась 1831); мистрис Вуд (род. 1820); Уйда (псевдоним Луизы де ла Рамэ, род. 1818; "Ариадна" и другие) и пр. Даже кардинал Уайзмэн (1802-1865) прибег к форме романа ("Фабиола") для отпора английским защитникам так назыв. Высокой церкви (High Church).


В английской литературе XIX ст. влиятельное положение заняли так наз. эссеисты и журнальные обозреватели ("Miscellaneous writers"), которые много сделали для улучшения литературного вкуса и популяризации научных знаний. В числе их мы встречаем имена таких людей, как юморист Сидней Смит ( 1771-1845; "Письма Петра Пломлея"); едкий Вильям Коббет (1762-1835); даровитый критик Вильям Газлит (1780-1830), автор "Характеров шекспировских пьес", составляющих одного из лучших произведений эстетической критики в Англии; Томас Карлейль (1796-1881; "Жизнь Шиллера", "Sartor resartus", "О почитании героев", "О чартизме", "Прошлое и настоящее"); Дуглас Джерольд ("Man of character", "Courtain lectures"); Томас де Квинси (Quincey, "Признание английского опиоеда"); ученый и глубокий знаток английской литературы Исаак Дизраэли ("Amenities" и "Curiositi e s of English literature"); Джон Φостер, Фрэнсис Коббэ и Гэпворт Диксон ("Лондонская башня", "Духовные жены", "Новая Америка", "Свободная Россия"). Но первое место между ними, бесспорно, принадлежит Томасу Бабингтону Маколею (1800-1859), из-под пера которого вышел целый ряд необыкновенно блестящих этюдов биографического и критического характера.


Громадное значение в течение XIX столетия приобрела периодическая печать, которая, не будучи стесняема никакими цензурными или репрессивными мерами, сделалась не только литературной, но и политической силой. Начало английской журналистики надо видеть в появившихся при Иакове I "News Letters". Более или менее регулярно, а именно еженедельно, периодические издания начали выходить только с 1622 г. Отмена газетного штемпельного сбора (1855) и налога на бумагу (1861) содействовали появлению множества новых изданий. Из газет, основанных еще в прошлом стол., "Times" (1788) еще сохраняет выдающееся положение, как орган лондонского Сити. Все остальные периодические издания - продукт новейшего времени; таковы: придворная "St. James Gazette", консервативный "Standard", аристократическая "Pall Mall Gazette", либеральный "Daily News", "Daily Telegraph", радикальный "Star", "Globe", "Echo" и др. Из еженедельных иллюстрированных журналов пользуются популярностью "Illustrated London News", "Graphic" и юмористический "Punch". К самым влиятельным ежемесячным периодическим изданиям принадлежат "Edinburgh Review" (основано в 1802), орган либералов; "Quarterly Review", орган консерваторов; радикальные органы "Westminster Review" и "Fortnightly Review"; орган ирландских католиков "Dublin Review"; орган ирландских протестантов "Dublin University Review"; "British Quarterly Review" (орган диссентеров); "Contemporary Review" (орган умеренного англиканизма); "Church Quarterly Review" (ортодоксальный); "Nineteenth Century" и разные "магазины": Eraser's, "Gentleman's", "Blackwood's" и др. Представителями литературной критики являются "Athenaeum", "Academy" и "Saturday Review". Наконец, издаваемый ежегодно "Annual Register" содержит в себе обзор всех появляющихся в английской книжной торговле новых произведений печати вместе с превосходными или, по крайней мере, вполне солидными критическими замечаниями. Нельзя также оставить без внимания дешевые и прекрасно выполненные народные издания, выходящие на счет многих специальных обществ и имеющие громадный сбыт.


Статистич. сведения о периодической печати в В. см. выше. Ср. Duboc, "Geschichte der engl. Presse".


В области ученой литературы англичане занимают одно из первых мест среди европейских народов. Относительно историографии надо заметить, что отличительная черта исторических исследований англичан, ставящая их высоко над трудами других европейских историков, заключается в том, что они выполнены не кабинетными учеными, а людьми практического опыта, прямо или косвенно принимавшими участие в политической жизни своего времени и своего народа. Если это обстоятельство до известной степени накладывает на их исследования печать субъективности, личных пристрастий и партийного духа, то оно же спасает их от ученого педантизма, склонного приписывать мертвой бумаге больше важности, чем живому свидетельству исторической действительности. В числе историков XIX столетия почетное место занимают: Шерон Тоpнер (1768-1847, "История англосаксов"); Генри Галлам (1778-1859; "Конституционная история Англии", классическое сочин. по истории английской конституции; "Введение в историю литературы Европы", "Состояние Европы в Средние века"); Арчибальд Элисон (+ 1867; "История Европы с 1789-1815", с яркой торийской окраской); Роберт Соути ("История войны на Пиренейском полуострове"); сэр Френсис Пельгрэв (1861; "История англосаксов", "История Нормандии и Англии", "История английских государственных учреждений"); Джемс Милль ("История Индии", 1817); Джон Лингард (1771-1851; "История Англии от первого вторжения римлян", "История древностей англосаксонской церкви"); лорд Магон (1805-75; "История Англии от Утрехтского мира"); Малькольм ("История Персии", 1815); Томас Карлейль (1796-1881; "История Фридриха Великого", "Письма и речи Кромвеля", "История Французской революции"); Нэпир (+ 1860; "История войны на Пиренейском полуострове"); банкир Джордж Грот (1789-1871; "История Греции", написанная с точки зрения философа и государственного человека); лорд Маколей ("История Англии от восшествия на престол Иакова II"), один из первых историков Англии, пользующийся наибольшей известностью на континенте; Джемс Фроуд (род. 1818; "История Англии от падения Вольсея до уничтожения испанской армады"); Мэриваль (род. 1818; "История римлян"); Фриман (род. 1823; "История норманнского завоевания", "Исторические опыты", "Рост англ. конституции"); Стеббс ("История англ. конституции"); Раулинсон ("История восточных монархий"); Джемс Мэкинтош (1765-1832; "История Англии", "История Английской революции", 1688); В. Годвин 1756-1836; "История англ. республики до возвращения Карла II"); Малькольм Ленгс (+ 1818; "История Шотландии от вступления на престол Иакова VI"); Чальмерс (+ 1825, "Каледония"); Фрезер Тейтлер ("История Шотландии"); Гиль Бертон ("История Шотландии с 1689"); известный парламентский деятель и беллетрист Мак Карти ("История нашего времени", содержащая также весьма ценный обзор всей литературы за последние 40-50 лет). По истории культуры известны: Генри Томас Бокль (1822-62; "История цивилизации в Англии", одна из смелых попыток построить историю на совершенно новых основаниях и поднять историческую науку на уровень естествоведения); Вильям Дрепэр (1811-1882; "История умственного развития Европы"); Гардполь Лэкки ("История рационализма в Европе"); Тэйлор. Источники по древней истории Англии издавались "Историческим обществом", "Кэмденским обществом" и "Record Commission", прекратившей свое существование в 1867 г.


В области биографий английская литература самая богатая в Европе. Начало им положено известной книгой Босвэля "Жизнь Джонсона", и с тех пор интерес к подобной портретной литературе чрезвычайно возрос в массе публики. Англия обладает теперь весьма тщательно составленными биографиями многих своих выдающихся людей на поприще литературы, науки, искусств и государственной жизни. В числе англ. биографов выдаются: Роберт Соути ("Нельсон", "Веслэй"); Томас Лур ("Шеридан", "Лорд Байрон"); Форстер ("Гольдсмит", "Лендор", "Диккенс", "Государственные люди республики"); Эллэн Кенингэм (о британских живописцах, скульпторах и архитекторах); Брум (о государственных людях и ученых царствования Георга III); Чэмберс (о знаменитых шотландцах); Бульвер ("Лорд Пальмерстон"); лорд Магон ("Питт"); лорд Джон Россель ("Фокс"); Кокс ("Мальборо"); Карлейль ("Кромвель"); Диксон ("Говард", "Блэк", "Пэн", "Бэкон"); Газлит ("Наполеон"); Льюис ("Гете"); Смайльс (о британских техниках); Джон Mоpлэй ("Борк" "Вольтер", "Руссо" и др.) и т. д. Автобиографии писали: Брум, сэр Генри Голленд, Робинсон, Джон Стюарт Миль, мисс Гарриэт Мартино и др. Большой интерес представляют также дневники королевы Виктории и изданное по ее поручению жизнеописание принца Альберта, а также воспоминания Томаса Карлейля и "Письма и записки" его жены. Кроме того, существуют многотомные собрания биографий, как "Biographia Britannica", "General biographical dictionary" Эйкина (10 т., Лонд., 1799-1815) и Чальмерса (32 т., Лонд., 1812-17); "New biographical" Розе (12 т., Лонд., 1848) и др. К новейшим предприятиям в том же роде принадлежат выходящие отдельными книжками под редакцией Джона Морлея "English Men of Letters", заключающие в себе прекрасно составленные биографии многих выдающихся писателей и ученых; редактируемые Ингрэмом биографии выдающихся женщин ("Eminent Wo m en Series") и др.


Изучению классической филологии было положено прочное начало трудами одного из ее первоклассных представителей, Ричарда Бентли (1662-1742), основателя так назыв. критической школы. Учениками его были такие филологи, как Кларк, Мезгрев, Тайруит, Порсон (1758-1808), Пейн Найт (Knight, + 1824), Эльмсли (1773-1825). К новейшему, так назыв. энциклопедическому направлению классической филологии принадлежат Гезфорд (1779-1855), Блумфильд (1786-1857), Арнольд, Пейли, Элис, Денлоп, Доннальдсон, Кенингтон и другие. Изучение древностей явилось естественным следствием свойственной англичанам любви к путешествиям. Им европейская наука обязана тем, что древняя Эллада как бы была вновь открыта. С сочинениями древних греков в руках и при щедрой поддержке со стороны английского посольства в Константинополе английские путешественники производили наблюдения на месте и обогатили науку многими драгоценными трудами по искусству, географии и топографии. В числе этих исследователей большой известностью пользуется Бельцони (+ 1822), В. M. Лик (1777-1860), Р. Чандлэр (1738-1810), Лайард (род. 1817), Роулинсон (род. 1810), Ньютон (род. 1816). Не менее деятельное участие англичане принимали в новейших раскопках, производившихся в Греции и Малой Азии. Для любви англичан к классическим древностям характеристичен тот факт, что еще в недавнее время появились три новых перевода Илиады, сделанные один министром Дэрби, другой астрономом Джоном Гершелем и третий филологом по профессии, профессором Блекки. Знаменитый первый министр Англии, Гладстон, посвятил Гомеру большое трехтомное сочинение "Studies on Homer and the Homeric Age". Англичанам до сих пор недостает, однако, цельного сочинения об античной жизни и античном искусстве. Широкое распространение получило в нынешнем столетии сравнительное языкознание, основание которому положено преимущественно трудами оксфордского профессора Макса Мюллера (род. 1823, "Lectures on the Science of Language" и др.). В одном направлении и рядом с ним работают: сэр Джон Вильям Кокс ("Mythology of the Aryan Nations", "Introduction to Mythology and Folklore"), Фаррар ("Chapters on Language", "Families of Speech") и др. Много ценных и самостоятельных исследований сделано англичанами в области изучения восточных языков и народоведения, в которой особенно прославились: Бельцони, Лайард, Роулинсон, ассириолог Джордж Смит (+ 1876), санскритолог В. Джонс (+ 1794), Кольбрук ( + 1837), Крауфорд (+ 1868), Мьюир (+ 1882) и Вильямс.


В начале XIX ст. над английской философией царил шотландский психологизм, в лице главных своих представителей: Дюгальда Стюарта, Томаса Брауна и Мэкинтоша. Противником этого направления выступил Φеpиep, старавшийся создать из идей Берклея и немецкого философа Фихте особую систему идеализма, к которой вскоре примкнула школа новейших берклеянцев с эдинбургским философом Фразером во главе. С другой стороны, Вильям Гамильтон внес в шотландскую философию многие результаты кантовой критики разума и нашел себе многих последователей в так назыв. новокантианцах, между которыми самый значительный - Maнсель. Еще раньше этого Уэвелл (Whewell) воспользовался кантовскими принципами для своего философского изложения истории и теории наук. В новейшее время в Англию нашли себе доступ системы Гербарта и Гегеля, эклектизм Кузена и позитивизм Конта. Главными противниками всех этих направлений были Джемс Милль (1773-1836; "Анализ явлений человеческого духа"), сын его Джон Стюарт Милль ("Система логики"), Александр Бэн и др. Как и следовало ожидать, весьма значительное философское движение было вызвано также теорией подбора Чарльза Дарвина. В настоящее время самым значительным английским мыслителем, бесспорно, должен быть признан Герберт Спенсер.

Теология в течение Средних веков двигалась по традиционному, установленному церковью пути, и даже Реформация, которая в Англии свелась, в сущности, только к перенесению высшей духовной власти от папы к королю, отнюдь не принесла с собою свободы исследования. Научное богословие в собственном смысле начинается не раньше XVII-XVIII ст., преимущественно под влиянием изучения первоначального библейского текста. Первое критическое издание Нового Завета сделано Джоном Миллем (1707); критика ветхозаветного текста получила начало в трудах Кенникота (+ 1783). Церковное право и церковную археологию разрабатывали: Юшер (+ 1656), Биверидж (+ 1708) и Бингэм (+ 1723). Нападки деизма на положительную религию вызвали появление множества апологетических сочинений со стороны ее представителей, в особенности Стиллингфлита (+1699), Паркера (+1687), Никольса (1712) и т. д. О естественной теологии писали Рей, Пелей (+ 1805), Уэвелль и лорд Брум; о практическом христианстве - известный филантроп Вильберфорс (+1833). Против мертвого механизма так наз. высокой церкви (High Church) из самых недр ее восстала оппозиционная партия "евангеликов", которым, между прочим, принадлежит заслуга практического осуществления вопроса об отмене невольничества. Новейшие последователи этого направления стоят близко к точке зрения континентального кальвинизма; но их богословская литература лишена научного значения и ограничивается преимущественно проповедями и назидательными сочинениями. Новый раскол в среде высокоцерковников был вызван так назыв. пьюзеизмом (см. это сл.), учением оксфордских профессоров Ньюмана (род. 1801) и Пьюзея (+ 1882), питавших сильную склонность к католицизму и принимавших все постановления и учения католической церкви, не находящиеся в прямом противоречии с "39 статьями". Настоящих ученых англиканская церковь имела, в сущности, только в лице декана Артура Стенли (1815-81) и других представителей так назыв. свободноцерковного направления (broad-church); тогда как остальная литература ее наполнена собраниями проповедей (sermons), между которыми самыми лучшими все еще остаются проповеди архиепископа Тиллотсона (+ 1694). В наше время теологии все чаще и чаще приходится выдерживать борьбу с открытыми нападками со стороны представителей естествознания, как об этом свидетельствует, между прочим, возгоревшаяся в начале 1886 г. на столбцах "Nineteenth Century", полемика между Гексли и Гладстоном о библейской истории миросоздания. С религиозно-философской стороны она встретила неожиданного противника в лице проф. Генри Друмонда, защищающего в своей книге "Natural law in the spiritual world" ту мысль, что и религиозно-нравственная жизнь подчинена естественным законам.

Юридическая литература Англии имеет мало научного значения, ограничиваясь преимущественно собраниями узаконений, специальными вопросами и казуистикой. Существуют, впрочем, весьма почтенные исключения, во главе которых должны быть поставлены труды Блэкстона, Бентама и Остина (Austin). Зато государственные науки, в особенности политическая экономия и народное хозяйство, обязаны англичанам многими весьма ценными вкладами. Господствующая ныне научная система политической экономии была создана англичанином Адамом Смитом. Между тем, как меркантилизм видел источники народного благосостояния только в торговле, а физиократы - только в поземельной собственности, Смит первый признал труд единственным основанием всякого богатства. Его учение было развито дальше Мальтусом (1766-1836; "Опыт о народонаселении") и, в особенности, Давидом Рикардо (1772-1823; "Основы политической экономии"), в той же отрасли с успехом работали Иеремия Бентам, Джемс Маккулок ("Элементы политической экономии"), Джемс Милль, Джон Стюарт Милль ("Основание политической экономии"), Ленг, Сениор, Маклеод, Фаусетт и друг. Для популяризации политико-экономических учений много сделала мисс Гарриет Мартино, написавшая ряд кратких рассказов ("Illustrations of Political Economy", "Poor Laws an d Paupers", "Illustration of Taxation"), наглядным образом и в общедоступной форме разъясняющих основные принципы этой науки. Исповедуемые англичанами взгляды на свободу торговли и покровительственные пошлины имели своего главного защитника в Ричарде Кобдене. Учрежденный последователями его кобденский клуб поставил себе главною задачею распространение идей своего учителя, в соответствии с требованиями времени.


В области точных наук английская литература давно приобрела всемирную известность, как своими первоклассными исследованиями, часто открывавшими новые пути, так и сочинениями, посвященными популяризации знаний. В биологии, кроме многочисленных книг по специальным вопросам, большею частью снабженных превосходными иллюстрациями, первое место занимают знаменитые труды Дарвина и Гексли. Всемирною известностью пользуются также Лайэль - в геологии; Дальтон, Лесли, Брюстер, Юнг, Фарадей, Витстон, Тиндаль, Томсон и Максвелл - в физике; Бойль, Пристлей, Кэвендиш, Деви, Волластон - в химии; Гершели, отец и сын, Эйри - в астрономии; Ньютон, Кэйлей, Томсон и Тэт - в математике. Все это - такие имена, которые составляют справедливую гордость английского народа и всего человечества. Медицина в Англии уже в XVII ст. имела блестящего представителя в лице Вильяма Гарвэя (1 578-1657), которому наука обязана открытием кровообращения. Долгое время английская медицина шла во главе других стран, и если в нашу эпоху она дала себя опередить другим по теоретической разработке науки, то ее хирургия все еще остается образцом и предметом подражания. Имена Симпсона, познакомившего нас с действием хлороформа, и Листера, творца нынешнего противогнилостного лечения, навсегда останутся связанными в памяти людской с именами величайших благодетелей человеческого рода. В общем, можно сказать, что Англии не всегда принадлежит инициатива в научных вопросах, но зато она почти всегда является последней инстанцией, в которой решается судьба этих вопросов. Гипотеза, завоевавшая симпатии англичан, тем самым как бы закрепила за собою право гражданства в науке. Ни в какой другой стране к услугам врача не имеется такого множества учебных и ученых учреждений, такого обилия прекрасно устроенных и превосходно руководимых госпиталей, такого богатства всевозможных вспомогательных средств, такой распространенной специальной журналистики, такого множества частных и общих ученых съездов и т. д., как в Англии. Англия - родина практической гигиены, и деятельность ее санитарных врачей пользуется всемирной известностью.


Весьма значительную отрасль английской литературы составляют описания путешествий. В своих поисках за новыми рынками англичане не оставили неисследованным почти ни одного уголка земного шара, а их ученые экспедиции распространяются на все страны света, на все моря и океаны. Из громадного множества английских путешественников здесь достаточно будет указать только наиглавнейших: Мунго Парк (+ 1806, Сев. Африка), Ричард Бертон (Золотой берег), Огюстин Грант, Джон Спик (+ 1864), Самуил Бекер (источ. Нила), Давид Ливингстон (1875, южная половина Центральной Африки). Генри Стэнли и Камерон (Центральная и Южная Африка), Парри (+ 1855, сев. полюс), Росс (южн. полюс), Вильям Дживорд Пельгрэв (средн. и вост. Аравия), Кер Портер (+ 1842, Азия), Эльфинстон (Персия, Афганистан, Турция), Берк (Австралийский материк), Дарвин (Южн. Америка) и др.


Английская литература в Америке - см. Североамериканская литература.

Литература: Кроме означенных выше сочинений - см. Warton, "History of English poetry" (неоконченная, XI-XVI стол., нов. изд., Лондон, 1872); Mezi ères, "Histoire critique de la litté rature anglaise" (Пар., 1834); Collier, "History of English dramatic poetry" 1831); Ward, "History of english dramatic literature to the death of Queen Anne" (1875); Hallam, "Introduction to the literature of Europe" (1837-1839); Disraeli, "Amenities of literature" (1841, нов. изд. 1870); Thackeray, "English humorists" (1854); Taine, "Histoire de la litt é rature anglaise" (6 изд., Париж, 1885; русск. перев. Рябинина и Головина); Craik, "History of English literature" (Лондон, 1871); Scherr, "Geschichte der engl. Litteratur" (3-е издание, Лейпциг, 1883); B ü chner, "Geschichte der engl. Poesie" (Дармштадт, 1856); Julian Schmidt, "Uebersicht der engl. Litteratur im XIX Jahrh." (Лейпциг, 1859); Engel, "Geschichte der engl. Litteratur" (2 издание, 1888); Bleibtren, "Geschichte der engl. Litteratur" (XVI-XIX ст., 1886-87); Allibone, "Critical dictionary of English literature" (Филад. и Лонд., новое изд. 1871-1872); Johnson, "Life of the English poets" (Лейпциг, изд. Таухница); Oliphant, "The lite r ary history of England in the end of the XVIII and the beginning of the XIX century" (Лондон, 1882 г.); Barot, "Histoire de la litt é rature contemporaine en Angleterre 1830-74" (Пар., 1874); Stedman, "Victorian poets" (Лондон, 1875); Morley, "Of English literature in the reign of Victoria" (Лейпциг, 1881); Brandes, "Hauptstr ö mmungen" (4 т., "Der Naturalismus in England"; "Die Seeschule"; "Byron u. seine Gruppe" (Берлин, 1870); Ten-Brink, "Gesch. d. Engl. Literatur" (1871-89).

На русском языке: Т. Шау, "Очерки англ. литературы" ("Библ. для Чтения", 1847, т. 83); "История англ. журналистики" ("Отеч. Зап.", т. 38 и 39, 1853); Дизраэли, "Писатели и критики старой Англии" ("Современник", 1855, т. 52); А. Г., "Английская литература" ("Библ. для Чт.". 1855, № 6 и сл.); "Очерки истории журналистики в Англии" ("Отеч. Зап.", 1858, т. 116); Р. Гаррисон, "Обзор современной англ. литературы" ("Русское Слово", 1860, 12); Л. де Роберти, "Английская журналистика" ("Русский Вестник", 1862, т. 38 и 39); "Иностранные актеры и английская драма" ("Библ. для Чтения", 1863, 12); Ю. Шмидт, "Обзор английской литературы XIX ст." (с нем., СПб., 1864); П. Смит, "Происхождение и развитие современного английского яз." (М., 1870). Ср. также "Всеобщую историю литературы" В. Корша и А. Кирпичникова, сочинения Штерна, Шерра, Геттнера (XVIII в.), В. Зотова, а также полное собрание сочинений А. В. Дружинина.


Искусство в В.

По части образных искусств В. не играла такой влиятельной исторической роли, как многие другие, даже менее значительные страны. Заимствуя художественные стили и формы извне, она видоизменяла их в своем национальном, слишком исключительном духе, а потому ее искусство, хотя и достигшее в некоторых своих отраслях значительной высоты, оставалось, однако, замкнутым в самом себе и не передавалось соседним народам. К этому заключению приводит нас, прежде всего, обзор английской архитектуры.


Еще до вторжения норманнов в Англии существовало собственное зодчество, которое в религиозных сооружениях (а они составляют главное в каждой архитектуре) держалось вообще плана и конструкции романских базилик саксонского типа, но для покрытия зданий не пользовалось сводами, а постоянно употребляло деревянные стропила и потолки. Вместе с норманнским владычеством проник в страну северофранцузский стиль, образовавший, через соединение свое с туземным, особую англо-норманнскую ветвь романского зодчества. Отличительные черты английских церквей этой архитектуры состоят в значительной длине продольной части сооружения, разделенной отнюдь не более как на три корабля, и в сильном развитии хора, оканчивающегося, в большинстве случаев, не абсидой, а прямою стеною с окнами; средний корабль, более широкий, чем боковые, отделяется от них массивными круглыми столбами, поддерживающими полуциркульные арки. Эти столбы иногда обставлены полуколоннами; их базы состоят из простого вала и плинта, а капители имеют т. назыв. "складчатую" (gefaltete) форму. Над боковыми кораблями устроены эмпоры, открывающиеся в средний корабль широкими арками. Вдоль окон тянутся проходы с балюстрадами на колоннах. Над столбами идут вверх по стенам полуколонны, как бы для того, чтобы служить подпорами для подпружных арок свода, вместо которых, однако, они встречают не нуждающиеся в их помощи потолочные балки. Орнаментация состоит из линейных, сильно рельефных мотивов. Над пересечением среднего корабля с поперечным (трансептом) возвышается четырехугольная тяжелая башня с пирамидальной крышей; другие две башни стоят по бокам фасада. Порталов три, и они оканчиваются вверху полукругом, без тимпана. Вообще англо-норманнские сооружения отличаются массивностью, прочностью, грузностью, но не лишены своеобразного сурового величия. Впрочем, большинство таких сооружений подверглось впоследствии переделкам и потому утратило свой первоначальный вид. Как на наиболее характерные памятники этого стиля, можно указать на соборы Норвича (залож. в 1096 г.) и Петерборо (конец XII в.).


Гораздо прочнее привилась в Англии готика, занесенная сюда опять-таки из Франции Гильомом де Сансом, приглашенным во второй половине XII ст. для восстановления сгоревшего Кентерберийского собора. Она пришлась как нельзя более по вкусу англичанам и, пройдя через несколько последовательных ступеней развития, породила крайне оригинальные формы и комбинации, по которым сразу можно отличить готические сооружения Англии от континентальных. Историки искусства различают в развитии английской готики четыре периода, или стиля.


1) Переходный или полунорманнский стиль, продолжающийся с 1175 г. по начало XIII ст., сохраняет еще англо-норманнские существенные черты и детали, но, наряду с полуциркульною формою арок, сводов и других конструктивных дуг, употребляет уже придавленную стрельчатую или подкововидную форму, как это мы видим, напр., в развалинах Бильдмасского аббатства, в Шропшайре, древнейшем памятнике полунорманнского стиля, и в известной Троицкой капелле Кентерберийского собора с капеллою Томаса Бекета и соответствующею ей частью крипты.


2) Раннеготический стиль появляется около 1216 г. и держится до 1280 г. Он отличается решительным стремлением производить впечатление длинною перспективою и дает преобладание горизонтальным линиям над вертикальными. Хор и боковые корабли церквей оканчиваются прямоугольно, без кругового обхода и венца капелл; но к восточному концу хоровой части пристроена сильно выдающаяся из общего плана капелла, обыкновенно посвященная Богоматери (Lady Chadel). Продольный корпус храма, при значительной длине, сравнительно низок и узок, причем образует не более трех кораблей (пять только в Чичестерском соборе). Трансепт нередко снабжен с восточной стороны боковым кораблем. Иногда кроме главного трансепта имеется к востоку от него второй, меньший трансепт, разделенный также на два корабля (напр. в кентерберийских и салисберийских соборах). Столбы, которыми подпираются арки, отделяющие главные корабли от боковых, представляют в своем разрезе круг и бывают обставлены т. наз. служебными колоннами (Dienste); но ребра сводов выходят не от них, а опираются гораздо выше, в консоли. Крестовые своды сначала обходятся без всякого прикрытия их ребер, а потом по ребрам идут выпуклые валики фигурного профиля. Арки и окна имеют или прижатую стрельчатую, или ланцетовидную форму, особенно любимую этим стилем (отсюда название самого стиля "ланцетный"). Окна группируются попарно, по три, даже по пяти рядом. Внешность церквей отличается большою простотою, контрфорсы, подпирающие стены, выступают вперед немного, и в том случае, когда при значительной высоте среднего корабля требуются упорные арки (аркбутаны), последние очень просты. Порталы - со стрельчатым верхом без тимпана; по бокам их часто находится по свободно стоящей колонне. Перед западным порталом имеется иногда притвор. Над пересечением продольного корпуса с трансептом помещается обыкновенно высокая четырехугольная башня, а при западном фасаде - порою еще две башни; все эти башни, там, где они достроены, увенчиваются восьмигранными пирамидальными крышами, поднимающимися непосредственно с квадратного основания, как, напр., в Личфильдском соборе, имеющем пару башен на западном фасаде. Кроме этого собора, образцами раннеготического стиля могут служить Салисберийский собор, большая часть Линкольнского и части Ворсестерского, Уэльского и Эдайского, а также восточная часть Вестминстерского аббатства в Лондоне, хор которого устроен, однако, по французской системе (т. е. имеет многогранную форму, с обходом и венцом капелл).


3) Декорированный стиль - цветущая пора английской готики, обнимающая собою период времени с 1275 по 1380 г. В сооружениях этого стиля вместо ланцетовидных арок являются равносторонние или приниженные стрельчатые; столбы получают вид пучков колонн, представляющих в профиле четырехлиственник, нередко с выдающимся штабиком, и бывают окружены четырьмя большими и столькими же малыми служебными колоннами. Капители - колоколообразной или восьмиугольной формы и украшены сильными завитками лиственного орнамента. Ребра сводов образуют сложные фигуры в виде сеток или звезд и сходятся в замке, откуда свешивается вниз фигурный придаток замочного камня. Порталы похожи на раннеготические, но расчленены глубже и богаче, чем они; лежащая перед ними паперть оканчивается вверху горизонтальною линией. Окна - довольно широки, нередко разделены горбылями на значительное число узких лопастей, снабжены в верхней своей части не связанною с ними органически узорною разделкою переплета и заканчиваются либо обыкновенною стрельчатою, либо килевидною дугою. Большое пристрастие рассматриваемый стиль питает к горизонтальным балюстрадам по краю крыши и снабжает их зубчатым верхом или прорезывает сквозным затейливым узором. Характеристичные примеры этого стиля - Экстерский собор, восточная часть Личфильдского, продольный корпус Юркского соборов и многие небольшие церкви в Линкольнском, Орфордском и Нортгэмптонском округах.


4) Перпендикулярный, или Тюдоровский, стиль, господство которого относится приблизительно к 1380-1540 гг., усваивает для столбов, поддерживающих арки, четырехугольную форму, со впалым желобком на каждой стороне. Стрельчатые дуги очень принижены и расширены (тюдоровская арка), или же килевидны и обрамлены снаружи прямоугольным выпуклым карнизом. Чрезвычайно широкие окна разделяются на множество частей горбылями, простирающимися до той высоты, где начинается скругление окна, и переходящими с этого места в переплетную разделку, в которой преобладает прямая линия. Повсюду рассеяны в изобилии узорчатые ажурные или как бы налепленные на стены рельефные украшения. Своды состоят из большого числа сегментов, встречающихся под разными углами; ребра их замаскированы валиками, образующими собою сложные комбинации - то сетку, то подобие вееров или звезд (сетчатые, веерообразные, звездчатые своды), и сходящимися в замке, нижний конец которого свешивается внутрь здания как бы в виде люстры. Самые сегменты свода покрыты рельефною разделкой. Образчиками такой богатой, но слишком вычурной архитектурной обработки могут служить Георгиевская капелла в Виндзоре, капелла Королевской коллегии в Кембридже и особенно капелла Генриха VII в Вестминстерском аббатстве. К концу рассматриваемого периода вертикальные линии в разделке оконных рам, перегородок, жюбе и др. частей, уступают свое место фигурам в виде качающегося пламени свечи или рыбьего пузыря (стиль flamboyant, Fischblasenstil), как, напр., в особенно затейливом, разделенном восемью горбылями восточном окне хора в небольшом Карлейльском соборе (в Кумберленде). Типическими памятниками этого стиля представляются также хор и фасад Йоркского собора, развалины Мельрозского аббатства (в Шотландии) и некоторые капитульные залы.


Великобритания рассталась с готикой позже, чем другие страны, и еще в XVI стол. продолжала пользоваться ею, примешивая в сооружениях светского характера готические элементы к стилю Возрождения. Этот последний был занесен в Англию итальянцами, наделившими ее многими надгробными памятниками и загородными замками. Через соединение ренессанса и готики образовался блестящий, но тяжеловесный Елисаветинский стиль, главным представителем которого, из туземных зодчих, явился Джон Торп. Гораздо значительнее этого художника - Иниго Джонс, державшийся строго принципов Палладия в мастерском своем создании, "пиршественной зале" Витгальского дворца (1619-1622 г.) и других постройках. В том же точно направлении трудились Кристофер Рэн (Wren), главное сооружение которого, знаменитый лондонский собор св. Павла (1615-1710) составляет гордость новейшей английской архитектуры (см. таблицу "Лондонские здания" при статье "Архитектура"), и, в XVII столетии, Джон Фербрюг (Бленгеймский замок и Кестль-Говард) и Вильям Чемберс (1726-1796 гг., Сомерсеттуз). Последние двое занимались гражданскою архитектурою, которая и до сего времени редко выходит в соединенных королевствах из рамок тощего и тяжеловатого стиля Возрождения, тогда как для церквей, дворцов и монументальных общественных зданий нередко возвращается к готике. Последняя выходит, однако, суха, холодна и малоизящна в сравнении со старинными ее памятниками. Выдающиеся ее последователи в текущем столетии - Джемс Барри (строитель английского парламента, заложенного в 1837 г. и оконченного в 1868 г.; см. вышеупом. таблицу при статье "Архитектура"), два Пуджина, отец и сын, Джемс Вайт, Джордж Скотт и Джордж Эдмунд Стрит.


Переходя от зодчества к ваянию, заметим, что в Англии не могло быть до наступления готической эпохи и не осталось каких бы то ни было произведений по этой отрасли искусства, которые заслуживали бы внимания. Затем, за начальную пору готики, почти единственные любопытные скульптурные работы суть фигуры, украшающие фасад Вэльского собора (около 1250 г.) и группы ангелов в хоре Линкольнского (XIII в.). Однако, уже в это время пластика находит себе все более и более применение в увековечении памяти об умерших надгробными монументами - по большей части каменными плитами с рельефными изображениями покоящихся под ними, причем иногда достигает большой жизненности. В числе подобных памятников, наполняющих собою английские церкви, самым прекрасным и характеристичным может считаться изваяние герцога Роберта Норманнского в Глоучестерском соборе. Нет также недостатка в это время и в произведениях, литых из меди и бронзы, каковы различные предметы церковной утвари, а также надгробные доски, самый замечательный образец которых представляют в Вестминстерском аббатстве памятники короля Генриха III и королевы Элеоноры, работы Вильяма Торелля (ок. 1290 г.), и значительно позднейший монумент Черному Принцу в соборе Кентербери. В середине XV ст. подобные памятники обнаруживают уже стремление художников к реализму, старающемуся возможно точно воспроизвести фигуру и черты покойников. Главное произведение этого рода - литой памятник основателя Мариинской церкви в Варвике, находящийся в этом храме (1465 г.).


С ХVI столетия английская пластика видимо приходит в упадок и уступает поле деятельности приезжим итальянцам, каков, напр., Пьетро Торриджьяни, исполнитель памятника Генриху VII и его супруге в главном корабле Вестминстерского аббатства. Если она порою и выходит из бездействия, то производит лишь немногие, рассеянные там и сям изваяния, хотя и обезображенные передачей модного костюма того времени, но не лишенные выразительности, каковы, напр., статуи королев Елисаветы и Марии Стюарт в упомянутом аббатстве (1606 г.). Лишь во второй половине XVIII ст. как будто наступает для английского национального ваяния минута пробуждения: в лице Джона Флаксмана (одновременно с Карстенсом и Кановой) оно обращается к серьезному изучению принципов античного искусства и подает надежду на лучшее будущее; но вместо того, чтобы возбудить художников следовать по стопам Флаксмана или идти по пути художественного реализма, в начале XIX ст. производит толпу ваятелей и скульптурных вещей, но ни одного действительно замечательного монументального произведения. Много расставлено за это время статуй и монументов на лондонских площадях, в Вестминстерском аббатстве и Павловском соборе, но большинство их носит не соответствующий им жанровый или натуралистический характер. В одном лишь современная нам английская пластика может выставить искусных художников: это - портреты и жанр, хотя в последних нередко впадает она в безвкусие и приторную сентиментальность. Между скульпторами Англии, недавно сошедшими в могилу или еще здравствующими, известностью пользуются в особенности: Гибсон, работавший больше в Риме, чем в Лондоне и принадлежащий скорее к Римской школе, Фр. Чентрей, Макдовель, Мунто, двое Вестмекотов (отец и сын), Кемпбелл, Форлей, Тид, наделивший Лондон множеством статуй, Стиль и крайний peaлист Вульнер.

Живопись в Англии в течение Средних веков являлась помощницей архитектуры в несравненно меньшей степени, чем в Италии, Германии и Франции, и ее задачей было почти исключительно иллюстрирование миниатюрами церковных книг, молитвенников и вообще рукописей. Когда проникли на Британские острова вкусы эпохи Возрождения, английские короли, по примеру других государей, стали смотреть на поощрение этой отрасли искусства как на одну из обязанностей своего сана; но для украшения живописными работами своих дворцов, замков и церквей они прибегали к труду чужестранных художников. Гольбейн, Цуккаро, Рубенс, Ван Дейк, П. Фас (Лели), один за другим приезжали к лондонскому двору, получали от него выгодные заказы, преимущественно по части портретов, работали также на знатных англичан и, конечно, образовывали в гостеприимно принимавшей их стране учеников, которые перенимали от них лишь техническое мастерство, но оказывались не в состоянии приблизиться к ним в отношении полета фантазии и силы творчества. Дж. Торнгиль, исполнитель фресок в лондонском соборе св. Павла, - едва ли не единственный туземный живописец, выказавший в начале XVII ст. некоторое самостоятельное дарование. История английской живописи начинается, собственно говоря, с появления Вильяма Гогарта, первого вполне национального английского художника, глубоко понимавшего характер и нравы своих соотечественников и жестоко бичевавшего их пороки в своих сатирических картинах и карикатурах. Несколько позже выступают два первоклассных живописца: Джоза Рейнольдс, положивший в своих многочисленных портретах и немногих исторических картинах основание разработке колорита, составляющего до наших дней одну из привлекательных сторон английской живописи, и Томас Гейнсборо (Gainsborough), замечательный портретист и жанрист, могущий считаться также отцом английского пейзажа. За этими крупными талантами следовали: портретист Томас Лауренс, высокоталантливый ученик Рейнольдса, подобно ему, изящный любимец английской знати, и фаланга менее значительных художников, каковы Джордж Рамней, Джон Россель, Вильям Бичей, Джон Гоннер и Джон Опи. Занимаясь преимущественно портретом, некоторые из них пробовали, кроме того, свои силы в исторической живописи, настоящим родоначальником которой должен, однако, считаться Беньямин Вэст. Впрочем, в первой половине текущего столетия историческим живописцам представлялось мало случаев отличаться, по отсутствию запроса на большие, монументные работы по их специальности, и только в последние десятилетия, с украшения фресками здания парламента (исполненными под руководством корректного в отношении рисунка, изящного по колориту, но холодного по сочинению Чарльза Истлека) открылось более широкое поле для их деятельности. Тем не менее, Англия может выставить целый ряд художников, с честью потрудившихся на этом поприще. Таковы: истолкователь Мильтона, Шекспира, Данте и произведений народной поэзии Джон Фюсли, элегантный, но слишком театральный Ричард Вэстель, Гильтон, Стотгарт, Дж. Мартин, прославившийся колоссальными композициями из библейской истории, в которых пейзаж играет одинаковую роль с фигурами, даровитые артисты новейшего времени Д. Меклис, И. Дайс, Дж. Р. Гербет, Дж. Фр. Уатс, Дж. Уорд, прерафаэлиты В. Гольман-Гент, Д. Г. Россетти и Э. Берн-Джонс, Э. Армитедж и др. Многие из этих художников писали также жанровые картины или, трактуя исторические картины, придавали им жанровый характер. Недостаток некоторых из их числа - излишняя погоня за оригинальностью, эксцентричность концепции и резкость красок. Собственно жанр, родоначальником которого, как мы видели, надо считать Гогарта, сделался у англичан самою любимою художественною отраслью, вероятно, вследствие положительности и других свойств английского характера, а равно и потому, что возделывателями этого рода живописи и на полотне, и в акварелях, являлись многие высокодаровитые художники. Во главе их должен быть поставлен ближайший продолжатель Гогарта, Давид Вильки (Wilkie), с тонкою наблюдательностью, редким умом и теплым чувством воспроизводивший семейную и народную жизнь, преимущественно Шотландии. Затем, в длинном ряду англ. жанристов заслуживают особенного внимания: Дж. Шалон, В. Мельреди (Mulready), P. Редгрэйв, Дж. Клерк, В. Коллинс, Дж. Горсли, Фр. Гуддоль, Г. Б. Ониль, Т. Уэбстер, В. Фрит, Э. Пойнтер, В. Геркомер (последние двое - преимущественно акварелисты) и передовые корифеи современной английской живописи, Дж. Э. Милле и Ф. Литон (Leighton), один - глава разумных реалистов, другой - поборник идеализации, одинаково прекрасный как в картинах из античного быта, так и в исторических и аллегорических произведениях. Пейзаж получил в Англии также значительное развитие, и она может по справедливости гордиться многими мастерами по этой отрасли искусства. В их списке на первом месте должны быть поставлены: Джон Констебль, передававший легко, свободною техникой и сильными красками английскую природу как в блеске солнечных лучей, так и в дымке дождя и тумана; поэтичный, разносторонний, но неровный и порою экстравагантный Д. М. Тернер (Turner) и рано ум. Р. Бонингтон, превосходно воспроизводивший впечатление итальянской природы. Кроме этих трех художников, достойны быть упомянутыми пейзажисты: Дж. Кром, Дж. Кларсон-Стенфильд, Дж. Гловер, А. Калькотт, Т. Денби, Дж. Гординг, Дж. Линнель, Т. Кресвик, Г. Мак-Куллот и Э. В. Кук. По живописи животных Англия обладала, в лице Эдв. Лендсира (Landseer), едва ли не лучшим в своем роде художником в Европе. В числе живописцев, занимавшихся перспективными видами зданий, более других известен Д. Робертс, а между живописцами цветов и неодушевленной природы - мисс Мютри. В заключение надо сказать, что почти все исчисленные художники с охотою работали и работают, кроме масляных красок, также и акварелью, а некоторые даже составили себе из нее специальность. Вообще, акварель с давних пор пользуется в Англии большим уважением, достигла там значительного успеха раньше, чем в других странах, и на нынешних художественных выставках иной раз преобладает над масляною живописью.


Чтобы окончить обзор английского искусства, остается бросить беглый взгляд на гравирование. В продолжение XVIII стол. наблюдается в этой области оживленная деятельность англичан, направленная, главным образом, на выработку блестящей техники. Самыми значительными граверами резцом того времени были: Р. Стрендж, В. Шарп и В. Вуллет (Woollett), из кот. последний гравировал преимущественно пейзажи. Особенно пользовалось в Англии почетом гравирование черной манерой, доведенное до высокого совершенства С. Рейнольдсом, Мак-Арделем, Дж. Р. Смитом, Ватсоном и Р. Ирломом. Мягкий пунктирный способ, введенный в моду итальянцем Бартолоцци, потом, постепенно распространявшийся вкус к сравнительно легким, в техническом отношении, эстампам со стали и, наконец, литография остановили дальнейшее процветание серьезной гравюры, что не помешало, однако, некоторым даровитым граверам усердно трудиться, не смущаясь конкуренциею, какую они встречали со стороны фабрикантов дешевых и приятных будуарных картинок. К выдающимся художникам этого рода принадлежат в новейшее время: аквафортисты Дж. Крукченк (карикатурист) и Сеймоур-Гедн (ландшафтист и портретист), бюренисты Дж. Бернет, Э.-В. Кук, Э. Гудоль, Дж. Ду, Дж. Т. Вильмор, Дж. Р. Робинсон, и работающие черной манерой К. Лендсир, Т. Л. Аткинсон, С. Кезинс, В. Уокер, Т. Литон. Наконец, в мастерстве гравирования на дереве англичане превзошли все другие народы после того, как Т. Бевик, впервые извлекший это искусство из забвения в 1775 г., и его последователи Бренстон, Клиннель, Несбит и др. подняли технику политипажа до небывалой высоты. Лучшие английские граверы на дереве в новейшее время - братья Дальзиль, М. Джексон, В. Мизом и В. Л. Томас.

Литература: Allan Cunningham, "Life of British painters, sculptors and architects" (Лондон, 1829, 5 т.); Passavant, "Kunstreise durch England und Belgien" (Франкфурт на Майне, 1883); Waagen, "Kunstwerke und K ü nstler in England" (Берлин, 1837-1838, 2 т.); E. Chesneau, "La peinture anglaise" (Париж).


Музыка

Музыка в Великобритании имеет свое значительное прошлое, так как обитатели В. относились к ней с чрезвычайной любовью. К дохристианскому периоду относятся барды, соединявшие в себе дар поэтов и музыкантов. Народная мелодия весьма своеобразна, в особенности в Ирландии и Шотландии. Эта своеобразность происходит не только от ритма, но и от гаммы, которая состоит из нот диатонической гаммы, но только с пропущенными четвертой и седьмой ступенями. С водворением христианства миссионеры ввели постепенно грегорианское пение, а позже в основавшихся монастырях учреждены были школы для преподавания музыки. Уже в IX веке была открыта в Оксфорде кафедра по музыке, которая значительно способствовала развитию музыкального искусства. В Χ столетии в церквах В. был введен орган. При норманнах Англия подверглась влиянию и светской музыки континента. Норманны перенесли в Англию пение трубадуров, называвшихся здесь менестрелями. Они пели при дворах, в домах богатых и знатных людей. Особенно они процветали при Ричарде I, который и сам сочинял мелодии и играл на арфе. В XIII столетии искусство менестрелей значительно падает в Англии. Контрапунктическая техника развивается в Англии весьма рано. Первые сохранившиеся образчики многоголосных сочинений в Англии восходят к XIII веку. К этому же веку относится деятельность ученого музыканта Вальтера Одингтона (см. это имя). Во время процветания контрапункта в нидерландской школе, повсеместно господствовавшей, Англия старалась сохранить свою независимость в музыкальном отношении. В XV и XVI век. является в Англии целый ряд композиторов, весьма искусных контрапунктистов. Высшего развития английская школа достигла в XVI и XVII столетиях. Лучшими представителями ее могут считаться: Фома Таллис (Thomas Tallis) и его ученик Вильям Берд (Byrd). Оба они были органистами.


Контрапунктические сочинения писались в области духовной и светской музыки. В особенности в светских сочинениях, а именно в мадригалах, чувствуется примесь элемента английских, ирландских и шотландских песен. Замечательными сочинителями мадригалов считаются Фома Морлей (Morley), ум. в 1601 г., и Джон Доланд (Dowland, 1562-1626 г.). Из виртуозов на органе и спинете и композиторов для этих инструментов можно указать на Джона Булля (1563-1628), Гиббона (1583-1625), Фернаби (1592), Вильяма Бирда. Сочинения этих композиторов помещены в сборнике "Queen Elisabeth's virginal book". Придворный оркестр в ХVII столетии состоял из 12 труб и пары литавр, флейт, рогов и барабанов. Музыка с раннего времени применялась в драматических представлениях, в мистериях, а затем в маскарадах. В области оперы заметно иностранное влияние. Французская, а затем итальянская оперы пользовались большим успехом. Из местных оперных композиторов XVII и XIII столетий имеют значение: Пурцел (1658-1695) и Генри Кэри (умер 1743 года), писавший оперы в народном стиле. Деятельность Генделя (1685-1759) оказала большое влияние на оперное дело в Англии, и еще большее - на развитие оратории. Хотя Гендель был иностранцем, но Англия считает его своим национальным композитором, так как лучшую пору своей художественной деятельности он посвятил Англии, умер там и похоронен в Вестминстерском аббатстве. Генделю англичане долгое время приписывали сочинение национального их гимна: "God save the king". Несправедливость этого мнения доказана Кризандером, который считает автором гимна Кэри. Итальянская опера, пустившая сильные корни в XVIII стол., до сих пор продолжает пользоваться в Англии особым почетом; английская опера стояла в стоит на втором плане. Из новейших композиторов следует упомянуть о Валласе, Стерндаль-Бэннете, Сюлливане, Кауэне, Маккензи; из виртуозов на фортепиано - о Фильде. Из писателей по истории музыки выдаются Гевкинс и Бурней.


Великобритания (дополнение к статье)

- конституционная монархия В. (The British Empire) состоит из собственно В., или Соединенного королевства (The United Kingdom of Great Britain and Ireland), и колоний (вместе со странами подвластными и находящимися под протекторатом). Вместе с колониями В. в 1904 г. занимала площадь в 30596613 кв. км, с населением в 398730145 чел.; таким образом по пространству и числу жителей В. - первое государство в мире (Российская империя - 22244962 кв. км, Китайская империя - 330130000 жит.).

Главнейшие составные части В. Площадь, кв. км   Население
I) Соединенное королевство:
Англия и Валлис 151055 в 1903 г. 38378338
Шотландия 78777 в 1903 г. 4579223
Ирландия 84253 в 1903 г. 4414995
Мэн и Нормандские острова 784 в 1903 г. 150370
Собственно В. 313869 в 1903 г. 42522926
II) Колонии.
В Европе 828 в 1901 г. 222702
В Азии 5227049 в 1901-02 гг. 301898852
В Африке 6354510 в 1900-02 гг. 40911756
В Америке 10441594 в 1901 г. 7534006
В Австралии вместе с Океанией 8258263 в 1900-02 гг. 5639903
Колонии 30281744 в 1900-02 гг. 356207219
Всего 30596613 в 1900-03 гг. 398730145

I) Соединенное королевство. - Англия и Валлис делятся на 62 графства (counties). Лондон составляет особое графство (Metropolitan borough, или County of London), в состав которого входит большая часть города; оно не совпадает с полицейским округом Лондона, обнимающим собою и окрестные города и местечки, фактически слившиеся со столицею. Крупные города (67) выделены в особые административные единицы (County boroughs). Городов, имеющих более 100 тыс. жит. - 87; свыше 800 тыс. жителей имеют города: Лондон - 4537 тыс. (в пределах полицейского округа - 6706 тыс.), Ливерпуль - 685 тыс., Манчестер - 544 тыс., Бирмингем - 522 тыс., Лидс - 429 тыс., Шеффильд - 381 тыс., Бристоль - 329 тыс. Густота населения в графствах (не считая крупных городов) колеблется между 1023 жителями (Суррей) и 21 жителем (Раднор в Валлисе) на 1 кв. км. Гуще населены графства, прилегающие к промышленным центрам (Суррей прилегает к Лондону) или принадлежащие к фабрично-заводским местностям; слабо заселены немногие пустынные части страны. Графства группируются в 11 более крупных областей (divisions), из которых одну составляет Лондон, другую - Валлис (12 графств); остальные (кроме Йоркшира) носят условные названия, соответствующие географическому их положению: северная (Northern), северо-восточная и т. п. Шотландия состоит из 33 графств (Civil counties), соединенных в 8 областей (Divisions); последние, как и в Англии, носят условные названия, сообразно их географическому положению: северо-западная (North-Western), внутренне-западная (West-Midland) и т. п. Городов, имеющих свыше 100 тыс. жит., 4; из них Эдинбург имеет 316 тыс., Глазго - 736 тыс. Ирландия делится на 32 графства, соединенных в 4 провинции: Лейнстер, Мюнстер, Ульстер и Коннаут. Городов свыше 100 тыс. жителей 2: Дублин (291 тыс. жит.) и Белфаст (349 тыс. жит.). Вследствие аграрных неустройств, вызывающих усиленную эмиграцию, население Ирландии продолжает уменьшаться: в 1841 г. было 8175 тыс. жителей, в 1851 - 6552 тыс., в 1861 - 5799 тыс., в 1871 -5 412 тыс., в 1881 - 5175 тыс., в 1891 - 4705 тыс., в 1901 г. - 4459 тыс. жителей. За 61 год население уменьшилось на 3 7 16 тыс. человек, или на 45,5%. Мэн и другие о-ва образуют 5 административных единиц. - Об эмиграции из В. и иммиграции в страну см. Эмиграция. Торговля. Ввоз за 1904 г. оценивается в 551 млн. фун. стерл., вывоз в 371 млн. фун. стерл.; транзит - 71 млн. фун. стерл. Торговый флот В. (не считая колоний) состоял из 20452 судов в 10268604 тонны, в том числе 10122 парохода в 8399668 тонн; сюда не вошли рыболовные суда. Железных дорог (1902 г.) 35643 км, телеграфных линий 76296 км, телефонных - 75204 км (1903 г.). Военный флот (не считая колониального) в 1903 г. состоял из 869 судов с 3089 пушками (калибра свыше 10 см), в том числе 58 броненосцев, 27 панцирных и 112 других крейсеров и 292 минных судов, экипаж состоит из 178506 чел. Госуд. бюджет (1904-1905): доходы - 143610 тыс. фун. стерл., расходы - 142880 тыс. фун. стерл. Кроме того по внутреннему общ. управлению в 1901-1902 гг. доходов получено 145 млн. фун. стерл., израсходовано почти столько же. Государственный долг (1903 г.) равнялся 794 млн. фун. стерл.


II) Колонии. Отдельных колоний (вместе с подвластными странами) В. считается 44, из них в Европе - 2, Азии - 11, Африке - 20, Америке - 6 и в Австралии - 5, а именно:

Колонии Площадь в кв. км Население
В Европе:
Гибралтар 5 27460
Мальта, Гоццо и Комино 323 195242
В Азии:    
Кипр 9282 239522
Индия (империя) 4859594 295213056
Цейлон 65610 3578333
Мальдивские острова (протекторат) 300 30000
Straits Settlements (посел. пролива) 4122 573653
Малайские государства 88000 934631
Гонконг и Вей-хай-вэй 1817 523146
Лабуан, остров 133 8411
Северный (британский) Борнео 73240 180000
Саравак и Бруней (протекторат) 124221 550000
Камаран и Бахрейн, острова 730 68100
В Африке:
Капская колония 756803 2501635
Страна Базуто 31490 263414
Родезия 1508000 1387000
Страна Бечуанов (протекторат) 1000000 147500
Центрально-африканский протекторат 121400 706034
Наталь вместе со страной Зулу 70890 959384
Оранжевая колония 131070 200000
Трансвааль 288790 1000000
Нигерия 875100 24000000
Cьеppa-Леоне 71900 108000
Гамбия 10690 90404
Золотой берег 308883 1486433
Логос и Иоруба 74900 3000000
Острова Св. Елены, Вознесенья и Тристан 327 5699
Острова Маврикия и др. 2548 375882
Острова Сейшельские 383 19237
Восточно-африканский протекторат 700000 2500000
Уганда (протекторат) 222696 1808116
Страна Сомали 176000 153018
Занзибар 2640 200000
В Америке:
Британская Северная Америка (Канада и др.) 10122493 5593299
Бермудские острова 50 19425
Вест-Индия 34499 1587802
Гондурас 21475 37479
Гвиана 246470 293958
Фалькландские острова и Южная Георгия 16607 2043
В Австралии:
Австралийские штаты 7929009 4466080
Новая Зеландия с островами 271212 851073
Острова Фиджи 20837 120124
Прочие острова Тихого океана 36068 176626
Острова Тонга (Дружбы), королевство под англ. протекторатом 1137 26000

[Сфера британского влияния обнимает 1300000 кв. километров.]


Более подробные сведения об английских колониях - в соответствующих статьях.

История (см. Великобритания и Виктория). 1. 4-е Министерство Гладстона, 1892-94, и 1-е министерство Розбери, 1894-1895. 28 июня 1892 г. министерство Салисбери распустило палату общин. Новые выборы происходили в июле. Судя по ходу дополнительных выборов в период с 1886 по 1890 г. можно было ожидать блестящей победы либералов. Однако, после падения Парнелля (см.), в Англии, Валлисе и Шотландии произошла реакция против идеи гомруля, значительно ослабившая успехи либералов уже на дополнительных выборах 1890-92 гг. Избирательная агитация 1892 г. велась главным образом на почве ирландского гомруля (см.), но вместе с тем и других демократических реформ, выставленных Гладстоном в 1891 г. в так назыв. ньюкестльской программе (см.). Подробности гомруля во время агитации не были раскрыты, несмотря на многочисленные требования и запросы со стороны противников; было известно только, что проект 1886 г. оставлен. В результате победа осталась на стороне коалиции либералов и ирландцев, но крайне нерешительная. В новой палате общин было:

Либералов-гладстонианцев 275
Ирландцев (парнеллистов и антипарнеллистов) 81
Итого 356
Консерваторов 268
Либералов-унионистов 46
Итого 314

либеральное большинство - 42 голоса. Министерство Салисбери открыло новую сессию парламента, но при обсуждении ответного адреса на тронную речь была принята поправка Асквита с выражением недоверия министерству, и оно подало в отставку (10 авг. 1892 г.). Составить новое министерство королева поручила в 4-й раз Гладстону. Уже в сент. 1892 г. кабинет Гладстона отказался от применения сурового репрессивного закона 1886 г. для борьбы с преступлениями в Ирландии, при помощи которого предыдущее министерство терроризировало страну. В февр. 1893 г. Гладстон внес в палату общин проект гомруля (см.), и из-за него началась упорная борьба. Среди правительственного большинства были серьезные возражения против многих частностей, оппозиция же боролась против самой сущности проекта. Прения могли бы затянуться до бесконечности, если бы не право так назыв. парламентской гильотины, которым большинство воспользовалось, заблаговременно назначив 20-е июля днем окончания комитетского обсуждения билля, начавшегося 5 мая. 1 сент. 1893 г. билль был принят в 3 чтении большинством 301 против 267, но в последней речи перед его голосованием Бальфур сказал, что билль уже мертв, что его никогда не примет английский народ. В палате лордов защитником билля выступил лорд Розбери, который с самого начала сделал большие уступки противникам, охотно допуская в принципе всяческие к нему поправки. Главным противником билля был лорд Салисбери. Почти без прений, 9 сентября, палата лордов, не смутившись угрозами возбудить движение против самого ее существования, отвергла билль большинством 419 гол. против 41. Ожидали, что Гладстон распустит палату общин, но он выразил намерение сначала предложить палате общин ряд других обещанных им мер, и затем уже предоставить рассмотрению избирателей и вопрос о гомруле, а вместе с ним вопрос о дальнейших условиях существования палаты лордов. Действительно, в следующем месяце Гладстон или другие члены его кабинета внесли в палату общин несколько весьма важных проектов. Билль о 8 час. рабочем дне для рабочих, занятых под землей, был проведен через палату общин в сент. 1893 г., но не прошел через палату лордов. Та же судьба постигла и другие попытки реформаторской деятельности. В декабре 1893 г. в палате общин было сделано Гамильтоном нападение на военно-морское управление. Указывалось, что хотя Англия на море все еще сильнее, чем две какие бы то ни было другие державы взятые вместе, но ничего не делается для поддержания этого положения; выставлялись на вид неудобства ежегодного одобрения представления морского бюджета на одобрение парламента. Представители правительства возражали, что проект дальнейшей постройки судов разрабатывается, и что в сокращении прав парламента нет никакой надобности. В январе 1894 г. правительство действительно предложило проект постройки нескольких новых судов, для чего получило кредит, распределенный на несколько лет, в 4½ миллиона фунт. стерл. С конца июля по ноябрь 1893 г. в В. имела место грандиозная стачка горнорабочих, в которой приняло участие до 1000000 чел.; она закончилась, при посредничестве лорда Розбери решением третейского суда. В марте 1894 г. Гладстон вышел в отставку вследствие болезни глаз и ослабления слуха. Его место занял лорд Розбери. Смена премьера ослабила министерство. Розбери считали далеко не решительным сторонником гомруля. Поэтому ирландцы, в особенности парнеллисты, заняли по отношению к м-ву положение более сдержанное, чем раньше; радикалы (Лабушер) были недовольны тем, что премьером стал пэр, и притом Розбери, а не Гаркур, являвшийся по их мнению естественным наследником Гладстона. Розбери заявил, что правительство остается верным принятым им на себя обязательствам, но ирландский гомруль не будет внесен в ближайшую сессию; реформа палаты лордов стала необходимостью, но социальные задачи стоят теперь впереди всех конституционных реформ. Положение, в общих чертах, осталось неизменным, сводясь главным образом к борьбе двух палат, из коих верхняя систематически тормозила работу нижней. Но и в последней м-ву приходилось бороться с сильным противодействием. Все его важнейшие проекты могли проходить лишь при помощи парламентской гильотины и принимались сильно уменьшившимся большинством 13-25 голосов. Не осуществились правительственные билли о реформе избирательного права, распространявшей его на новые 600000 избирателей и отменявшей множественные вотумы (one man - one vote), об отделении церкви от государства в Валлисе, о вознаграждении членов палаты общин, об изменении условий аренды в Ирландии и др. Вообще, несмотря на чрезвычайно энергичную работу министерств Гладстона и Розбери, они остались почти бесплодными. Осуществилась (1894) только реформа местного (муниципального) управления, завершившая преобразование местного управления, начатое м-вом Салисбери в 1888 и 1889 г.: из прихода была создана мелкая самоуправляющаяся единица, и военное м-во (Кампбелль Баннерманн) ввело (не в законодательном порядке) 8 часовой рабочий день во всех своих мастерских и заводах. В 1893 г. образована Кейром Гарди независимая рабочая партия. Консервативная партия (Бальфур) выкинула знамя биметаллизма, от которого, однако, позднее она отказалась; она же (Салисбери) внесла в палату лордов билль об иммиграции, запрещавший доступ в Англию пауперам и больным; Чэмберлен выставил программу социальных реформ (пенсии для престарелых, законодат. нормировка рабочего дня, третейские суды между рабочими и предпринимателями), которые на выборах 1895 г. играли роль главной приманки для избирателей ("чэмберленовские козыри"), но были оставлены в стороне после победы. Тогда же вполне определенно в рядах консерваторов и либералов-унионистов сказалось империалистское течение. Первым провозвестником его явился герцог Девонширский (маркиз Гартингтон), основавший лигу для укрепления связи между В. и ее колониями. Позднее главным носителем этой же идеи стал Чэмберлен, соединивший ее с протекционизмом. - Иностранная политика м-ва была не особенно успешна. Захват части Сиама Францией (1893) прошел без протеста со стороны В.; в споре В. с Германией из-за границ Конго B. уступила (1894). Всего резче это сказалось по окончании Китайско-Японской войны, когда Россия, Франция и Германия лишили Японию завоеваний, доставшихся ей по симоносекскому мирному трактату, а В., симпатии которой были на стороне Японии, этому не противодействовала. В парламентскую сессию 1895 г. м-во оказалось еще слабее, чем раньше, отчасти оттого, что несколько новых округов было отвоевано консерваторами на дополнительных выборах, отчасти оттого, что 9 парнеллистов почти совсем перешли в оппозицию. Министерское большинство по большей части не превышало 13-15 голосов. Наконец, 21 июня, когда Кампбелль Баннерман внес в палату общин проект реорганизации армии, Бродрик ответил на него резкой критикой и предложением, в виде протеста, уменьшить жалованье военного министра на 100 фн. ст. Предложение было принято большинством 132 против 125, вследствие чего через 2 дня кабинет подал в отставку. Новое министерство сформировал маркиз Салисбери.


2. 3-е министерство маркиза Салисбери, 1895-1902 гг. Сам премьер взял в свое заведование иностр. дела, Артур Бальфур сделался первым лордом казначейства, Чэмберлен получил колонии, герцог Девонширский (маркиз Гартингтон) - президентство тайного совета, Гикс Бич - канцлерство казначейства, Гошен - адмиралтейство, маркиз Лансдаун - военное м-во, Джеральд Бальфур - м-во по делам Ирландии, Горст - просвещение, внутр. дела - Вайт Ридлей. Таким образом в министерство вошли и крайние тори (Лансдаун), и умеренные консерваторы (Бальфур), и либералы-унионисты, как умеренного крыла (Гошен, герцог Девонширский), так и крайнего (Чэмберлен). Первым делом нового кабинета было распущение палаты общин. На выборах правительственная партия вела борьбу против гомруля, за сохранение палаты лордов, за энергичную иностранную политику и за "чэмберленовсеие козыри". Новым явлением на выборах было самостоятельное выступление новой "независимой рабочей партии", которая, однако, завоевала всего 2 мандата. В результате борьбы правительство одержало блестящую победу; избрано было:

Консерваторов 338
Либералов 175
Итого 411
Унионистов 73
Ирландцев (в том числе 12 парнеллистов) 82
Рабочих 2
Итого 259

Правительственное большинство - 152 голоса (самое крупное большинство с 1832 г.). Большинство, однако, с самого начала было не вполне однородно; впоследствии разногласия в его среде увеличились, но, в силу обстоятельств, очень рано перевес в нем получили крайние реакционеры. Бывший радикал Чэмберлен поддерживал их всею силою своего авторитета, чтобы увлечь их на свою дорогу - империализма и протекционизма. Развитие этих явлений стоит в связи с экономическим благосостоянием страны и с ее положеним на мировом рынке. Национальное богатство и в связи с ним население Англии, Валлиса и Шотландии в течение всего XIX века систематически и быстро росло, и только благосостояние Ирландии падало во второй половине XIX века.

Население Англия и Валлис Шотландия Ирландия
В 1801 г. 8892000 1608000 5395000
В 1841 г. 15914000 2620000 8175000
В 1851 г. 17927000 2888000 6552000
В 1871 г. 22712000 3360000 5412000
В 1881 г. 25974000 3735000 5174000
В 1891 г. 29002000 4025000 4704000
В 1901 г. 32527000 4472000 4458000

Обрабатывающая промышленность тоже росла во всей В., за исключением Ирландии. До 1850 г. В. была страной с преобладающим экспортом; с 1850 г. она делается страной с преобладающим, и притом очень сильно, ввозом. Ввоз растет очень быстро, вывоз - в пропорции гораздо более медленной; бывали (первые годы 1890-х гг.) периоды упадка вывоза, притом продолжавшиеся гораздо дольше, чем краткие периоды упадка ввоза. Вот некоторые цифры за последние годы:

  Импорт Экспорт Перевес импорта
В миллионах фунтов стерлингов
1891 г. 436 238 198
1895 г. 416 226 190
1896 г. 441 240 201
1898 г. 470 233 237
1899 г. 485 264 221
1901 г. 521 280 241
1904 г. 551 300 251

Избыток ввоза покрывает отчасти услуги, оказываемые мировой торговле великобри-танским флотом (коммерческим) по транспорту товаров, но главным образом он является оплатой процентов по долгам, заключенным иностранцами в В. В начале 1890-х гг., когда Германия и Америка стали вытеснять В. с иностранных рынков, упадок вывоза явился результатом упадка английской торговли; рост перевеса импорта над экспортом стал по крайней мере до некоторой степени совершаться на счет капитала B. и послужил довольно тревожным симптомом. Так как слабая иностранная политика Гладстона и Розбери содействовала упадку влияния В. за границей, и так как она совпала с годами кризиса, тяжело отразившегося на промышленности, то реакция против нее сказалась именно в возрождении идеи протекционизма, связанной с идеей империализма. Жалобы на торжество Германии на мировом рынке, на вытеснение английских товаров товарами "made in Germany", нашли себе выражение в ряде книг и статей (Уильямс, "Торжество германской промышленности. Made in Germany", пер. с предисл. Георгиевского СПб., 1897), а вслед за тем и в политике нового министерства. В иностранной политике руководящую роль взял на себя в министерстве не министр иностр. дел, а министр колоний Чэмберлен. Задумав захват южно-африканских республик, он подготовил набег на Трансвааль д-ра Джемсона (см.), затем добился выдачи его Англии и после суда над ним устроил его помилование; при его же поддержке Джемсон сделался позднее министром в Капской колонии. Чэмберлен был также главным виновником войны с двумя африканскими республиками (1899-1902; см. Южно-Африканская республ.). В Индии еще м-во Розбери в последние месяцы своего пребывания у власти заняло область Читраль (на границе Афганистана), но, водворив в ней порядок, собиралось эвакуировать ее. М-во Салисбери решило присоединить ее к великобр. владениям (1895). В 1896 г. В. присоединила, после войны, к своим африканским владениям независимое до тех пор государство Ашантиев. В 1896 г. Турция сделала представление об эвакуации Египта. В. не обратила на него внимания и даже, воспользовавшись поражением итальянцев в Абиссинии, организовала военную экспедицию из Египта на юг. Ген. Киченер, ставший во главе экспедиции, разбил дервишей при Фирке и осенью 1896 г. занял область ДонголаНубии, по Нилу, 18-19° сев. ш.), которая с 1885 г. была во власти махдистов. В 1897-98 гг. Киченер продолжал войну с махдистами. 2 сентября 1898 г. он совершенно уничтожил их армию при Омдурмане, после чего Омдурман и Хартум были заняты его войсками. В связи с этим произошло резкое дипломатическое столкновение В. с Францией, которое окончилось присоединением к В. Фашоды (см.). В 1900 г. В., в союзе с другими державами, привяла участие в подавлении боксерского движения в Китае. В связи с агрессивной иностранной и колониальной политикой стояло и усиление военных сил страны. В 1897 и 1898 гг. великобританская армия, численность которой с 1871 г. оставалась почти неизменной, была увеличена на 25000 чел. В 1898 г. парламент принял, как общий руководящий принцип, предложенное Гошеном (морским мин.), правило, что флот В. должен быть равен флоту двух других наиболее могущественных морских держав, взятых вместе. Во исполнение этого принципа были ассигнованы новые, весьма значительные средства на постройку новых судов. В области внутренней политики эпоха м-ва Салисбери была крайне бесплодна. Крупных мер было осуществлено только две: ирландский земельный акт 1896 г., принятый несмотря на противодействие крайних консерваторов, и распространение в 1898 г. на Ирландию закона о местном самоуправлении 1888 года (см. Ирландия). В угоду духовенству м-во в 1896 г. внесло билль, являвшийся крупным шагом по направлению к конфессиональной школе - билль о выдаче так наз. voluntary schools, содержимым по большей части духовенством, казенной субсидии по 4 шилл. на ученика в год, тогда как светские общинные школы (board schools) оставались без этой субсидии. Билль вызвал сильное противодействие в рядах либералов-унионистов и не прошел через палату общин. В июне 1897 г. был торжественно отпразднован во всей Англии 60-летний юбилей царствования королевы Виктории. Юбилей этот дал повод к созванной Чэмберленом конференции премьеров всех английских самоуправляющихся колоний. Конференция имела задачей закрепить узы между В. и ее колониями: решено было сблизить В. с колониями в торговом отношении посредством специальных таможенных тарифов, благоприятствующих английским товарам в колониях и обратно. Во исполнение этого постановления В. обязалась (что и исполнила в 1898 г.) разорвать те торговые договоры (с Германией и Бельгией), которые, содержа в себе оговорку о наиболее благоприятствуемой державе, затрудняли заключение с колониями новых торговых конвенций с особенно далеко идущими взаимными уступками. Кроме того были выработаны общие меры для взаимной защиты и помощи на случаи войны. Чэмберлен предлагал премьерам участие колоний в расходах В. на армию и флот, что должно было повлечь за собою их право на долю участия и в иностранной политике, но конференция на это не согласилась. В 1900 г., среди опьянения, вызванного войной с бурами, была распущена палата общин. Выборы вернули ее почти в неизменном виде: в новой палате оказалось 402 сторонника министерства. Салисбери, будучи вследствие старости не в силах нести все прежние обязанности, сложил с себя звание министра иностранных дел, передав его Лансдауну; военным министром стал Бродрик. Из состава кабинета вышел Гошен. В политической печати был отмечен семейный характер преобразованного кабинета, в который входили четыре члена семьи маркиза Салисбери (сам маркиз, два его племянника Бальфуры и зять Сельборн) и два члена семьи Чэмберлена. В дек. 1900 г. Ллойд Джорджем был внесен билль, запрещавший министрам или членам их семей принимать участие в фирмах, занимающихся поставками на правительство. Билль был принят как выражение недоверия и даже решительное личное оскорбление Чэмберлену, брат которого был подрядчиком армии. За билль говорил Кампбелль Баннерман, против него возражали оба Чэмберлена и Арт. Бальфур. Он был отвергнут 269 голосами против 127. 21 января 1901 г. умерла престарелая королева Виктория. На престол вступил ее сын Эдуард VII. Палата общин определила размеры его цивильного листа в 543000 фн. вместо 476000, получавшихся Викторий. Все продолжавшаяся война с бурами, принесшая ряд неудач, привела к новой реорганизации и усилению армии, что и было решено парламентом в 1901 г., и к сильному дефициту. Бюджет на 1901-1902 г. определял доходы из прежних источников в 132 миллиона фунтов стерл., расходы - в 187 млн. Для покрытия дефицита был повышен подоходный налог до 14 пенсов на 1 фун. стерл. (при Розбери он равнялся 7-8 пенс.), а в следующем 1902-03 г. - до 15 пенсов, и введен или повышен ряд косвенных налогов: пошлина на центнер сахара определена в 4 шил. 2 пенса, введена пошлина на вывозимый уголь. В начале 1902 г. военный министр Бродрик представил палате исчисление издержек войны: с октября 1899 г. до 31 марта 1902 г. она потребовала 229 миллионов фун. стерлингов, из коих 73 млн. покрыты чрезвычайными налогами, 155 млн. - из займов. Но и в следующий год приходилось еще считаться с войной, и в бюджете на 1902-1903 г. она привела к введению 3-пенсовой пошлины на центнер ввозимого хлеба, 5-пенсовой - на центнер муки. Пошлина вызвала сильное противодействие оппозиции и многих членов правительственной партии, указывавших, что она имеет не только фискальный, но и аграрно-протекционистский характер. В конце концов она была принята, но на следующий год ее пришлось отменить. Число убитых и умерших от ран и болезней в войну с бурами офицеров и солдат официально определяется в 20681 чел. В июле 1 9 02 г. Салисбери вследствие болезни вышел в отставку. Место его занял Арт. Бальфур.


3. Кабинет А. Бальфура (1902-05) является продолжением кабинета Салисбери. Состав его изменился сначала мало. В авг. 1902 г. вышел в отставку Гикс Бич; место его занял Ритчи; Остин Чэмберлен сделался министром почт. Положение министерства было, однако, уже не прежнее. Война окончилась победой В., но эта победа не дала ничего, кроме громадного государственного долга, усиленных расходов и промышленно-торгового кризиса. В самом парламенте правительственное большинство стало быстро таять; по целому ряду вопросов правительственное большинство равнялось лишь нескольким десяткам голосов. Чэмберлен вел по-прежнему агитацию в стране, но в самом правительстве положение его было поколеблено. В сентябре 1903 г. он вышел в отставку и заменен Литльтоном. Вместе с ним вышел в отставку и канцлер казначейства Ритчи, сторонник свободы торговли; он был замещен Остином Чэмберленом, который в кабинете по прежнему являлся защитником идей своего отца. Находясь вне кабинета, Дж. Чэмберлен все же оставался очень влиятельным в правительстве. Покровительственная политика не сделала, однако, ни одного реального завоевания. В 1904 г. В., воспользовавшись Русско-Японской войной, произвела экспедицию в Тибет, окончившуюся его фактическим присоединением к Индии, по крайней мере в торговом отношении. Во все время войны между Россией и Японией английское общественное мнение было на стороне Японии, но правительство держало себя сдержанно. Два раза отношения между В. и Россией обострялись: летом 1904 г., когда Россия произвела на Красном море захват, с целью обыска, английских судов, и в октябре 1904 г., когда эскадра Рожественского бомбардировала в Немецком море флотилию английских рыбачьих пароходиков, заподозрив присутствие среди них японских миноносцев. В первом случае дело кончилось мирно дипломатическими переговорами, во втором - третейским судом, который признал Рожественского неправым и приговорил Россию к уплате вознаграждения потерпевшим. С 1904 г. В. начала усиленно заключать договоры о третейском суде; такие договоры заключены с Германией, Испанией, Швецией и Норвегией и др. В том же 1904 г. заключен договор с Францией, которым точно определены права В. и Франции в Египте, Марокко, у Ньюфаундленда и т. д. Несмотря на это обилие договоров, В. продолжала вооружаться и особенно усиливать свой флот. К 1 сентября 1904 г. у нее было 60 броненосцев и 80 крейсеров 1-го класса с общим тоннажем в 1397000 (у Франции - 35 броненосцев и 30 крейсеров 1-го класса с 52300 0 тон. водоизм., у России - 21 броненосец и 17 крейсеров 1-го класса с 356000 тонн. водоизм.). Тем не менее в течение 1903-04 гг. была окончена постройка новых 6 броненосцев и 9 крейсеров, и парламент разрешил строить еще новые суда. Бюджет военного флота на 1904-05 г. определен в 36900000 фн. (на 1903-04 г. - в 34400000). Либеральная партия (Кампбелль Баннерман) энергично восставала против увеличения расходов на армию и флот. Эти расходы привели к необходимости значительного повышения налогов и пошлин (на чай, табак и др.). При голосованиях по всем этим вопросам правительственное большинство понижалось до 50-60 голосов. В области внутренней политики в том же году было проведено два важных билля: один, имевший клерикальный характер - о добровольных школах, другой - о торговле спиртными напитками, обусловивший закрытие органами местного самоуправления питейных заведений выдачей им вознаграждения за убытки. Билль об иммиграции провести не удалось. На дополнительных выборах в 1903-05 гг. правительство терпело поражение за поражением. В 1905 г. сильно распространилось ожидание близкого роспуска палаты общин: партии готовятся к ожесточенной борьбе, и либералы рассчитывают на торжество. Однако, в их рядах не заметно единства. В 1896 г. Розбери сложил с себя лидерство; место его занял сперва Гаркур, потом Кампбелль Баннерман. Розбери явился с тех пор главным выразителем идей той группы, которая, формально не порывая с либеральной партией, фактически идет вместе с унионистами, отказываясь от гомруля для Ирландии и симпатизируя империализму. На ньюкестльском конгрессе либеральной партии в 1905 г. выставлено требование всеобщего голосования, притом без различия пола.

Литература (новейшая). Mac Carthy, "History of our own times" (6 т., Лондон, 1882-97; 7 т., Лпц., 1882-97; доведено до 1897 г.); Schulze-G ä vernitz, "Zum sozialen Frieden. Darstellung der sozialpolitischen Erziehung des englischen Volkes im XIX Jahrh." (Лпц., 1890); M. Brosch, "Geschichte von England", 6-10 тома (продолжение книги Лаппенберга-Паули, Гота, 1890-9 8); Fr. Pressensé, "L'Irlande et l'Angleterre 1800-88" (П., 1889); Грин, "История английского народа" (Москва, 1891-1893); его же, "Краткая история английского народа" (Москва, 1897-1900); Гиббинс, "Очерк истории англ. торговли и колоний" (СПб., 1899); Эд. Ченей, "Аграрный переворот в Англии в XVI в." (СПб., 1899); Ад. Гельд, "Развитие крупной промышленности в Англии" (СПб., 1899); У. Дж. Эшли, "Экономическая история Англии" (М., 1897); Т. Роджерс, "История труда и заработной платы в Англии с ХIII по XIX век" (СПб., 1899); Г. Д. Трайль, "Общественная жизнь в Англии с древнейшего периода до настоящего времени" (Москва, 1896-99); Арн. Тойнби, "Промышленный переворот в Англии в XVIII стол." (М., 1898); Э. Бернштейн, "Общественное движение в Англии XVII в." (СПб., 1899); Г. Ностиц, "Рабочий класс Англии в XIX стол." (М., 1902); У. Кеннингам, "Рост английской промышленности и торговли" (М., 1904); Бутми, "Развитие конституции и политического общества в Англии" (М., 1897); Г. Джефсон, "Платформа, ее возникновение и развитие" (перев. под ред. В. Дерюжинского, СПб., 1901); Г. П. Каменский, "Государственное хозяйство Англии за 6 лет управления министерства тори 1886-1892" (СПб., 1895); Фриман и Стеббс, "Опыты по истории англ. констит." (перев. под ред. М. Ковалевского, Москва, 1880); Вильсон, "Государство" (М., 1905, глава об Англии); А. В. Дайси, "Основы государственного права Англии" (пер. под ред. П. Виноградова, 2 изд., М., 1905); М. Вотье. "Местное управление Англии" (перевод Водовозова, СПб., 1896), А. Шоу, "Городские управления в Зап. Европе" (перев. Бяловеского, М., 1899); К. Гуго, "Новейшие течения в английском городском самоуправлении" (перев. Протопопова, СПб., 1898); E. Jenks, "An outline of english local government" (Л., 1894); Arminjon, "L'administration l o cale d'Angleterre" (П., 1895); Anson, "Law and custom of the constitution" (Оксф., 1892-1896); Taylor, "The origin and growth of the english constitution" (Лондон, 1889-99); A. Todd, "Parliamentary Government in England" (Л., 1892); Odgers, "Local Governm e nt in England and Wales" (Л., 1899); Wright and Hob-house, "An outline of local government and local taxation in England and Wales" (Л., 1898); "Тексты конституций, пер. Кокошкина. Сборник I: основные законы Англии, франц. конституции, бельгийская конст." (М., 1905).

В. В-в. Новейшая английская литература. В первой половине последнего двадцатипятилетия (период времени 1881-1905) продолжается еще деятельность составивших себе уже раньше прочную известность поэтов и романистов. Особенно это видно в поэзии. Альфред Теннисон, которому уже было тогда 76 лет, выпустил в 1885 г. свой "Tiresias", заключающий такие превосходные стихотворения, как "К Виргилию" и "Frater ave atque vale". В следующем году он напечатал "Locksley Hall"; в 1889 г. появился сборник его лирических стихов и поэм "Demeter", а в год смерти его (1892) - "The Foresters". До 1889 г. продолжал писать и Роберт Броунинг, последняя вещь которого, "Asolando", вышла в день его смерти. Из более молодых современников Теннисона в 80-х и начале 90-х годов прошлого столетия еще работал Вильям Моррис (1834-1896), выпустивший в 1891 г. сборник стихов "Poems by the Way", и давший в том же году "Tale of the House of the Wolfings" - первый из бесподобных по стилю и духу средневекового романтизма поэтических рассказов. Последний из них - "The Water of the Wondrous Isles" - был напечатан в 1897 г., уже после смерти поэта. До 1894 г., т. е. до года своей смерти, писала еще и Христина Россети, и хотя уже ничего выдающегося она не прибавила к своим прежним стихам, все же ее "Time Flies", изд. в 1885 г., и "Стихи" (в 1893 г.), относящиеся к области религиозной поэзии, имели значительный успех. До 1890 г. писал и Обри де Вир (1814-1902), известный подражатель Вордсворта. В 80-х годах XIX века много писал высокоталантливый Роберт Букэнен (род. в 1841 г.), издавший в 1882 г. свои "Баллады любви, жизни и юмора" и в 1888 г. "The City of Dream". До сих пор здравствуют и пишут Джордж Мередит (род. в 1828 г.) и Альджернон Чарльз Свинберн (род. в 1837 г.). Первый в 1883 г. напечатал "Poems and Lyrics of the joy of Earth", в 1887 г. - "Ballads and Poems of Tragic Life", в 1888 г. - "A Reading of Earth"; второй в 1881 г. напечатал "Mary Stuart", последнюю часть его шотландской трилогии, в 1882 г. - небольшую романтическую поэму "Tristram of Lyonesse". вместе с собранием лирических стихотворений, в 1884 г. - "А Midsummer Holiday", содержащий лучшие морские баллады поэта. В 1885 г. он издал написанную в стихах драму "Marino Faliero". К тому же времени относятся соч. Свинберна: "A century of Roundels" (1883) и "Astrophel" (1894). Альфред Остин (род. в 1835 г.) после смерти Теннисона был избран лордом Салисбери в поэты-лауреаты Англии. Это сослужило ему плохую службу, так как критика стала мерить его слишком большим аршином; между тем, хотя и нельзя поставить поэзию Остина рядом с теннисоновской, все же она имеет свою собственную несомненную ценность. Его стихотворения, описывающие главным образом природу, не лишены грации, простоты и искренности, хотя и чужды лирического подъема. К описательному роду поэзии, но черпающему свое содержание из жизни и религий Востока, принадлежат произведения Э. Арнольда, автора известной поэмы из жизни Будды: "Свет Азии". В 1882 г. Остин напечатал "Soliloquies", в 1887 г. - "Prince Lucifer", в 1896 г. - "Engla n d's Darling", в 1897 г. - "The Conversion of Winckelmann". Из поэтических произведений Э. Арнольда за это время напечатаны "The Secret of Death with some collected Poems" (1885), "Poems national and non-oriental" (1888), "In my lady's praise" (1889), "Pot i phar's wife and other poems" (1892), "Tenth Muse and other poems" (1895) и драма "Adzuma or the Japanese wife" (1893). Смерть Теннисона (октябрь 1892) как бы заканчивает собою первую половину рассматриваемого нами периода новейшей английской литературы. В 90-х годах появилось много новых поэтов. Среди них можно различить два течения, хотя ничего яркого и вполне определенного новейшая английская поэзия не представляет. С одной стороны, замечается некоторое тяготение к французскому символизму и к внешней музыкальности, заменяющей внутреннюю содержательность; с другой стороны, выступает ряд поэтов, занятых вопросами общественными и национально-империалистскими. Среди представителей первого направления главное место принадлежит ирландскому поэту Вильяму Батлеру Йитсу (Yeats, род. в 1865 г.), нашедшему в кельтской мифологии самый подходящий материал для своего творчества, склонного к мистицизму, фантастичности и туманности. Большею частью он пишет прозой, но и последняя у него отличается красотой и поэтичностью. Стихотворения его изданы отдельными сборниками: "A Book of Irish Verse" (1895) и "Poems" (1895); многие позднейшие рассеяны по разным периодическим изданиям. В начале 80-х годов кратковременным успехом пользовалось и эстетическое течение, представителем которого выступал Оскар Вильд (Уайльд, 1856-1900). Поэзию, однако, он к концу 80-х годов оставил, начав писать романы, а затем перейдя на драмы. Лишь в 1898 г., пережив громкий процесс и 18 месяцев тюремного заключения, он опять выступил с поэтическим произведением: "The Ballad of Reading Goal", в котором глубокое гуманитарное чувство заменило прежний холодный эстетизм. К представителям второго течения, т. е. общественно-национального, следует отнести Вильяма Ватсона (Watson) и Рудьярда Киплинга, к которым отчасти примыкает и Джон Дэвидсон. В. Ватсон (род. в 1858 г.) стал известным как поэт с 1890 г., когда появилось его стихотворение "Wordsworth's Grave". В 1896 г. он напечатал "The Year of Shame" и "The Purple East", в которых он выступает горячим защитником армян против турецких зверств. Из других его поэм наиболее Замечательны "Father of the Forest" (1895) и "The Hope of the World" (1897). В 1902 г. он написал оду на коронование Эдуарда VII и в 1903 г. издал сборник "For England", полный благородного патриотизма. Поэзия Киплинга по своей тенденции, не чуждой шовинизма, является почти противоположностью поэзии Ватсона, поклонника международного братства. Таковы, напр., его "Barrack Room Ballads" (1892) и "The Five Nations" (1903). Некоторые его произведения, напр. "the Ballad of East and West" и "The Recessional", отличаются, однако, высокими поэтическими достоинствами В Киплинге патриот часто убивал поэта, но там, где его поэтическое чувство свободно и творчество не затемнено, он глубоко захватывает читателя, соединяя в себе тонкую наблюдательность с мощным полетом фантазии. Джон Дэвидсон (род. в 1857 г.) выступил со сборником стихов в 1891 г. ("In a Music Hall"). Из позднейших сборников его стихотворений наиболее замечательны: "Fleet Street Eclogues" (1893-95), "Ballads and Songs" (1894), "New Ballads" (1896), "The Last Ballad" (1898) и "The Teslament of an Empire Builder" (1902). Дэвидсон часто касается положения трудовых масс, умея придавать истинно поэтический колорит социальной стороне жизни. Из старых поэтов поныне большой плодовитостью отличается Свинберн. За последние годы вышли его "Studies in Prose and Poetry" (1894), "A Tale of Balen" (1896), "Rosamund, Queen of Lombards" (1899), "A Channel Passage and other Poems" (1904). - Чрезвычайно обильна количественно за последние 25 лет литература романов. В начале рассматриваемого нами периода времени число беллетристических произведений в Англии, появлявшихся отдельными изданиями, составляло ежегодно меньше седьмой части общего числа книг; в конце периода беллетристика составляет уже больше одной четвертой части, а если считать перепечатки старых книг, то даже третью часть. Нельзя сказать, чтобы рядом с этим количественным прогрессом шел и качественный. В начале 80-х годов XIX века сошли со сцены последние из числа крупных беллетристов, составлявших красу английской литературы в середине этого столетия: Джордж Элиот, лорд Биконсфильд, Антони Троллоп, Чарльз Рид. На их место выступило новое поколение беллетристов, которое внесло сравнительно мало нового и важного в английскую литературу. Современная английская беллетристика далеко не воспроизводит жизнь в такой цельности, с такой глубиной и в таком объеме, как это делали романы Диккенса, Биконсфильда, Теккерея. Она почти не создала новых литературных типов и не отразила с достаточной полнотою умственные и политические течения, хотя попыток в этом направлении было сделано немало. Среди огромного разнообразия направлений новейшей английской беллетристики можно указать на следующие вполне определенные течения: исторический романтизм, лучшим представителем которого был Роберт Луис Стивенсон (Stevenson, ум. в 1894 г.), автор "Kidnapped" (1886), "The Master of Ballantrac" (1889) и "Catriona" (1893). Многие ставят Стивенсона даже выше его образца, Вальтера Скотта. Стивенсон написал и психологическо-символический роман, герои которого, доктор Джекил и мистер Гайд, сделались нарицательными именами. Исторический романтизм, смешанный с модернизмом, находит себе поклонника в Антони Гоуп Гокинсе (Hawkins, род. в 1863 г.), авторе "The Prisoner of Zenda" (1894), пишущем под именем Антони Гоуп. К разряду романтиков, облюбованных особенно школьным юношеством, следует причислить и Райдера Хаггарда (род. в 1856 г.), автора много читаемого в Англии "King Solomon's Mines" и других романов из жизни южно-африканских стран. Натурализм имел своим главным представителем Джорджа Гиссинга (ум. в 1903 г.), автора "The New Grub Street" (1887) и "Our Friend the Charlatan" (1901); к нему же одно время примыкал Джордж Мур (род. в 1857 г.), автор "Vai n Fortune" (1891) и "Esther Waters" (1894), ныне отдавшийся кельтскому движению. Социальные и религиозные тенденции. века служат темой для романов Голл Кэна (Hall Caine, род. в 1853 г.), г-жи Гемфри Уорд (Humphry Ward, род. в 1851 г.), Вальтера Безанта (18 3 6-1901), Силас Гокинга (род. в 1850 г.), из которых ни один не обладает таким выдающимся талантом, как их предшественники в этой области, Джордж Элиот и Кингсли. Особенно процветает в новейшей английской литературе так называемый "роман прихода" (parochia l novel), т. е. роман, посвященный жизни маленького уголка страны. В этом отношении Шотландии особенно посчастливилось: в липе талантливых Джемса М. Барри (род. в 1860 г.), Самуэла Крокетта (род. в 1860 г.) и Яна Макларена (псевдоним пастора Джона Вотсона, род. в 1850 г.) она обрела отличных бытописателей. Они грешат, однако, излишним употреблением слов, а иногда и целых фраз, непонятных для читателей, не принадлежащих к узкому кругу местных уроженцев. Мистицизм в нелепой и грубой форме является главным содержанием романов Марии Корелли (род. в 1864 г.), автора "A Romance of Two Worlds" (1886), "Barabbas" (1893), "The Sorrows of Satan" (1895). Вопросы семейной и брачной жизни вообще и женский вопрос в частности составляют предмет множества, если не большей части современных английских романов, написанных женщинами. Так наз. "уголовный роман", столь распространенный в "бульварной" литературе Франции и имеющий дело с запутанными преступлениями, нашел в новейшей литературе Англии крупного мастера в лице Конана Дойля (род. 1859), создавшего тип Шерлока Холмса, ловкого сыщика. Бытовая жизнь занимает главное место в романах и рассказах Киплинга (из жизни индустанских народов: "Plain tales from the Hills", 1887-89, "The Jungle Book", 1894, "Kim", 1901) и в рассказах Израеля Зангвилля (р. 1864) из жизни лондонских евреев ("The Children of the Ghetto", 1892, "Ghetto Tragedies", 1893, "The King of Schnorrers", 1894). Научной фантазией, в духе Жюля Верна, пользуется для своих романов Г. Дж. Уэльс (р. 1866), напечатавший " T he Time Machine" (1895), "The stolen Bacillus" (1895), "The war of the Worlds" (1898), "The Invisible Man" (1901) и др. Не обладая красотою стиля и теплотою чувства Жюля Верна, Уэльс более интересен по выбору сюжетов и более глубок и остроумен по замыслу. Его "Mankind in the Making" (1903) является серьезной попыткой нарисовать новое общественное устройство.


Совершенно особо в новейшей английской литературе стоят Джордж Мередит и Томас Гарди. Первый начал писать романы еще в 50-х годах прошлого века, второй напечатал свою первую повесть в 1865 г. Оба эти писателя продолжают писать, сохранив и в старости лучшие свойства своих дарований. Нравственная идея в основе рассказа и своеобразный, богатый и красивый язык продолжают и теперь отличать романы Мередита (" D iana of the Crossways", "One of our Conquerors", "Lord Ormont and his Aminta", "The Amazing Marriage"); глубокое понимание природы, страстность женской любви и пессимизм по-прежнему являются главными отличительными чертами романов Гарди, из которых наибольший успех имел "Tess of the D'Urbervilles" (1891). Огромное участие в новейшем английском романе принимают женщины, составляющие большинство новеллистов. Из них наиболее известны, помимо упомянутых выше, мисс Бреддон, Уйда, Стиль (Flora Annie Steel), Кембел Пред, Рода Броутон (Broughton), Сара Грэнд и Ричмонд Ритчи (дочь Теккерея).


Из всех родов новейшей английской литературы наибольшие успехи за последние 25 лет сделала драма. В течение 40 или 50 лет английская сцена пробавлялась почти одними переделками и переводами с французского. В 80-х годах замечается упадок французского влияния; на английских сценах все чаще начинают ставиться пьесы национального творчества. Новые драматические писатели - Пинеро (р. 1855), Генри Артур Джонс (род. 1851), Картон (р. 18 5 6), Сидней Гранди (Sydney Grundy, p. 1848), занимавшиеся раньше переделками или мелкими фарсами, начинают пробовать свои силы в серьезной драме и все больше завоевывают симпатии публики. В 1893 г. ставится пьеса Пинеро "The second Mrs. Tanqueray", составляющая как бы начало новой эры в английской драме. С этой пьесой в английскую драматическую литературу и на английскую сцену открылся доступ изображению реальной жизни, обыкновенных человеческих отношений и осложнений, чуждых прежним ходульным, мелодраматическим или водевильным сочинениям. Дальнейшие пьесы Пинеро: "The Notorious Mrs. Ebbsmith", "The Benefit of the Doubt", "The Princess and the Butterfly" и др. отличаются теми же достоинствами. В 1894 г. была поставлена комедия Джонса "The Case of Rebellious S usan", значительно превышавшая своими достоинствами его прежние пьесы и превзойденная его превосходной комедией "The Liars" (1897). В тех же 90-х годах были поставлены и лучшие пьесы Сиднея Гранди: "The Greatest of These" (1896) и "The Debt of Honour" (19 0 0). P. Картон (псевдоним Richard Claude Critchett'a), начавший с сентиментальных мелодрам, перешел на легкую комедию, написав, начиная с 1898 г., несколько оригинальных и превосходно обработанных пьес: "Lord and Lady Algy", "Wheels Within Wheels" и "Lady H untwortn's Experiment". В середине 90-х годов огромным успехом пользовались и комедии из быта английского аристократического общества, написанные Оскаром Уайльдом. Его "A Woman of no Importance" (1893), "An Ideal Husband" и "The Importance of being Earnes t " (1895) изобилуют бойкими диалогами и интересными положениями. Джордж Бернард Шоу (р. 1856), в "Widower's Houses" (1892), "Arms and Man" (1894), "Candida", "The Man of Honour", "The Man of Destiny" (1897), дает смесь серьезной драмы и причудливого фарса, критики жизни и забавных афоризмов. Его пьесы трудно поддаются классификации и больше нравятся в чтении, чем на сцене. В последние годы английская драматическая литература стала заполняться переделками из английских же новейших романов, предпринимаемыми самими авторами этих романов. Литература, однако, от этого мало выиграла. Поэтическая драма, долго бывшая в полном упадке, ожила под пером Стефена Филлипса (р. 1866), поставившего с большим успехом три драмы в стихах: "Herod" (1900), "Francesca and Paolo" (1 899) и "Ulysses" (1902). Из других драматургов новейшего времени с успехом ставили свои пьесы Геддон Чамберс ("The Tyranny of Tears", "The Awakening"), Дж. M. Барри ("Wedding Guest") и Эсмонд ("Grierson's Way", "The Wilderness").


Английская критика, в смысле выражения определенных взглядов на литературу и искусство и истолкования общественных явлений, была более богата в начале рассматриваемого периода, чем во второй половине его. До 1888 г. энергично работал Джон Рескин (1819-1900) и жил Матью Арнольд (18 2 2-1888), который, хотя и посвятил себя в последние годы педагогическим, политическим и религиозным вопросам, но время от времени еще отзывался и на вопросы литературы (напр. в 1886 г. писал о Сент-Беве). Оба эти критика отличаются субъективизмом. Взгляды их чужды строгой последовательности и зависят больше от настроения, от личного вкуса и подчас каприза. Этим объясняются те крайние противоречия, которые встречаются особенно часто у Рескина и в меньшей степени у Арнольда. Более обдуманны и менее зависимы от личных чувств автора были суждения Вальтера Патера (1839-1894). Его "Appreciations" (1889), "Plato and Platonism" (1893), некоторые другие его посмертные вещи очень много читаются и не остаются без влияния на современную критику. Из других критиков, тоже уже умерших, наиболее выдавались Генри Дафф Трэл (Duff Trail, 1842-1900), Джон Аддингтон Саймондс (Symonds, 1840-1893) и Лесли Стифен (1832-1904). Из ныне живущих критиков Англии наиболее известен старший по годам, Фредерик Гаррисон (р. 1831), который, несмотря на свои годы, продолжает писать с неувядающей свежестью. Новейшие его критические работы: "The Choice of Books" (1886), "Victorian Literature" (1895), "Tennyson, Ruskin, Mill and others" (1899), "Life of Buskin" (1902). Моложе его Джон Морли (р. 183 8), давший, кроме биографий Кобдена и Гладстона, много чисто литературно-критических очерков. Много читаются в Англии литературные очерки Августина Бирреля (Augustine Birrel, p. 1850) и остроумные, изящно написанные обзоры Андрю Ланга (р. 1844), известного и в качестве поэта и фольклориста. Из более молодых критиков составили себе имя Вильям Арчер (р. 1861), Эдмунд Госсе (род. 1849) и Джилберт Китс Честертон (р. 1874).

С. И. Рапопорт. Шаблон:БЭСБЕ