Ваш текст удалили из Википедии? Сохраните его на Викизнании или Вавилон-wiki!

Археология

→ 
Материал из Викизнание
Перейти к: навигация, поиск

Археология - наука, изучающая активность человека по тому, что остается от его деятельности. Так как большая часть активности человека находится в далеком прошлом, а большая часть прошлой активности происходила до изобретения письменности, археология остается одним из самых важных методов изучения древней истории человечества.

Определение археологии и значение для истории[править]

Слово греч. άρχαιολογία употреблено впервые Платоном: περί των γενών, ώ Σώκρατες, των τε ήρώων καί των αθρώπων, καί των κατοικησέων, ώς τό αρχαϊον εκτίσθησαν αί πόλεις, καί συλλήβδην πάσης τής άρχαιολογίας ήδιστα άκροώνται (Hippias maior 285 D). Здесь, как и в других своих сочинениях, он понимает под А. - историю прошедших времен. После Платона термин А. употребляет знаменитый древний историк Дионисий Галикарнасский в заглавии своего сочинения ́Ρωμαική Αρχαιολογία. В предисловии к нему Дионисий так определяет задачи и предмет А. (I. 8): "Я начинаю мою историю древнейшими сказаниями, которые мои предшественники пропускали, потому что им было очень трудно их отыскивать. Я веду свой рассказ до начала первой Пунической войны, которая случилась в третий год 128 олимпиады. Я рассказываю, равным образом, о всех войнах и междоусобиях, которые вел римский народ. Я сообщаю также о всех формах государственного устройства и управления, которые государство имело при царях и по уничтожении монархии. Я привожу большое собрание нравов и обычаев и знаменитейшие законы и представляю в кратком обозрении всю старую государственную жизнь". Труд Дионисия послужил образцом для Иосифа Флавия, написавшего историю евреев под заглавием Ιοήδαικυ Άρχαιολογία. Оба сочинения ничем не отличаются от обыкновенных исторических повествований того времени и никакого археологического материала в себе не заключают. Вместе с тем в настоящее время существует концептуальный подход к возникновению археологии как области научного знания. Днём рождения археологии принято считать день Праздника Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня - дату успешного завершения первой археологической экспедиции в 326 году. Современные археологи могут заимствовать у своих древних предшественников только заглавие. У римлян для обозначения древней истории явилось новое слово "Antiquitates" (Cic. Acad. I, 2: Plin. H. N. I, 19; Gell. V, 13; XI, 1). Теренций Варрон озаглавил этим новым термином свое сочинение "De rebus humanis et divinis". Из христианских авторов "Antiquitates" употребляют в том же значении бл. Августин (De Civit. Dei. VI. 3) и бл. Иероним (adv. Iovin. II. 13). С XVI ст. оба выражения принимают более определенное значение и употребляются для обозначения жизни и состояния прошедших времен в противоположность истории, которая изучает деяния прошлого. Но, к сожалению, должно сознаться, что и теперь еще не пришли окончательно к соглашению ни о преимущественном употреблении одного из этих выражений, ни об их отношении к древностям. Такая неопределенность этих терминов заставляла некоторых ученых (напр. Пелличиа) совершенно от них отказываться. Но это не совсем исполнимо, потому что оба слова получили во всех языках права гражданства. Попыток определить предмет, задачи и объем А. было множество; они касались, главным образом, А. классической и христианской.

Археологические раскопки Турайдского замка

Проф. Гергард считает А. (в широком значении, т. е. в смысле истории искусства) частью "науки о классической древности", изучающей памятники монументальные ("antiquitas figurata", т. е. памятники из твердого материала: камня, бронзы и тому под., в отличие от "antiquitas litterata", т. е. письменных памятников). А. делится в свою очередь на три части: приготовительную, историческую и практическую. Приготовительная часть (пропедевтика) дает сведения о населении Греции и Италии, о богатстве греков и римлян памятниками искусства, об открытиях в новейшие времена этих памятников, о географическом их распределении и о местах их современного хранения (музеографии). Вторая часть, история искусства - определяет генезис произведений искусства, т. е. причину их происхождения, сопоставляя художественные явления с историко-культурными фактами из жизни древних народов. Последняя часть представляет собственно то, что Гергард считает А. (А. в узком значении) и которую он ближе определяет так: А. есть приготовительное знание, основанное на технике и филологии, научающее нас: наблюдать искусство (автоптика), исследовать его (критика) и объяснять (герменевтика).

1) Автоптика изучает: а) материал, объем и состояние, b) стиль и с) идейное содержание какого-нибудь памятника искусства.

2) Критика исследует: действительно ли таким образом изученный памятник можно признать антиком?

3) Герменевтика выясняет степень значения памятника по сравнению его с другими, уже известными. А. изучает строительное искусство, изящные искусства, эпиграфику и нумизматику.

С этими взглядами не согласен Отто Ян, считающий изящные искусства центром А.: к А. принадлежат все остатки древностей, которые дают сведения о духе того времени, насколько этот дух выразился в изобразительных искусствах. Поэтому все, что относится к ремеслу, исключается из А. Точно так же исключаются из круга археологического ведения нумизматика и эпиграфика; первая относится к истории, вторая к истории языка. В шестидесятых годах Готфрид Земпер является с новым учением о происхождении художественных форм, которое в то же время опровергает взгляды на Ар-ию Отто Яна. Земпер полагает, что первоначальные типы художественных форм явились в произведениях ремесленных: одеждах, оружии, утвари и пр., и оттуда перешли в архитектуру. Керамика (горшечное производство), тектоника (деревянная архитектура) и стереотомия (каменная архитектура) находились издревле в тесной связи и пользовались художественными типами ткацкого искусства, т. е. орнаменты вязания, плетения и шитья были перенесены и получили дальнейшее развитие на памятниках искусства.


При определении христианской А. пришлось встретиться с новым затруднением, с определением границы древности. Этот вопрос решался различно. Августи говорит, "что древнее и средневековое время можно было бы соединить под общим понятием - древность" ("Handb. d. chr. А.", т. I, стр. 23). Следовательно, Августи границей древности считает век Реформации. Розенкранц и Пипер отодвигают границу до настоящего времени. Вальх ограничивается первыми тремя веками нашей эры. Бингам и Рейнвальд считают границей смерть Григория Великого (604 г.). Росси, Гарруччи, ле-Блан, Мартиньи под христианской древностью понимают то время, когда христианство находилось под влиянием и в пределах греко-римской культуры. Конечно, тут во времени может произойти значительная разница, потому что, напр., в Галлии античная культура действовала на целое столетие дольше, чем в Италии. Вследствие этого Росси оканчивает свое собрание надписей седьмым веком; а ле-Блан - восьмым. По мнению Крауса, 604 год представляет настоящую границу древности, а захватывать средневековье и даже новое время значит смешивать древность со стариной. Поэтому под христианской А. он понимает всестороннее изучение и понимание христианской жизни в пределах античной культуры.


Но все эти определения оказываются односторонними, если не ограничиваться только изучением древностей классических и христианских. Кто будет оспаривать имя археолога у того ученого, который занимается исследованием древностей народа, непричастного искусству? Слово "археолог" по общему употреблению обозначает равно как того, кто занимается исследованием курганов и могил древних народов, так и того, кто изучает картины и скульптуры. Поэтому были попытки определить А. не только классическую и христианскую, но и А. вообще как самостоятельную науку с определенным содержанием, задачами и приемами исследования. Вот как И. Е. Забелин определяет А. в своей статье "Об основных задачах А.". Все остатки древностей являются произведениями творческой силы человека. Творчество человека бывает двух родов: единичное, зависимое от воли каждого человека, и родовое, бессознательное, принадлежащее всему народу и от него зависимое. Родовое творчество составляет область истории, а единичное - предмет А. На это возражает проф. Н. В. Покровский, который полагает, что предмет А. нельзя отделять от предмета истории и что родовые явления составляют центр тяжести А., хотя и не исключают из круга ее ведения явления индивидуального свойства. Кроме того, Н. В. Покровский не считает задачей А. только наблюдения родовых явлений, но также и определение их генезиса. "Так, напр., недостаточно указать, что изображение символов доброго пастыря и рыбы известно было христианам во II-III вв.; обязанность археолога состоит в том, чтобы определить: откуда возникли эта символы, какие исторические обстоятельства вызвали их к жизни и чем обусловливалась их форма". ("Новейшие воззрения на предмет и задачи А.", стр. 23, в "Сборнике Археологического института", кн. 4). Граф А. С. Уваров признает, что предмет А. и истории один и тот же: обе они изучают остатки древнего быта; но метод их исследования различен. Наиболее распространено в настоящее время мнение, что предметом А. должны служить преимущественно памятники вещественные. Но и такое категорическое определение А. должно признать не совсем удачным. Можно ли строго разграничивать памятники вещественные от памятников письменных? Можно ли, напр., положить границу между надписью и рукописью? Проф. Гардтгаузен находит, что это невозможно, так как надписи на воске, свинце и т. п. имеют непосредственный и индивидуальный характер рукописей. Невозможно также отделять предмет палеографии от предмета эпиграфики, потому, напр., что древнейшие греческие папирусы скорее могут быть определены и датированы эпиграфистом, чем палеографом; а средневековые надписи на камнях датируются только по сравнению с рукописями.

Не останавливаясь над рассмотрением других попыток научного определения А., что может служить предметом только отдельного ученого сочинения, постараемся резюмировать все сказанное: 1) Термин А. со времен Платона понимался и теперь еще понимается различно. 2) Предмет, задачи и метод А. до сих пор не определены. 3) А. в настоящее время можно определить как совокупность разнообразнейших сведений о памятниках древности. 4) Частью эти сведения обособились в отдельные группы, и эти группы имеют уже определенный предмет, задачи и приемы исследования, почему и называются знаниями, или дисциплинами (Doctrinen) A., частью эти сведения могут быть характеризованы теми древностями, которыми они занимаются. К числу первых принадлежат: палеография, эпиграфика, дипломатика, сфрагистика, геральдика, нумизматика, ангеиология, глиптология и метрология. К числу вторых - древности быта и древности искусств. Все эти дисциплины А., а также отдельные предметы древности имеют очень большое значение для истории.

Палеография (см. это сл.) и эпиграфика (см. это сл.) изучают рукописи и надписи с целью найти признаки, по которым можно было бы определить время и место их происхождения. Надписи имеют особенное значение для истории таких народов, от которых совсем не сохранилось рукописей. История Египта, Ассирии и Вавилона в новейшее время переработана вся исключительно по надписям, найденным в раскопках. В русской истории находка, напр., Тмутороканского камня и определение его достоверности разъяснило сомнение о местности Тмуторокани. Знание палеографии дает также возможность правильно читать рукописи и исправлять ошибки древних переписчиков. Так, И. И. Срезневский, предполагая, что договор Святослава с греками был написан глаголицей, объяснил грубую ошибку переписчиков летописи, писавших: "всакым царем" вместо "иванъм царем".

Дипломатика (см. это сл.) исследует древние документы дипломатического и юридического характера: грамоты, акты и т. п. Задача ее отличать подложные акты от настоящих. Так опровергнута достоверность грамот Льва Галицкого, грамоты Ивана Берладника "удельнаго князя галицкаго стола в Берладе" и т. и.

Сфрагистика (см. это сл., или сигиллография) занимается печатями и составляет часть дипломатики.

Геральдика (см. это сл.) - учение о гербах - у нас еще мало разработана и далеко не имеет того значения для истории, какое приобрела на Западе, где существовало рыцарство.

Нумизматика (см. это сл.) изучает монеты и медали; задачи ее чисто исторические. Монеты и медали важны для пополнения исторических данных. Напр. по золотоордынским монетам определили имена некоторых ханов; клады монет указывают пути древней торговли и т. п.

Ангеиология (см. Керамика) исследует вазы и сосуды древних.

Глиптология (см. это сл.) - учение о резных камнях: геммах и камеях.

Метрология (см. это сл.) - учение о древних мерах, ценностях и весе, необходима при изучении экономического состояния древних народов. Особенно важна для истории часть ее - хронология, т. е. учение о летосчислении у разных народов, которая дает средство проверять летописи и грамоты.

Древности быта (см. это сл.) знакомят с домашней и общественной обстановкой народа. Сюда относятся: одежда, вооружение, утварь и т. п. Особенно привлекают в настоящее время внимание археологов древности первобытные (см. это сл.), или доисторические, исследующие посредством раскопок насыпи, курганы, могилы, городища и т. п. с целью определить народность, их создавшую. Этот отдел А. еще мало разработан; он важен пока более для истории рода человеческого, а не для истории отдельного народа.

Древности искусств (см. История искусства) изучают остатки древних зданий: фрески, мозаики, иконы и т. п., и представляют большой интерес для истории. Так, напр., развалины Бирс-Нимруда (Геродотова храма Бела) близ Вавилона наглядно представляют астрономические понятия халдеев; каждая из семи террас этого храма была особой окраски и означала отдельную планету.

II. Исторический очерк Археологии[править]

Торжество новой религии и нашествие варваров мало изменили вид древнего Рима. На сохранившемся плане Рима времен Карла Великого видны почти все древние здания. В средние века все то, что пощадили варвары, было разрушено самими римлянами; статуи и барельефы служили для постройки домов, здания превратились в каменоломни; в XV ст. папа Николай V (1447-1454) вывез из Колизея 2600 телег камня. Первый начал заниматься римскими древностями Николай Габрини, известный больше под фамилией Кола ди-Риензи (1310-1354); он вышел из простого народа, был нотариусом и хотел заинтересовать прошлым своих соотечественников, чтобы восстановить республику. Риензи изучал надписи, комментировал Lex regia, вырезанный на бронзовой доске, которую Бонифаций VIII поместил в Латеранской базилике, и написал около 1344 г. "Descriptio Urbis Romae ejusque excellentiae". В это же время начинают собирать древности. Оливье Форца или Форцета из Тревизы удалось около 1335 г. составить первую коллекцию антиков. В продолжение XV и XVI ст. образовались уже большие коллекции статуй, бронз, медалей, резных камней и т. п. Во Флоренции были известны: Николо Николини, который в 1430 г. посылал комиссаров даже в Сирию, чтобы отыскивать античные вещи, и Лаврентий Медичи, создавший богатейший музей в своем дворце. В Риме первая коллекция принадлежала папе Павлу II (1457), а папа Сикст IV уже основал Капитолийский музей. Описание Андреа Фульвио в "Antiquaria Urbis Romae" (1513) показывает состояние Ватиканского и Капитолийского музеев в начале XVI ст. Все эти коллекции собирались не столько с целями археологическими, сколько с артистическими.

В 1478 г. наступает новый период в деле изучения древностей: в этом году Помпоний Лето основал Академию антиквариев в Квиринале; тогда древности начинают собирать и изучать для комментирования классической литературы. Особенную важность получают топография и иконография. В 1446 г. Флавие Биондо написал "Roma Instaurata"; в конце XV и в начале XVI ст. Андреа Фульвио издал "Antiquaria Urbis Romae" и "Antiquitates Urbis Romae". Французы: Пьер Жилль изучал топографию Константинополя, а Белон - Греции и Малой Азии. Под иконогpафией понимали описание памятников, представляющих портреты знаменитых исторических лиц. Эти портреты иллюстрировали Тацита и Тита Ливия. В 1517 г. Андреа Фульвио издал "Illustrium Imagines"; в 1570 г. издана коллекция бюстов Фульвио Орсини под заглавием "Imagines et elogia virorum illustrium et eruditorum"; в 1556 г. Альдроанди описал римские статуи - "S t atue di Roma", a в 1594 г. та же работа исполнена Кавалери в соч. "Antiquae statuae Urbis Romae". В 1719-24 гг. вышло сочинение знаменитого французского бенедиктинца Бернарда Монфокона (см. это сл.; род. 1665 г. в Лангедоке, + 1741 г. в Париже) "L'antiqui té expliquée et représenté e en figures". Труд Монфокона и "Thesaurus Brandeburgicus" (1696-1701) Лаврентия Бегера дают верное представление о методе, который держался в А. до самого XVIII ст. В течение XVII и XVIII ст. число открытых памятников значительно возросло. Музеи были устроены по всей Италии и в других странах; в 1629 г. Рубенс удивлялся богатству английских коллекций, а лорд Арондель (Arundel) составил даже проект "пересадить Грецию в Англию". Франция не оставалась позади. Посольство маркиза де-Нуантель в Константинополь в 1670 г. имело вполне научный характер, и снимки с некоторых памятников греческого искусства, исполненные живописцем Жаком Kappe, до сих пор не потеряли своего значения. Надписи, доставленные посольством во Францию, образовали часть эпиграфического музея в Лувре. В 1709 г. принц д'Эльбёф начал в окрестностях Портичи и Резины раскопки Геркуланума, которые привели к открытию театра. В 1750 г. раскопки, несколько приостановленные, продолжались с двойной энергией под дирекцией Алькубиера и швейцарского инженера Вебера. Во дворце Caramanica был устроен музей, куда собирались все предметы, найденные при раскопках. В 1765 г. основана в Неаполе академия Ercolanesi с целью описания и исследования открытых древностей.

В XVIII ст. новая эпоха наступает для классической А. Является новая идея, учащая познавать античное искусство в его органическом развитии, как живое целое. Творцом ее был Винкельман (см.; это сл.). Он учил познавать искусство посредством изучения характера народа и его исторического развития и, наоборот, оживлять письменные остатки народа изучением памятников искусства. Так, например, изучая греческое искусство, Винкельман открыл, что со стороны содержания все художественные памятники греков, по крайней мере времен процветания искусства, заимствованы из греческой мифологии. Поэтому его "История искусства" важна как для историка искусства и археолога, так и для историка.

В конце XVIII ст. открытия памятников увеличиваются. Шуазёль-Гуфье посетил Грецию и Малую Азию (1776-1782); в 1761-62 г. Стюарт и Ревек издали "Antiquities of Athen"; в 1816 г. приобретены Британским музеем мраморы, вывезенные из Афин лордом Elgin'ом, и т. д. Накопление материала потребовало новых ученых сил, и в 1828 г. в Риме учрежден Археологический институт под президентством герцога де Блока д'Оль. При деятельном участии Бунзена, Гергарда и др. лиц института начал издавать "Annali dell'Instituto di correspondenza archeologica di Roma, Bullettino и Monumenti inediti". В 1829 г. принц Люсьен Бонапарт производил раскопки на месте древней Vulci и нашел богатое собрание раскрашенных ваз, которые послужили материалом для труда Гергарда "Rapporto intorno и vasi Volcenti" (1831), открывшего новый период в истории греческой керамики. В это же время французская экспедиция посетила Морею (Exp édition scientifique de Moré e, 1831-1838 гг.) и начала раскопки Олимпии, которые до настоящего времени продолжало уже германское правительство под руководством Курциуса. Эти раскопки стоили 1300000 марок.

Свод всего сделанного после Винкельмана был предпринят О. Мюллером в его "Handbuch der Arch ä ologie der Kunst" (Бреславль, 1830 и 1846 гг.). Мюллер родился 1797 г. в Бриге, в Силезии, + 1840 г. в Афинах. Его сочинения долгое время служили лучшими руководствами для изучающих классическую А. и до сих пор не потеряли своего значения. После Мюллера число открытых древностей значительно возросло благодаря массе блестящих экспедиций и раскопок. Экспедиция Ноэля де-Верже в Этрурию и его раскопки, продолжавшиеся десять лет, повели к открытию многих древностей, описанных в его соч. "L'Etrurie et les Etrusques" (Пар., 1862 г., 2 т. и атлас in folio). Герен в 1860 г. был послан в Тунис французским министром народного просвещения на счет герцога де-Люиня для производства разысканий в древних Нумидии, Зегитании и Бизацене. Результатом экспедиции были 568 надписей и труд Герена (V. Gu èrin, "Voyage arch. dans la ré gence de Tunis", Пар., 1862 г.). В 1872-1873 гг. Рэйе и Тома отправлены на счет Ротшильдов (по поручению фр. министра народ. просв.) раскапывать Милет, Гераклею Латмосскую, а главное, храм Аполлона в Дидимах (О. Рэйе и А. Тома, "Milet et le Golfe Latmique", 1877 г.). Раскопки на острове Делосе, предпринятые по поручению Французского археологического института в Афинах А. Лебегом в 1873 г., повели к открытию развалин храма Аполлона Делийского с целым архивом мраморных плит, содержавших записи жрецов о денежных поступлениях в храм. Затем обнаружены храмы Зевса Кинтийского и Минервы, а также храм Сераписа (А. Лебег, "Recherches sur D é los", Париж, 1876 г., и целый ряд исследований Гомоля в "Bull. de coresp. Hellen." за 1877-90 гг.). В 1873 г. Австрия снарядила экспедицию на остров Самофраке, состоявшую из Конце, Гаузера и Нимана. Результаты ее описаны А. Конце, А. Гаузером и Г. Ниманом, "Arch. Unters. a u f Samothrake" (Вена, 1875 г.). Затем туда же были посланы Конце, Гаузер и Бендорф, докончившие разыскания и издавшие "Neue arch. Unters. auf Samothrake" (Вена, 1880 г.). В 1880 г. отправлены австрийским обществом "Oesterreich. Gesellsch. f ür archäol. Erfor schung Kleinasiens" Петерсен и Лушан в Ликию, Милиаду и Кибиратиду (Е. Петерсен и Ф. Лушан, "Reisen in S ü dwestlichen Kleinasien", Вена, 1889 г.). Наконец, упомянем: о раскопках Шлимана в Трое, Чеснолы на Кипре, о раскопках Помпеи; об экспедициях: в Ликию в 1883 г. Бендорфа и Нимана, Вуда в Эфес, Зальцмана в Камирос на острове Родосе, Леба и Ваддингтона в Грецию и М. Азию; о раскопках "Dilettanti Society" в 1889 и 1890 годах в Ионии; о покупке американцами для производства раскопок за 800000 франков земли, где находятся развалины Дельф, и т. д. Все эти открытия вызывают необходимость нового свода всего сделанного после О. Мюллера, и такая работа уже предпринята Перро в "Histoire de l'art dans l'Antiquit é".

В новое время при многих заграничных университетах и др. учебных заведениях учреждены кафедры классической А., с которыми неразрывно связаны имена многих известных ученых. Во Франции при факультетах: в Париже - Перро, в Бордо - Колиньон, в Лионе - Блох и Лефебюр, в Нанси - Гомоль, в Тулузе - Лебег; при "Eco l e des Chartes" - де-Ластери; в "College de France" - Рэйе и Ренье; "Cours d'arch é ologie de la Bibl. Nationale" - проф. Рауль-Рошет, А. Ленорман и Ф. Ленорман; "Ecole pratique des hautes études à la Sorbonne" - A. Вадингтон, Рэйе, Ренье и Дежарден. В Германии при университетах: в Берлине - Панофка, Геттингене - Дюн, Кенигсберге - Гиршфельд и т. д. Кроме того, существуют особые школы А.: Немецкий археологический институт в Берлине (перенесен из Рима в 1886 г.) с отделениями в Риме и Афинах; французские: "Eco le de Rome", "Ecole d'Athè nes", "Ecole du Louvre" в Париже и "Institut Egyptien du Ca ï re"; наконец, в 1881 г. Бостонский археологический институт основал в Афинах школу классической А.

XVI в., век гуманизма и реформации, имеет чрезвычайно важное значение в развитии А. До сих пор занимались большею частью классическими древностями и притом в таком размере, в каком это было необходимо для изучения классической филологии и литературы. Реформация вызвала необходимость изучения устройства, обрядов и обычаев древней христианской церкви. Обе враждующие партии - католики и протестанты - горячо принялись за дело; вскоре появились знаменитые протестантские "Магдебургские центурии" и вызвали еще более знаменитые "Анналы" (1588-1607 гг.) католика Цезаря Барония, заключающие богатейший материал для христианской А. Древнехристианские вещественные памятники находятся большею частью под землею, в так называемых катакомбах, открытых теперь в различных местах античного мира, но в особенности около Рима. Предметы из катакомб отличаются простым, наивным символизмом; по стилю они еще тесно примыкают к античному искусству. Надписи - почти все погребальные - отличаются краткостью и полны веры. Со времен Константина Великого сооружаются обширные базилики; живопись и мозаика покрывают внутренние стены церквей, скульптура находит обширное применение при украшениях саркофагов. Наибольшее количество христианских памятников катакомбного периода находится в Риме. Изучение их началось в конце XVI ст. испанским доминиканцем Джиаконио и двумя фламандцами, Филиппом де-Винь и Макариусом (Jean l'Heureux). Их работы остались неизданными, за исключением сочинения Макариуса, напечатанного итальянским ученым Гарручи под заглавием: "Hagioglypta" в 1859 году в Париже. После них исследованием катакомб занимался Бозио, сочинение которого "Roma sotterranea", не потерявшее еще и теперь своего значения, издано было уже после его смерти в 1632 г. и вскоре переведено на латинский язык Аринги. После Бозио изучение катакомб приостановилось, и они были часто опустошаемы пилигримами и искателями реликвий. Серьезные исследования продолжаются Больдетти, занимавшим долгое время должность смотрителя катакомб. В 1720 году вышли его "Osservazioni Sopra i cimiteri dei SS. Martiri ed antichi Cristiani di Roma"; в 1716 r. им изданы с Буонарроти "Osservazioni sopra alcuni frammenti di vasi antichi di vetro ornati di figure trovati nei cimiteri di Romai"; в 1740 с Марангони "Acta S. Victorini". Между тем, Чиампини предпринял исследование древнейших христианских церквей и мозаик: "De sacris aedificiis a Constantino magno constructis" 1693 г. и "Votera mommenta", 1690-1697 гг. До XIX ст. мало обращали внимания на художественную сторону памятников христианской древности. Д'Аженкур в "Histoire de l'art par le monuments", 1811-1823 гг., и Рауль-Рошет в "M émoires d'antiquités chré tiennes" (т. XIII, "M é moires de l'Асаd. des inscr."); "Discours sur l'origine et le caract è re des types imitatifs qui constituent l'art de christianisme", 1834; "Tableau des catacombes" и т. д. изучают их с этой стороны. В 1851-1855 гг. французское правительство издало обширный труд Перре "Les Catacombes de Rome"; к сожалению, большинство таблиц не точно передают памятники. В Риме исследование катакомб продолжает Марки, который особенно подробно изучил катакомбы св. Агнесы; в 1844 г. вышел первый том его "Monumenti delle arti cristiane primitive". Ученику Марки - Джиовани Баттиста де-Росси (см. это cл.), принадлежит наибольшая слава в деле изучения христианского Рима. Он вместе с своим братом посетил все известные до него катакомбы и, нередко с опасностью жизни, исследовал много новых. Открытые им памятники древнехристианской жизни и изучение их превзошли все то, что до него было сделано. Наиболее знаменитые открытия сделаны в катакомбах Калиста, Домитиллы, Претекстаты и Прискиллы. В своем труде "Roma sotterranea cristiana" (1864-1877 гг.) Росси предпринял методическое описание катакомб; своими "Inscriptiones urbis Romae christianae" (1861 г.) он положил прочное начало научному изданию надписей; его "Musaici crist i ani di Rоmа" представят со временем целую историю христианской мозаики в Риме; наконец, своими "Bolletino di archeologia cristiana", выходящими периодически с 1863 г., он знакомит публику с текущими исследованиями и открытиями. Сочинения Росси популяризировались как за границей, так и у нас в России: во Франции - Алляром, "Rome souterraine" (1873 г.), в Германии - Краусом, "Roma sotterranea" (1873), в России - Фрикеном; "Римские катакомбы". Что касается до обширного труда Гарруччи "Storia dell'arte cristia n a nei primi otto secoli" (1872-80), то оно полезно более потому, что заключает в себе много рисунков. В других местах Италии в последнее время трудились над изучением христианских древностей: в Неаполе - dе Jorio, Gennaro Galante, Tagliatela; в Сицилии - C avallari; в Mилaне - Biraghi; в Модене - Cavedoni и т. д. Во Франции христианскую А. теперь представляют: ле-Блан, исследующий памятники Галлии: "Inscriptions chr étiennes de la Gaule" (1856); "Sarcophages chrétiens de la ville d'Arles" (1878); "Sarcophages chré tiens de la Gaule" (1886); аббат Мартиньи, известный своим "Dictionnaire des antiquit és chré tiennes" (1877); Ролле - "Les Catacombes de Rome" (1879-1881); Лефор - "Etudes sur le monuments de la peinture chr é tienne en Italie" (1885); Груссе - "Etudes s ur les sarcophages chré tiens" (1885), Мюнц и др. В начале XIX ст. в Германии выдающееся место среди археологов, трудившихся над разработкой христианской А., занял д-р Августи. Его "Denkw ü rdigkeiten aus der christlichen A." (1817-1831) и "Handbuch der christl. A." (1836) долго считались классическими и до сих пор не потеряли своего значения. Из других немецких ученых назовем: Пипера, написавшего "Mythologie der christlichen Kunst" (1847) и "Einleitung in die monumentale Theologie" (1867); Kpayca - "Anf änge d er christlichen Kunst" (1872) и "Real-Encyklop ädie der christlichen Alterthü mer"; Шульце - "Arch äolog. Studien ü ber altchristi. Monumente" (1880) и т. д. В Германии работы наиболее важные и оригинальные касались большею частью памятников христианской эпохи после Константина. Открытия христианской А. имели большое влияние на историю христианства первых веков: устройство общества, чаяния верных, отношения к господствующей церкви и государству - получают новое освещение.

Христианские памятники находятся в тесной связи с древностями средневековыми. Под средневековыми древностями понимают обыкновенно памятники, оставленные христианскими народами с VII по XVI в., когда искусство и литература под влиянием изучения классиков и натурализма вступили в новую эпоху своего развития. Средневековые искусство и литература долгое время презирались учеными, а памятники варварски уничтожались. Но и в эту эпоху было несколько одиноких работников, приготовлявших материал для будущей науки. В 1678 г. вышел "Glossarium mediae et i n fimae latinitatis" дю-Канжа, где собрана целая масса технических слов. Ему же принадлежит "Glossarium graecitatis", очень важный для изучающих византийские древности. В то же время Роже де-Геньер (+ 1715 г.) собирал снимки с французских древностей и самые памятники. Коллекция его была приобретена французским правительством и находится теперь в "Biblioth è que nationale". Монфокон воспользовался ею для своей работы "Monuments de la Monarchie fran ç aise" (1729-1733). Во время первой французской революции погибло множество памятников; в них преследовали прошлое, с которым хотели навсегда порвать всякую связь. В этом случае революционеры следовали несчастному примеру протестантов, которые в XVI ст. с ревностью уничтожали скульптуру и живопись, украшавшие средневековые соборы. В защиту памятников выступил Александр Ленуар (1761-1839). Сделанный в 1791 г. консерватором "du d épô ts des Petits-Augustins", он собрал целую массу скульптур и в 1796 г. открыл "Mus ée des monuments franç ais". В 1804 г. он издал его описание. В 1816 г. музей был упразднен, но пример Ленуара не остался без последователей. Миллен в 1790-99 гг. издал "Antiquit é s nationales", а в 1807-11 гг. "Voyage dans les d é partements du midi de la France"; Вильмен (1806-39) - "Monuments fran çais iné dits". Центром ученых разысканий сделалось "Soci été des antiquaires de Normandie". Член этого общества де-Комон в 1823 г. написал "Essai Sur l'architecture religieuse du moyen â ge"; в 1830 г. он читал в Кане лекции о французских древностях, а в 1834 г. основал первый журнал во Франции, посвященный исключительно средневековой A.: "Bulletin monumentale". Интерес к средневековой А. пробудился с новой силой после выхода в свет в 1831 г. знаменитого романа Виктора Гюго "Notre-Dame de Paris"; тогда средневековые памятники стали уже привлекать внимание не только археологов, но и писателей и художников. В 1837 г. учрежден "Comit é des arts et monuments" и "Comit é des monuments historiques", которые должны были заботиться о сохранении древних зданий, изучать их и описывать. В 1841 г. главные члены комитета, Вите, Мериме, Ш. Ленорман, Ленуар и Дидрон, издали "Les Instructions sur l'architecture militaire, religieuse et civile". С 1855 комитет печатает снимки с наиболее важных памятников под заглавием "Archives de la commission des m onuments historiques". Дидрон, автор "l'Histoire de Dieu", основал в 1844 г. "Annales arch é ologiques", где принимали участие такие известные ученые, как де-Вернель, изучавший влияние византийской архитектуры на готику и доказавший, что памятники готической архитектуры во Франции старше германских. В то же время в Париже в "H ô tel de Cluny" Александром Соммераром положено основание музея средневековых древностей. Этот музей приобретен государством и с 1844 г. сделался публичным. Мало-помалу начали принимать участие в научном движении архитектора. Цезарь Дали включил средне вековые памятники в "Revue g éné rale d'architecture" 1840 г. и след.; Лассю приготовил в 1858 г. к изданию "Album" В. Гоннекура, архитектора XIII ст., и руководил в Париже реставрациями Saint-Martin des Champs, Sainte-Chapelle, Notre-Dame de Paris и др. Виолле ле-Дюк реставрировал стены Авиньона, замок Pierrefonds и составил "Dictionnaire raisonn é de l'architecture française du XI-e au XVI-e siè cle" (1858-68) и "Dictionnaire du mobilier fran ça is" (1858-72) - оба сочинения превосходно иллюстрированы и могут служить энциклопедией средневекового искусства. Промышленное искусство превосходно представлено в труде Лабарта "Histoire des arts industriels au moyen âge et à la Renaissance" (1854-66). В Германии начали заниматься средневековой А. тоже с начала XIX ст. Лучшие представители этой отрасли А.: Фиорилло, Моллер, Буассерэ, Румор, Куглер, Фёрстер, Мертен, Шпрингер, Отте, Любке и др. Особенно выдается труд Шнаазе "Geschichte der bildenden K ünste" (2-е издание, 1866-76), в восьми частях, из которых шесть посвящены средним векам. В нем собрана прекрасная библиография предмета.

В последнее время очень важное значение, особенно для нас, получили древности византийские. Один из первых начал ими заниматься Дидрон, издавший в 1845 г. иконописный подлинник под заглавием "Manuel d'iconographie grecque et latine". Затем изучали византийскую архитектуру: Тесье - "Architecture byzantine"; Кушо - "Choix d' é glises byzantines"; Зальценберг - "Alt-christliche Bauden kmä ler von Constantinopel и т. д."; де-Вогюэ исследовал памятники Сирии и Палестины: "Architecture civile et religieuse de la Syrie", "Les Eglises de Terre-Sainte". Наконец, явились более полные обозрения византийского искусства в трудах: Унгера - "Die griechische Kunst im Mittelalter" в Encyclop é die Ersch'a и Gruber'a 1867 г., т. 84-85; Бэйе - "L'Art byzantin" 1883 г. и H. П. Кондакова: "Histoire de l'Art byzantin consid éré principalement dans les miniatures" (Париж, 1886 г.).

Научное исследование русских древностей возникает у нас только с XIX ст., но появление интереса к собиранию древностей надо отнести к первому путешествию Петра Великого в Голландию. Будучи в Амстердаме, Петр посетил музей Якова Вильде, который славился коллекциями древних монет и других древностей. Музей Вильде был несколько раз описан, и одно из этих описаний, а именно 1700 г., имеет для нас особенный интерес. Оно озаглавлено "Signa antiqua е museo Jacobi de Wilde veterum poetarum carminibus illustrata". В числе гравюр, резанных Марией Вильде, любопытна гравюра "с изображением зала, в котором помещался музей Вильде с его древностями, глобусами и книгами; посредине стол, за которым сидят два человека: по правую сторону Яков Вильде в современной европейской одежде и парике; в одной руке у него статуэтка, другою показывает монету. На левой - молодой человек в шапке, опушенной мехом, кафтан с узкими у кисти рукавами, высокие сапоги, на боку сабля; он рассматривает статуэтки и вещи, разложенные пред ним на столе. Этот молодой человек - сам царь, в чем удостоверяет двуглавый русский орел, изображенный у подножья его" (Пекарский, "Наука и литература в России при П. В.", т. I, стр. 8). Известна любовь Петра к древностям и особенно к славянским рукописям, над которыми он всегда долго останавливался при посещении западных книгохранилищ и музеев и даже сам открыл кенигсбергский список летописи Нестора. Знаменитым указом от 13 февраля 1718 г. Петр положил прочное начало собиранию в России древностей: "также, ежели кто найдет в земле, или в воде какия старые вещи, а именно: каменья необыкновенные, кости человеческия или скотския, рыбьи или птичьи, не такия, какия у нас ныне есть, или и такия, да зело велики или малы перед обыкновенным; также, какия старые надписи на каменьях, железе или меди, или какое старое, необыкновенное ружье, посуду и прочее все, что зело старо и необыкновенно - такожь бы приносили, за что будет довольная дача, смотря по вещи, понеже, не видав, положить нельзя цены" (Пол. Собр. Закон.,  3159). Вещи эти назначались для пополнения кунсткамеры. Древности в то время известны были у нас более под названием "раритетов" и "курьезитетов". Петр не ограничивался собиранием древностей только в России, но старался приобретать их и за границей. Так, Кологривов в марте 1719 г. пишет царю из Рима: "на сих днях купил я статую марморовую Венуса, старинная, найдена с месяц; как могу хоронюся от известного охотника, и скультору вверил починку ея; не разнит ничем против флоренской славной, но еще лучше тем, что сия целая, а флоренская изломана во многих местах; у незнаемых людей попалась, и ради того заплатил за нее 196 ефимков, а как купить бы инако, скультор говорит, тысячь десять и больше стоит; только за то опасаюсь о выпуске, однакож уже она вашего величества, и еще будет починка кругом ее месяца на два" (Соловьев, т. XVI, стр. 320).

После Петра собирание и приведение в известность имеющихся у нас древностей продолжается и является уже желание систематизировать это дело. Так, в царствование Анны Иоанновны знаменитый историк В. Н. Татищев (р. 1686 г., + 1760) составил инструкцию для собирания сведений географических и археологических. Об этой инструкции акад. К. Н. Бестужев-Рюмин говорит: "подобная инструкция, только приноровленная к степени теперешних познаний и к требованиям нашего времени, сделала бы честь любому ученому, хотя стоила бы ему гораздо меньших трудов и разысканий, чем стоила Татищеву его инструкция, для которой ему не было никакого руководства" ("Русская история", т. I, стр. 213). Академики Миллер, Паллас, Лепехин, Гмелин, Зуев, Рычков в своих путешествиях собирают сведения о древностях. В конце царствования Екатерины II одним из замечательнейших археологов был граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин. Назначенный в 1791 г. обер-прокурором Синода, он приказал собирать древности и книги летописного содержания по епархиям и монастырям. Сначала это делалось для импер. Екатерины II, которая писала тогда свои "Записки касательно русской истории". Но вот присылаются из Киева две древнейшие монеты: Ярославле серебро и серебро Володимирово, и настолько усиливают охоту графа к собиранию древностей, что он заводит во многих городах комиссионеров и щедро платит за находки. Целый ряд блестящих открытий увенчал труды Мусина-Пушкина. Найдены: Русская правда, Слово о полку Игореве, Договор Смоленска с Ригой 1 229 г., золотая гривна и пр. и пр. Собрание графа до 1799 г. находилось в Петербурге, а после перевезено в Москву, где и погибло в пожаре 1812 г. Сохранилось только то немногое, что было у Карамзина, Бекетова и у других лиц. Мусин-Пушкин не только собирал древности, но также описывал их и издавал. Из его трудов особенно важно "Исследование о местоположении Тмутороканского камня, 1794 г.", потому что оно вызвало знаменитое сочинение А. Н. Оленина (р. 1764, + 1844 г.): "Письмо к графу А. И. Мусину-Пушкину о камне Тмутороканском, найденном на острове Тамане в 1792 году. В граде св. Петра, 1806 г.", послужившее началом научной разработки русских древностей. В начале XIX ст. покровителем отечественной А. является канцлер, граф Николай Петрович Румянцев (р. 1754 г., + 1821 г.). Он сумел отыскать людей, способных наняться изучением русских древностей, и дал материальные средства для печатания их трудов. "Кружок Румянцева" составляли: Аделунг, П. И. Кеппен, Круг, Ходаковский, Френ, К. Ф. Калайдович, П. М. Строев, митрополит киевский Евгений Болховитинов, протоиерей Иоанн Григорович, Востоков и др. Труды большинства из них никогда не потеряют своего значения для русского археолога и историка. Памятником деятельности Румянцева по А. остался его музей, завещанный им "на пользу отечества и благого просвещения". В 1811 г. появляется сочинение проф. Харьковского университета Гавриила Успенского (род. 1765 г., + 1820 г.) "Опыт о древностях Российских", которое, к сожалению, совсем не касается вещественных памятников и не оправдывает своего заглавия. В 1816-1818 гг. вышло уже восемь частей "Истории Государства Российского" Карамзина с драгоценными примечаниями, где множество археологических памятников превосходно описано и объяснено. Дальнейшее развитие А. тесно связано с возникновением у нас археологических обществ, съездов и правительственных археологических учреждений. Все они издают свои труды и имеют собрания древностей. В общем движение русской А. в нашем столетии можно характеризовать так: 1) собирание древностей, начатое при Петре В., продолжается, и число памятников достигает громадной цифры; 2) имеется уже много памятников, прекрасно описанных и изданных; 3) научная разработка большею частью касается отдельных предметов древности; 4) немногие общие выводы служат предвестниками широкой научной постановки археологических вопросов в наступающем двадцатом столетии.

Литература[править]

Н. П. Кондаков, "Наука классической А. и теория искусства" (в VIII т. "Записок Новорос. университета"); "Труды 3-го археологич. съезда" т. I., где напечатаны статьи И. Е. Забелина и гр. А. С. Уварова; И. И. Срезневский, "Славяно-русская палеография"; Краус, "Real-Encyklop ä die d. christl. А."; Гергард, "Grundriss der А." (Берлин, 1853 г.); Байер, "Winckelmann's Lehre v. Sch ö nen u v. d. Kunst" (Грейфсвальд, 1862); Шефер, "Rede z. Winckelmannsfeste" (Грейфсвальд, 1861); О. Ян, "Ueber d. Wesen u. d. wichtigsten Aufgaben d. arch äol. Studien" ("Berichte über d. Verhandl. d. kgl. sä chs. Gesellschaft d. Wissenschaften zu Leipzig", 1848, II); Гардтгаузен, "Griechische Palaeographie" (Лейпциг, 1879 г.); Брунн, "Arch ä ologie und Anschauung" (Мюнхен, 1885 г.); Рэйе, "Cours d'Arch éologie à la bibliothè que nationale" (Париж, 3874 г.); Ленорман, "Le ç on d'ouverture" (Париж, 1875 г.); М. Колиньон, "Arch éologie grecque et r omaine"; Бэйе, "Arch éologie chré tienne"; Бэйе, "Arch. du moyen â ge". Последние три статьи напечатаны в "Grande Encyclop é die", т. I.

См. также:[править]

  • АтлантидаШаблон:БЭСБЕАрхеология (от греч. ap/aisc - древний и Хоуе?- наука, точнее -слово) -наука, изучающая историческое прошлое человечества по вещественным историческим источникам.

Историч. наука имеет в своём распоряжении, кроме письменных источников, ещё и вещественные. Значительное своеобразие этих источников вызвало необходимость их изучения специалистами-археологами. Археологи производят для этого раскопки древних погребений и древних поселений (см. Раскопки).

Впервые термин «А.» употребил в 4 в. до н. э. Платон, имея в виду науку о древностях в самом широком смысле слова. Но и позднее термин «А.» долго имел, да отчасти и до сих пор имеет в разных странах разный смысл. Еще в 18 в. этим словом стали обозначать историю древнего искусства. Когда в 19 в. внимание науки привлекли все остатки старины (не только художественные), постепенно стало складываться современное понимание А.; тем не менее в некоторых буржуазных странах доныне А. попрежнему изучает искусство древнего мира, а история искусств вынуждена при этом ограничиваться средними веками и новым временем. Иногда под А. понимается источниковедение истории искусств, что также ошибочно. Вопрос этот не только терминологический. Такое понимание А. не только суживает, но и извращает задачи данной науки. Для изучения первобытных древностей многими буржуазными учёными создаётся тогда особая «наука», называемая «доисторией» (термин, неприемлемый уже потому, что первобытное общество должно изучаться историей в такой же мере, как античное, феодальное и т. д.) или «палеоэтнологией». Древности античные и средневековые, если они не являются художественными, вообще оказываются тогда вне науки. Таким образом даже элементарное определение предмета А. встретило в буржуазной науке ряд искусственных препятствии и доныне не получило в ней всеобщего признания.

А. в равной мере может и должна изучать первобытные, античные и средневековые вещественные историч. источники и восстанавливать по ним историч. прошлое человеческого общества. История искусств должна быть признана особой наукой, хотя, конечно, археологам часто приходится иметь дело с художественными древностями, поскольку они необходимы для иравилыюго понимания остальных древностей или сами оказываются массовыми археологич. материалами. Несколько обособились следующие отрасли археологии: эпи графика - наука о надписях на камне, металле, глине и дереве; нумизматика - наука о монетах; сфрагистика - наука о печатях; геральдика - наука о гербах. А. для истолкования раскопочных наблюдений постоянно привлекает данные геологии, ботаники, зоологии и антропологии и сама, со своей стороны, предоставляет этим естественным наукам ценные материалы, оставаясь наукой исторической.

Основными предметами археологич. изучения являются орудия труда, оружие, украшения, утварь, а также жилища, мастерские, укрепления и т. д. Но и в этом понимании А. в буржуазных странах искусственно отделена от истории, поскольку вещественные древности изучаются там в отрыве от социально-экономического строя древних обществ. Только в СССР, на основе овладения методологией марксизма-ленинизма, археологи получили возможность делать полноценные исторические выводы, обоснованные вещественным материалом.

Зачатки А. были уже в древности. Вавилонский царь Набонид в 6 в. до н. э. производил раскопки в интересах исторического знания; особо он искал надписи древних царей в фундаментах построек, тщательно отмечая находки или тщетность поисков. В древнем Риме результатом сознательного изучения древностей является схема развития материальной культуры, которую дал великий поэт и мыслитель Лукреций. В 1 в. до н. э. он уже знал, опережая многих археологов 19 в., "что каменный век был сменён бронзовым, а бронзовый - железным, и даже научно объяснял это чередование.

Всякие археологич. изыскания прекратились в начале средневековья. В эпоху Возрождения в 15-16 вв. произведены были в Италии многочисленные раскопки, единственной целью к-рых было добывание античных скульптур.

Средневековые вещи во всех столицах Европы и Азии хранились в правительственных сокровищницах, лучшей из которых является Оружейная палата в Московском Кремле, возникшая в 16 в. Подбор её коллекций и характер её описей 17 в. свидетельствуют о зарождении в России уже в то время интереса к древностям, прежде всего к оружию и к предметам декоративного искусства. Важную роль в развитии Оружейной палаты играл её руководитель при царе Алексее боярин Хитрово. Таких богатых и систематических старинных сокровищниц нет больше нигде в мире. Большое внимание к ископаемым древностям в России проявил Пётр I. Он в 1718 в двух указах распорядился собирать находимые «в земле или воде ... старые надписи... старое оружие, посуду и все, что зело старо и необыкновенно». «Где найдутся,- писал он,- такие всему делать чертежи, как что найдут». Подобные требования для тогдашней европейской науки были новы, да и вообще ни ископаемое оружие, ни ископаемая посуда еще не интересовали тогда учёных Западной Европы. В 18 в. с развитием дворянского коллекционерства антиквары в ряде стран стали собирать отдельные археологич. находки. Известный французский палеограф Б. Монфокон издал в начале 18 в. свод античных древностей, сильно повлиявший на развитие археологического собирательства. Вскоре в нек-рых странах были произведены первые опыты раскопок с научными целями. В России известный историк В. II. Татищев занимался А. и издал в 1739 одну из первых в мире инструкций для археологич. раскопок; нек-рые её положения не устарели до

сих пор. Интерес к античным древностям особенно разнился и РОССИИ, когда во 2-й половине 18 в. в состав Русского государства вошло на юге черноморское побережье, богатое находками античных вещей. Первые большие научные раскопки скифского кургана произвёл в 1763 генерал А. II. Мельгунов, исследование древнегреческих городов и Крыму начал в конце 18 в. П. И. Сумароков.

После французской буржуазной революции конца 18 в., с развитием буржуазной исторической пауки, быстро стала развиваться и А. Особое значение в её развитии имели раскопки Помпеи (близ Неаполя). Этот город был засыпан вулканическим пеплом в 79 н. э., раскопки там начались в 1748 и приняли научный характер в 1799, когда Неаполь был занят войсками 1-й французской республики. Деятели французской буржуазной революции и наполеоновских войн с особым интересом относились к античности. Этот интерес, соединённый с типичным для эпохи стремлением к точному знанию, обусловил организацию систематических помпейских раскопок с первых месяцев французской оккупации. Грандиозные раскопки шли с 1799 по 1814. Здесь учёные узнали, какой интерес для историч. знания может иметь скромная бытовая утварь. Быт древнеримского города был изучен по таким находкам с полнотой, которую раньше сочли бы недостижимой. Помнейские находки псюду вызвали внимание к бытовым древностям, не только античным, но и других эпох.

В 1-й половине 19 в. археологич. раскопками открыты древние цивилизации Двуречья и Египта. Но при этих раскопках главное внимание по старой традиции долго уделялось произведениям искусств и письменным историч. источникам.

В России изучение античных древностей рано достигло блестящих успехов. И. А. Стемнковский на территории древнего Боспорского царства (район Керчи) начал систематическое археологическое исследование древнегреческих городов раньше, чем в Западной Европе. При нём вскрыт в 1830 скифский курган Куль-Оба близ Керчи, впервые познакомивший науку с шедеврами античного ювелирного искусства, к-рое доныне представлено находками в нашей стране лучше, чем во всех других странах.

В России славяно-русская А. стала развиваться почти одновременно с античной. Национальный подъём, наступивший после Отечественной войны 1812, имел одним из последствий усиленные поиски новых источников по истории Древней Руси. Сначала имелись в виду источники письменные, но именно К. Ф. Калайдович, открывший много древних рукописей, ввёл тогда в науку ископаемые русские древности, издав и довольно правильно комментировав клад золотых вещей, найденный в 1822 н Старой Рязани; он же дал первую научную характеристику русских городищ (древних укреплённых поселений). Исключительное богатство нашей страны городищами и курганами первый заметил и оценил 3. Я. Ходаковский в 20-х гг. 19 в. Первые раскопки подмосковных славянских курганов методически правильно провёл в 1838 А. Д. Чертков. К сожалению, последующие раскопки продолжались с меньшим успехом. В 1851-54 А. С. Уваров предпринял грандиозные раскопки курганов Владимирской земли: он вскрыл 7 729 курганов, но добытые в спешке интересные вещи не были разделены даже по погребениям. Они остались для науки почти бесполезными, т. к. предметы ряда веков, от 7 до 14, оказались безнадёжно переме шаны в одной музейной груде. Здесь проявились типичные признаки дворянского коллекционерства: стремление к собиранию красивых вещей и пренебрежение рядовыми материалами, к-рые в силу своей массовости наиболее ценны для науки. Ведущим деятелем славяно-русской А. 19 в. был выдающийся археолог-самоучка И. К. Забелин, находившийся под влиянием передовых буржуазных историков того времени и использовавший прекрасные собрания Оружейной палаты для создания истории быта Дровней Руси. Забелин впервые в мире разработал научную методику раскопок больших курганов и показал, сколько важных выводов могут дать наблюдения над слоями насыпи; много он сделал и для античной археологии: им раскопан в 1863 богатейший из скифских курганов Чертомлык на Нижнем Днепре, в 1864 - богатейший из греческих курганов Близница Большая у Тамани.

Первобытные древности еще в начале 19 в. во всех странах считались непознаваемыми, поскольку хронологическое их разделение признавалось делом безнадёжным. Но это препятствие удалось преодолеть, когда интерес к древностям возрос в связи с попытками буржуазных социологов изучить возникновение человеческого общества. Для хронологии плодотворной рабочей гипотезой оказалась превратившаяся теперь в научную истину гипотеза о трёх веках - каменном, бронзовом и железном. Её высказывали в 18 н в начало 19 вв. разные авторы, в том числе в России А. II. Радищев. Впервые её обосновал археологич. материалом датский археолог X. Томссн в 183(5. Эту классификацию отстоял впоследствии в борьбе с научными оппонентами другой датский археолог И. Ворсо. Сначала даже каменный век вызывал сомнения. Особенно много возражений было направлено против бронзового века. Многие археологи до конца 19 в. неосновательно считали, будто бы железо обладает такой же древностью, как медь и бронза. Теперь эти сомнения подлинными учёными оставлены, и система трёх веков общепризнана.

Для развития первобытной А. большое значение имели работы Э. Ларте. Изучая с 1837 иотцеры, он установил хронологию их отложений и первый доказал, что человек, делавший древнейшие каменные орудия, был современником мамонта и других вымерших животных. Только распространение дарвинизма, начиная с 1859 (год выхода в свет «Происхождения видов» Дарвина), сделало выводы Ларте общепризнанными и подвело научную базу иод успешно развивавшиеся с тех нор поиски останков первобытного человека. Убеждённым дарвинистом был французский археолог Г. Мортилье, установивший в 1869-83 хронологическую классификацию первобытных древностей, основанную па эволюционной теории. Буржуазный демократ и деятель революции 1848, он являлся страстным антиклерикалом в политике и в А. Изучение первобытного человека он ставил в тесную связь с разрушением церковного мировоззрения. Все основные эпохи каменного века определены им, самые названия их (шелль. ашель, мустье и т. д.) введены им и доныне употребляются в тех же смыслах всеми учёными. Открытые антропологами в 19-20 вв. соединительные звенья между обезьяной и человеком явились блестящим подтверждением дарвинизма, поэтому реакционные ученью пытались преуменьшить их значение. Антидарвинисты утверждали, например, что неаидерталь скии человек просто патологическая разновидность, что он не древнее современного человека и не может быть его предком. Будь это спор чисто антропологический, он длился бы, вероятно, доныне. Но А. установила, что неандертальские погребения всегда связаны с одной и той же археологической эпохой (мустье), а погребения современного человека - только с последующими эпохами. Между палеолитом (древним каменным веком) и неолитом (новым каменным веком) долго не удавалось установить никакой связи. Учёные говорили по этому поводу о «необъяснимом разрыве». В конце 19 века французский археолог Э. Пьет установил ату связь, открыв переходную эпоху - мозолит.

История социально-экономич. отношений мало интересовала буржуазных археологов, и общество не изучалось ими в его саморазвитии. Изменения культуры (особенно в бронзовом и железном веках) объяснялись переселениями народов (миграциями) или заимствованиями. Здесь мы имеем частный случай типичного для буржуазной науки явления, когда при изучении движения его «источник переносится вовне» (Ленин В. И., Философские тетради, Л., 1947, стр. 328).

В области античной А. 2-я половина 19 в. была отмечена новым оживлением работ но раскопкам в Помпеях (немедленно по присоединении Неаполя к объединенной Италии). Их возглавил тогда итальянский археолог Дж. Фиорелли, участник итальянского национально-освободительного движения, до этого долго сидевший в тюрьме. Изучением древностей он стремился воссоздать историю своей родины и тем самым содействовать развитию национального самосознания. Он создал ряд остроумных методов реконструкции не сохранившихся или сохранившихся частично сооружений или предметов. Условия раскопок в Помпеях были своеобразны: снимался но культурный слой, а пепел. Поэтому, когда под влиянием помпейских открытий были начаты раскопки других античных городов, приёмы работ пришлось создавать заново.

В 19 в. одним из средств политич. проникновения великих держав на Ближний Восток и одним из проявлений их соперничества стали большие ар-хеологич. экспедиции. Такую роль играли французские, немецкие, английские, американские и др. экспедиции в Грецию, Турцию, Ирак, Иран и т. д.

Английский археолог А. Эванс заполнил в начале 20 в. пробел между первобытными и античными древностями. Его раскопки на Крите открыли высокую цивилизацию бронзового века, имевшую постоянные сношения с Египтом и Азией, что позволило определить время критских древностей. Находки же критских изделий в Европе послужили затем лучшим основанием для европейской археоло-гич. хронологии. Крупный представитель буржуазного эволюционизма, Эванс одним из первых пытался сделать А. историч. наукой, но его историч. реконструкции идеалистичны.

Большое влияние на А. имел в конце 19 и начале 20 веков шведский археолог О. Монтелиус, яркий представитель формализма, но большой мастер хронологизации. Древние вещи он распределил по типам (тип - совокупность вещей, однородных по форме; археологи знают теперь десятки тысяч типов), а самые типы связал в типологические эволюционные ряды, всюду прослеживая для итого (путём тщательного анализа деталей) постепенные, изменения форм. Правильность построении рндов он проверял по находкам, напр., эво 22 Б. с, Э, т. 3,

люция топоров, эволюция мечей, эволюция сосудов и т. д. взаимонроверялись по совместным находкам в погребениях (ранпие топоры встречались с ранними мечами, поздние - с поздними и т. д.). Значение этого метода преувеличивалось, и основным пороком его является изучение вещей в их саморазвитии и вне создававшей их общественной среды. Монтелиус ошибался, стремясь применить дарвинизм к А. и исходя из неверной предпосылки, будто вещи развиваются по тем же законам, что и живые организмы. Он установил множество археологических дат ( преимущественно для бронзового века и раннего железного). Аргументация его отличается предельной чёткостью; о нём говорили, что это был «наиболее геометрический ум» в А. Последователем Монтелиуса был французский археолог Ж. Дешелет, выпустивший в начале 20 в. лучший сводный описательный труд но археологии Западной Европы. В основе его лежит археология Франции, начинается он с палеолита, но особое внимание уделено раннему железному веку. Быт древних галлов воссоздан на основе тщательного изучения бесчисленных мелких находок. Типологические построения в духе Монтелиуса он первый пытался использовать для историч. выводов, но эти выводы делал только по частным вопросам, не затрагивая социально-экономич. развития.

Колониальная экспансия капиталистич. стран сопровождалась обычно археологич. экспедициями; буржуазные археологи были спутниками и помощниками завоевателей. При завоевании французами Туниса в конце 19 в. археолог Р. Канья создал, передвигаясь с войсками, археологич. карту страны (первую большую археологическую карту вообще) и открыл в засыпанных песками римских крепостях много новых подробностей римского быта. Впоследствии он составил общую систематизацию римских древностей, многочисленных в ряде стран, и решил по археологич. материалам ряд вопросов бытовой истории Рима. Однако в своих работах он переносил в античность отношения буржуазного общества, что типично для буржуазных археологов и историков.

Гигантский свод славянских древностей издал в 20 в. чешский археолог Л. Нидерле, доказавший множеством аргументов общность древнеславян-ской культуры.

Русская археология во второй половине 19 - начале 20 вв. достигла весьма значительных успехов. По размаху археологич. исследований, но точности и новизне применяемых методов русские археологи часто превосходили западноевропейских.

Методику открытия палеолитич. стоянок по ископаемой фауне одним из первых в Европе разработал И. С. Поляков. Изучение неолита на основе разнородных археологич., геологич. и биологии, исследований первым в Европе произвёл А. А. Иностранцев на Ладоге; в результате этих раскопок он первый опроверг предрассудок, будто для неолита типичны полированные орудия (во вскрытых им стоянках они представлены, но не всюду); это мнение теперь никем по разделяется, по тогда оно господствовало в европейской науке. Наличие бронзового века в Восточной Европе впервые доказал в начало 20 в. В. А. Городцов. Плодотворное влияние па развитие русской археологии имел известный географ и антрополог, этнограф и археолог Д. II. Анучин; он первым в Европе успению показал на археологич. материалах единообразие культурного развития разных народов (в конце 19 в, и

трудах о луке и стрелах и о принадлежностях погребального обряда). Его работы показали ненаучность тех бесконечных поисков заимствований, которые составляли основное занятие большинства археологов; многие явления формального сходства он первый объяснил не заимствованиями, а общими путями развития, хотя основных закономерностей этого развития но исследовал и он.

Изучение античных городов поднял на более высокий уровень В. В. Фармаковский, произведший в начале 20 в. большие раскопки греческого города Ольвии; его оригинальная и сложная расценочная методика привела к полному выяснению облика и границ города па протяжении ряда эпох; для античных городов получить так быстро и убедительно подобные выводы никому из зарубежных археологов не удавалось. Вообще Северное Причерноморье, благодаря трудам русских учёных, является одной из областей античного мира, изученной лучше других.

В результате войн 1860-80-х гг. в состав Российской империи вошла Средняя Азия с её старинными городами. Эти города - очаги цивилизации с глубокой древности, а в средние века культурнейшие в мире,- драгоценны для А., но раскопки там сложны и трудны; много лет пришлось ограничиваться археологич. разведками. В Средней Азии их удачно провёл в 1885 II. И. Веселовский; он при этом открыл города восточных эллинистических царств, что никому нигде до того не удавалось; рассеянные по Средней Азии холмы «тепе», иностранными путешественниками принимавшиеся за курганы, он определил правильно: это холмы жилые, выросшие из строительных остатков. Ему также удалось решить длившийся более ста лет спор о дате «каменных баб»: он доказал принадлежность этих распространённых по Восточной Европе и Сибири статуй тюркам-кочевникам. Археологию Самарканда, одного из важнейших в мире древних культурных центров, создал в начале 20 в. многолетними работами В. Л. Вяткип; он раньше, чем западноевропейские археологи, раскапывал жилые слои восточного средневековья и изучал их хронологию (занимался он и античными слоями); особо надо отметить раскопанную им в 1908 близ Самарканда астрономическую обсерваторию 15 в. Улугбека, по размерам и по техническому совершенству превосходившую все древние и средневековые обсерватории. В Закавказье археологич. работы произвёл Н. Я. Марр, раскопавший в конце 19 и начале 20 вв. столицу средневековой Армении, город Ани.

Исследование славяно-русских курганов было особенно интенсивным в конце 19 в. Л. К. Ивановский произвёл раскопки 5 877 курганов Новгородской земли. Ему первому удалось соединить грандиозность раскопок с их методичностью, поэтому его материалы легли затем в основу русской курганной хронологии. Под Смоленском в Гнездове расположены ценнейшие курганы русских воинов-дружинников 10 в., составивших основу феодального класса Древней Руси. Главным исследователем был В. И. Сизов, вскрывший в 1885 центральный богатый княжеский курган со славянским инвентарём и опровергший своими изысканиями домыслы русских и зарубежных норманнистов; Сизову же удалось определить древнейшие славянские курганы, т. и. длинные; он первый из русских археологов показал хронологическое значение эволюции типов древних вещей (на примере семилопастных височных колец из курганов вятичей); изучение

рисунков древнерусских рукописей он связал с А. Расселение древнерусских племён проследил по курганным материалам А. А. Спицын; его выводы совпали с летописными известиями и во многом их дополнили; этот исследователь занимает в русской науке особое место; он издал и классифицировал такое количество древностей (первобытных и средневековых), как никто из русских археологов. Археологическое изучение Древней Руси впервые в мире показало, какие ценные результаты могут дать раскопки средневековых древностей.

Видные представители русской дореволюционной А. принадлежали в большинстве своём к передовым представителям буржуазной науки. Тем не менее, порочные черты, свойственные буржуазной А., сказывались и в России. Мировоззрение дореволюционных деятелей русской науки было идеалистическим либо механистическим, вещественные древности изучались формалистически, поиски мнимых переселений и заимствований занимали и в России большое место в исследованиях. Археологи не были и не считали себя историками, причисляя А. то к естественным наукам, то к т. н. художественным наукам. С другой стороны, дореволюционные историки неизменно игнорировали археологич. материалы; такая недооценка вещественных исторических источников имела свои корни обычно в идеалистической методологии. В начале 20 в. западная и русская А. страдали одними и теми же пороками.

Русская археологич. наука после Великой Октябрьской социалистической революции пошла по новому пути. В то же время в Западной Европе и в Америке археологи в большинстве своём перешли на службу реакции. Отдельные достижения западной А. сводятся в основном лишь к накоплению новых материалов. Наиболее важны открытия, позволяющие проследить первичное возникновение древнейшей цивилизации. Этот процесс археологам долго не удавалось выявить. Лишь в 20-х гг. 20 в. были получены материалы для решения этой задачи при раскопках в Двуречье, в городе Уре. Открытая при этом цивилизация древнейших шумеров считается древнейшей в мире. С ней в этом отношении может соперничать цивилизация долины Инда, совершенно неизвестная до 20-х гг. 20 в., когда её благоустроенные города раскопал английский археолог Дж. Маршалл. Было установлено, что подобные первые рабовладельческие общества возникли в четвёртом тысячелетии до нашей эры, после нескольких сот тысяч лет существования первобытно-общинного строя. Но для буржуазных археологов подлинное значение этих открытий осталось непонятным, поскольку для них характерны поиски классов в доклассовом обществе.

В деле изучения палеолита в Западной Европе руководство в начале 20 в. перешло от эволюционистов школы Мортилье к антиэволюционистам. Их лидером является французский аббат-археолог А. Брейль; вообще католические церковники проявили в этом вопросе большую активность, отлично понимая актуальное политическое значение проблемы происхождения человека. Они умело использовали ошибки Мортилье, недооценивавшего (что типично для материалиста-механиста) скачкообразность переходов и сгладившего поэтому контрасты, существующие между кремнёвой индустрией разных эпох. Брейль, играя на этих контрастах, всюду стремится дискредитировать самый принцип эволюции, хотя редко выступает прямо против него.

On разбивает каменный век на несколько стабильных отрезков и объясняет их смену появлением откуда-то извне новых видов и разновидностей человека.

Отрицание единства и прогрессивности исторического процесса приняло законченную форму в «теории культурных кругов», воспринятой буржуазными археологами у буржуазных этнографов. Все культурные явления закрепляются при этом за теми или иными культурными кругами; таких кругов сторонники этой теории насчитывают на земном таре несколько, сводя исторический процесс к расширениям или сужениям их территорий и к проникновениям отдельных культурных элементов из одного круга в другой.

Буржуазные археологн-античники, подобно буржуазным историкам-античникам, являются цикли-стами, т. е. история человечества в их представлении движется по замкнутым и повторяющимся циклам. Это связано с модернизацией античного общества и с поисками в нём (равно, как и в древневосточном обществе) феодальных и капиталистических отношений.

Таким образом, страх буржуазной науки перед признанием прогрессивности исторического процесса принимает различные формы (антиэволюционизм, «теория культурных кругов», циклизм), но он неизменно связан с сопротивлением всего загнивающего буржуазного мира поступательному ходу истории.

А. эпохи империализма постепенно отказалась от наследия археологов-эволюционистов. Еще Мои-телиус в спорах с идеологами зарождавшегося фашизма доказывал прогрессивность развития человечества и отрицал расистские построения. Но многочисленные буржуазные археологи школы Монте-лиуса повсюду отказались от этих его взглядов, сохранив только реакционную часть его наследия (идеализм, формализм, игнорирование социально-экономич. отношений). Они восприняли антинаучное учение об извечности существующих социальных категорий, стали искать капиталистические отношения в первобытных стоянках и свели смысл ис--тории человечества не к прогрессивному развитию, а к борьбе рас.

Буржуазная А. постепенно выродилась в бессодержательную науку о переселениях и заимствованиях, и это не случайно. Закономерности общественного развития устанавливаются только марксизмом-ленинизмом. Буржуазные археологи объясняют все коренные изменения в материальной культуре сменой племён, миграцией, все частные - влияниями, заимствованиями. Явления материальной культуры многие археологи закрепляют за теми или иными расами, поэтому традиционные поиски переселений и заимствований приобретают расистский характер. Человеконенавистнические взгляды расистов господствовали в археологии Германии, Италии, Японии и довольно распространены сейчас в археологии США, Англии, Франции.

Археология в СССР. В Советском Союзе А. развивается на твёрдой основе марксизма-ленинизма. О значении А. как исторической науки Маркс писал: «Такую же важность, как строение останков костей имеет для изучения организации исчезнувших животных видов, останки средств труда имеют для изучения исчезнувших общественно-экономических формаций ... Средства труда не только мерило развития человеческой рабочей силы, но и показатель тех общественных отноше 22*

ний, при которых совершается труд» (Маркс К., Капитал, т. 1, 1949, стр. 187). В «Происхождении семьи, частной собственности и государства» Энгельс для периодизации человеческого общества воспользовался археологически наблюдаемыми признаками, показав тем самым их важность. Методология исторического материализма является основой всех успехов советской археологии. По ископаемым орудиям труда и другим остаткам материальной культуры исследуются производительные силы древних обществ. Для любой исследуемой эпохи на любой территории советские археологи стремятся проследить общественные отношения, выяснить конкретные варианты развития первобытно-общинного, рабовладельческого, феодального строя. Тем самым изучаются основные закономерности общественного развития, чуждые и непознаваемые для буржуазных археологов.

Исследуя социально-экономическое развитие, советские археологи выяснили тем самым на множестве конкретных примеров для всех эпох и многих стран подлившие причины крупных и мелких видоизменений материальной культуры, затемнённые в буржуазной науке. При этом установлено, что явления культуры, в том числе материальной, развиваясь в разных странах по общим закономерностям, приобретают вследствие этого черты формального сходства. Подобное сходство буржуазные учёные объясняют переселениями или заимствованиями, между тем оно обусловлено социально. Советская археология не отрицает ни переселений, ни заимствований, но эти процессы сами социально обусловлены и не были ни движущей силой историч. процесса, ни основным его содержанием; да и происходили они гораздо реже, чем думают буржуазные археологи.

А. в СССР развивается в исключительно благоприятных условиях. Только в СССР археологич. работы организованы в государственном масштабе и выполняются в плановом порядке в интересах историч. науки. Еще в 1919 декретом, подписанным В. И. Лениным, была создана Академия истории материальной культуры - руководящее археологич. исследовательское учреждение. В 1937 Академия была преобразована в Ии-т истории материальной культуры Академии наук СССР. В Академиях наук союзных республик существуют институты А. или секторы А. Количество музеев за годы Советской власти значительно выросло, создана музейная сеть. Свыше 500 музеев во всех областях и республиках имеют археологич. отделы, Сотрудники музеев ведут археологич. исследования; археологич. материалы используются при этом для политико-просветительной работгл. Археологич. раскопки, на основе постановления Совета Министров СССР от 14 октября 1948, производятся только пооткрытым листам, выдаваемым Академией наук СССР (в отношении памятников общесоюзного значения, занесённых в государственные списки СССР, а также в отношении прочих памятников, находящихся на территории РСФСР) и Академиями наук союзных республик (в отношении памятников республиканского значения); самовольные раскопки запрещены. Быстрый рост культурных интересов советского народа, в частности колхозного крестьянства, увеличил количество археологич. открытий: случайные находки древностей раньше обычно ускользали от учёных, теперь такие древности доставляются в музеи. Подобным образом открынаютсп многие стоянки, городища, могильники, курганы и т. д. Успешные исследования советской А. в значц тельной мере связаны с большими советскими новостройками. В СССР строительные организации отпускают специальные средства на раскопки древних поселений и погребений, подлежащих в процессе строительства разрушению или затоплению. Собственником всех находимых древностей является государство, передающее их в научные учреждения. В СССР невозможна частная собственность на археологические находки, создающая неисчислимые препятствия для развития А. в капиталистич. странах. Самые специальные археологические издания в СССР быстро расходятся (явление в других странах неслыханное), что свидетельствует об интересе к ним советских читателей.

Подготовка советских археологов производится на археологических отделениях или при археологических кафедрах на исторических факультетах многих университетов - Москвы, Ленинграда, Киева, Ташкента, Тбилиси, Баку, Еревана, Казани, Саратова, Молотова, Свердловска, Одессы, Харькова, Самарканда, Тарту (отделения в Москве и Ленинграде были основаны в 1922); в дореволюционных университетах А. вообще не преподавалась. Студенты-археологи активно участвуют в раскопках. Значительные национальные кадры археологов подготовлены университетами союзных республик Закавказья и Средней Азии.

Общее количество археологов в СССР теперь в несколько раз больше, чем в дореволюционное время. Неизмеримо возросли масштабы и количество ежегодно проводимых археологич. экспедиций, к-рые организуются не только институтами археологии, но и центральными музеями страны (Исторический музей, Эрмитаж, Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина)* и многими краеведческими музеями. Планы этих экспедиций тесно связаны с задачами, выдвигаемыми советской исторической наукой.

Препятствием для развития советской А. являлись антинаучные построения Н. Я. Марра. Он не только внёс теоретическую неразбериху в языкознание, но пытался и А. поставить на службу своему т. н. «новому учению» об языке. Марровская теория о скрещении языков, так же, как его построения об языке-надстройке, о классовости языка, полностью опровергнутые И. В. Сталиным, как антимарксистские, оказывали прежде своё отрицательное влияние и на часть советских археологов. Так же как языковеды - последователи Марра пытались доказать существование в прошлом гибридов языков, так археологи - последователи Марра измышляли существование гибридов племён и отсюда выводили все этнические группы. В связи с этими антинаучными домыслами отрицалось генетическое родство внутри славянской, романской, германской, иранской, тюркской и других семей народов. Марр и его ученики утверждали, что народности сменяют друг друга путём внезапных взрывов и скачкообразных превращений, что противоречит всем археологическим и историческим материалам. Мало того, археологические данные, путём всевозможных натяжек, привлекались для доказательства существования носителей пресловутых марровских четырёх элементов (сал, бер, ион, рош), от к-рых якобы произошли все языки мира. Влияние Марра всегда вело к антиисторизму, к пренебрежению историческими особенностями областей и этнических групп. Статьи И. В. Сталина по вопросам языкознания создали и для археологов безграничные возможности плодотворной работы.

Важнейшие достижения советской А. История первобытного общества только в Союзе ССР стала

разделом исторической пауки. Советские исследователи палеолита, опираясь на учение марксизма-ленинизма, выяснили социально-экономические отношения древнейших эпох истории человечества, непознаваемые для буржуазной науки. Крупнейшим современным специалистом по палеолиту является П. П. Ефименко, опровергший концепции западных археологов-антиэволюциопистов. Ему удалось объяснить социально-экономическими изменениями те резкие контрасты между эпохами, на которых эти буржуазные археологи основывали своё отрицание дарвинизма. Создав новую методику раскопок первобытных стоянок, он выявил на Верхнем Дону палеолитические жилища, вообще до того неизвестные западной науке. Палео-литич. статуэтки долго считались характерными только для Западной Европы; благодаря советским открытиям, в СССР их теперь известно больше, чем во всех других странах мира, вместе взятых; удалось выяснить их социальный смысл. Палеолит открыт и там, где он совсем не был известен (Белоруссия, Урал, Якутия, Узбекистан, Туркмения, Армения; н Армении найдены древнейшие в Союзе ССР стоянки). А. П. Окладников открыл в 1938 в Узбекистане, в пещере Тешик-Таш, в стоянке раннего палеолита (эпохи мустье) погребение неандертальца; антидарвинисты объявляли до этого открытия данный вид человека специфически западной формой. Жилища, быт и хозяйство древнейших в Восточной Европе земледельческих племён - «трипсльских» - с редкой полнотой изучены сплошными раскопками поселений, произведёнными Т. С. Пассек на Украине. Крупнейшие археологические открытия произведены в Сибири, где особенно много сделано С. В. Киселёвым; им воссоздана социально-экономическая история этой страны на протяжении четырёх тысячелетий. Особо надо отметить раскопанные Киселёвым в 1939 в Копёнах на Енисее курганы, золотые сосуды к-рых впервые ознакомили науку с развитым и своеобразным искусством раннего средневековья Сибири. В Три-алети Б. А. Куфтин раскопал курганы, свидетельствующие о высоком уровне культурного развития Грузии в бронзовом веке; развитие это гало на местной основе, но в тесной связи со странами Древнего Востока. Работы Окладникова, Пассек, Киселёва и Куфтипа отмечены Сталинскими премиями.

Конкретная история первобытных обществ может быть создана только на основе археологич. работ. Трудами советских археологов для целого ряда областей СССР прослежена их история на протяжении многих тысячелетий: от первичного засоления этих областей человеком до распада родового строя и возникновения классов.

Сущность рабовладельческой формации, как одного из закономерных этапов развития классового общества на определённой стадии его истории, была вскрыта только марксизмом-ленинизмом. Изучение античности советскими археологами дало ценный материал для характеристики хозяйства и культуры рабовладельческого общества. Выдающимся исследователем античной А. был акад. С. А. Жебелёв, оставивший ряд крупных исследований по истории античных государств юга СССР. На основе археологических открытий В. Ф. Гайдукевич дал социально-экономическую историю Боспорского царства; этому исследователю принадлежит ряд открытий по технике античного виноделия, рыбозасолочного и керамического дела. Виднейшим исследователем древних городов Причерноморья является В. Д. Бда ватский, автор ряда важных обобщающих работ по античной культуре и искусству. Советские археологи, в отличие от дореволюционных, много занимаются не только прикладным искусством античности, но и всеми видами материального производства.

Рабовладельческая и феодальная формации носили на Востоке те же черты и имели те же закономерности, что и и западных странах, но в то же время отличались и пек-рым своеобразием. Для выяснения этих историч. явлений много сделали советские археологи. Представители советской восточной А. почти заново изучили ряд важных древних и средневековых цивилизаций Кавказа, Средней Азии и Поволжья. Акад. И. И. Мещанинов исследовал циклопические крепости Закавказья. Исследование древних закавказских крепостей успешно продолжил Б. Б. Пиотровский; с 1939 он ведёт большие раскопки города Тсйшсбашш в Армении, где им открыты обильнейшие материалы по земледелию, ремёслам, военному делу и искусству древневосточного царства Урарту. Пиотровский заново написал историю Урарту но археологическим данным. Работа его отмочена Сталинской премией. Раскопки акад. С. Н. Джанашиа близ Мцхета дали важнейшие материалы для воссоздания древней истории Грузии (аристократический могильник в Армази, кремль в Багинети и т. д.). В Сродней Азии, в низовьях Аму-Дарьи С. П. Толстов открыл совершенно новую для науки цивилизацию древнего Хорезма; ему удалось определить древно-хорезмийский алфавит; большие раскопки в этой местности он ведёт с 1938, открыв поселения всех эпох от неолита до средневековья. Находки в городах и замках древнего Хорезма свидетельствуют о блеске и самобытности этой цивилизации; прослежены своеобразные среднеазиатские пути перехода от первобытно-общинного строя к рабовладельческому и от рабовладельческого к феодальному. Работа Толстова «Древний Хорезм» отмочена в 1949 Сталинской премией. А. Ю. Якубовский выяснил социальную топографию важнейших средневековых городов Средней Азии, дал археологическую характеристику Самарканда эпохи расцвета и установил тесную связь между археологией Средней Азии и археологией Поволжья; им доказано, что волжские центры Золотой Орды выросли отнюдь не на монгольской культурной основе, а на среднеазиатской: ханы насильственно переселили туда население из покорённых ими городов Средней Азии. Самое северное из мусульманских царств средневековья, Волжскую Болгарию, систематически исследовал А. II. Смирнов. Им раскопаны соперничавшие болгарские столицы, Болгар и Сувар, прослежена но археологическим материалам история этого государства, выяснен процесс возникновения классового общества, подробно характеризован ряд ремёсел. Работы советских археологов, позволившие впервые написать социально-экономим, историю ряда цивилизаций Кавказа, Средней Азии н Поволжья, показали подлинное их историч. значение и высокий культурный уровень.

Руководствуясь указаниями В. И. Ленина, советская историч. наука успешно опровергла реакционные домыслы буржуазных историков об особых закономерностях историч. развития РОССИИ. Для борьбы с этими измышлениями ценнейшие материалы доставила А. На советскую славяно-русскую А. большое влияние оказал один из видных советских историков акад. 10. В. Готьс: он был и археологом ц

сделал много для сближения двух разобщённых ранее наук. На ряде примеров он показал, как плодотворна взаимопроверка письменных и вещественных историч. источников. Готье создал первый подробный очерк истории Восточной Европы на основе ар-хеологич. материалов. Раскопки древнерусских городов, проведённые рядом советских археологов в 30-40-х гг. во всех концах Древней Руси (Новгород, Ладога, Псков, Белоозеро, Киев, Вышгород, Райки, Москва, Владимир, Суздаль, Ярославль, Боголюбов, Дмитров, Звенигород, Руза, Верея, Коломна, Торопец, Вщнж, Рязань, Белая Вежа, Чернигов, Пе-реяславль. Смоленск, Минск, Галич и т. д,), всюду открывали ремесленные мастерские и доказали, что русские средневековые города, вопреки мнению прежних историков, не имели специфически торгового или административного характера, а были (подобно средневековым городам других стран Европы и Азии) прежде всего ремесленными центрами.

Древнерусское ремесло специально изучил Б. А. Рыбаков: он проследил чрезвычайно подробно его технические приёмы, выяснил социальную организацию и доказал высокий уровень развития, что имело большое значение для опровержения антинаучных домыслов о низком культурном уровне Древней Руси. Капитальный труд Рыбакова «Ремесло Древней Руси» отмечен в 1949 Сталинской премией.

Вопросы происхождения Древней Руси с успехом изучает П. Н. Третьяков; для понимания хозяйства ранних славян важно его исследование о технике и экономике подсечного земледелия. В 1934-35 он раскопал на Верхней Волге городище 3-4 вв. -Березняки. Применив особо тщательные приёмы раскопок, Третьяков выяснил общинный и семейный быт древних людей так подробно, как это никому из археологов прежде нигде не удавалось. Керамика и погребальные обряды позволяют приписать это городище древним славянам; Верхняя Волга входила, оказывается, в область возникновения славянства. Процесс этого возникноиснии Третьяков успешно изучал затем экспедициями на Днепре н общими исследованиями для всей славянской территории. Ранпеславянские древности венедского и антского времени открыты и в большом количестве изучены па Украине.

Главным итогом советских работ по славянорусской А., давших много нового для характеристики феодального хозяйства, надо признать установление высокого развития древнерусской цивилизации, долго недооценивавшегося историками. Русь была до монгольского разорения одной из передовых стран Европы, и вещественные исторические источники это убедительно доказывают.

Советские историки, в отличие от историков буржуазных, в своих работах широко опираются на археологические материалы. Синтез разнородных историч. источников стал характерной чертой советской историч. науки.

Русские археологи обследовали шестую часть земного шара. На ней расположены многие значительные древние центры мировой культуры. Значение вклада русских учёных в мировую А. столь велико, что многие известнейшие археологи всех стран были вынуждены изучить русский язык. За годы Советской власти А. достигла небывалых успехов.

После Великой Отечественной войны археоло-гич. раскопки, прерванные войной, немедленно возобновились. Вскоре они превзошли довоенным

уровень по материальной обеспеченности, технической оснащённости и шпроте проблематики.

Лит.: Маркс К., Капитал, т. 1, Д., 1949 (стр. 186- 188); Энгельс Ф., Происхождение семьи, частной собственности п государства, М., 1950; его ж е, Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека, Л., 1948; Ефиме п ко П. П., Первобытное общество, Л., 1938; Г о т ь е Ю., Железный век в Восточной Европе, М., 1930; А р ц и х о в с к и и А. В., Введение в археологию, 3 изд., М., 1947; Третьяков П. Н., К истории племен Верхнего Поволжья в первом тысячелетии п. э., М.-Л., 1941; его же, Восточнославянские племена, М., 1948; Пиотровский Б. В., Урарту, Ереван, 1944; К у ф т и и Б. А., Археологические раскопки в Триалсти, т.1, Тбилиси, 1941; Рыбаков Б. А., Ремесло Древней Руси, М., 1948; Толстов С. П., Древний Хорезм, М., 1948; его же, По следам древнехорезмнйсной цивилизации, М., 1948; Гайдуке в ич В. Ф., Боспорское царство, Л., 1949; Киселев С. В., Древняя история Южной Сибири, М., 1949; С е р г е е и к о М. Е., Помпеи, М.-Л., 1949; Н и-д е р л е Л., Человечество в доисторические времена, СПБ, 1898; М о р т н л ь е Г., Доисторическая жизнь, СПБ. 1903; Чанлд Г., Прогресс и археология, М., 1949.


Требуется проверка викификации!
Шаблон:Проверить источники


Статья из Большой советской энциклопедии

Эта статья подлежит модернизации и корректировке!

Если Вы заметили неточность — Вы можете исправить её с помощью ссылки редактировать (или править) на этой странице.


Требуется сведение текстов!

Эта статья фактически состоит из нескольких не связанных между собой фрагментов. Требуется исправить ее так, чтобы она была однородной! Вы можете сделать это с помощью ссылки редактировать или править.

Хочешь уточнить, добавить или исправить текст?
Редактировать статью