Реклама на сайте (разместить):



Реклама и пожертвования позволяют нам быть независимыми!

Академический отряд (Вторая Камчатская экспедиция)

Материал из Викизнание
Перейти к: навигация, поиск

Академический отряд возглавляли натуралист, доктор медицины, профессор Иоганн Георг Гмелин (1709—1755) и сопутствовавший ему историк и географ профессор Герард Фридрих Миллер (1705—1783), входивший первоначально в состав Второй Камчатской экспедиции, организованной Сенатом совместно с Российской Академией наук. Миллер, используя многочисленные анкетные материалы, собранные на основе посланных в Сибирь, в том числе и в Кузнецк, анкетных запросов В. Н. Татищева, написал впоследствии «Историю Сибири».

Организация экспедиции[править]

Экспедиция была задумана как продолжение задания Петра Первого об описании берегов Ледовитого океана от Архангельска до Камчатки. Цель её — дать «физическое и статистическое описание Сибири» и ответить на вопрос, соединяется ли Азия с Америкой. Общее руководство экспедицией было поручено капитану-командору Витусу Берингу (1681—1741). В её состав входило более 600 участников.

Для каждого профессора (академика) руководством Академии была написана специальная инструкция, содержащая обширную программу. В состав академического отряда были включены студенты Московской славяно-греко-латинской академии («из российских людей»), которые должны были помогать профессорам и, пройдя практику и обучение в экспедиции, после «сами в профессоры вступить».

Были среди этих студентов Степан Петрович Крашенинников (1711—1755), будущий исследователь Камчатки, первый природный русский академик, а также Алексей Горланов и Василий Третьяков. В отряд входили переводчик Яхонтов, художник П. Люрсениус, геодезисты и ряд лиц из обслуживающего персонала — всего 80 человек. Выехали они; из Петербурга на лошадях в экипажах в августе 1733 и в конце января 1734 достигли Тобольска.

Весною 1734 отряд учёных отправился на лодках вверх по Иртышу через Омск, Семипалатинск до Усть-Каменогорска, которого достиг в августе. Отсюда на лошадях учёные приехали в Колывано-Воскресенский завод, а затем через Калманку в Барнаул и поздней через Калтырак доехали до Кузнецка.

Здесь академики совершили небольшую совместную поездку вверх по реке Кондоме, где осмотрели выплавку железа «кузнецкими татарами» из местной руды и «дымящуюся гору» около улуса Абашевского, ту, что видел Мессершмидт.

Из Кузнецка учёные-путешественники проделали раздельный маршрут вниз по Томи до города Томска. Г. Ф. Миллер, после сбора сведений о Кузнецке, которые легли в основу специально написанного им отчёта «Описание Кузнецкого уезда в нынешнем его положении в октябре 1734», отправился в Томск на лошадях, а И. Г. Гмелин вместе с С. П. Крашенинниковым и другими спутниками поплыл до Томска на лодках.

Исследование Кузбасса Крашенинниковым[править]

Студенту Крашенинникову было поручено вести описание пути от Кузнецка до Томска, или «Реестр деревням от Кузнецка вниз по Томи с указанием повёрстного расстояния между ними» (с 27 сентября по 5 октября), а также «Дорожный журнал» (1734—1736) — документы, которые содержат большое количество географических, исторических и этнографических сведений, не потерявших научного значения и в настоящее время. Обе эти работы Крашенинникова опубликованы совсем недавно, в 1966.

Мировую славу С. П. Крашенинникову принёс труд «Описание земли Камчатки», который четыре раза издавался на русском языке и неоднократно — на иностранных. Значительный интерес представляет его поздняя работа «Речь о пользе наук и художеств», произнесённая в Академии наук в 1750 и опубликованная в том же сборнике 1966 года.

«Реестр» и «Дорожный журнал» велись Крашенинниковым довольно подробно. В «Реестре» отмечалось повёрстное расстояние между населёнными пунктами (всего от Кузнецка до Томска, по опросным данным местных жителей, считалось 344 версты). В нем также отмечались основные географические особенности реки Томи и встреченных населённых пунктов, указывался национальный состав их населения. В «Дорожном журнале», который, по сути дела, был дневником путешествия, повторялся ряд географических сведений и приводились сведения о церквях и других примечательностях, населённых пунктах, обычаях местного населения и ряде исторических событий. Здесь же дана краткая характеристика Томска, Красноярска и других острогов и городков.

В числе примечательных мест по реке Томи С. П. Крашенинников в описании пути отмечает Писаную деревню, и «Подле сей деревни есть писаный камень, так называемый, на котором разных зверей и людей образы изрезаны». Продолжая, он более подробно писал об этом в «Дорожном журнале»: «Камень нарисованными фигурами к реке стоит. Вышина его окол 10 сажен... На всех сих местах маралы, лоси, олени, лошади и иные рыбы и люди вырезаны». Далее он отметил, что Гмелин приказ дал «с оного камня проспект снять и фигуры рисовать велел». Писаный камень на Томи, или Томские писаницы, отметили также в дневниках путешествия И. Г. Гмелин, а в книге — «История Сибири» — Г. Ф. Миллер.

Исследование Кузбасса Гмелиным и Миллером[править]

Хотя посещение Кузбасса заняло у академиков Гмелина и Миллера сравнительно небольшое время (около месяца), след этого посещения остался в основных трудах этих учёных. Один из них — «Флора Сибири» И. Г. Гмелина — был издан на латинском языке в Петербурге. В предисловии к первому тому, перевод которого под названием «Краткое описание Сибири» сделал С. П. Крашенинников, Гмелин даёт общее описание природы Сибири. По его мнению, границу между Европой и Азией следует проводить по Енисею. Во «Флоре Сибири» Гмелин описал 1178 видов растений, для 294 видов были сделаны рисунки. Позднее, высоко оценивая этот труд, великий шведский ботаник Карл Линней отмечал, что один Гмелин открыл столько растений, сколько все другие ботаники, вместе взятые.

Описание путешествия Гмелина по Сибири, написанное в форме дневника и изданное в Гёттингене на немецком языке, в 1751—1752 годах получило широкую известность в Европе. Оно даёт подробную историю десятилетнего путешествия (1733—1743), характеристику природы, жизни обитателей, посещённых населённых пунктов и многих особенностей хозяйства. В частности Гмелин здесь приводит краткую характеристику Кузнецка, который они посетили в сентябре 1734 года.

Географическое описание Кузнецка[править]

По его описанию на том месте, где был построен город, жили татары, которые плавили железо из руды и ковали его, чем и добывали средства для пропитания. Поэтому селение и получило название Кузнецк. Городок расположен на правом берегу Томи и делится на три части: верхнюю, среднюю и нижнюю.

Верхняя и средняя части города располагались на высоком берегу и склоне, нижняя же часть занимала; пойму у реки Томи в полуверсте от берега. В верхней части имелась небольшая цитадель, в которой находился молитвенный дом; в средней части — острог и в нем дом воеводы и приказная изба. Была там и церковь, которая за несколько месяцев до прибытия туда академического отряда сгорела вместе с окружавшими острог домами. Всего в городе Кузнецке имелось около 500 домов.

По словам Гмелина, местные жители занимались в основном хлебопашеством. Там трудно было купить что-нибудь, кроме хлеба и мяса, хотя река Томь была богата рыбой, а в окрестностях города было много дичи. Торговые караваны через Кузнецк не проходили, и сбыт товаров (в основном, черкесского табака и лошадей) производился только среди местных жителей.

Этнографическое описание шорцев[править]

...Ничто не ускользало от пытливого взора Гмелина: он познакомился с плавкой железа, горящим пластом угля, собирал коллекции растений и насекомых, записывал местные слова и выражения, интересовался результатами археологических и горных работ, изучал быт и нравы местных жителей, день за днём фиксировал в свой пространный дневник, по его же выражению, «мешанину бесчисленных происшествий, многочисленных картин, обычаев, природных явлений». Странствуя по земле Кузнецкой, он ведёт за собой и читателя в далёкое прошлое этого края, и мы видим посёлки и деревни, знакомимся с их обитателями — русскими и шорцами, которых Гмелин называет «телеутами и куштымышами», видим их жилища, одежды и обычаи, верования и обряды.

Зимним жилищем шорцев были обыкновенные избы, в каких жили и русские крестьяне, с той лишь разницей, что печь стояла не у стены, а на земле посреди избы. Рядом с избами стояли юрты, служившие летним жильём для шорцев.

Шорцы, по словам Гмелина, были очень гостеприимны, усаживались вместе с гостями вокруг очага, угощали гостей и пускали в ход трубку, из которой затягивались все, в том числе и женщины.

Своё единственное земледельческое орудие шорцы изготовляли сами. Это был выкованный в форме полумесяца лемех с очень остро отточенными краями, к которому прикреплялся черенок, образующий с ним прямой угол. Сделанная таким образом мотыга и служила им вместо сохи. Зерно шорцы перетирали между двумя камнями вручную. Любимой их пищей была также луковица саранки.

При добыче руды, которую они ломали на речке Кондома, шорцы также пользовались мотыгой, с помощью которой они удаляли покрывающий руду дёрн. Употребляли при этом и другой инструмент, с длинным и острым лезвием, напоминающий нашу кирку. С помощью этого же инструмента они кололи дрова.

За Томью, близ г. Кузнецка, жили, как их называет Гмелин, «абницкие (абинские) татары». В отличие от телеутов, они жили в землянках, с отверстием дымохода на крышах. У этого племени был обычай: в случае смерти хозяина хижины её уничтожали.

Близ телеутских деревень путешественники встречали места их жертвоприношений, которые назывались «таюлга». Берёзовые колья, вбитые на расстоянии сажени друг от друга, образовывали треугольник, у которого совершались жертвоприношения. По бокам таюлги развешивались разноцветные ленты, заячьи и горностаевые шкурки.

«Мы пригласили к себе местного кама, чтобы посмотреть, как он колдует, — рассказывает Гмелин. Кам делал вид, что все знает и что своими заклинаниями он будто бы вызывает шайтана, который является в образе медведя и открывает ему то, о чем он спрашивает».

Дальнейшее изучение Сибири[править]

3 октября путешественники выехали из Кузнецка и направились в Томск. Из Томска Гмелин проследовал в Енисейск, Красноярск, Канск, Иркутск, Верхнеудинск, Читу, Нерчинск, Братск, Усть-Кут, Якутск...

С началом зимних холодов останавливались на зимовку в различных городах, восполняли дневники, обрабатывали собранные за лето материалы, изучали архивы и записывали местные предания.

Зимовка в Якутске в 1736 имела трагический последствия для Гмелина: 8 ноября в его квартире вспыхнул пожар. Сгорело всё: книги, записи, рисунки, инструменты, коллекции. Гмелин на несколько месяцев прерывает записи в своём дневнике — так потрясло его случившееся. Но у него хватило духа тщательно собрать и пополнить обрывки сгоревших рукописей и начать заново собирать коллекции.

Из Якутска отряд Гмелина должен был направиться на Камчатку. Но поступило сообщение, что выехать туда ещё нельзя, так как руководство экспедиции не заготовило для партии припасов продуктов питания одежды и всего необходимого. Поэтому на Камчатку направили студента Степана Крашенинникова, которой Гмелин считал самым трудолюбивым и способным из своих учеников. Сам же Гмелин вернулся в Иркутск, чтобы хотя бы частично восстановить погибшие коллекции. Дальше — плавание по Ангаре до Енисейска и по Енисею в Туруханск. В это время учёные получают из Академии наук разрешение возвратиться в Петербург. И вот — обратный путь: Минусинск, Томск, Тара, Тюмень, Тобольск, Урал... В феврале 1743 путешественники возвратились в Петербург.

Итоги работы экспедиционного отряда[править]

В Петербурге Гмелин привёл в порядок материалы и в 1747 выпустил в свет первый том своей «Флоры Сибири». Последующие три тома её вышли в 1749 и в 1771 годах. Эта работа до сих пор считается классической.

Г. Ф. Миллер вернулся из Сибири одновременно с Гмелиным. Итогом путешествия Г. Ф. Миллера явилась многотомная «История Сибири», изданная в 1750, также ряд статей по географии Сибири и её истории и многочисленные материалы, оставшиеся неопубликованными. В приложении к «Истории» Миллер поместил ряд документов о Кузнецке, Томских писаницах, шорском ясаке и т. д. Следует отметить, что Миллер вместе со своими спутниками изучил и снял копии со множества документов в 20 городах Сибири. Большинство этих копий хранится в рукописях, в так называемых «портфелях Миллера», в ряде государственных архивов (Академии наук, Древних Актов и т. д.).

На протяжении многих лет академик Г. Ф. Миллер участвовал в редактировании ряда сибирских работ В. Н. Татищева, С. П. Крашенинникова, М. В. Ломоносова и других.

Вышедший в 1745 году «Атлас Российский», подготовленный «по правилам географическим и новейшим обсервациям» под руководством приглашённого из Франции астронома Иосифа Николая Делиля, а также немецких учёных Эйлера, Гейнзиуса, Винцгейма, при участии многих десятков крупных русских геодезистов и картографов, вызвал противоречивые мнения. Отмечалось большое его значение для оценки состояния географии в России (Г. Ф. Миллер, В. Н. Татищев и др.). С другой стороны, очевидным было, что из-за халатности руководителей Географического департамента, и в частности астронома Делиля, в Атлас и региональные карты не включены новейшие материалы, которыми располагала Академия наук.

Статью можно улучшить?
✍ Редактировать 💸 Спонсировать 🔔 Подписаться 📩 Переслать 💬 Обсудить
Позвать друзей
Вам также может быть интересно: